Людмила Перцевая.

Чудеса в решете. Сказки для детей школьного возраста



скачать книгу бесплатно

Задачка по физике

– Ну, все, Василий, мое терпение лопнуло, – суровым голосом сказала учительница, и глаза ее полыхнули недобрым огнем. – Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. А если задание не выполнишь, приведешь в школу родителей. Сразу обоих. Понял?

Васька кивнул, и тут же его словно невидимым мощным шлепком под зад вынесло из класса. Идти домой было опасно. Мать сразу по глазам догадается, что в школе у него – неприятности, а после этого неприятности будут и дома. И он поехал к бабушке.

Бабушка у Васьки была не простая. Нет, не Баба Яга, конечно, и не какая-нибудь добренькая волшебница, а что-то среднее. Ваське она не раз помогала, и ему иногда даже казалось, что она эти самые неприятности даже любила. Услышит про какую-нибудь каверзу и радостным голосом тут же откликнется: «И-и милок, это разве проблема, это одно удовольствие! Сейчас мы с тобой разок-другой через голову перекувыркнемся, киселька моего похлебаем, и все эти заковыки расщелкаем!»

Интересно, что она на этот раз скажет?

Бабушка выслушала Ваську с большим вниманием, у нее даже очки начали светиться от напряжения мысли. А потом она покачала головой и обняла Ваську за плечи.

– Ну, физичка, ну, училка, вот вымудрила задание, так вымудрила, это я тебе скажу такая штука, что с лету и не разберешься. Хотя может быть как раз – с лету… Давай-ка через голову раза три кувыркнемся, кисельку моего похлебаем и до чего-нибудь глядишь додумаемся.

После киселька бабка полезла на антресоли и достала старую книгу, завернутую в клеенку, и чудные кроссовки с загнутыми носами. С озабоченным видом она выбила из кроссовок пыль, чихнула, ловко в эту драную обувку впрыгнула и для проверки промчалась в них по стенам и по потолку. Васька только рот разинул, а бабушка опять уже стоит перед ним и протягивает ему волшебные кроссовки.

– Ну что, внучок, для разгадки твоей загадки книгу волшебную берешь или кроссовки-скороходы? Книга дает ответ теоретический и немедленный. Кроссовки же понесут тебя искать ответ по свету, и приключения будут долгими и опасными.

– Ой, баб, ну ты даешь, конечно, приключения, то есть кроссовки!

И не успела бабушка последнее напутствие сказать, как он впрыгнул в обувку, звенящим голосом произнес задание «Иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что!» – и вылетел за дверь!

Кроссовки мчали его со скоростью ветра, но ноги совсем не уставали. Васька даже успевал все вокруг себя замечать, зрение его будто обострилось. Вот улицы родного города остались позади, вот луга и леса замелькали, огромное озеро обдало прохладой, потянулась широченная река. Волга, что ли?…

День погас, и небо потемнело, а Ваську все несло через горы и долины. Пролетая через малую деревеньку с вечерними огнями, Васька неожиданно для себя подумал: «Люди, небось, ужинать сели, а я сегодня даже без обеда. Эх, вот бы картошечки жареной…»

И тут вдруг кроссовки сделали разворот и внесли его в избу на окраине деревни.

За столом и впрямь сидела семья – совершенно незнакомые люди.

Но они нисколько не удивились гостю. Дедок – видать, старший в доме – поманил Ваську пальцем:

– Айда, милок, за стол, у нас сегодня картошечка жареная с карасями. Будешь есть?

Васька от стеснения словно язык проглотил и только кивнул. Белоголовые ребята подвинулись, полная тетя подала Ваське миску, и дед щедрой рукой наложил гостю скворчащей картошки и красноперого карася.

Наелись, чаю с ватрушками напились, Ваську на полати спать положили. А дедок с печи негромко так спрашивает:

– Ну, парень, расскажи, ты от дела лытаешь, или какую истину пытаешь? Куда путь держишь?

Васька ему про задание физички как на духу и выложил. Старичок взволнованно засопел в темноте.

– Да, брат, это дело серьезное. Сдается мне, что надо тебе в Сибирь лететь, на могучую реку Енисей. Там, люди бают, и рождается это самое… Ну чего до сих пор понять никто не может, но всяк себе на службу поставить норовит. Невидимый, но могущественный слуга! Лети туда, в центр земли русской, может и тебе повезет, познакомишься с этим укрощенным богатырем.

– Дедушка, мне назад, что ли, возвращаться, ведь центр России – в Москве?

– Эва, сказанул, видать, плохая у тебя школа, парень. В Москве – столица, а самый центр как раз там, за Енисеем, в Эвенкии.

– Тише вы черти, спать мешаете, – раздался чей-то недовольный голос, – поцарапать вас, что ли, или на весь год забаюкать?

– Спим, спим, Мурлыка, не серчай, – дед перешел на шепот, – это наш Кот-Воркот, страсть не любит, когда в ночи покоя нет. Да ты дорогу то найдешь сам или тебе клубочек волшебный дать?

– Нет, дедушка, у меня свой навигатор, через спутник, – соврал Васька, и они оба затихли до утра.

Выспался Васька, позавтракал с добрыми людьми молоком-творогом, и понесли его кроссовки-скороходы дальше. Теперь– то Васька знал их секрет: они не только быстро несли его по свету, но еще и могли заворачивать туда, куда очень хотелось хозяину.

Долго ли коротко ли, только вдруг налетела туча снежная, облепила Ваську, как бабу снеговую, мало что не вздохнуть, еще и зуб на зуб не попадает. Спустился пониже, увидел лес, озеро, а возле него  – огромное стадо оленей. Еще чуть-чуть пролетел, костерок мелькнул. «Вот бы где согреться, да чем-нибудь подкрепиться!» – подумал Васька, а уж кроссовки его притормаживают, у костра опускаются. Видит Васька – чум, шкурами крытый, пацанята в меховых куртках бегают, оленевод с длинной трубкой у костра сидит. Ваське рукой машет, подходи, мол, грейся, диковинный гость, мы всякому рады. У костра от промокшего Васьки прямо пар повалил, а от чая и внутри сразу стало горячо.

– Я бы с тобой подольше покалякал, однако некогда мне, олени ушли, стадо надо искать, – посетовал оленевод.

– Да у озера ваши олени, я видел, вроде и бежать никуда дальше не собираются.

– Да ты что?! Вот радость-то, однако, спасибо тебе. За доброе дело у нас благодарить принято.  Одевай-ка, странник, ты больно легко снарядился в дальний путь, в Сибири об эту пору могут и морозы ударить.

Он накинул на Ваську меховую кухлянку, и это был самый лучший подарок за всю Васькину недолгую жизнь. Он поблагодарил оленевода и помчался дальше. Снег прошел, тучи разошлись, заблистала вдали широкой стальной лентой река. Приопустился Васька, всматривается в волны, и чудится ему, что это – перевитые мускулы, такая в них силища, такая мощь! Только она до поры – затаенная, не разбуженная. Не здесь ли разгадка?..

Летит Васька вдоль реки берегом, а силища эта только нарастает, вроде как даже гул над рекой слышится. Тут он заметил поперек реки баррикаду огромную, а сквозь нее Енисей рвется с грохотом, как сквозь гребень редкий.

И видится Ваське, что стоит над этой баррикадой вроде как бы сияние огненное. Спрашивает потрясенный Васька сам себя: «Да что же это такое, страшное оно или доброе?» а в ответ слышит громовое:

– И страшное, и доброе, и опасное, и полезное, и слугой я быть могу, и врагом неукротимым. Как подойдешь ко мне, с какими намерениями, вооружен ты знаниями или без ума суешься к силе страшной?

– Признаюсь тебе, богатырь невидимый, что безоружным пришел, но и намерения плохого против тебя нет, – смиренно ответил Васька.

– А это хорошо, что ты такой бесхитростный и честный, – грохочет ему в ответ могучий и невидимый Некто. – Но уж коли мало знаешь, рук к моему могуществу не протягивай, за провода без резиновых перчаток не берись, к турбинам не подходи. Смотри, как рождается чудо, как сила природы переходит на службу к человеку. Я побегу в твой город по проводам, а ты лети рядом. И увидишь, что я умею!

– Да что же ты можешь делать, если тебя даже увидеть нельзя? – удивился Васька. И в ответ раздался громовой хохот, словно камнепад в горах обрушился.

– Ночью темной осветить все в твоем городе, словно днем! Зимой лютой согреть твое жилище так, что будет тебе жарко! Принести в твой дом музыку и театр, чтобы тебе не было скучно! Раскалить печь – и зажарить целого барана, чтобы ты мог своих гостей накормить. А еще постирать, почистить дом…

– А-а! Я понял! Да ведь здесь на реке получается электричество! – завопил Васька. Потом опомнился и озадаченно спросил невидимого богатыря:

– А как же я физичке могу принести тебя? Ведь как задачу сформулировала: «Пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что». Как же принести?

– Ладно, так и быть, я тебе помогу. Лети сейчас домой, а в школу придешь, сунь руку  себе в карман, там я и буду, видимым и осязаемым. Отдашь учительнице, и она тебя простит.

Так все и произошло. Примчался Васька домой, умылся, переоделся, ранец подхватил. На вопли и крики родителей, («Где ты был?! Мы с папой так волновались! Мы с мамой уже и милицию на ноги подняли!») только одно ответил: «Я в школу опаздываю, пап, мам, я вам потом все расскажу».

Сидит Васька за партой, волнуется, руку к карману не подносит, уговор дороже денег! Но как только физичка вошла и на Ваську посмотрела, он тут же поднялся, вышел к доске и говорит:

– Лариса Петровна, я как вы велели, пошел туда, не знаю куда, и принес то, не знаю что…

При этих словах он сунул руку в карман и достал…. Маленькую пальчиковую батарейку. В классе раздался хохот. А Лариса Петровна улыбнулась и спросила:

– Ну, Василий, и что же это такое? Давай рассказывай.

И Васька рассказал, как в центре России бежит могучая река Енисей, как люди перегородили ее плотиной и забрали могучую силу природы себе на службу, как сила эта бежит по проводам и может ночь сделать белым днем, в стужу согреть дом, зажарить мясо и усладить слух музыкой.

– Только, Лариса Петровна, почему же «не знаю что»? Все знают, что это – электричество. И на этой батарейке могут работать часы, детская машинка, фонарик, – прямо как модель турбины, только принцип немного другой.

– Молодец, Вася, садись, пять. Я всегда говорила, что ты очень способный. Когда захочешь – все понимаешь


Волшебная кисточка

И надо же было такое выдумать: учительница по рисованию решила повести свой класс в Третьяковку в выходной день. Договорилась со знакомым сторожем, сделала звоночек директору и готово дело! Главное, говорит, чтобы общению детей с искусством никто не мешал, только тогда может контакт состояться. А Динке никакого контакта и не надо, она считает рисование вообще анахронизмом, ну если понятнее – пережитком прошлого. Почему люди раньше рисовали? Да не было у них такой техники, как у нее, Динки! И она тайком погладила в кармане маленький цифровой фотоаппаратик, с которым никогда не расставалась. Ей его подарил папа на день рождения и сказал: «Посмотрим, сможешь ли ты делать настоящие художественные снимки». А какие тут могут быть трудности? Смотришь на экран, нажимаешь кнопочку – и готово. Плохой кадр – стерла, хороший – показала подругам.

Дина так задумалась, что даже не заметила, как экскурсия во главе с учительницей, переходя из зала в зал, удалилась. Даже голоса Галины Алексеевны не слышно было. Но кто-то вроде бы окликал ее. Дина тряхнула головой, внимательно всмотрелась в полотно, напротив которого она сидела, и вздрогнула. Передвижник Перов поманил ее рукой и совершенно внятно спросил: «А мне ты можешь показать свой чудесный аппарат?» Девочка немного оробела, но не удержалась и похвасталась:

– Смотрите, мне не жалко, ни у кого в классе аппарата с такой памятью нет, можно тысячу снимков сделать!

– Ого, столько картин ни у кого из моих коллег нет, разве что у Ивана Айвазовского! И как же он действует, как цвета и краски подбирает?

– Да ничего не подбирает, просто реально фиксирует и все тут!

Динка продемонстрировала, как работаете фотик, показала результат. И обнаружила, что в зал на их разговор подтянулись еще несколько художников. Они по очереди брали чудесную штучку в руки, осматривали ее, щелкали кнопочкой. Илья Репин похвалил технику: «Для поиска натуры полезная вещица. Я ведь пока своих бурлаков писал, сколько деревень объездил, сколько бумаги и холста на этюды извел!» Но Иван Шишкин с сомнением покачал головой: «Если поиск на машинку переложить, потеряешь технику владения кистью…»

– Да зачем вам эта кисть вообще нужна, – разгорячилась Дина, – вы ведь не какие-нибудь сюрреалисты или абстракционисты, вы – реалисты, все, что видите – просто фиксируете. И тут моя техника полностью вас заменяет. Ну, извините, не вас, а вашу кисть. Вот поеду с родителями в круиз по Волге и наснимаю таких кадров, обзавидуетесь!

Тут художники все враз заулыбались, кто головой покрутил, кто руками всплеснул.

– Уж не думаешь ли ты, девочка, что наш коллега Иванов подсмотрел «Явление Христа народу» из окна кареты? А Карл Брюллов наблюдал «Последний день Помпеи» в подзорную трубу? – спросил ее Перов.

– Даже я свою «Тройку» (он махнул рукой на знаменитую картину, где трое изможденных ребятишек тащили на санях обледенелую бочку с водой) сочинял долго и трудно, подсмотрев в жизни какие-то намеки. Видел нищего мальчика с ведром, бедную девочку, просящую подаяние, – и родилась в голове идея защитить детство, показать всем людям, кто у нас самый угнетенный…

– Даже пейзажисты никогда не пишут с буквальной точностью свои полотна, – баском проговорил Шишкин, – какой-то куст убрать следует, каким-то облаком синеву неба оттенить…Да я даже объяснить не всегда могу, почему на одной картине у меня должны медведи быть, а на другой – ни зверя, ни человека, только сосны гудят как струны. А посмотри на лучшую картину Айвазовского «Черное море» – ни кораблей, ни пушечной пальбы, только катятся волны. Простор, сила! Или возьмем, к прмеру, березовую рощу. Ее писали Архип Куинджи, Исаак Левитан, и ваш покорный слуга, Шишкин Иван…Получилось три абсолютно разные произведения, разное настроение, разная философия!

– Ну, подчистить снимок, убрать облако или лишний куст можно в фотошопе, программа такая в компьютере у папы есть, – тихо сказала Дина. Но она уже начала понимать, что дело не только в наличии деталей или их отсутствии. И когда художники начали ей показывать свои выстраданные «подсочиненные» полотна, увлеченно рассказывать, как в угоду своей фантазии или идее они меняли даже лица портретируемых, по-своему их наряжали и долго подбирали краски, оттенки, она невольно увлеклась. Да это оказывается интереснейшая игра, напряженный труд, они не просто фиксируют жизнь, а создают ее! Тут с фотиком делать нечего, робот он и есть робот, творчество ему недоступно. Динка чуть не расплакалась. Ей никогда не овладеть этим искусством!..

Но тут Валентин Серов заметил, как помрачнело лицо девочки, и сразу понял, в чем дело.

– Э-э-э, коллеги, разве можно так с ребенком, всей мощью передвижнической мысли! Она же еще маленькая. Давайте лучше сделаем ей подарок…

Они сгрудились в кучку, немного пошептались и Иван Крамской, выступив вперед, протянул Дине маленькую кисточку.

– Вот, прими от нас подарок. Эта кисть волшебная. Чем больше ты будешь ею писать, тем увереннее и мастеровитее она будет становиться. К нашим годам придет к тебе и наше мастерство. Только не давай кисточке лениться, день простоя отбросит тебя на шаг назад. День работы продвинет вперед. Поняла?

А чего тут не понять? Дина так обрадовалась, что обеими руками схватила кисточку. Фотик, конечно, ей тоже пригодится, но с кисточкой у нее начнется новая чудесная жизнь с удивительными находками и открытиями! Теперь она не просто будет смотреть на все, что ее окружает, а выбирать черточки и детали, которые пригодятся ей для ее таинственного будущего полотна. Тут она заслышала шаги учительницы, которая вернулась за пропавшей ученицей, перемигнулась с автопортретом Перова, помахала рукой Репину и всем остальным очень живым полотнам и поспешила за экскурсией. Контакт с искусством состоялся!


А ты с кем дружишь?

Скандал произошел можно сказать на пустом месте, не из-за чего. Еще вчера Васька в упоении гонял новенький футбольный мяч по лугу и оврагам, лупил изо всей силы по воротам на поле, доставал его из лужи. Словом, не расставался с мячом весь день. Мама даже на отца стала ворчать, мол, зря он купил Ваське этот мяч, никакого у ребенка развития. Только взмок весь, почернел от солнца, вывозился. А утром Васька как проснулся, нашел мяч во дворе и удивился: вчера он был круглый, звонкий, щеки надутые аж лоснились. А сегодня лежит весь грязный, сморщенный, как старичок. Сдулся.

– Да тебя даже в руки брать противно, – тронул Васька мяч ногой.

А тот вдруг как взовьется, отпрыгнул в дальний угол двора, и оттуда, из крапивы, обиженно так кричит Ваське:

– А кто меня до такого состояния довел? Кто меня вчера весь день бутсами лупил, по лужам гонял, в стену вбивал? Посмотрел бы я на тебя, во что бы ты превратился, если тебя так колошматить! А твой дружок Сашка как на меня ногами взгромоздился и пытался балансировать? Да в нем наверное два пуда весу, тоже мне, «девочка на шаре»! Нет уж, я вам больше не слуга, увольте, играйте без меня.

– Да и пожалуйста, очень нужно, – разозлился Васька. – Я лучше пойду на компьютере поиграю. Футбол это вообще примитивное занятие, кому ты нужен.

Мяч горестно выдохнул и затих. У него даже сил не было возражать. А Васька пошел домой, включил Компьютер и погрузился в виртуальное царство.

Он натаскал себе игр из Интернета и осваивал одну за другой. Вообще-то они были похожи: везде погони, страшные роботы-трансформеры, убийства, несколько жизней в запасе у героя… Он хорошо поднаторел в компьютерных боях и сейчас метко стрелял, разил злодеев мечом и уверенно переходил с уровня на уровень. Вася так увлекся игрой, что даже не услышал, как мама звала его обедать. Из темных подземелий он переходил на верхние этажи, скакал по крышам – и опять у него все получалось великолепно.

В результате Васька получил на вооружение фантастическую базуку, и только прицелился, как Робот-трансформер остановился, оглянулся и громовым голосом прокричал: «Наш человек!»

В компьютере зазвучал торжественный марш, монитор засиял нестерпимо голубым светом и Робот-трансформер, за спиной которого выстроился отряд злодеев из всех игр сразу, продолжил свою речь:

– Послушай, парень! Ты прошел все испытания, шесть часов подряд ты гоняешь нас без устали, и доказал, что этот мир – ТВОЙ! Добро пожаловать в виртуальное пространство!

И Васька шагнул прямо в монитор, нисколько не удивившись, что его рамки не оказались для него малы. Он ощутил в руках тяжесть и приятный холодок оружия, надвинул боевой шлем поглубже и огляделся.

– Да, парни, жутковато тут у вас. Поди, за каждым углом всякой нечисти полно…

– А проверь, пройдись по нашим катакомбам, у тебя ведь высший уровень! – ехидным голосом предложил Робот-трансформер, а остальные ему подхихикнули. Васька тут поневоле вспомнил, что все они были его врагами. Это их он гонял по всем ущельям, скалам и пещерам, преследовал шесть часов подряд, пока они вдруг не позвали его сюда, в виртуальный мир. Теперь стоят, посмеиваются, и, похоже, никакой команды у него с ними не сложится.

– Ладно! Где наша не пропадала, пойду на разведку!

Он взял базуку поудобнее и двинулся по разбитой дороге. Пока сидишь перед экраном, ничего подобного не испытываешь. Дорога оказалась вязкой, тряской, какие-то колючие лианы хватали его за ноги. А за ближайшим перекрестком зловеще светились три красных глаза. «Господи, кто бы это мог быть? – лихорадочно пытался сообразить наш боец. – Вурдалак? Пират? Робот-инопланетянин? Хоть бы вспомнить, из какой игры эти ущелья, я бы знал, как себя вести!»

Словно подслушав его мысли, Робот-трансформер лживо-ласковым голосом протянул:

– Даже не надейся! Здесь теперь все перемешано. Все твои соперники объединились, и у тебя в запасе не три, не пять, а всего одна жизнь, твоя собственная, не игровая. Вперед, супергерой!

Васька рванул вперед. Он летел с фантастической скоростью, в кого-то стрелял, кого-то рубил, падал, кувыркался через голову, вскакивал и снова мчался. Жуткие пауки с металлическим звоном посыпались на него из свинцовой тучи. Спасаясь от них, наш супергерой нырнул в развернувшийся перед ним океан. Плавал-то он отлично! Но не успел Васька открыть в воде глаза, как увидел стремительно налетающего на него морского леопарда с хищно разинутой зубастой пастью. Это был конец.

– Ма-а-ма-а! – завопил Васька, но тут же захлебнулся, закашлялся и потерял сознание.

Как ни странно, но мама услышала его. Она вбежала в комнату и в ужасе замерла на пороге. Васьки нигде не было, только грозно мерцал экран компьютера. Мама кинулась к нему и увидела страшную картину: Васька как в невесомости бессильно повис в морской пучине, а к нему скользил гибкий огромный морской леопард.

Мама сделала единственно правильный ход: она нажала кнопку, возвращающую игру на ход назад и остановила действие. Теперь Васька завис в прыжке между жуткими пауками, преследующими его в воздухе, и леопардом, затаившимся в морской глубине.

Дрожащей рукой мама набрала номер папиного рабочего телефона и сказала:

– Срочно приезжай, у нас тут полный ужас, Васька попал в компьютер, – и положила трубку.

Папа примчался через пять минут. Когда ему надо, он летит на своей «Волге» над всеми пробками и светофорами прямо по воздуху, и ни один инспектор ГАИ его не смеет в такой ситуации остановить.

Он сразу сел к компьютеру, сосредоточился и пробежал пальцами по клавишам. Хотите – верьте, хотите – нет, но компьютер папу бесконечно уважает, безоговорочно слушается и даже побаивается. Папа беспрепятственно вошел в виртуальное пространство, раскидал всех громил и верзил по местам, буквально испепелил Робота одним взглядом. А потом очистил виртуальное пространство от вирусов – и компьютер сразу опомнился:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2