Людмила Миловацкая.

Без крыльев



скачать книгу бесплатно

– Терри, дружище, Джейн не сможет сегодня выйти на сцену, то есть никак. Если можешь, найди ей замену.

– Можешь не беспокоиться, кого-нибудь подберем. Но учти, если Речел почует неладное, она не даст спуску ни ей, ни тебе. Согласись, кому нужна звезда, если она в любой момент может подвести. Стабильная посредственность лучше ненадежного таланта.

Роберт молча кивнул головой трубке и некоторое время держал ее в руках, слушая частые гудки отбоя. «Господи! Что же делать?»

– Джейн, будь умницей, встань и умойся. Пойдем, я тебе помогу. – Девушка посмотрела на него преданными глазами, засуетилась. – Не спеши, обопрись на меня. Сейчас умойся, выпьем крепкого чая, – увещал Роберт.

На полдороге к ванной Джейн остановилась и обняла его:

– Как ты меня терпишь? Брось меня… Так я скорее сдохну… Мне не выкарабкаться…

– Прекрати молоть чепуху! Мы справимся. Приводи себя в порядок, и отправимся к Стиву, у него сегодня дежурство.

– Он сказал, что не примет меня в следующий раз, потому что не видит желания бросить эту заразу. А у меня есть, есть желание… Ты мне веришь?

– Ну, разумеется, иначе зачем бы я с тобой возился?!

Пока подруга пила чай, Роберт прокручивал в голове возможные варианты. Остановился на не раз проверенном – вызвать врача на дом.

В ответ на просьбу Роберта док коротко бросил:

– Приехать не могу, у меня куча посетителей, привози ее сам.

Не теряя больше времени, он подхватил Джейн под руку и направился к выходу. Та, перестав улыбаться и пускать пузыри, смотрела отрешенно и спокойно. «В таком виде она хотя бы дойдет до такси, благо, под боком стоянка».

Глава 4

Почти всю дорогу в такси Джейн проспала. Клиника, в которую они сейчас ехали, была дорогим, можно сказать, элитарным лечебным заведением.

Именно там они с Джейн и познакомились.

Роберта доставили сюда с места крушения военного корабля «Стремительный». Телесные травмы были не значительны, а со стороны психики – явная проблема. Чуть позже в отделение привезли еще одного моряка с таким же диагнозом – частичная потеря памяти.

Физическое здоровье пациентов быстро пошло на поправку, другое дело амнезия. Морячкам никак не удавалось вспомнить, кто они и откуда.

Свое имя Роберт вспомнил вдруг, благодаря Джейн. Врачи посчитали это хорошим признаком. В результате многочисленных тестов были установлены национальная и профессиональная принадлежности Роберта. Ему сказали, что он – американец и ученый, скорее всего технарь. Первое утверждалось со стопроцентной уверенностью, второе – «с наибольшей степенью вероятности». Время показало, что эти предположения оказались верны. Более того, его профессиональные навыки ничуть не пострадали. Знания в области теоретической физики оказались настолько глубокими и обширными, что удивили специалистов. Никто из них, тем не менее, не решился предложить Роберту работу.

– Что бы я без тебя делал, малышка? – поцеловал в лоб дремавшую на его плече девушку.

– Уже приехали? – открыла глаза Джейн.

– Почти.

Вопреки своим грозным предупреждениям, Стив принял их любезно.

Устроив Джейн в специально оборудованную палату, пригласил Роберта в свой кабинет.

– Выглядишь усталым. Много работы?

– Куда там! Спасибо Джейн, устроила охранником в свой курятник, я и этому рад.

– Быть охранником в театре – совсем не так уж плохо. Сейчас трудно найти работу…

– …и нормальным парням, а уж в моем положении… – с горькой усмешкой продолжил Роберт.

– А что же наш высокопоставленный друг? Не получал от него известий?

– Нет. Дважды приезжали люди из его аппарата и деятели из института Высоких Энергий. Просили заполнить какие-то анкеты, тесты. На днях из департамента пришло уведомление, что в ближайшее время сделают вызов в страну. Посмотрим, что из этого выйдет.

– Да, кто бы мог подумать, что славный военный морячок окажется такой важной персоной. Но как он нас всех провел! Так убедительно изображал потерю памяти. Даже Эд Берджин, наш ведущий психиатр, ему поверил. А что с твоей памятью?

Роберт молча покачал головой. Всякий раз, когда речь заходила о его прошлом, у него начинало болеть все внутри, даже зубы.

– Ну-ну… На самом деле это не так и важно. В Америке сейчас такие дела, что медицински освидетельствованная амнезия весьма удобная вещь. По правде говоря, многие из нас хотели бы вычеркнуть из своей памяти некоторые эпизоды жизни.

– А что с Джейн? Почему ей так плохо? Я точно знаю, что она начала принимать эту дрянь совсем недавно, и то, по указанию врача. Как он мог прописать такое обезболивающее? Это же чистой воды наркотик! А ведь травма ноги была не такой уж страшной!

– Джейн сама просила дока выписать что-нибудь посильнее, чтобы поскорее выйти на работу. Кто знал, что все так обернется… И что ей неймется! Красавица, талантливая танцовщица… Работает не в каком-нибудь вонючем кабаке, а в респектабельном мюзик-холле. Для скольких американок такое положение показалось бы завидным! Что она мечется, чего ей не хватает? – Взглянув на часы, Стив поднялся. – Ну ладно, пойду проведаю ее. Процедура несложная, но все-таки… А ты посмотри пока телевизор, выпей кофейку. – Достав из запертого ящика пузатую бутылку, подмигнул: – И немного спиртного! Я на дежурстве, а тебе не повредит!

Роберт налил в стакан немного бренди и откинулся на мягкую спинку кресла.

– Да, несколько минут отдыха мне точно не помешают.

«Высокопоставленным другом» Стив да и все здесь, в клинике, называли Александра, принца небольшого процветающего дальневосточного государства. А ведь всего два месяца назад его принимали за простого морячка. С ним было легко общаться, хотя, в результате травмы головы, тот не только потерял память, но и способность видеть.

Правда, врачи сразу сказали, что проблемы со зрением – явление временное, так же, впрочем, как и амнезия. Моряк сносно говорил по-английски. Они часто подолгу разговаривали, вместе читали прессу, слушали радио. Иногда к их компании присоединялась сиделка, симпатичная приветливая девушка, Джейн Смит. Роберту нравилось смотреть на ее лицо. Глаза, улыбка, жесты казались ужасно знакомыми. Однажды в разговоре он машинально назвал ее Маргарет. Тут же вспомнил: так зовут подругу его возлюбленной – Кейт, а он сам – Роберт Моллз, американец, ученый, ведущий сотрудник института Высоких Энергий.

Стив, вернувшись из процедурного кабинета, снова поставил чайник.

– Устал как собака! Работаю вдвое больше, чем раньше, а зарабатываю гроши.

– Как говорил наш Александр: «Не дай Бог жить во время перемен!»

– Скажи честно, ты знал, что он выдумал свою амнезию?

– Скорее, догадывался.

– И он ни словом не обмолвился о своем истинном положении?

– Нет.

– Странно, ведь вы были почти неразлучны! Как к вам ни придешь – сидите у его постели.

– Алексу, с повязкой на глазах, было трудно перемещаться по просторной палате.

– А что, Джейн поддерживает с ним связь?

– Нет, запретила даже упоминать о нем.

– Гордая девочка! А у них ведь что-то было! Точно говорю! Не зря она торчала у его постели целыми днями! С другой стороны, он ведь ее почти не видел!

– Зато ясно ощущал. Обычно Джейн подсаживалась на краешек постели Алекса, он брал ее пальцы в свои… Она рассказывала всякие пустяки, иногда пела – у нее чудесный, «серебристый», по определению Алекса, голосок.

– В вашей палате всегда было уютно. Даже свет в ней был каким-то особым.

– Это из-за портьер, их не раскрывали ни днем, ни ночью. Алексу был противопоказан яркий свет. Плюс всегда живые цветы и свежие фрукты на столе, плюс общество очаровательной девушки. Джейн удавалось создать атмосферу домашнего уюта.

– В таких условиях и я был бы не прочь поваляться в госпитале. Порой, каюсь, даже завидовал вам. В этом сумасшедшем мире, с его революциями, политическими играми, погоней за деньгами, только вы и выглядели настоящими, нормальными людьми. Все остальное казалось вымышленной, наведенной кем-то недобрым иллюзией.

– Да, нам было действительно очень хорошо. Джейн всегда приносила что-нибудь вкусное, иногда выпивку. Сама заваривала на английский манер чай. Рассказывала последние политические сплетни. Удивительно, насколько верны были ее комментарии происходящего. Практически все прогнозы Джейн в плане развития событий в стране сбываются со стопроцентной точностью.

– Почему же удивительно? Джейн – девушка неординарная. Девять против четырех – она тоже много чего скрывает, включая свое настоящее имя. Поверь, у меня нюх на такие дела. – Док залпом выпил остывший кофе. – Так ей не удалось попрощаться с Александром?

– Нет. Джейн пришла, как всегда, часам к двум, а за Алексом приехали с самого утра.

– Жаль! Впрочем, вряд ли ее допустили бы к Александру! Шухер в госпитале был еще тот!

– А вам, администрации госпиталя, сообщили, кто ваш пациент?

– Официально – нет. Но все эти военные шишки обращались к морячку с таким почтением. Тут уж и дураку ясно: наш больной – птица высокого полета. К тому же, согласись, трудно сохранить инкогнито, обладая яркой внешностью сохалинца. – Роберт промолчал. До недавних пор он и понятия не имел, что существует такое королевство. Америка, Россия, Япония, еще сотня стран – да. Королевство Соха – нет. Вероятно, память возвращалась к нему как-то очень уж избирательно.

– …Плюс специфический выговор, плюс просочившаяся в прессу информация о разбитом военном корабле с принцем на борту, – продолжал говорить Стив.

– Но ты-то, надеюсь, успел попрощаться с Александром?

– Да. Он сам зашел в мою палату и шепнул: «Поправляйся скорее! Как только улажу свои дела, вызову к себе! Жди!»

– Что ж, это уже кое-что. Говорят, королевское слово – дорого стоит!

– Он – всего лишь принц.

– Какая разница! Вот увидишь, он свое слово сдержит!.. А вот и наша красавица, – остановился док. Джейн была бледна, но вполне адекватна. – Смотри, я приготовил тебе целую пропасть лекарств. Обещай, что будешь умницей, принимай их вовремя. А про обезболивающее свое забудь! В нем давно нет нужды!

Глава 5

– Ну, наконец-то! Здравствуй, дорогая, – целовала подругу Дэзи. – Проходи скорее! Дай-ка посмотреть на тебя! Слушай, ну ты так похорошела! Помолодела, постройнела. Рассказывай – кто он?

– Ты одна?

– Софи в своей комнате занимается, а Элси недавно звонила, сказала, что немного задержится.

– Вот и хорошо. Мне надо кое-что сказать тебе. Надеялась посоветоваться с вами обеими, но с Филом, сама понимаешь.

– Что случилось? – недоуменно уставилась на нее подруга.

– Ты, главное, не волнуйся! – усмехнулась Кейт. – Присядем. – Дэзи послушно опустилась в кресло.

– Как, по-твоему, я похожа на сумасшедшую?

– Не больше, чем каждая из нас.

– Спасибо. Ты помнишь Роберта Моллза, я с ним встречалась года три назад?

– Еще бы! Ты чуть не выскочила за него замуж. Он ведь потом погиб?

– Нет. Робби считается без вести пропавшим. Так вот, с недавних пор я стала явно ощущать его присутствие. Да не пугайся ты так! Слушай!

– Да ничего я не испугалась. Просто ты ничего такого не говорила.

– Ты приготовила аперитив?

– А? Ну да, конечно!

– Вот и наливай – тебе легче будет слушать, а мне говорить.

Глядя в окно и помешивая лед в высоком стакане, Кейт начала свой рассказ.

– Впервые я его почувствовала, когда летела в самолете. Сидела себе, спокойно дремала, потом ощутила тепло с правой стороны, инстинктивно отодвинулась. Подумала: наверное, сосед заснул и нечаянно наклонился. Тут же вспомнила, что соседнее кресло свободно, и открыла глаза. Да, кресло было пустым, а ощущение тепла, как от рядом сидящего человека, осталось и даже усилилось. И тепло это было особенным, приятным. Так ощущаются только очень близкие люди. Почему-то я сразу подумала о Роберте.

– Естественно, ты ведь никогда о нем не забывала.

– Да, наверное. Но только с того дня моя жизнь изменилась. Робби снова вошел в мою жизнь так, как если бы он был жив и находился в длительной командировке. Я часто его вижу во сне и всегда разным: одежда, возраст, даже цвет волос меняется. Но я узнаю его в любом обличии. Чаще всего вижу его офицером морского флота.

– И это понятно. Он ведь погиб… Прости, исчез в океане. А ты? Ты бываешь с ним в этих снах, говоришь с ним?

– И да, и нет.

– Как это?

– В этих снах я – не совсем я. Понимаешь?

– Честно говоря, нет!

– Ну, я ощущаю себя как бы со стороны.

– Все равно, не очень понятно. Расскажи, для наглядности, хоть один сон.

– Ну, вот, к примеру, не раз повторяющийся, – прищурилась на свет настольной лампы Кейт. – Мы с Робби танцуем на костюмированном балу. Кругом полно людей, почти все они мне кажутся знакомыми… Точно не помню, но вроде и вы с Мэгги там были, тоже немного другие и сами по себе. Мы почти не говорим. И не потому, что не хочется или не о чем говорить. Просто все мы – отлично друг друга понимаем без слов. И музыка, и танцы какие-то особенные, наполненные смыслом, радостью… Мы все словно растворяемся в них и понимаем, доверяем, любим друг друга. Утром просыпаюсь от боли и судорог в ногах. Весь следующий день они гудят так, будто я действительно всю ночь танцевала.

– Подсознание дает сигнал о неладах в периферическом кровоснабжении! Надо сделать венографию! – сделала озабоченное лицо Дэзи.

– При чем тут периферические сосуды! Если где и есть нелады, так вот тут, – Кейт небрежно постучала себе по голове. – Понимаешь, я вижу картинки из обычной жизни Робби, и они так красочны, так ярки, что кажутся реальнее жизни. Иногда просыпаюсь и не вдруг понимаю, где сон, а где явь. Я всегда заранее знаю, когда он приснится. В такие вечера становится как-то по-особому тепло и уютно, а потом все тело охватывает легкая вибрация. Иногда это длится минуты, иногда – часы… Порой просыпаюсь от этого ночью. Те дни, когда я не испытываю этого ощущения, кажутся мне потерянными. Ценности сместились, эта новая тайная жизнь стала для меня главной.

– Понять это так, с ходу, нелегко, – осторожно высказалась Дэзи. Про себя же подумала: «Бедняжка! Она слишком долго держала в себе боль утраты жениха – это могло повлиять на психику самым неблагоприятным образом». Спросила без нажима:

– Может, стоит обратиться к специалисту?

– Ты имеешь в виду психиатра? Сама подумай, что он мне может посоветовать? Дать снотворное?

«Действительно, что ей может сказать незнакомый человек. Будет грузить бестолковыми тестами, надумает маниакально-депрессивный синдром, напишет какую-нибудь статейку»… – Дэзи чувствовала себя совершенно беспомощной.

– По крайней мере, ты могла бы поговорить со своим учителем.

– С бывшим учителем, – уточнила Кейт. – Ты ведь знаешь, я давно отошла от эзотерики.

– А что, если пойти в церковь?

– Это первое, что я сделала. Помнишь, полгода назад я отправилась в путешествие по Европе?

– Ну да, ты рассказывала – Греция, Италия…

– Я не рассказала тебе самого главного. Не могла, не хотела говорить о таких вещах по телефону. Так вот, это была паломническая поездка по монастырям. Накануне я увидела по телевизору сюжет, как монахи древнейшего греческого монастыря лечат одержимых.

– Кейт!

– Да-да! Не буду рассказывать подробности, это не для слабонервных. Но, имея какой-никакой медицинский опыт, могу засвидетельствовать: люди получали там реальную помощь. Отец Ювеналий сам отбирал нуждающихся в исцелении. Ну и взгляд у этого монаха! И сейчас мурашки по телу! Среди огромного количества страждущих – в тот день нас было человек тридцать – он отобрал двоих. Это были люди с явно расстроенный психикой. С остальными отец Ювеналий просто поговорил. Представляешь, всего несколько слов – и каждый из нас почувствовал огромное облегчение.

– А что он тебе сказал, если не секрет, конечно?

– Сразу сказал, что это не то, чего я опасаюсь.

– То есть?

– Ну, не одержимость… – сделала неопределенный жест рукой Кейт. – Посоветовал почаще ходить в церковь, больше быть на свежем воздухе и… завести мужа или постоянного друга.

– Мудро! Ни добавить, ни убавить. Главное, вреда точно никакого не будет! – осушив до дна свой стакан, Дэзи откинулась на спинку кресла, сложила руки на груди и уставилась в потолок. – Итак, что мы имеем? По заключению компетентного специалиста, ты – не одержима. Насколько я понимаю, именно это для тебя самое главное!

– Ты поняла меня правильно, – без улыбки подтвердила Кейт.

– Заниматься практикой и применять эзотерические знания ты не хочешь?

Подруга решительно тряхнула головой.

– В таком случае я как врач и как твоя подруга могу только повторить рекомендации монаха: свежий воздух и секс. Первого побольше, второго в умеренном количестве… Нет? Тогда не знаю! А ты-то что сама обо всем этом думаешь?

– Мне кажется… нет, я уверена, что Робби жив, но не имеет возможности связаться со мной.

– Трудно себе представить место, из которого нельзя прислать весточку, – выразила сомнение Дэзи. – Разве что на необитаемом острове?

– На самом деле возможны разные варианты.

– Например?

– Он находится в коме, а часть сохранившегося сознания устремлена к привычному и дорогому.

– Да, такое возможно. В научной литературе попадались такие материалы.

– А может, и другое…

– Кейт, не тяни! Говори все, что думаешь!

– Не могу отвязаться от мысли, что он находится в ином мире. Помнишь, я посещала лекции по астрофизике? Так вот, я попыталась взглянуть на происходящее с этой точки зрения. Подняла свои записи, прочитала еще кой-какую литературу. Основываясь на некоторых положениях квантовой физики, можно сказать, все выходит очень логично.

– Что именно ты имеешь в виду?

– Видишь ли, недавно я узнала некоторые подробности об обстоятельствах гибели яхты. В районе ее предположительного нахождения прошел сильный шторм. Но главное не это. Военные зафиксировали в том районе сильнейшие электромагнитные возмущения атмосферы неизвестного происхождения. Понимаешь?

– Феномен «Филадельфии»?

– Нечто в этом роде. По странному совпадению, Роберт и Виктор работали в области космических технологий именно в этом направлении. Мы мало об этом говорили. Но если собрать воедино то немногое, что Робби говорил о работе, можно предположить, что они работали над созданием антигравитационного двигателя. Насколько я понимаю, речь идет об использовании естественных электромагнитных полей земли и внеземного пространства. Вот я и подумала, что если пассажиры корабля попали в какую-нибудь электромагнитную ловушку или, как там ее, заварушку, их выбросило в иное измерение и…

– …И там есть такой же или похожий на наш Мир, – задумчиво продолжила Дэзи. – Альтернативная Реальность, как у Ричарда Баха?

– Да. И все последние события, ощущения – это соприкосновение с ней.

– То есть твои сны – проекция, отражение той Реальности в доступном тебе виде… – так же медленно, будто сама себе, проговорила Дэзи. Немного помолчав, взглянула на подругу ясными глазами. – Знаешь, а мне эта версия нравится! Я, конечно, не специалист и мало чего знаю. Но… Недавно мы с Софи по телевизору смотрели передачу для школьников.

– Эк ты меня! – невольно рассмеялась Кейт.

– Напрасно ты смеешься! Да, рассказ адаптирован для старшеклассников, но что толку от высокоумных слов и сложных терминов, если ты там ни черта не понимаешь! Я всегда считала: чем умнее человек, тем яснее он может высказать любое, даже самое сложное понятие.

– Согласна! Кто ясно мыслит, тот ясно излагает!

– Именно! Ну, так вот, в передаче принимали участие ведущие астрофизики со всего мира. Если бы ты слышала, что они говорили! Фантастика! Но главное, как они говорили – внятно, четко. Приводились данные научных экспериментов, убедительные факты наблюдений. Весь материал был так хорошо проиллюстрирован, что даже мы с Софи кое-что поняли о теории М-пространства. Ты наверняка это знаешь.

– Феномен одиннадцатого измерения? Теория имеет право на жизнь, как и десяток иных версий.

– Вот и прекрасно! А у тебя что, есть еще варианты в запасе? Ты знаешь, я не склонна фантазировать, но к аргументированному мнению известных ученых отношусь с уважением. По крайней мере, это лучше, чем какая-нибудь мистика! И не спорь!

– Я и не спорю! Согласна с тобой в общем и целом!

– То-то! Мы с Софи потом немного поговорили об этом. Я сейчас ее позову…

– Здравствуй, милая, – обняла девочку Кейт. – Какая же ты хорошенькая!

Очевидно, Дэзи успела по пути объяснить дочери суть проблемы. Вежливо улыбнувшись на комплимент, Софи начала без всякой подготовки:

– Согласно М-теории, наш трехмерный мир лишь один из многих в пакете таких же или более сложно устроенных миров, занимающих одно и то же пространство, но в разных измерениях. С одной стороны, мы близко, рукой подать. С другой стороны, чтобы попасть туда, используя современную космическую технику, понадобятся миллионы световых лет.

– Это ты все с одного раза запомнила? – удивилась Кейт.

– Нет, конечно. Но об этом давно известно – и фильмов столько снято! А мультиков еще больше! – укоризненно посмотрела на Кейт девочка.

– Прости, я тебя перебила…

– Представьте себе толстую книгу, – менторским тоном продолжила Софи. – Чтобы попасть с первой страницы, предположим, на трехсотую, надо долго листать ее, страницу за страницей. А можно проткнуть все листы одним движением и оказаться там, где надо! – Дэзи, кивая головой и поддакивая, с обожанием смотрела на дочку.

– У меня хорошая подборка статей на эту тему. Хотите посмотреть?

– И ты в них все понимаешь?

– Очень мало. Но наш преподаватель физики говорит, что надо читать научную литературу, даже если не слишком понимаешь смысл. Привыкаешь к новым терминам, а в голове все равно что-нибудь да отложится. Между прочим, он – настоящий ученый, а в школе работает для того, чтобы привить молодым людям интерес к научной работе. Я уже записалась к нему на факультативные занятия, мне хотелось бы стать астрофизиком. Ну, я пойду к себе?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6