Людмила Котлярова.

Жестокий мир мужчин



скачать книгу бесплатно

– Что случилось, Нона Викторовна? – бросился к ней на встречу Басов. Он взял ее за руку и усадил на стул.

– Можно воды? – попросила женщина.

– Вера, принеси воды! – крикнул Басов.

Вбежала Вера со стаканом воды на подносе. Барановская осушили его одним глотком.

– Нона Викторовна, – объясните нам, что вас привело в такое состояние? – попросил Герцев.

Барановская кивнула головой.

– Да, сейчас, только приду в себя. Не могу в это поверить.

– Да, рассказывайте, – нетерпеливо произнес Басов.

– Я с утра поехала в банк. Надо было оплатить срочно несколько платежек. Подаю документы, а в ответ слышу: на вашем счете денег нет.

– Как нет? – изумился Басов. – Куда же они делись?

– Именно этот вопрос я задала служащему банка.

– Что же он вам сказал.

– В пятницу вечером все деньги снял Константин Сергеевич.

– Но зачем? – воскликнул Дымов.

– Это надо у него спросить, когда мы его увидим, – ответила Барановская.

– Боюсь, что не скоро, – произнес Герцев. Он выглядел непривычно хмуро.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Дымов.

– Кажется, все события выстраиваются в одну цепочку. Помнишь, пару дней назад Константин Сергеевич настоял все деньги перевести на один счет. Я тогда возражал, считал, что это нецелесообразно. Но он сказал, что скоро предстоят большие платежи и так удобней.

– Да, помню ваш диспут.

– Теперь становится ясно, зачем ему понабился этот маневр.

– Уж не хочешь ли ты сказать…

– Хочу, Дым, хочу. Кажется, наш шеф драпанул со всеми нашими денежками. Я прав, Нона Викторовна?

Женщина испуганно посмотрела на него. Затем, подумав, кивнула головой.

– Вот мразь! – процедил Басов, сжимая кулаки. – У нас что-нибудь осталось на счетах, Нона Викторовна?

– Очень немного.

– Но может, он еще вернется? – не уверенно предположил Дымов.

– Жди! – насмешливо протянул Герцев. – Он все это давно готовил.

– Откуда тебе это известно?

– Теперь его многие поступки предстоят в другом свете. Помнишь, он пару месяцев назад вдруг заинтересовался недвижимостью в Испании.

– Значит, он укатил туда?

– Наивный ты, Дым. Наш дорогой Константин Сергеевич не такой дурак. Он нас тогда на ложный след наводил, чтобы мы сейчас бросились бы искать его в Испании. А на самом деле, он где-нибудь в прямо противоположном месте.

– Значит, нас кинули – констатировал Басов.

– Еще как! – воскликнул Герцев. По высшей категории.

– Ой! – вдруг воскликнула Вера. – Сейчас же придет к Константину Сергеевичу посетитель. Что я ему скажу?

– Правда и ничего кроме правды, Верочка, – усмехнулся Герцев. – Пусть все знают.

– Ты что с ума сошел? – крикнул Басов.

Герцев пожал плечами.

– Все равно это будет в самое ближайшее время всем известно. Такое не скроешь. Пойдем ребята, будем оплакивать свою судьбу.

3

Едва Кира переступила порог комнаты, как к ней бросился начальник Олег Серегин.

– Ты чего опаздываешь? – набросился он на нее.

Кира изумленно посмотрела на Серегина, всегда спокойный, выдержанный, интеллигентный, сейчас он не походил на самого себя.

Серегин был какой-то всколоченный, его руки нервно витали прямо перед носом девушки. И она даже отступила назад из опасения, что он заденет ими ее лицо.

– Я не опаздываю, посмотри на часы, – обиженно возразила Кира.

Но Серегин на часы смотреть не стал.

– Ты разве не знаешь, что произошло?

Кира отрицательно покачала головой.

– Я не следила за новостями.

– Ничего себе аналитик, который не отслеживает новости! – взмахнул руками начальник отдела и в самом деле едва не задел ее лицо. – Случилось самое худшее, что только могло случиться. Рухнул Первый кредитный банк. Весь рынок только об этом и говорит. Одна ты не в курсе. Ты понимаешь, чем это нам грозит?

– Понимаю, – спокойно ответила Кира и направилась к своему рабочему месту.

Серегин, как собачка за хозяином, последовал за ней.

Девушка включила компьютер и стала читать новости. Интернет напоминал растревоженный улей, на всех деловых сайтах обсуждалась эта новость.

– Ты понимаешь, что это значит? – спросил Серегин.

Кира кивнула головой. Мало того, что их компания недавно приобрела солидный пакет этого банка, очень многие их инвестиции так или иначе были связаны с его бизнесом. И если банк, в самом деле, обанкротится, их потери могут быть более чем чувствительными.

– С шефом чуть ли истерика не случилась, когда он узнал новость. Пришлось коньяком отпаивать. А представляешь, сколько сегодня к нам будет звонков.

– Представляю.

– Это все, что ты можешь сказать? – посмотрел на нее Серегин.

– Пока да.

– Кирочка, дорогая, ты же у нас умница. Придумай что-нибудь.

– Ты мне даже не даешь думать, а предлагаешь, чтобы я что-то придумала.

Раздался звонок.

– Ну, вот, началось. – Серегин взял трубку. Несколько секунд он слушал, затем снова подошел к Кире. – Звонил шеф, всех на совещание.

Выражение лица Кокарев а была точно таким же, как и у его подчиненного Серегина. Он явно был подавлен случившимся.

Все расселись в кабинете. Кокарев оторвал взгляд от монитора и посмотрел на собравшихся.

– То, что произошло, вы знаете. Но то, что может случиться с нашей компанией, если все пойдет так, как идет, даже страшно представить. Боюсь, мы не переживем этого дня. Убытки могут быть просто чудовищными. Кто-нибудь что-нибудь скажет?

К Кире вдруг пришла мысль, которая удивила ее. Она смотрела на этого обычно уверенного, сверхблагополучного мужчину, который выглядел сейчас разбитым и раздавленным, и думала о том, до чего же не стойкие все эти люди. А она-то думала, что они крепкие, знающие себе цену. Но стоит только подуть прохладному ветерку, как вся их уверенность разлетается как пыль. В таком случае чего же реально стоят они?

Так как никто не проронил ни слова, заговорил снова Кокарев.

– Я принял решение немедленно продать весь портфель, так или иначе связанный с этим банком. Пока еще есть возможность, получим хоть что-то. Хотя думаю, что к концу сессии котировки упадут до самых нижних отметок. – Он снова посмотрел на своих сотрудников. – Кто-нибудь хоть скажет слово? – раздраженно проговорил он.

– Ростислав Александрович, я бы не спешила продавать. Мы пока еще мало знаем и еще меньше понимаем, что происходит. Прежде чем принимать решение, надо проанализировать ситуацию. Мы же поддаемся панике.

Кокарев пристально взглянул на Киру.

– И что же ты предлагаешь?

– Подождать с продажей.

– И как долго?

– Пока не будем уверенны, что она оправдана.

– А когда будем уверенны в этом, не боишься, что продавать бумаги будет уже некому? Никто эти фантики не купит.

Кира слегка пожала плечами.

– Всегда существуют риски.

– Ты меня не убедила.

– Я постоянно отслеживаю все, что касается этого банка. У него вполне сносный кредитный портфель.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Только то, что мне все кажется это странным.

Кокарев погрузился в раздумья.

– Я тебе могу дать час, от силы два часа. Если не представишь убедительных доводов, будем продавать бумаги. Совещание, господа закончено.

4

Кира вернулась в отдел. Еще в кабинете шефа у нее мелькнула одна мысль, и теперь она хотела ее проверить. К ней снова подлетел Серегин.

– Весь мир смотрит сейчас на тебя, – сказал он.

– Знала бы, лучше бы оделась, – ответила Кира.

Начальник отдела восхищенно посмотрел на нее.

– И ты еще в такой ситуации шутишь.

– А что нам еще остается. А теперь я буду смотреть и думать.

– Все, все, не буду тебе больше мешать.

Серегин, в самом деле, отошел от нее и занял свое привычное место. А ведь он тоже аналитик, к тому же начальник отдела. Но почему-то даже не хочет как следует вникнуть в ситуацию. Ну да ладно, это не ее дело. А ее дело выдать нужный результат и спасти компанию.

Через два часа Кира почувствовала, что от огромного количества прочитанных ею текстов, у нее началась резь в глазах. Но, кажется, она сумела понять, в чем смысл происходящего. По крайней мере, у нее сложилась определенная версия.

К ней снова подошел Серегин.

– Только что звонил шеф. Спрашивал, как дела? Отведенное тебе время кончилось.

– Я готова, – спокойно произнесла Кира.

– Это правда? – обрадовался Серегин.

– Ты помнишь, чтобы я врала?

– Нет, ты единственный мне знакомый человек, который никогда не врет. Как ты будешь мужу изменять?

– У меня будет муж, которому не захочется изменять.

– Полагаешь, такие еще есть? Ладно, идем до шефа.

Когда они вошли в кабинет, Кокарев даже не повернул в их сторону голову, его глаза не отрывались от монитора.

– Положение ухудшается с каждым часом, акции банка и другие бумаги потеряли уже три процента. И это только начало.

– Я тоже так думаю, – согласилась Кира.

– Так чего мы тратим напрасно время. Мы и так уже потеряли много бабок. Надо продавать.

– Не думаю.

Кокарев оторвался от монитора и изумлено уставился на девушку.

– А что же думаешь?

– Надо покупать бумаги.

– Ты сошла с ума! Хочешь нас разорить.

Кира села на стул.

– Я все проанализировала. Несколько месяцев назад у банка появился новый мажоритарный акционер, некто Николай Егорьев.

Кокарев наморщил лоб.

– Да, что-то такое припоминаю. Что из этого?

– Я долго пыталась вспомнить, с чем ассоциируется у меня эта фамилия.

– И как?

– Перерыла весь Интернет. И нашла.

– Да не томи душу, говори!

– Несколько лет назад этот Егорьев также приобрел большой пакет акций в одной металлургической компании. А через несколько месяцев они резко упали.

– Ты видишь тут связь?

– Я снова просмотрела все данные по банку, причин для столь резкого падения у него нет. Просрочка по кредитам вполне в норме, есть ликвидные залоги, все нормативы Центрального Банка выполняются.

– Тогда в чем же дело? Акции-то летят вниз.

– Летят, – подтвердила Кира. И еще будут лететь. Я предполагаю, что это было сделано преднамеренно.

– С какой целью?

– Этот Егорьев, как и в первом случае с металлургической компанией сознательно роняет акции банка, чтобы их скупить по дешевке. И тем самым стать по сути дела его единоличным владельцем. Тогда он поступил точно также, а затем выгодно продал свои заводы. И сейчас он поступает по той же схеме.

– Но ведь это какой удар по репутации банка.

– Да, удар, но Егорьев считает это вполне приемлемая плата за возможность скупить акции по дешевке. А потом он может начать мощную пиар-кампанию, чтобы убедить всех, что с банком все в порядке. Когда он ронял акции металлургической компании, он действовал именно таким образом.

Кира извлекла из папки несколько листочков.

– Я распечатала для вас, Ростислав Александрович, несколько заметок, которые я выудила из Интернета.

Кокарев стал внимательно читать.

– Если ты права, Кира, то ты просто гений, – произнес он. – Значит, предлагаешь покупать.

– Предлагаю. Но не сейчас. Пусть они еще упадут в цене.

– Как все иногда бывает просто. Вот только догадаться об этом сложно. Ладно, согласен, будем пока выжидать. А потом начнем скупать бумаги.

Вместе с Серегиным они вышли из кабинета.

– Кира, ну ты молодец! – Начальник отдела не скрывал восхищения.

– Я тоже так думаю, – улыбнулась Кира. – Но нужно посмотреть, как будут развиваться события.

Странно, хотя она и чувствует себя победителем, но почему-то при этом не может избавиться от горького осадка, вдруг пришло ей в голову.

5

Басов, Герцев и Дымов снова собрались в офисе на следующий день. У каждого еще теплилась надежда на то, что это какое-то недоразумение, что все изменится. Снова, как обычно, появится их шеф, со своей спокойной уверенной улыбкой, к которому они до самого последнего времени питали безраздельное доверие. Он объяснит им, что случилось, что возникли какие-то непредвиденные обстоятельства. Но он их урегулировал и сейчас все хорошо. И они все вместе, дружно, в едином порыве, как это было до сих пор, продолжат работать.

Но в офисе по сравнению со вчерашним днем ничего не изменилось. Разве стало еще тоскливей и грустней. По-прежнему на своем месте сидела Вера и раздраженно отвечала на телефонные звонки. Все хотели знать, где Ефремов и когда он появится. Она посмотрела на вошедших в приемную мужчин.

– Что делать? Я не знаю, что говорить. Всех интересует, когда он появится. Я уже больше не могу нести всякую чушь. Басов подошел к телефону и решительно вырвал провод из розетки.

– Ты что делаешь? – воскликнула Вера.

– Баста. Контора больше не фурычит. Иди-ка домой.

– А кто мне заплатит за работу? Константин Сергеевич, обещал повышение.

– Нет проблем, – усмехнулся Басов, – остается только найти Константина Сергеевича, приставить к его виску пистолет и потребовать денег. У него их много.

– Вы смеетесь, а мне не до шуток. – В голосе девушки зазвенели слезы. – На что я буду жить, я под эти деньги в долги влезла.

– Мы что-нибудь придумаем, как тебе помочь, – пообещал Дымов.

– Он у нас добрый самаритянин, – снова усмехнулся Басов. – Продаст последние штаны и поможет тебе. Ладно, не отчаивайся, в самом деле, что-нибудь найдем. Нона Викторовна подводит баланс того, что осталось. Что-нибудь перепадет и тебе. А вообще, прямо сейчас начинай искать работу. Тут ее больше нет. Ни для кого. Пойдемте, хлопцы.

Они снова оказались в своей комнате. Каждый занял свое рабочее место. Только теперь эти места были уже не рабочие.

– Предлагаю торжественно открыть заседание обманутых партнеров, – произнес Басов. – Какие будут предложения?

– А как будет выглядеть торжественная церемония? – поинтересовался Дымов.

– У меня с последнего сабантуя осталось немного коньяка. Предлагаю выпить. Почтим память наших надежд на обеспеченную старость.

– Наливай, – произнес Герцев.

Басов достал из стола бутылку, разлил коньяк по рюмкам.

– На поминках не чокаются, – предупредил он.

Они молча выпили. И тут их словно прорвало. Первым взорвался Герцев. Несколько минут из его рта вылетал сплошной мат. Басов и Дымов не без изумления смотрели на него, до сего момента они и не представляли, до какой степени их товарищ является виртуозом этого дела. И лишь выплеснув накопившуюся злость, Вениамин перешел на нормальный язык.

– Я всегда считал, что мы напрасно ему так безраздельно доверяем. Вообще, никому нельзя доверять. Все воры и проходимцы. А это все ты, – накинулся он на Дымова. – Кто говорил нам, что это честный человек. А теперь понятно, зачем мы ему понадобились, он нами прикрывался. А мы, дураки, хорошо на него поработали, сколько бабок для него заработали. А я, дурак, взял ипотечный кредит. У Верки долги, поди сто рублей, а у меня несколько десятков тысяч. Да не рублей, а долларов, черт бы их побрал. Как теперь выкручиваться? Я бы нашего шефа самолично кастрировал.

– Ты кончил? – спросил Басов.

Герцев пожал плечами.

– Мы все тут кончились. Пора читать отходную. Ребята, а если нам совершить коллективное самоубийство? Как самураи в Японии.

– Хватит нести чушь, – сердито проговорил Басов. – Лучше глотни еще коньяка.

Герцев взял бутылку.

– Здесь только на одного.

– Пей. Тебе надо прочистить мозги.

Герцев пожал плечами и выпил прямо из бутылки.

– Предлагаю прекратить дальнейшие разговоры про то, как нас обокрали и каким мерзавцем оказался шеф. Все это и так ясно, – решительно произнес Басов.

– Очень уж хочется ему запустить этой бутылкой в башку, – произнес Герцев.

– Запусти, – предложил Басов.

– А где башка? Она сейчас далеко. Где-нибудь на пляже греется.

– А для чего тебе игра воображения. Представь, что перед тобой Ефремов. Ну, как?

Герцев запустил бутылку в стену. Она отлетела от нее и разлетелась на осколки.

– Давайте-ка покумекаем, что нам делать дальше? – предложил Басов. – Идею о коллективном самоубийстве я пока отвергаю. Оставим ее про запас.

Все внезапно замолчали. И молчали довольно долго. Внезапно со своего места вскочил Герцев. Его большие черные глаза блестели непривычно ярко.

– Вот, что я предлагаю, отныне плевать на все сантименты. Или мы с вами не получили хороший урок?

– Урок хороший, вот только какие выводы? – задумчиво произнес Басов.

– А выводы самые простые. Мы зачем сюда пришли? Чтобы разбогатеть? Хотели это сделать честным путем. Не получилось. Так? – Он по очереди посмотрел на Басова и Дымова.

– Так, – подтвердил Басов.

– А раз не получилось честным, значит, надо идти другим путем. И нам его только что указали. Я хочу быть богатым, это моя цель жизни. А каким образом, мне на это глубоко наплевать. Вы знаете таких, кто достиг богатства честным образом? Если знаете, готов на свои средства установить ему памятник.

– Что же ты предлагаешь, Веник? – спросил Дымов.

– Добиться нашей цели любым путем. Предлагаю по сто миллионов долларов на брата. А затем, если пожелаем, можем разбежаться. И пока этого не достигнем, не остановимся.

– Уж не клятву ли ты предлагаешь нам принять? – засмеялся Басов.

– А хоть бы и клятву. На святое дело идем.

– Ты бы выбирал слова, – поморщился Дымов.

– Хочешь сохранить девственность? – бросил на него презрительный взгляд Герцев.

– Ничего я не хочу, – буркнул Дымов.

– Тогда мы снова все вместе? – оглядел товарищей Герцев.

– Я с тобой, – сказал Басов. – И гори оно все пропадом. Мне нравится идея заработать сто лимонов.

– А ты? – обратился Герцев к Дымову.

Несколько секунд он молчал.

– Я с вами, – сказал он.

– Только одно условие, – проговорил Басов. Герцев и Дымов, как по команде, одновременно посмотрели на него. – Друг друга не обманывать. Иначе проиграем.

– Согласен, – произнес Дымов.

– Согласен, – произнес Герцев.

6

Герцев припарковал машину у обочины и стал ждать. Сегодня они снова договорились встретиться с Аллой. Первая их встреча в ресторане прошла, как он и рассчитывал. Девушка оказалась весьма сговорчивой и, если бы Герцеву не позвонила жена и не попросила его поскорее возвратиться домой, то тот вечер они с Аллой, скорее всего, провели бы в объятиях друг друга. Герцев извинился и назначил блондинке новое свидание. Судя по тому, с каким жаром она приняла его приглашение, он сделал вывод, что произвел на девушку сильное впечатление.

Герцев посмотрел на часы. Алла опаздывала. Прошло уже полчаса, как они договорились встретиться, а ее все не было. Герцев от нечего делать глазел на проходящих мимо девушек.

Еще каких-то две недели назад это занятие у него не вызвало бы ничего кроме скуки. Но сейчас – иное дело. Весна потихоньку вступала в свои права. С каждым днем становилось все теплее и женская половина населения, как барометр реагировала на изменения в погоде. Как будто по мановению волшебной палочки, улицы города заполнились девушками, одетыми ярко и вызывающе соблазнительно. При виде такого зрелища у Герцева только что слюни не текли. Он решил, что не будет теряться, если через десять минут Алла не появится, то, пожалуй, он познакомиться с какой-нибудь из проходящих мимо красоток. Не везти же цветы, которые он приготовил для Аллы, домой. Это вызовет у жены ненужные вопросы. Он ей дарил цветы только два раза в год – на день рождения и восьмого марта. А сейчас начало апреля. Она определенно не поймет этого жеста. Еще заподозрит его в чем-нибудь, подумал Герцев.

Размышления Герцева прервал требовательный и короткий стук в окно машины. Вениамин повернул голову. На тротуаре стояла Алла. Внешний вид девушки поверг его в легкий шок. Это была совсем другая Алла. Не та, с которой он познакомился в метро: в джинсах и куртке и даже не та, которая была с ним в ресторане в откровенном вечернем платье. Сейчас на девушке была скорее не одежда, а намек на нее. Длинные сапоги – чулки на высоченной шпильке обтягивали ноги, как вторая кожа. Сидящая низко на бедрах ультракороткая юбка больше смахивала на широкий пояс, нежели на данный вид женской одежды, и открывала взгляду голый пупок. На плечах у Аллы болталась расстегнутая короткая курточка, из-под которой выглядывал топ с таким низким вырезом, что казалось, из него вот-вот вывалится грудь.

Герцев перевел взгляд на лицо девушки. Хищные, нарисованные на пол лица стрелки, кроваво-красный рот, рассыпанные небрежными прядями по плечам волосы делали Аллу похожей на одну из многочисленных топ-моделей, украшающих обложки модных глянцевых журналов, броская и отретушированная красота которых тут же забывается, как только закрываешь последнюю страницу журнала.

Герцев схватил цветы и устремился навстречу девушке. Она небрежно взяла букет, едва взглянув на него, и подставила щеку для поцелуя. Чмокнув девушку, Герцев галантно распахнул перед ней дверцу машины.

Алла удобно устроилась на переднем сиденье, картинно закинув ногу на ногу. И без того коротенькая юбочка задралась еще выше, обнажив взгляду стройные неимоверной длины ноги, обтянутые тонкими чулками в сеточку.

Ноги у нее, что надо, с удовлетворением отметил Герцев и повернул ключ в замке зажигания.

– Я думал, что ты уже не придешь. – Герцев вкрадчиво погладил девушку по коленке. Алла смотрела на дорогу и, казалось, не замечала, где пребывает рука Герцева.

– Извини, я так увлеклась, что не заметила, как время прошло.

– Надеюсь, ты увлеклась не мужчиной, – спросил Герцев.

Алла расхохоталась.

– Какие могут быть мужчины, когда женщина вкалывает, как папа Карло. А время мужчин наступает вечером. – Алла сунула Герцеву под нос руку с часами и постучала тонким наманикюренным пальчиком по круглому крупному циферблату.

– Самое время, – усмехнулся Герцев, – Кстати, интересно знать, где такие красотки вкалывают, да еще, как папа Карло.

– В клипе снимаюсь, скоро увидишь меня по телеку, – небрежно бросила Алла.

– В клипе? Ты что там на подтанцовке?

– За кого ты меня принимаешь? – Алла обиженно надула губки, – я пою.

– Не может быть! – не поверил ее словам Герцев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5