Людмила Котлярова.

Жестокий мир мужчин



скачать книгу бесплатно

Отчим тут же вскочил на ноги и бросился на парня. Но Гоша повторил удар, и мужчина снова оказался на полу. Он смотрел изумленно на него, явно еще не до конца веря в то, что только что случилось.

– Еще раз поднимешь на меня или на брата руку, убью, – процедил Гоша и с видом победителя вышел из комнаты.

Больше отчим руку на пасынков не поднимал. А через полгода вообще развелся с матерью и навсегда исчез. Как туман, который был, но испарился без следа. А Гоша вдруг почувствовал уверенность в своих силах, он вдруг понял, что отыскал в жизни некий алгоритм, с помощью которого может одерживать победы.

На следующий год он отбил Наташку у Лешки. И она стала его первой женщиной, тело которой он познал. Но к тому времени она перестала его волновать. Он это сделал для того, чтобы доказать себе и другим свои возможности, что для него нет ничего непреодолимого. Вскоре он ее бросил и больше не интересовался ею никогда.

4

За неделю Дымов сильно устал. И сейчас хотел только покоя, забраться в такое место, где его никто не достанет до понедельника, где он может хотя бы немного побыть наедине с самим собой. А значит и самим собой.

Именно трудность быть самим собой мучила его с отроческих лет, навивала ощущение своей неполноценности. Сколько себя помнил, он всегда подчинялся сильному, хотя много раз давал себе обещание, что больше этого не допустит. Но неизвестно откуда появлялся новый человек – и покорял его своей воли.

Вот поэтому он и решил однажды построить для себя убежище, о котором не будет знать никто. На участке в шесть соток в забытом богом месте, куда не вела даже нормальная дорога, он воздвиг небольшой, но уютненький домик. И приезжал сюда, как только появлялась такая счастливая возможность.

Как ни странно, но эти мысли пришли к нему очень давно. Тот день он запомнил очень хорошо. Так хорошо, что не забудет его и через много лет. Их двор славился на всю округу тем, что там жили самые отчаянные парни. Про таких говорили, что по ним плачет милиция. Но она вовсе не плакала, а забирала периодически некоторых из них с собой. И не все всегда возвращала обратно.

Верховодил их кампанией парень по прозвищу Ледька. Откуда оно возникло, Игорь не знал, да и особенно не интересовался. Этот Ледька недавно вышел из колонии для малолетних преступников, а потому чувствовал себя местным королем. Он сколотил из ребят что-то вроде группы, которые занимались весьма сомнительными делами: мелким воровством, задирала мальчишек из соседних дворов, пили, курили, допоздна околачивались в подъездах, голося блатные песни и ругаясь с возмущенными жильцами.

Игорь попал в эту кампанию не потому, что хотел, а потому что его заставил Ледька. Однажды он его встретил, когда тот возвращался из школы. Вместе с ним было еще несколько ребят.

Они завели его в укромный уголок и предъявили настоящий ультиматум: либо он присоединяется к ним, либо они ему не дадут житья. Игорь, с ненавистью смотря на них, обещал, что будет отныне в их кампании.

Ему не хотелось ни пить, ни курить, но теперь он был вынужден делать и то и другое.

Родители видели, что с их мальчиком происходит что-то неладное, но ничего не могли предпринять, так как на всех их расспросы он отвечал угрюмым молчанием.

В их дворе жил еще один парень – Вовка Селезнев, ровесник Игоря. Они учились в одной школе, но в параллельных классах. И может по этой, а может и по другой причине, практически не дружили. В отличие от Игоря этот Вовка не желал подчиняться Ледьке и обходил их кампанию стороной.

Такая непокорность жутко злила местного атамана. Когда в очередной раз он получил со стороны Селезнева отпор, то решил его проучить.

Недалеко от дома располагалась заброшенная стройка, через которую, чтобы сократить путь, иногда ходили местные жители. Там-то его и подстерегли.

Вся кампания окружила одного паренька. Вперед выступил предводитель.

– Ты почему с нами не дружишь? – спросил Ледька. – Мы к тебе со всей душой, а ты от нас нос воротишь.

– Что хочу, то и делаю, – ответил Селезнев. Не было заметно, что он был сильно испуган.

– У нас так не принято, – возразил Ледька. – Мы тут все, как одна дружная семья. Один ты выбиваешься.

– Хочу и выбиваюсь, – стоял Селезнев на своем.

– Вот значит как. Ничего, это мы быстро поправим.

Ледька был не только старше всех, но и выше и сильней. Селезнев же был невысоким и щуплым. Их поединок продолжался буквально секунды. Селезнев лежал на земле, из носа текла кровь.

– А теперь каждый по пять раз ударит его каблуком в лицо, – провозгласил свой вердикт Ледька. Никто не осмелился возразить.

Игорь был восхищен смелостью Вовки, и душой был на его стороне. И уж тем более бить его не хотел. С гораздо большим удовольствием он бы ударил по мерзкой морде Ледьки. Но он хорошо представлял, что за этим последует.

Лицо Селезнева уже напоминала сплошную кровавую маску. Дошла очередь и до Игоря.

– Ну, давай, бей, – лениво обратился к нему Ледька.

– Я не буду, – отказался Игорь.

– Как не будешь? – изумился атаман.

– С него и так достаточно.

– Я тут решаю, кому достаточно. Бей!

Игорь замотал головой.

В зеленых, как у рыси, глазах Ледьки зажглись зловещие огоньки.

– Последний раз говорю.

Игорь снова отрицательно мотнул головой. Кулак атамана полетел ему прямо в глаз. Игорь упал. Ледька склонился над ним.

– Будешь бить или пойдешь по кругу?

Игорь хорошо понимал, что это означает.

– Я буду.

Под напряженными взглядами всех собравшихся, он встал и направился к по-прежнему лежащему Селезневу. И несколько раз пнул его ногой.

– Молодец, – довольно произнес Ледька. – А теперь бежим.

Именно в тот вечер у Дымова впервые родилась мысль об убежище, где кроме него больше никого нет.

Асфальтовая дорога кончилась, и джип затрясся на ухабах. А еще через полчаса Дымов прибыл на свой участок. Вокруг не было ни души.

5

Кира вышла из офиса и направилась к видавшей виды девятке, припаркованной на стоянке, принадлежащей их фирме. Стоял серый промозглый денек. Один из тех дней, которыми так щедро одаривает людей ранняя весна. Кира плотнее запахнула пальто и направилась к машине. Ее старенькая, но вымытая до блеска машина, ждала свою хозяйку, устроившись в тесном ряду других автомобилей. Это были сплошь иномарки, но Кира пока не могла себе позволить такую модель. Прошло всего три года с тех пор, как она стала работать и обеспечивать себя самостоятельно. Довольно приличная часть ее заработка уходила на оплату квартиры. Кира была не москвичка, и жилье приходилось снимать. Поэтому о новом средстве передвижении приходилось только мечтать.

Кира вырулила на шоссе и органично вписалась в автомобильный поток. Предстоящие полтора часа ей предстояло провести в своей машине. Сначала Кира очень расстраивалась, что так бездарно тратит время, подолгу выстаивая в пробках. Но так продолжалось недолго, и поскольку Кира ценила каждую секунду своего драгоценного времени на вес золота, то быстро нашла применение этим вынужденным минутам бездействия. Кира приспособилась использовать его для расширенного изучения английского языка.

Но сегодня она изменила своей ежедневной привычке. Сказывался конец рабочей недели, которая протекала довольно напряженно. Кира устала и решила дать себе небольшую слабинку. Никакого английского! Сегодня пятница, лучше подумать о том, как с пользой для души и тела провести выходные. Но в голову ничего путного ни шло. Крутились какие-то обрывки неясных мыслей, пустых разговоров… Кира тряхнула головой, чтобы сбросить с себя это наваждение, и стала думать о матери.

Надо обязательно позвонить ей завтра, – пришла обеспокоенная мыль. Что-то давно они не созванивались. Как она там?

Кира с грустью думала о том, что мать, самый дорогой и близкий ей человек, находится так далеко от нее. Вспомнила, с какой неохотой она отпускала дочь в далекую и чужую Москву, куда Кира собралась ехать учиться после окончания школы. Но как бы не грустно было ей отрывать своего ребенка от сердца, мать все же понимала, что ее девочки – умнице и золотой медалистке, лучше продолжить свое образование в столице, нежели остаться в их маленьком провинциальном городке с населением чуть более сто тысяч человек. Кира знала, что мать лелеяла надежду на то, что она выучится и снова вернется в родные места. Возможно, Кира бы так и поступила. Но после блестящего окончания московской финансовой академии с красным дипломом, ей, как одной из лучших студенток вуза сразу же предложили работу в престижной инвестиционной компании. Кира не нашла сил, чтобы отказаться от столь лестного предложения и решила остаться в столице.

С тех пор прошло уже более трех лет. А Кира так ни разу не побывала дома. Мать, наверное, постарела. У Киры сжалось сердце. Ведь у нее, кроме Киры, никого нет. Отец давно ушел после той тяжелой болезни, которая буквально свалила с ног здорового и полного сил мужчину. Кира навсегда запомнила тот год, когда она услышала об его страшном диагнозе.

Рак желудка развивался стремительно. Отец сгорел за девять месяцев. И все это время их семья жила в тревожном ожидании надвигающейся беды. Больному требовались импортные дорогие лекарства, которые их семье были не по карману. Но мать, выбиваясь из последних сил, умудрялась все же как-то заработать эти деньги.

Однажды она позвала Киру и дала ей деньги.

– Сходишь в аптеку и купишь лекарство, там, на бумаге написано какое. – Мать протянула ей кошелек и записку с названием препарата.

Когда Кира пересчитала купюры, она ахнула, там была почти месячная зарплата матери. Впервые в жизни она держала такую сумму в руках. Ей было страшно, выходить с этими деньгами на улицу. Но мать плохо себя чувствовала и настояла, чтобы пошла Кира.

Когда Кира дошла до аптеки и сунула руку в сумку, чтобы достать деньги, то их там не оказалось. Кира похолодела от ужаса. Она потеряла деньги! Что она скажет матери! А отец? Ведь ему жизненно необходимы эти лекарства. Кира расплакалась от отчаяния и бессилия.

Она долго ходила по улицам города, боясь возвращаться домой. Порог своего дома Кира переступила, когда на город опустились густые сумерки. Не смея поднять глаза на мать, она призналась ей, что потеряла деньги. К ее удивлению мать нисколько не огорчилась, услышав от Киры страшную весть.

– Глупенькая, где ж ты ходила все это время? – только и спросила она дочь.

– Я боялась идти домой, – едва шевеля губами, прошептала Кира.

– Мир не без добрых людей. Нашли наши деньги и принесли. Вот, – мать кивнула головой в сторону стола.

Кира изумленно уставилась на стол и ничего не могла понять. На столе лежал тот самый кошелек, который она днем потеряла.

– Верь в доброту людей, дочка и мир тебя не разочарует. – Мать обняла Киру за плечи и бережно прижала к себе.

Кира поверила ей и с тех пор, всегда и везде старалась поступать по совести.

Кира очнулась от нахлынувших на нее воспоминаний.

– Определенно, в очередной отпуск надо обязательно поехать домой, навестить мать, – приняла решение Кира. – Но до этого момента еще надо ждать, как минимум четыре месяца.

Часть первая
Глава первая
1

В эту субботу Кира полностью решила посвятить время себе любимой. Тем более, что она давно об этом мечтала – устроить у себя SPA– салон на дому. Следуя советам женских журналов, решила начать это увлекательное мероприятие с ванны. Зажгла свечи, добавила в воду ароматическое масло, включила расслабляющую музыку и погрузила свое уставшее за неделю тело в теплую воду. Кира закрыла глаза и представила, что она сейчас далеко-далеко отсюда. Воображение унесло ее на экзотические острова с ослепительно белыми песчаными пляжами, пальмами на берегу лазурного моря и пронзительной синевой южного неба.

Но вскоре все очарование ее фантазий было грубо нарушено. Телефонный звонок настойчивой трелью ворвался в квартиру и вернул Киру в привычный мир ее обитания. Кира вылезла из ванны и, обернувшись в полотенце, подошла к телефону. Трубка отозвалась голосом Андрюши.

Андрей Разум работал в отделе безопасности в той же компании, что и Кира. Так сложилось, что Андрей был первым человеком, с которым она познакомилась, придя устраиваться туда три года назад. Кира хорошо помнит тот день, когда она пришла на собеседование и растерялась, попав в запутанные лабиринты коридоров старинного особняка. Увидев молодого человека, идущего навстречу, Кира обратилась к нему с вопросом, как найти отдел кадров. Этот молодой человек оказался столь любезен, что лично проводил Киру до нужного кабинета. Он не ограничился только этим, но еще дождался, когда закончится собеседование, и поинтересовался, берут ли Киру на работу. Услышав ее утвердительный ответ, он не стал скрывать своей радости по этому поводу и тут же предложил отметить это событие походом в кафе.

Так они стали друзьями. Андрей влюбился в Киру с первого взгляда и начал активно ухаживать за ней. Ему нравилась ее неброская красота, сдержанная и не бьющая прямо в глаза, но завораживающая при более пристальном внимании своей утонченностью. Особенно подкупала его в Кире ее провинциальная искренность и доверчивость. Эта девушка была совершенно лишена каких-либо признаков разнообразных человеческих пороков, которые хоть и не сразу, но все же бросаются в глаза при более длительном общении. С точки зрения Андрея, Кира являлась абсолютным совершенством женственности, которое практически уже не встречается в современном грубом и циничном мире. Поэтому Андрюша вцепился в Киру мертвой хваткой и не выпускал ее из поля зрения своего пристального внимания и обожания. Кира же принимала его настойчивые ухаживания спокойно и без восторженного энтузиазма. Она воспринимала Андрея скорее, как друга, нежели как потенциального жениха. Ей было одиноко вдали от родного дома и наличие в столице преданного и близкого человека было для нее более, чем кстати.

– Привет, Кира! – жизнерадостно фонтанировал голос Андрея. – Чем занимаешься?

– Да, так, – ответила Кира неопределенно. Андрею не зачем было знать о ее маленьких женских хитростях.

– Понятно. Поди какой-нибудь тупизм по телеку смотришь.

– Почему сразу тупизм, – обиделась Кира.

– Потому что от ящика ничего хорошего ждать не приходится. Вечно он разлучает нас с тобой. Лучше, давай, по быстрому собирайся, сходим куда-нибудь поужинаем.

– Может быть, следующий раз, – попыталась отвертеться Кира. Ей ужасно не хотелось выходить сейчас из дома. В кои-то веки она наметила такую грандиозную программу по уходу за собой – и вот на тебе!

– Ты что забыла! – Андрей задохнулся от возмущения. – Сегодня же наш день!

– Ну, что ты! Помню, – спохватилась Кира. Хотя, она и вправду забыла, что именно в этот день три года назад они познакомились с Андреем.

– Значит так, через полчаса я за тобой заеду. Будь готова.

– Через час, – поправила Кира, прикинув, сколько времени ей потребуется на сборы.

Андрей привез Киру в то самое кафе, где они ужинали первый раз по случаю ее устройства на работу. Он считал это глубоко символичным. Он вообще был большим любителем всякого рода соответствий и часто донимал Киру поиском большого смысла в чем-то, с точки зрения Киры, очень незначительном. Вот и сейчас, Андрей сел на свой любимый конек и пытался подвести некий общий знаменатель под их с Кирой отношения.

– Ты очень умная девушка, Кира, но иногда не понимаешь самых элементарных вещей.

– Что ты хочешь этим сказать? – Кира сделала вид, что не понимает, о чем он говорит, хотя прекрасно представляла, что имеет в виду Андрей.

– Меня удивляет, что ты все время пытаешься принизить значимость наших отношений, сделать их мельче, чем они есть на самом деле.

– Ну, почему. Я тебя очень ценю. У меня нет ближе друга, чем ты.

– Мы гораздо больше, чем друзья, – Андрей бережно положил свою ладонь на руку Киры, лежащую на столе, и слегка сжал ее пальцами. – Ты разве не чувствуешь это?

Кира почувствовала себя неудобно. Она всегда старалась избегать этой темы. Что делать, если она на самом деле ничего не чувствовала к Андрею, как к мужчине. И вообще, она никогда еще не испытывала каких-то нежных чувств ни к одному мужчине.

«Может мне этого не дано? – иногда спрашивала она сама себя. – Или время еще не пришло. Но неужели по этой причине я должна отказываться от дружбы».

Кире сделалось горько. За три года дружбы, она привыкла к Андрею, он стал ей близким человеком. Но иногда он становится невыносим. Андрей хочет большего, чем она может дать. Хорошо, что он пока еще ничего не требует от нее. Но Кира чувствовала, что они уже очень близко подошли к той черте, за которой Андрей попросит расставить, наконец, все точки над «и». И вот тогда придется делать нешуточный выбор – оставаться им друзьями или нет. Кира с грустью склонялась к тому, что, скорее всего, им придется расстаться. Ну, а пока их час не пробил, надо спешить наслаждаться обществом друг друга.

Кира ободряюще улыбнулась Андрею и в ответ на его пожатие сплела свои пальцы с пальцами Андрея. Это был их излюбленный жест. Когда слова иссякали, они молча сжимали руки друг друга в замок в знак взаимного доверия и признательности. Андрей сразу расслабился. До конца вечера он больше не касался щекотливой темы.

2

Как обычно в понедельник, Басов, Герцев и Дымов собрались на рабочих местах. По традиции их рабочий день начинался с короткого совещания или, как они называли его оперативкой, которая длилась пятнадцать-двадцать минут. Шеф информировал своих компаньонов о состоянии дел в фирме, давал указания. А потому никто из них старался не опаздывать, дабы не заслужить нарекание. Обычно на оперативку их созывал милый голосок секретарши Веры, которая по селекторной связи приглашала в кабинет к шефу. Вот и сегодня все сидели в своей комнате, лениво перебрасывались словами и ждали, когда он раздастся. Но прошло десять минут, потом еще десять, но селектор молчал.

– Почему нас не зовут на оперативку? – первым поинтересовался Басов.

– В самом деле, странно, – поддержал его Герцев.

– Надо позвонить Верочке, узнать, что происходит, – предложил Дымов.

– Ты у нас ходишь в ее фаворитах, вот и поговори с девушкой, – насмешливо произнес Басов.

– И поговорю. – Дымов встал со своего места, подошел к селектору и надавил на кнопку.

– Верочка, ау, – произнес он.

– Да, Игорь, я здесь, – раздался голос секретарши.

– Почему не скликаешь нас на вече?

– Константина Сергеевича в офисе нет.

– Как нет? – удивился Дымов. – Где же он?

– Не знаю, – голос девушки прозвучал растерянно.

– Он что даже не звонил?

– В том-то дело, что нет.

– Вот те раз. А ты ему?

– Только что звонила.

– И что?

Абонент временно недоступен.

Дымов посмотрел на своих товарищей, которые внимательно слушали этот диалог.

– Что происходит? – спросил Дымов.

– Такой же вопрос я могу задать вам. – В голосе Веры прозвучало раздражение. – Константин Сергеевич на сегодня надавал мне кучу заданий, у него в офисе назначено три встречи. И я не знаю, что с ними делать, отменять или нет.

– Когда первая встреча?

– Через час.

К селектору скорей не подошел, а подбежал Басов.

– Подожди, не отменяй, – прокричал он. – Мы сейчас попробуем его отыскать.

– Хорошо. Удачи вам ребята! Я жду ваших сообщений.

– Кто-нибудь знает, что происходит? – спросил Басов. Ответом ему стало общее молчание. – Веник, ты обычно знаешь больше всех.

– Увы, на этот раз вынужден признать поражение, я знаю не больше вашего, – отозвался Герцев.

– Ясно, что дело темное, – пробормотал Басов. Он достал телефон, набрал номер и поднес аппарат к уху. – Не отвечает, – констатировал он.

– А позвони ему на домашний, вдруг заболел, – предложил Герцев.

– Не помню, чтобы у него хоть раз был насморк, – пожал плечами Басов. Он снова набрал номер. – Телефон не отвечает. Это уже становится интересным.

– Если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе. Пойдемте, навестим шефа. Вернее, его кабинет – предложил Герцев.

– И что ты там думаешь найти? – поинтересовался Басов.

Герцев пожал плечами.

– У меня предчувствие, что мы чего-то там да найдем.

Втроем они двинулись к кабинету шефа. Для этого им предстояло подняться на следующий этаж. В приемной их ждала расстроенная Вера.

– Известий нет? – спросил Басов.

– Нет. Что делать со встречей?

Но на этот вопрос никто не ответил.

Они вошли в кабинет президента компании. Все тут было точно так, как вечером в пятницу, когда они покинули его. Герцев подошел к столу, внимательно все осмотрел.

– Ну, мистер Холмс, что вы там увидели? – поинтересовался Дымов.

Герцев как-то странно посмотрел на него.

– Очень интересные вещи. Идите сюда, доктора Ватсоны.

Басов и Дымов подошли к столу.

– Ничего не замечаете? – спросил Герцев.

– Стол, как стол, все как обычно, – отозвался Басов.

– Неужели, – насмешливо протянул Герцев. – Обычно на нем навалено масса бумаг. А сейчас все аккуратно убрано.

– В самом деле, – согласился Басов. – Ты прав.

– Но это не главное. Посмотрите внимательно.

– Да не томи! – взорвался Басов.

– Вот здесь с первого дня стояла фото его супруги с детьми. Где оно?

– Нет! – почти в один голос воскликнули Дымов и Басов.

– Куда же оно делось? – задал риторический вопрос Герцев.

– Он взял фото с собой, – предположил Дымов.

– Очень глубокое замечание. Вопрос не в том взял или не взял, а зачем взял?

– Но зачем взял?

– Не знаю, пока не знаю.

Внезапно дверь с шумом распахнулась, и в кабинет влетела главный бухгалтер фирмы. Она же по совместительству и финансовый директор Нона Викторовна Барановская. Обычно спокойная уверенная в себе женщина, тщательно следящая за своей внешностью, на ней не было лица.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5