Людмила Angel.

Цветочные кости



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Elena Sai


© Людмила Angel, 2017

© Elena Sai, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-8868-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1

Осколки в моих ладонях…


Я самое прекрасное существо в мире. Мои льняные волосы пахнут гарью сожжённого леса, мои лазурные глаза не отражают света, огромные, бархатные и бездонные, как бесконечное небо. Моя бледная прозрачная кожа покрыта синяками и ссадинами, глубокими порезами – поцелуями смерти. Я самое прекрасное существо в мире, я мог бы быть обитателем лесного озера, что жадно поглощает тела людей и животных. Я бы мог сидеть там, среди ряски и гнилых лилий, пожирая лягушек и утонувших мышей, но я не выношу холодной воды.

Еду в пустом трамвае, и лучи осеннего скудного солнца облизывают мои белые локоны. Вокруг нет людей, и город этот давно мёртв, разрушенные осиротелые здания смотрят мне вслед. Всё изменилось с тех пор, как однажды ранним утром небо озарилось кровавым заревом ядерного взрыва. Мне было тогда так мало лет, что мои воспоминания остались во мне осколками разбитых окон и криками горящих людей. Ничего нет: света нет, воздуха, даже небо, оно тоже превратилось в одно пылающее чрево ада, и мы все горели, испепелялись и умирали. У нас была большая квартира и пятнистый щенок, был даже робот, который убирал наши комнаты и готовил салаты, старая металлическая модель, мы хотели заменить его вскоре, выбросить на помойку, если бы не этот взрыв, если бы не настал конец света. Я проснулся тогда от криков и звона стекла, я задохнулся и уснул бы снова… навсегда, но моя несчастная мать отдала меня роботу, и тот спрятал меня глубоко под землёй, вырыв за несколько секунд огромную могилу. И я очнулся, задыхаясь и крича от ужаса. Но наверху шёл пепельный дождь, всё умерло и сгорело. Робот крепко сжимал меня, не давая раскопать землю, а я хотел дышать. Не знаю, сколько прошло времени, не знаю был ли я жив или так же мёртв, как и этот город, но когда мы вышли к солнцу, оно ослепило меня, сожгло мою и без того обгоревшую кожу, мои волосы и глаза, оно стало другим, как и всё вокруг. Это было моим вторым рождением, я часами и днями сдирал с себя куски обуглившейся кожи, вырывал пучки выпадающих волос, кашлял кровью и спал только в той могиле. Робот, которому я дал имя Адам, стал моим единственным другом и надеждой не сойти с ума. Этот кусок металла с потрескавшимися солнечными панелями был для меня всем, он приходил в мою могилу и приносил незаражённые яблоки, которые находил очень далеко, где-то в нетронутых лесах, а я спрашивал его о людях, о матери и брате, но он молчал. Когда я полностью покрылся новой кожей, и волосы мои отрасли до плеч, я решился снова выйти наружу, прикрываясь куском пыльного ковролина, и солнце не сожгло меня, не ослепило и не загнало обратно под землю. Мёртвый город принял меня, раскрывая отравленные радиацией объятия опустошённых улиц.

Я долго боялся взглянуть на себя, увидеть в отражении уродливое существо, но разбитые грязные витрины так манили к себе, и я не удержался. Мои волосы стали белыми и длинными, они развевались в воздухе змеями-альбиносами, я превратился в тонкое инопланетное существо, с выцветшей кожей и большими голубыми глазами. Я стал самим совершенством, прекраснее, чем что-либо на этой планете. Я не верю, что она вся мертва, но Адам говорит, что людей почти не осталось, что все они изуродованы радиацией и солнцем, что я единственное создание с бархатными голубыми глазами. Прошло много лет, я стал ещё прекраснее, ещё уязвимее. Брожу по выжженной земле, в надежде встретить ещё кого-то, кроме мутантов, которые молча копаются в мусорках и выращивают чахлые растения. Но ведь где-то есть лес? Ведь Адам был там, приносил оттуда яблоки? Почему он не берёт меня с собой? Что он скрывает?

Пустой трамвай пересекает мост, раньше под ним плескалась вода, я помню её запах, а теперь там нет ничего, кроме скелетов кораблей. От погибших людей ничего не осталось, только страшный пепел, он лежал, словно серый снег, и падал с неба, сотни тысяч душ навсегда уносил горячий ветер ввысь. Я не разговариваю и не общаюсь с остатками жителей мёртвого города, я вижу их зависть при виде меня, каждый из них хочет мою кожу, мои волосы… Там, под землёй, я создал своё уютное жилище, собрав по городу уцелевшие вещи. Адам говорит, что они все заражены, но мне всё равно, нет ни какого смысла в существовании… нет ничего… Я самое прекрасное существо на остатках погибающей планеты по имени Мэттью, и я так одинок…

2

Цветочный скелет…


Пожалуйста, не покидай меня, мой сладкий сон, в котором я ещё маленький и радостный, в котором жива моя мать, брат и тот щенок. Дай мне подольше побыть в неведении… Я открываю глаза, над головой серые бетонные плиты, ими Адам выложил наш саркофаг. Здесь нет света, я не люблю его, как и воду, хотя и не помню, что такое холодная вода, я почти полностью забыл все ощущения и звуки природы… В осколках зеркал любуюсь собой. Каждый день похож на предыдущий, ничего нет, ничего не меняется… Там, наверху, умирают мутанты, а я лежу здесь, в прохладе и сумраке догорающей свечи. Сегодня я снова собираюсь пойти в мёртвый лес, на пересохшее болото, чтобы собирать цветочные кости – останки погибших при взрыве людей, тонувших в кипящем болоте, их кости покрылись слоем ила и мха, на них отпечатались засохшие растения, и они не превратились в пепел. Эти люди надеялись, что вода спасёт их, но она так же несла погибель, и теперь их цветочные кости лежат в слоях окаменевшей глины. Я редко нахожу их. Когда я соберу своего цветочного человека, я буду говорить с ним о жизни, о любви, и о мечтах… С кем мне ещё разговаривать, если Адама часто нет, если он просто робот, отдалённо напоминающий человека? С кем мне делиться своими снами и страхами? Я ненавижу этот мёртвый город, этот сожжённый мир, я хотел умереть, разрезая свои тонкие руки, но робот не дал мне сделать этого, я хотел гулять чаще, но завистливые уроды смущают и тревожат меня. Что изменится? Мне нужен мой личный мёртвый человек, мои цветочные кости из прошлого, которое уже никогда не вернуть… Я не знаю, сколько мне лет, но уже достаточно, чтобы хотеть какой-то похоти и близости. Адам добывал мне книги, учил меня читать, писать и понимать формулы, но он не научил меня, как жить в одиночестве… Глупый, бесполезный робот! Его называли андроидом, говорили, что он может улавливать настроение человека, заботиться о нём, он заменил мне всех, но безумие всё равно пробралось в мой воспалённый мозг. Оно расползлось по телу вместе с гормонами и отчаянным желанием обладать живым человеком. Однажды я встретил существо женского пола, там, на поверхности, в руинах многоэтажного дома. Она прижалась ко мне шершавой кожей, трогая мои льняные локоны, её страшные бесцветные глаза пожирали каждый сантиметр моего тела. Я думал, что смогу прикоснуться к пузырящейся груди, не замечая уродств, ведь желание брало верх, но я не смог, отвращение перекрыло всё. И я убежал, оставив её там, обнажённую и рыдающую. Мне отвратительны эти мутанты с их редкими пучками волос, с их покрытой наростами кожей, я ненавижу их всех! Единственная отрада – тот ржавый трамвай, что каждый день курсирует по городу, он почти всегда пуст, и я встречаю в нём закаты, отравленные ядом радиации.

Я открываю коробку с цветочными костями, у меня ещё нет черепа, но есть иссохшиеся рёбра, позвонки и несколько других костей. О, мой любимый неизвестный человек, собранный из многих людей одновременно, когда-нибудь сила моей фантазии оживит тебя, когда-нибудь мне будет не так одиноко! Ты почти так же прекрасен, как и я, потому что на тебе нет отслаивающейся кожи и ожогов, только окаменелые отпечатки цветов и папоротника. Я люблю тебя! Я прижимаю к лицу холодные кости, в голове всё так же пусто и серо. Адам спускается ко мне.

– Что ты делаешь, Мэттью?

– Я мечтаю!

– Зачем тебе эти кости?

– Это лучше, чем горячий пепел, это лучше обезображенных людей, пусть будут кости!

– Я принёс тебе новые книги, я нашёл их в подвале одной из уцелевших библиотек.

– Я не хочу читать…

– Но ты должен, эти знания копили твои предки, в моей базе данных ещё много информации, я могу рассказать тебе всё, что знаю, только ты не задаёшь вопросов. Последнее время ты постоянно молчишь, что-то случилось?

– Я хочу другой мир!

– Есть только этот.

– Я хочу любить!

– Там, на поверхности остались женщины.

– Отвратительные мутанты, умирающие прокажённые.

– Разве тебе важна только внешность?

– А что же ещё?

– У меня нет информации на этот счёт, ты же человек, ты должен ответить на этот вопрос сам. Вы все имеете схожие органы, вас создали так, чтобы вы могли размножаться вне зависимости от расы и внешних данных.

– Адам, я не могу тебе объяснить, я столько лет сидел здесь, читая книги и слушая тебя, ты рассказал мне об устройстве мира и о том, как этот самый мир погиб, ты научил меня сложным математическим формулам, но ты не можешь объяснить мне, почему мне так отвратительны все, кто остался там!?

– У тебя фрустрация на гормональном фоне, ты хочешь общаться и размножаться.

– Я не хочу размножаться, идиот! Но ты, прав, мне надоело сидеть здесь, если я соберу все цветочные кости, что я буду делать? Сходить с ума дальше? Я бы хотел понять, что такое любовь?

– Это человеческие феромоны и гормоны, привязанность, остальное вы придумываете сами.

– А ты любишь меня, Адам? Я понимаю, что ты всего лишь кусок железа, набитый микросхемами, но почему ты со мной?

Он некоторое время не отвечает мне, анализируя.

– Я запрограммирован заботиться о людях, компания, выпускающая андроидов, подобных мне, сконструировала нас так, чтобы мы служили определённой семье. Мы запоминаем привычки наших хозяев, их физические данные, их предпочтения.

– Нет! Всё не то! Ты машина, наделённая интеллектом, ты совершенен, но не знаешь, что такое любовь!? Я тоже не знаю, но я люблю своё отражение в зеркале, если бы я встретил кого-то, похожего на меня, я бы полюбил его…

– Ты единственный такой, кто не поддался радиации, кого темнота сделала красивым, ты должен быть рад.

– Я не рад. Я хочу дойти до края города, пересечь пустыню…

– Зачем?

– Я хочу знать, что там?

– Новые разрушенные города, с кучкой выживших страшных людей.

– Ты лжёшь! Ты что-то скрываешь от меня! Откуда ты приносишь мне чистую воду и фрукты? Где они растут?

– Я вымениваю их у торговцев.

– Не обманывай меня, я видел их растения, они гнилы и омерзительны. Что ты скрываешь? Почему? Разве роботы способны лгать? На что ты запрограммирован?

– Защищать тебя! Не дать тебе погибнуть! Если ты пойдёшь в пустыню, ты умрёшь под палящим солнцем, я не могу позволить умереть тебе!

– Тогда ты идёшь со мной!

– Могу я отговорить тебя? Я владею информацией: там ничего нет, кроме разрушенных городов, останься здесь, в безопасности!

– Нет! Я больше не желаю сходить с ума в этом гробу из бетонных плит, если там ничего нет, если я не найду нормальных людей, то и жить мне не за чем, я здесь чужой, на всей планете!

Адам молчит, он знает, что я злюсь, он знает, что я вреден и упрям. Если бы со мной был мой цветочный скелет, он бы не стал возражать, но у него нет ноги и черепа, поэтому он останется в коробке, хотя нет, я возьму эти кости с собой… Мне не будет так грустно и страшно в пути, всё решено, завтра я уйду из города! Но это будет только завтра. Здравствуй, мой новый бесполезный день, и топь несуществующего болота, я бы хотел собрать все кости раньше, чем покину свою могилу навсегда…

3

Чудовище из темноты.


Еле слышимый запах старого тлена, голые сосны и бугристое дно. Наверное, я бы мог жить здесь, как и всегда представлял, в болоте, в ряске, во мгле… Я не нашёл больше костей, это огорчает меня. Я долго размышлял на тему, что ещё раздражает меня в жителях разрушенного города, они неимоверно глупы, за много лет в разрухе и отчаянии они разучились мыслить. Их больше не интересуют книги, история, отношения, они хотят только добывать еду и какие-то вещи, они превратились в животных. Я жил всё это время почти в изоляции от остатков внешнего мира, во мне осталось чувство прекрасного.

Я так же долго думал, почему я не видел в городе других андроидов, ведь в детстве почти у каждой семьи был свой робот. Наш Адам на тот момент уже являлся устаревшей моделью. Куда делись все роботы? Неужели взрыв уничтожил и их? Я задаю слишком много вопросов, Адам говорит, что они неправильные, и на них нет корректных ответов, поэтому я стараюсь не спрашивать его.

Он слишком отдалённо напоминает человека, у него есть ноги и руки, есть круглая голова и широкие плечи, но он обычный робот, его пальцы умеют держать тонкие предметы, а глаза различать цвета, но он никогда не поймёт, как прекрасны эти окаменевшие кости с отпечатками водных лилий! Его процессор постепенно нагревается от работы, холодными ночами я прижимался к нему во сне, но он так же быстро остывал, как обычный кусок металла. Я долго думал и над тем, что если бы Адам был дорогой моделью андроида, у него была бы силиконовая кожа и волосы, возможно, я бы так не тянулся к настоящим людям, мне не было бы так одиноко в моём выдуманном мире из бетона и костей. Я знаю, что он не желает мне зла, но Адам явно что-то не договаривает, скрывает от меня какую-то информацию, может, он хочет предостеречь меня? Оградить от опасности? Мой бедный несчастный робот, я всегда боялся, что однажды проснувшись, я обнаружу, что ты перестал работать. Я бы в тот же день умер от тоски по тебе… В отличие ото всех живущих на задыхающейся Земле людей, ты одно из самых совершенных искусственных существ, так отчего же меня так неумолимо влечёт найти людей?

Солнце уже начинает катиться к огненному закату, куски рваных туч выдёргивают уходящие лучи, им надо есть. Я чувствую будто кто-то или что-то наблюдает за мной из сумрака окаменевших деревьев. Мне не по себе, я тороплюсь обратно в убежище, оборачиваясь. Моя паранойя выходит за рамки реальности, я вижу какое-то огромное животное с четырмя глазами, выползающее из чащи, оно ждёт пока мгла прочертит безопасный путь, его пугают лучи засыпающего солнца. Мне страшно. Я бегу, а оно жадно смотрит мне в спину, его прожигающий взгляд испепеляет меня. Если я не успею до того момента, как душный сумрак заполонит окраину города, я погибну, оно сожрёт меня. Но я не видел прежде здесь животных, что за чудовище готовится кинуться по моему следу? Я бегу, задыхаясь не рассеявшейся дневной духотой, она исходит от засохшей земли, от кусков арматуры, от всего.

– Адам! – кричу, что есть сил, услышит ли он меня? Я ещё слишком далеко, – Адам!

Я падаю на колени, споткнувшись обо что-то бесформенное. Не хочу думать, что это конец, столько раз я представлял свою смерть от удушья и потери крови, но не думал, что меня сожрёт мутированное чудище, чувствую всем телом, что оно близко. Его дыхание настолько горячо, что обжигает мою прозрачную кожу. Я оборачиваюсь с возгласом ужаса, но позади никого нет, только приносящая прохладу тьма.

– Адам! – я плачу от отчаяния и злости.

– Мэттью, – он поднимает меня с раскалённой земли, – Ты же знаешь, что нельзя оставаться ночью на улице, здесь небезопасно! – Он несёт меня в наше подземелье.

– Адам, я видел какое-то животное.

– Животное?

– Да!

– Но здесь нет животных, я не встречал ни одного, они все погибли.

– Скажи, разве такое может быть?

– Что именно?

– Что ВСЕ умерли? ВСЕ животные, птицы, растения? Что остались только люди, да и те обезображены излучениями и солнцем? Где же все машины и роботы? Где они? Почему остались только старые трамваи? Что происходит по ночам там, на поверхности? Почему ты никогда не разрешал мне выходить в это время?

– У тебя стресс, это естественно, там опасно!

– Ответь мне, Адам, хоть раз скажи мне правду? Что не так с этим миром? С этим городом?

– Он мёртв.

– Я знаю, чёрт побери! Но я видел это ужасное четырёхглазое чудовище, и оно хотело сожрать меня! Значит не всё погибло, значит что-то живо, что-то ещё, кроме мутантов-людей?!

– Тебе надо успокоиться, – он силой укладывает меня на диван и накрывает куском пледа, – Я принесу тебе воды.

– Адам, я разговариваю с тобой, я задаю тебе вопросы, отвечай на них! – мой голос срывается.

– У тебя галлюцинации, ты перегрелся, не принимай их за реальность, я принесу тебе воды, никаких животных в городе нет! – он скрывается в нашей сырой мгле, а я злюсь, потому что эта машина снова не хочет делать то, о чём я прошу его. Мне надоело, я будто в клетке, будто от меня сокрыта часть истины. Он удерживает меня здесь, он не хочет, чтобы я нашёл кого-то или что-то. Но почему? Какую цель преследует андроид? И есть ли у него цели, он хоть и создан по подобию человека в плане мышления, но он машина! Адам приносит стакан, я неохотно пью. Мне надо, чтобы он отключился на ночь, я хочу выбраться на улицу и попытаться найти того зверя, хоть мне и до ужаса страшно. Но эта истина станет неоспоримым фактом, и Адаму придётся рассказать мне больше. Он понимает, что я о чём-то задумался. Я смотрю на его блестящую, покрытую царапинами голову и горящие, ничего не выражающие глаза. Друг он мне или враг? Что-то неладно в городе мёртвых душ, что-то страшное бродит по нему, что-то настолько ужасное, что даже робот не хочет связываться с ним…

4

Холод в венах моих…


Холод проникает в вены мои, как самая сладкая тьма. Он заставляет разум гнать мысли прочь, и порождает сомнения. Я оглядываюсь на оставленное укрытие. Правильно ли я делаю, что выхожу в такое время в город? В пустых окнах кое-где пляшут отблески открытых костров, что жгут обитатели гиблого места. В воздухе пахнет какой-то едой и смрадом разлагающихся тел и растений. Слишком темно, чтобы не боятся наткнуться на нечто неизвестное, и слишком холодно, чтобы быть уверенным, в том, что я смогу долго находиться здесь. Никогда прежде я не покидал своей могилы ночью, никогда я не испытывал такого гнетущего страха и любопытства. Я иду по улице, вычерчивая во мгле фонариком прямую дорожку света. Зловещую тишину нарушают лишь далёкие голоса, настолько размытые, что кажется будто ветер приносит крики призраков. Мне не по себе, мне страшно. Добираюсь до ближайшего метро. После взрыва там спаслось много людей, и теперь оно тоже действовало, светодиодные фонари освещали сырой сумрак, заряжаясь днём от губительного солнца. По рельсам курсировал единственный состав, состоящий всего из трёх ржавых вагонов. Уцелевшего генератора хватало, чтобы этот унылый транспорт перевозил немногочисленных жителей с одной части города в другую по прямой ветке, когда шли кислотные дожди, и когда не было другой возможности добраться, например, ночью. Никогда я не любил метро, мне всегда казалось, что поврежденные тоннели могут обвалиться и похоронить всех заживо, казалось, что здесь почти нет воздуха, ведь система вентиляции работала крайне слабо. Когда поезд со скрипом перемещался по рельсам, наклоняясь на поворотах, я думал, что именно так выглядит ужас в чистом виде: полупустой вагон с невыносимо тусклым светом, и пара впивающихся в меня глаз. Казалось, что если свет погаснет, эти люди накинутся на меня и сожрут мои внутренности, отгрызут волосы! Столько гнева и ненависти мелькало в их обожжённых лицах, в мутных полуслепых глазах. Я всегда забивался в углу и делал вид, что читаю одну из своих книг, на самом же деле, я кожей чувствовал присутствие чужих. Словно я был не из этого мира, будто я был виноват в том, что остался красивым, а их искалечила радиация и солнце.

Сейчас же в метро было пусто и тихо, с потолка где-то звучно капала вода, разнося печальное эхо по тоннелю. Я знаю, что поезд ещё ходит, но в такую погоду никто им не пользуется, и мне стало ещё более неуютно, но если я не сяду в него, мне не добраться до другого края города ночью. Захожу в вагон, слава Богу в нём есть один старик, он даже не смотрит на меня, уткнувшись в обрывок пожелтевшей газеты, зачитанной почти до дыр. Она уносит его в забвение, в прошлое, когда мир ещё не рухнул, а люди держали в руках газеты. Так мы сидим несколько минут, пока поезд не трогается. Свет мерцает, вагон лениво покачивается, скорость здесь всегда маленькая. Я потираю руки, мне холодно, хотя я постарался надеть всю тёплую одежду, что нашёл. Тревожные мысли в моей голове начинают атаковать меня. Что если Адам включился и не обнаружил меня? Что если он сейчас идёт по моему следу? Я полностью погрузился в раздумья, блуждая взглядом по своему отражению в противоположном стекле. Это ток, такой явный и колющий. Сердце моё замирает. В раздвоенном пыльном отражении я вижу чёрного зверя за своей спиной. Он снаружи, и он прямо за мной. От ужаса моё тело немеет. Я не знаю, что мне делать, но почему-то пытаюсь не подать вида, что заметил его. Что если он сейчас бросится сквозь стекло на мой затылок, прокусит его или оторвёт голову? Я вздрагиваю, вижу, как бледнеет моё лицо. Два хищных глаза изучают мою голову и волосы, он не видит, что я смотрю прямо на его отражение. Мои пальцы дрожат, ладони вспотели. Некуда бежать, я потеряюсь в тоннелях. Некого звать на помощь, в вагоне только один старик, и Адам далеко. Если мне суждено умереть, то это случится сейчас. Если этот страшный оборотень хочет сожрать меня, его не остановит грязное стекло, а у меня ничего нет, кроме складного ножа и фонарика, и… еды. Конечно, у меня с собой есть еда, я же думал, что пойду через пустыню. Наверное, зверь учуял её и последовал за мной. Я вздрагиваю снова, когда он неожиданно исчезает, проскользнув на крышу. Слышу скрежет его когтей по металлу, слышу его шаги. Смотрю на старика, тот ни то еле жив, ни то почти мёртв, и явно не в этой реальности, кусок газеты его куда больше вводит в состояние фрустрации, чем присутствие ужасного чудовища на крыше вагона. На всякий случай, отстраняюсь от окна, внутри зарождается паника. Не вижу выхода, не знаю, что будет, когда поезд остановится? Запрыгнет ли он внутрь или будет ждать, пока я выйду, чтобы напасть? Не могу же я вечно сидеть здесь? И поезд останавливается, двери шумно разевают свои пасти, приглашая на конечную станцию, такую же безлюдную и мрачную. Сердце гулко стучит, я нащупываю нож в кармане, и, помешкав пару секунд, бегу, что есть сил. Не оглядываться, не оглядываться! Зверь наверняка бросился за мной, стремясь разодрать меня на части. Страшное ужасное существо, с чего Адам взял, что в городе нет животных? Перед глазами маячат ступеньки, я устремляюсь наверх. На что я надеюсь? Это почти окраина города, там наверняка никого нет! Не хочется так глупо умирать, пережить ядерный ад, многолетнее одиночество, ненависть и погибнуть от клыков мутированного волка. Я наверху, но силы быстро оставляют меня, задыхаюсь, ноги подкашиваются, не могу больше бежать… С криком разворачиваюсь, размахивая ножом перед собой. Сознание проясняется, никого нет. Я в призрачном свете мутной луны, утопаю, как в разбавленном молоке, но я один. Ветер приносит все те же крики мертвецов, а я не вижу никого и ничего. Он затаился? Ждёт, пока я потеряю бдительность или просто решил не преследовать меня? Мне страшно идти дальше, но и вернуться я не могу. Существо осталось там, в метро… Наверное, оно решило сожрать старика. От этой мысли меня начинает подташнивать. Адам, как же мне тебя не хватает! Я всегда прятался за твоей железной спиной, знал, что неуязвим, пока ты рядом. А теперь я один на краю города, и оборотень убьёт меня в этой холодной мгле, когда я выбьюсь из сил. Почему я так глуп? Почему был самоуверен? Ты оберегал меня от опасности, а я пришёл к ней сам. Самое прекрасное существо на планете погибнет, истекая кровью, а все будут только рады, все, но не ты… я верю!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное