Людмила Шторк.

Я не могу иначе… Повесть и рассказы



скачать книгу бесплатно

– Вот и мое солнышко появилось!

Ольга ловко разложила принесенные вещи, сходила к старшей медсестре отделения и попросила тазик, чтобы мать могла умыться, принесла теплой воды и помогла больной с утренними процедурами. Затем она причесала и уложила ей волосы. Соседки по палате удивленно покачали головами:

– Надо же! У вас прекрасная дочь! Такая молоденькая, а справляется со всей работой, как опытная сиделка!

– У нас с ней был опыт ухода за больным, когда ее отец болел, – ответила Галина Ильинична.

– Но если бы она не любила вас, то не укладывала бы волосы как на бал! – с завистью отметила пожилая женщина с кровати в углу палаты.

– Это правда! Доченька меня очень любит, и я ее тоже очень люблю! – подтвердила Галина Ильинична.

До обхода все было закончено, и Галина Ильинична к приходу врача выглядела свежей и бодрой. Но врач, выйдя из соседней палаты сердитым, явился к больным раздраженным и недовольным на весь белый свет.

– Не могу понять этих людей! – ворчал он. – Как только человек теряет работоспособность, его выбрасывают, как ненужный мусор! Что за женщины пошли в наше время!

– А что случилось? – осторожно поинтересовалась Галина Ильинична.

– Да в соседней палате мужчина после аварии парализованный лежит! Родителей нет, а жена бросила, как только узнала, что он не встанет! Исчезла! Как корова языком слизала! Даже бумаги о разводе уже прислала! Он уже невесть сколько у нас лежит, медсестры возмущаются, санитарки отказываются с ним нянчиться, а для перевода его в дом инвалидов требуется куча документов. К тому же, он еще и гражданства не имеет… И что теперь с ним делать?

Доктор обошел всех пациентов, осмотрел, сделал назначения и вышел из палаты.

– Доченька, может, ты сходишь в соседнюю палату, отнесешь бедняге супчика домашнего? – попросила Галина Ильинична.

– Мама, и что я ему скажу? «Здраствуйте, я тут покормить вас решила; может, вы голодаете?». Да он меня пошлет, и будет прав! – отмахнулась Ольга.

– Ну если откажется, тогда уйдешь… Разве с тебя убудет, если ты предложишь помощь? Это же просто супчик домашний! Ты же принесла банку на целую армию! Даже мы с тобой вместе это не съедим! – старушке было очень жаль человека в соседней палате, а сходить и помочь ему сама она не могла, и пыталась сделать это руками дочери.

– Ладно, я схожу, – согласилась Ольга.

Наполнив супом тарелку, она пошла в соседнюю палату. Войдя, девушка огляделась. Все мужчины вопросительно уставились на вошедшую, и она почувствовала себя крайне неловко. Усилием воли преодолев смущение, она осмотрелась и, увидев высокую кровать в углу палаты, направилась к ней. На жесткой кровати лежал бледный, довольно молодой мужчина. Ольга растерялась. Она ожидала увидеть старика, а не крупного красивого мужчину спортивного сложения. Руки и ноги его безвольно лежали на кровати, но в них еще заметны были остатки прежней силы и красоты.

– Простите… – растерянно начала Ольга. – Меня мама прислала… – Сейчас она ненавидела себя за свою растерянность и за глупости, которые лопочет, – тут суп домашний, свежий… может, хотите?

– Ну, спасибо маме! – усмехнулся мужчина. – От домашнего супчика отказаться не решусь! Больничная еда уже поперек горла стоит!

Ольга была уверена, что больной откажется, и собиралась с порога идти обратно, но когда он так легко согласился, растерялась.

Однако уже через минуту она спохватилась, подошла к его тумбочке, взяла с нее ложку и протянула тарелку больному.

– Простите, но я не смогу взять… – напомнил мужчина.

– Ох, простите! – покраснела от досады на себя Ольга.

Она поставила тарелку на тумбочку, приподняла больного, подложила подушки повыше, чтобы он мог поесть.

– У вас приятные духи… – тихо проговорил мужчина, – а как вас зовут, добрая фея по поручению мамы?

– Ольга… – в голосе девушки слышалась досада.

– Простите, не сумел удержаться и не поддразнить, – быстро исправился мужчина, – не обижайтесь! Меня Сергеем зовут.

От прежней скованности Ольги не осталось и следа, ее опасения не оправдались, и больному не пришлось дважды предлагать еду. Ольга присела рядом, взяла тарелку и ложку и начала его кормить. Он ел с удовольствием, нахваливая суп посетительницы, и Ольге была приятна эта похвала. Скоро тарелка опустела, девушка дала больному воды по его просьбе. Когда она вынимала дополнительную подушку из-под его головы, Сергей скорчился от боли.

– Простите! Я такая неловкая! – растерялась девушка.

– Нет, вы здесь ни при чем. Просто у меня на спине большие пролежни уже, сейчас подушка их «тиранула», – объяснил Сергей.

– Так у вас есть чувствительность? – удивилась девушка.

– Да, частично на спине и на предплечьях. Врач сказал, что, если бы я мог попасть в реабилитационный центр, может быть, я смог бы даже сесть. Но для этого нужно иметь гражданство, а я перед аварией должен был только вид на жительство получить, но не успел, – он вздохнул: – Ладно, не будем о грустном. Спасибо за суп и за заботу. Вас, наверное, мама ваша ждет.

– Да, она ждет, – согласилась Ольга.

Она быстро вымыла ложку больного, оставила ее на тумбочке, прихватив тарелку с собой. Ей хотелось поскорее выйти из комнаты, где лежали четверо мужчин.

Вернувшись в палату к матери, она коротко рассказала о том, что было. Женщины еще долго обсуждали новое событие скучной больничной жизни. Ольга с Галиной Ильиничной старались не участвовать в обсуждении. В их семье не принято было афишировать добрые дела и «перемывать людям косточки». Дочь была рядом с матерью весь день. По просьбе больной после тихого часа она прочла несколько глав книги, которая была у них на очереди. Сначала Ольга читала тихо, но затем женщины попросили читать громче; всем было скучно лежать, и они с удовольствием послушали повесть, пусть даже и не с начала.

Когда дочь собралась домой, Галина Ильинична напутствовала.

– Оленька, ты завтра не торопись. Спокойно иди на работу. Мне уже намного лучше. В обед я поем больничную еду, не переживай. А после работы забегай ненадолго, я буду рада!

– Хорошо, мама, а то там народ воет… Не справляются; скоро же соревнования, ребят готовить нужно.

– Не волнуйся, работай спокойно, я хорошо себя чувствую, – заверила мать.

Ольга ушла, но легла опять поздно: готовила матери на завтра ужин. В этот раз она намеренно приготовила больше, чтобы отнести Сергею. Ольгу учили с детства делать добро просто и естественно. И сейчас она не задумывалась, стоит или не стоит это делать? Если Сергей не отказался принять ее заботу и нуждается в ней, значит надо просто продолжать делать то, что начала. Она не понимала жену Сергея, которая была с ним рядом, пока тот был здоров, но бросила мужа в момент, когда он больше всего в ней нуждался. Но и судить девушка тоже не собиралась. Кто знает, что было между ними?

Вернувшись с работы, Ольга не стала менять привычные джинсы, только захватила заранее приготовленные вещи для больницы, разогрела и упаковала ужин и отправилась к матери. Накормив мать, девушка с ее согласия пошла в соседнюю палату. Сегодня войти оказалось проще, лица в палате были уже знакомы.

– О! Добрая фея появилась в нашей палате! – встретил ее Сергей. – Рад, что вы пришли опять!

– Я на минутку, просто чтобы ужин не остыл, – сообщила Ольга, – меня мама ждет.

– А вы фея из сказки или из анекдота? – поинтересовался молодой симпатичный парень со сломанной ногой, перевязанной головой и с огромными синяками под глазами.

– В смысле? – не поняла Ольга.

– Ну, мужик встречает фею и говорит: «Фея, фея, наколдуй мне миллион баксов!» А она отвечает ему: «Я не колдунья, а фея!», а он такой… «Ну, тогда по-своему…»

Ольга заметила, что вчера этот парень к ней внимательно приглядывался, наблюдал. Похоже, сегодня он почему-то решил обратить на себя внимание и пофлиртовать. Ему на вид было около двадцати. Судя по травме, кто-то ударил его по голове. Обычно это означает, что он из тех, кто ищет приключений на свою голову и теперь, по-видимому, нашел, хотя мог быть и после аварии. Ольга решила не реагировать, а присмотреться.

– Это вам решать, откуда я, из сказки или из вашего анекдота, – перебила Ольга.

Парень усмехнулся и замолчал.

– Спасибо огромное даже за минутку, которую вы отдали мне, вместо того чтобы оставить ее себе, – сказал вполголоса Сергей, когда девушка присела у его постели и обаятельно улыбнулся.

«Да… мышцы лица у него работают полноценно, – возникла мысль в голове Ольги, – лучше бы руки и ноги так работали… ловелас! Парализован, а все туда же, флиртовать! Конкуренцию что ли почувствовал, а сдаваться еще не привык; старые привычки сильны?»

Она постаралась поднять больного аккуратно, но поскорее. Накормила его и заторопилась уйти.

– Может, посидите еще? – спросил Сергей.

– Да, посиди с нами, милая – откликнулся парень с перевязанной головой, – а то здесь скукотища смертная! Кстати, меня Назаром зовут.

– Извините, меня мама ждет, – Ольга направилась к выходу.

Парень попытался встать, но соседи по палате зашумели на него:

– Врач же сказал, что ты умереть можешь, если встанешь! У тебя же сотрясение сильное кроме сломанной ноги!

Назар неохотно послушался. У Ольги не было ни малейшего желания тратить свое время на развлечение незнакомых мужчин. Поговорив еще немного с матерью, девушка ушла домой. Так прошла неделя. У Ольги выработался новый режим. Занимаясь спортом, девушка всегда старалась систематизировать свою жизнь. Так ей легче было не терять из виду главную цель. Поэтому она уже привыкла занимать первые места. Менялись только возрастные категории. Если бы не пожилые родители, Ольга, скорее всего, пошла бы в спорте далеко. Но она не могла позволить себе ставить спорт на первое место – оно было занято семьей. Сначала отцом и матерью, сейчас одной матерью. Поэтому приходилось довольствоваться первыми местами на сборах и местных соревнованиях.

Сергей, незаметно для самой Ольги, вошел в ее режим. Ольга не задерживалась в мужской палате ни минуты. Она не хотела лишних разговоров и вопросов. Но даже во время еды времени было достаточно, чтобы Сергей начал спрашивать ее о личной жизни. Ольга ушла от ответа, и он все понял. Вопросов больше не задавал, но отчаянно старался понравиться.

Назар тоже все чаще «перетягивал» внимание на себя, шутил, пытался вовлечь ее в разговор. Ольге Назар понравился, и она уже не раз жалела, что тот не может вставать. Она не возражала бы познакомиться поближе, просто поболтать. Но при всех это невозможно, а выйти из палаты он не может. Поведение же Сергея начинало ее раздражать.

– Оказать услугу или позаботиться о больном – это одно. Но, мама, он начал строить глазки, и меня это раздражает! Он, как Генка, считает, что со своей внешностью может заставить женщин в ногах у него валяться! – возмущалась она, – но у него не то положение, чтобы быть неотразимым!

– Может, он просто боится, что тебе быстро надоест заботиться о нем? – предположила Галина Ильинична.

– Думаю, что если он еще раз попытается «подъехать», тогда я точно больше не пойду к нему, – решительно заявила девушка.

– А почему ты мне это говоришь, лучше скажи ему, – сказала мать.

– Ладно, завтра же скажу, – решила Ольга.

В этот момент в палату вошла медсестра, и Ольга замолчала. Был вечер, доктора ушли домой, и в больнице остались только дежурные врачи. Ольга посидела еще немного и собралась идти. В этот момент вошла дежурная медсестра со списком и сообщила:

– Вас на выписку завтра. Вас предупреждали? – спросила она.

– Мама, а почему ты мне ничего не говоришь?! – Ольга обернулась к матери.

– Я сама впервые слышу об этом! – удивилась Галина Ильинична.

– Вы в списке на завтра, – перепроверила медсестра. – Может, доктор забыл сказать при обходе? Или принял решение не в палате, а уже в ординаторской? Я не знаю. Но вас все равно должны были предупредить днем. Но даже если не предупредили, сообщаю, что завтра к обеду ваша выписка будет готова.

Ольга растерялась. Она была рада, что мама, наконец, будет дома и не нужно будет разрываться между работой, домом и больницей. От бесконечной спешки она устала. Но что же будет с Сергеем? Стоит ли посещать его? «Готова ли я ради него ездить в больницу?» – невольно спрашивала она себя и отвечала однозначно: «Если в ущерб маме – тогда нет!»

Медсестра собралась покидать палату, как вдруг в коридоре поднялся шум, забегали люди. Медсестра поторопилась выйти, чтобы узнать. Когда опытная дежурная медсестра пошла по палатам, ее молоденькая сослуживица, только после медучилища, сидела и заполняла журнал на посту. Сейчас она бежала со всех ног к своей сотруднице и наставнице:

– Он без сознания! Просто упал и все!!! – кричала она.

– Вызывай врача! Чего кричишь, дуреха! – прикрикнула на нее старшая.

Девушка развернулась и побежала обратно к своему столу, где стоял телефон, набрала номер и закричала в трубку:

– Срочно, первая травматология! Дежурного врача! Здесь парень в обморок упал около поста!

Старшая медсестра в этот момент подбежала к больному, проверила пульс, дыхание и с ужасом прошептала:

– Он не дышит!

Она быстро распахнула больному халат, бросила ему на лицо чью-то разовую использованную маску и начала делать искусственное дыхание «рот в рот» с непрямым массажем сердца. Когда прибежал врач, которого уже предупредили о том, что случилось, он приказал доставить дефибриллятор; персонал больницы предпринял последнюю попытку реанимации, но спасти человека не удалось. Вслед за медсестрой Ольга вышла из палаты и пошла к «посту», где на полу лежал мужчина. Приблизившись, она ахнула – это был Назар. После того как врач сообщил время смерти, а медсестра записала, Ольга оперлась о стену – голова кружилась, подташнивало. Она не могла представить, что такое может произойти! Только что этот сильный молодой человек разговаривал, смеялся, шутил… жил! И вот спустя лишь несколько минут его уже нет! И никто не смог помочь!

Вокруг лежащего Назара собрались все, кто только мог ходить! Врачи и медсестры пытались разогнать зрителей, но те только освободили медикам место для работы. Никто не уходил.

– Что произошло?! – спросил врач молоденькую медсестру.

– Этот больной все время пытался вставать! Мы его предупреждали, что у него не только нога сломана, а он все время нарушал постельный режим! – простонала она.

– Что он здесь делал?! – жестко спросил доктор.

Молоденькая сестричка заплакала.

– Он флиртовал со мной… Я заставляла его уходить и ложиться, а он не слушался! Говорил, что здоров как бык! Я даже убрала стул, чтобы он не сел, а шел в палату! Я специально не обращала внимания на его шуточки, писала, не отрываясь, чтобы он быстрее ушел! А потом он схватился за голову и упал! – она по-детски размазывала слезы по лицу.

Краска с ресниц оставляла черные полосы, но испуганная девушка не могла думать сейчас о своей внешности. Она очень испугалась. Видно было, что со смертью она тоже встречается не часто, хотя и пытается держать себя в руках. Кроме ужаса, вызванного происшествием, медсестра боялась, что именно ее обвинят в смерти пациента и посадят в тюрьму.

Ольга стояла несколько минут в оцепенении. Затем медленно ушла в палату матери. Когда она вошла, взгляды «лежачих больных» были обращены на нее.

– Парень из соседней палаты умер в коридоре, – прошептала Ольга, – только что…

– О Боже! – вырвалось у Галины Ильиничны.

– Господи, Боже мой! – прошептала другая женщина.

Остальные соседи по палате были еще в коридоре. Ольга села на постель матери, взяла себе воды и попыталась успокоиться. Больные возвращались к своим кроватям медленно, словно во сне. Они посидели, поговорили, кто-то подключился к разговору, другие отвернулись к стене, пытаясь осмыслить все, что увидели только что. Наконец Ольга немного пришла в себя и вспомнила, куда намеревалась идти до того, что произошло.

– Мама, я загляну к Сергею, предупрежу, что тебя выписывают, – обратилась она к матери.

Подойдя к двери в палату Сергея, Ольга остановилась, затем повернула ручку. Когда девушка вошла, больной спал или делал вид, что спит. В палате было тихо, кровать Назара стояла пугающе пустой. На тумбочке Сергея лежала выписка.

– Его тоже выписывают? – вполголоса спросила Ольга соседей по палате.

– Да… Сказали, в какой-то приют временно определили, – нехотя ответил пожилой мужчина.

– А потом? – удивилась девушка.

– Потом ему сказали в свой Узбекистан ехать. Здесь им заниматься никто не будет, – укоризненно покачал головой мужчина. – Так то… без бумажки ты – никто, а с бумажкой человек… В такое время мы живем…

Ольга растерялась, молча вышла из палаты, вернулась к матери и рассказала все, что сейчас услышала. Затем подумала и спросила:

– Мама, ты не будешь возражать, если мы его к себе заберем? Получается, что его просто выкидывают на улицу!

– Знаешь… Я то же самое хотела предложить, но я не в том положении сейчас. За мной приходится ухаживать. А просить тебя взять второго больного себе на шею я не решилась. Если бы я была здорова, тогда, не задумываясь, предложила бы… – вздохнула Галина Ильинична.

– Что ж, тогда я подойду к персоналу и предупрежу, чтобы они не в приют, а к нам его отвезли, – сказала Ольга и вышла из палаты.

– Вы странные! – воскликнули сразу несколько голосов, – две слабые женщины берете к себе больного мужика!

– А что он нам сделает? Крикнет громко? – пошутила старушка. – Он слабее меня, даже ложку держать не может!

– Но это же такая нагрузка!

– Да… Если Олечка решила, что выдержит… А я постараюсь быстрее выздороветь и помогать ей, – спокойно ответила Галина Ильинична.

Дежурная медсестра не сразу поняла, о чем Ольга говорит. Тело Назара уже увезли в морг, но у дежурных медсестер все еще тряслись руки. Молоденькая была уже умыта, но работать не могла. Услышав о решении Ольги, старшая поинтересовалась:

– А вы знаете, что ему нужно промывать катетер, который в его мочевом пузыре, и время от времени менять его?

– Нет, я не знала, – покраснела девушка, – а мы можем вызывать на дом врача?

– Вам это очень дорого обойдется. Для него как для иностранца все услуги платные. Вам придется учиться самой это делать. Завтра утром перед выпиской ему сменщица будет менять катетер. Я попрошу, чтобы она вас позвала и показала, как это делается. Вам обязательно нужно научиться! Кроме того не забудьте, что вам необходимо купить судно для больного, – закончила она, записала что-то у себя, наверное, чтобы не забыть и предупредить тех, кто ее сменит утром. Затем она пояснила: – Если повезет и он вдруг сможет сидеть, тогда вызовите врача и он удалит катетер из отверстия в животе. Но я сомневаюсь, что это потребуется. Настройтесь на долгий уход за больным. Если передумаете, то сможете сдать его по нашей выписке в тот же приют. Адрес там есть, – напомнила она и продолжила свою работу.

После разговора с дежурной медсестрой Ольга начала осознавать подробности того, с чем ей придется столкнуться, и немного растерялась. А сможет ли? Хватит ли сил и смелости ухаживать за больным посторонним мужчиной? Она вышла на балкон, расположенный рядом со входом в отделение, постояла, подумала, взвесила еще раз и пришла к выводу, что рискнет попробовать. Ведь сдать его в тот же приют, куда обычно попадают бомжи, она всегда сможет. Затем девушка вернулась в отделение и направилась в палату к Сергею. Когда Ольга сообщила о решении их с матерью, Сергей растерялся.

– Но… зачем это вам?

– Мы с мамой попытаемся помочь вам встать на ноги, – спокойно ответила Ольга, – а потом можете ехать куда хотите.

– Спасибо! – на глазах Сергея блеснули нежданные слезы, он едва сумел их сдержать.

С вечера Ольга подготовила кровати для больных, потому что им обоим нужен был ровный матрац. Сергею пришлось купить новый. Ольга радовалась, что даже при своей скромной зарплате смогла скопить кое-какие сбережения.

Утром Ольга пришла на перевязку Сергея, чтобы учиться. Девушка волновалась, что не справится, но, увидев, что нужно делать, поняла, что боялась напрасно: ей нужно было просто выполнять аккуратно и последовательно ряд манипуляций. «Не боги горшки обжигают» – вспомнила она поговорку, которую не раз слышала от мамы. Всему люди учатся. Получив все наставления от медицинского персонала, выслушав еще раз, какая она отчаянная и сумасбродная, Ольга отправилась в палату матери, чтобы помочь ей собраться.

Старшая медсестра сказала, что машина скорой помощи отвезет обоих больных в дом Ткачинских. Ольга была благодарна за любую помощь в ее трудах и заботах, поэтому не отказалась, и скоро санитары внесли больного к ним в дом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6