Людмила Шторк-Шива.

Тобол



скачать книгу бесплатно

– Отец, я пригнал лошадей, ты хочешь сходить к загону или сюда их пригнать?

– Куда я пойду, слепой!? До загона я не дойду. Я сяду здесь, у двери на скамейку, а ты прогони их мимо дома, вот я и послушаю музыку их копыт,… порадуюсь – вздохнул старик.

– Хорошо, я сейчас пригоню их – заверил сын и отправился к загону.

Берик подозвал к себе Каната и сказал.

– Ты встань на повороте от нашего дома на улицу и поворачивай коней за дом.

Затем он подошел к Самату, среднему брату и ему сказал.

– Ты стой на этом повороте за домом и когда лошади будут бежать к тебе, поворачивай их к Канату. А я около дома буду стоять, не дам им уйти на улицу, которая идет к магазину. Пусть они побегают вокруг дома, и отец подумает, что у нас табун не стал меньше, чем раньше.

– Ну ты, брат, хитрый! – удивились старшие братья – мы бы не так придумали! А тут и нам хорошо и отец не будет сердиться!

Так они и сделали, гоняли лошадей вокруг дома минут пятнадцать подряд. А потом угнали в загон.

– Молодцы, сыновья мои! – обрадовался Балтабай – я думал, что табун пропадет без меня. Что вы пропьете моих лошадей, а вы сделали мой табун больше!

– Не волнуйся, отец, все в порядке – соврал Берик – лошади твои здоровы, плодятся и размножаются.

Так и стали они обманывать старика. Как только он попросит «показать» ему лошадей, браться гоняют их вокруг дома, пока не сочтут что «количество» лошадей похоже на то, что было раньше.

Соседи, видя обман сыновей, только качали головами, не сообщали правды Балтабаю, жалея старика.

– Пусть хоть умрет спокойно, думая, что его табун в целости и сохранности, что дети его исправились и заботятся о хозяйстве – поговаривали соседи.

Ак-Тос и Лохматый не раз сидели на пригорке, смотрели, как несколько лошадей галопом скачут вокруг дома соседей и не могли понять, зачем они это делают, и на пастбище не убегают и в загон не уходят? Животным непонятна человеческая хитрость и ложь.

Горы защищали поселок от бурных ветров, укрывая с двух сторон широкое ущелье, которое разделялось веером еще на несколько ущелий удивительной красоты. Коровы, овцы и лошади паслись в ущельях по округе, иногда уходя в горы на пять, шесть километров. Местные жители привыкли искать скотину вечерами и гнать ее домой. В горах оставлять домашних животных было очень опасно, так как волки всегда готовы были найти животное первыми. И только отары с овцами люди угоняли далеко от поселка иногда на все лето. Но с овцами кочевали и чабаны с охранными собаками, иногда всей семьей собирали юрты и жили на горных пастбищах.

Хозяева Ак-Тос и Лохматого не кочевали со стадами, они жили в поселке, но собаки нередко уходили далеко в горы, охотясь на мелкую и не очень мелкую дичь. Охота в горах была запрещена, но на собак этот запрет не распространялся – собаке трудно объяснить смысл слова «заповедник». Хозяева решили, что для собаки достаточно того, что она поняла запрет охоты на овец. Когда Ак-тос принесла зайца, хозяин не был удивлен, он спокойно похвалил собаку.

– Молодец, кормилица, говорил хозяин, обращаясь к собаке.

Затем звал хозяйку – жена, Ак-тос нашей Карлыгаш мясо принесла.





Ак-тос как и многие алабаи была очень сдержана и даже флегматична. Она не любила бурных проявлений чувств, поэтому не ждала больше ничего. Полностью довольная собой и вниманием хозяина, она уходила на место к своим щенкам. А хозяева радовались уму собаки. Хозяин отдавал добычу собакам, и Ак-тос спокойно наблюдала, как щенки, разорвав добычу, поедали мясо каждый в своем уголке. Однажды Ак-тос принесла и положила перед Карлыгаш маленького барашка, за что была наказана. Барашка не отдали собакам, а закопали в землю в месте, где собака не могла выкопать его. Больше та не охотилась на ягнят. Расспросив всех соседей в округе, хозяин узнал, что они с Лохматым проделали путь почти в десяток километров, чтобы не красть барашка у ближайших соседей, хотя в округе почти все держали скот.

Кобель – производитель по кличке Лохматый был обычным почти гладкошерстым алабаем, неизвестно за что получившим свою кличку. Он был примером терпения и спокойствия, позволял детям хозяев делать с собой все. Если ему становилось больно, пес вставал и уходил, даже не рыкнув на детей. К дрессировке относился несколько необычно – только через день – другой выдавал то, чему его учили, но с собственным отношением к команде. Пытаясь научить Лохматого носить хлыст, хозяин бился целый день, в конце дрессировки махнув рукой.

– Он безнадежен!

Но назавтра Лохматый принес хлыст и ткнул рукояткой в руку хозяина, словно спрашивая:

«Тебе это было нужно?»

– Ну что же ты вчера мне не приносил его? – возмутился хозяин.

Лохматый только повилял обрубком хвоста и спокойно удалился. Но через время он приносил почти все, что его просили, и для этого не нужно было давать ему понюхать вещь. Хозяин, ремонтируя старенькую машину во дворе и не желая идти за тряпкой для протирки, решил попробовать и приказал Лохматому:

– Лохматый, тряпку принеси!

Лохматый поднял голову, услышав свое имя, но команду, видимо, не понял. Тогда хозяин указал пальцем на тряпку и повторил команду. Каково же было его удивление, когда Лохматый встал и принес ее.

– Молодец! – обрадовано произнес мужчина.

Живя на окраине поселка, Ак-тос и Лохматый нередко уходили на охоту. Их не мог удержать ни один вольер, и хозяевам пришлось мириться с вольнолюбивым нравом своих питомцев. В один из осенних дней пара пригнала к дому крупного жирного барсука. Они не пытались его порвать, лишь подгоняли в нужном направлении. Барсук разъяренно и отчаянно прыгал то на одну собаку, то на другую, но вынужден был идти в направлении, которое выбрали собаки. Ак-тос и Лохматый загнали свою дичь в ближайший ручей и уже почти утопили ее, когда подоспел хозяин.

– Лохматый, Ак-тос! – окликнул он – оставьте его!

Но собакам нелегко было оставить добычу. Тогда хозяин надел грубые перчатки, опасаясь зубов довольно крупного для своей породы зверя и, подойдя к барсуку, взял его за загривок. Собаки покорно отдали добычу старшему. Они всегда соблюдали субординацию. Попытки спасти жизнь барсука не увенчались успехом, он умер. Хозяйка вытопила жир, оставив на зиму для натирания как лекарство от простуды, а мясо отдала собакам, но те не стали есть.

– Ты смотри! Избаловались! – возмутилась она.

У хозяев была еще одна самка для разведения, но она всегда оставалась во дворе или в вольере, Серая была спокойной, но трудно обучаемой. Ак-тос нередко гоняла ее, не подпуская к пище и к Лохматому, объявив монополию на большую часть двора и на кобеля, Ак-тос молчаливо заняла место «альфа-самки» как в волчьей стае. Ак-тос не знала о своем происхождении, но гены Рыжего волка напоминали о себе.

Однажды к хозяину Ак-тос пришел сосед.

– Я хотел сказать тебе спасибо за твою пару.

– А что случилось? Твоя отара же на дальнем пастбище?

– Мои чабаны несколько раз видели твою пару в стычке с волками. Они охраняют все наши отары от волков. Хорошо, что в нашем районе небольшая стая волков, а то порвали бы твоих псов.

– Я и не знал, что они до твоей отары доходят! – удивился хозяин.

– Не только доходят, но и держат ее под охраной – сообщил сосед – странно, что твоей Серой с ними не бывает.

– Я не знаю почему, но Ак-тос не приняла Серую в свою маленькую стаю, не любит она ее – усмехнулся хозяин, кивнув в сторону второй собаки, осторожно крадущейся к своей миске – гоняет даже дома, а с собой на прогулку ни разу не взяла. А Лохматый похоже, не хочет отношений портить со своей «подружкой». Он к Серой иногда ходит, но стоит только Ак-тос заметить их вместе, достается обоим. Стервозная собака.

– А Лохматый что, не гоняет Ак-тос? – удивился сосед – обычно ведь кобели не терпят, чтобы самки командовали.

– Не в нашем случае – рассмеялся хозяин – у них равные права и свои правила. Если Ак-тос эти правила нарушает, тогда Лохматый может на нее рыкнуть, но не слишком грозно, иначе встречает яростный отпор.

Наблюдая за парой, хозяин решил.

– Щенков Ак-тос я буду продавать дороже, чем от Серой. Она очень умна и, думаю, ее щенки тоже будут не глупыми.

И он снабдил всех соседей прекрасными пастушьими собаками. Соседи тоже предпочитали потомство Ак-тос, слава об уме которой прошла по округе, а сила и красота Лохматого принадлежала обеим самкам производителя. Через время хозяин собак принял решение.

– Жена, здесь, в поселке, я не смогу много выручить за наших щенков, поеду-ка я в район, на ярмарку. Может, больше выручу. Уж больно красивые они!

Глава 3



Тобол, Ума, Шериф, Соня и Рада были щенками третьего помета Ак-тос и Лохматого. Они задержались у хозяев дольше обычного, ожидая когда хозяин соберется в город на ярмарку и все получили себе дом далеко от родного поселка.

Тобол был гладкошерстным щенком, от прадеда ему осталась волчья лапа, обостренное обоняние и удивительно острый ум. Тобола купил егерь, одиноко живущий в горах Алатау.

Шериф обладал более длинной шерстью, был крупнее Тобола и спокойнее. Его купил проезжавший мимо ярмарки водитель – дальнобойщик, направляющийся на север Казахстана. Позже других щенков оторвавшись от матери, Шериф отправился в дальнюю дорогу. Он ехал в кабине машины, которая была больше сарая, в котором Шериф вырос. В кабине машины свободно размещались водитель со сменщиком, и щенку хватало места, чтобы побродить, размять лапы. Щенки чувствовали себя еще совсем маленькими, тогда как их рост превышал рост не крупной овчарки, и их старый хозяин научил их всему, что молодняк должен был знать в их возрасте.

Машина, увозившая Шерифа вдаль от родных мест, двигалась днем и ночью, водители сменялись, один из них обычно спал. Чистая степь скоро стала покрываться сосновым перелесками. Желтая, выгоревшая трава становилась все ярче и зеленее. Щенок много спал в дороге, а когда становилось совсем скучно, начинал скулить и тогда второй водитель усаживал его на пассажирское сиденье и Шериф мог наблюдать за дорогой. Это помогало, и щенок замолкал.

Дорога вилась темной лентой через луга с высокой травой, проплывали мимо частые перелески. Машина все продвигалась на север. Иногда новый хозяин выпускал щенка погулять. Скоро прогулки щенка становились короче, потому что хозяин боялся потерять питомца в высокой траве.

На одной из остановок Шериф с разбегу забежал в придорожную траву и мгновенно остановившись, рванул обратно, испугавшись целого роя комаров и мошки, поднявшейся с травы. Мошкара облаком вилась вокруг щенка, заставив его искать защиты у хозяина. Но уже при следующей остановке Шериф перестал обращать внимания на мошкару и наслаждался прогулками по высокой траве. Север страны покрыт лесами и лето наполнено жужжанием комаров и москитов, к этому Шерифу теперь нужно было привыкать, как ко многому другому в новом месте. Наконец машина остановилась и тяжело качнувшись, замолчала. Водитель взял свои вещи, надел Шерифу поводок. Щенок попытался оказать сопротивление, засунуть голову под сиденье, но его хозяин был непреклонен, и Шерифу пришлось смириться.

Водитель оставил машину во дворе сменщика и пошел к себе домой. В каждом дворе деревни жила собака, и все они посчитали своим долгом облаять новичка. Шерифа это очень пугало. Он не привык видеть столько людей и собак в одном месте. В поселке где он вырос дома были расположены намного дальше друг от друга и собаки не были привязаны у самых ворот. И вот, наконец, ворота во двор закрылись, и шум с улицы немного затих.

Дальнобойщик Рамзан не понимал характера алабаев и, приехав домой, посадил Шерифа на цепь. Шериф затосковал. Он плохо ел, нередко взбирался на свою огромную будку и смотрел вдаль, словно мечтая вернуться в родные горы. И все же порода брала свое – он вырос крупным, широкогрудым псом, но злым охранником так и не стал и хозяин был всегда им недоволен. Однажды в гости к хозяину пришел друг – скотовод. Увидев молодого алабая на цепи, Дамирбек возмутился.

– Держать алабая в качестве цепного пса – все равно, что ездить в поселковый магазин за хлебом на танке! Продай мне собаку!

– С удовольствием! – обрадовался Рамзан. – Я купил его для охраны, а он – никакой! Я подолгу не бываю дома, часто жена остается дома одна, вот и купил крупную собаку, а этот пес почти не лает. И встречает всех также как и тебя – виляет хвостом. Хорошо хоть, вид у него угрожающий, люди сами не подходят, а то поняли бы, что его можно даже погладить.

– А ты показывал Шерифу его владения?– уточнил гость?

– Нет, конечно! С чего это псу показывать двор?!

– Алабаи охраняют только то, что считают своим, а в твоем дворе его территория только то, что находится рядом с его будкой. Так что все твои посетители на его территорию не покушаются. Нужно было сделать так, чтобы он весь двор считал своим. Конечно, с обучением ты опоздал. Теперь трудно будет его научить всему что нужно. Но у нас кто-то повадился красть скот. Никак поймать не можем, постоянно узнают, когда нас дома нет. Короче, сколько ты хочешь за него? – Дамирбек решил сразу переходить к делу.

– Не дорого, хотя за щенка немало отдал. Но я разочарован в нем! – ответил Рамзан и на следующий день Шериф уже ехал в аул в кузове машины для перевозки коров.

По приезде на ферму новый хозяин подержал Шерифа на привязи два дня, чтобы тот привык к новому месту, затем взял с собой на луг, где паслось стадо молодых бычков, и начал обучение. Новое место Шерифу понравилось намного больше. Он почти не скучал по старому дому и старому хозяину.

Высокие травы лугов, сосновый бор и березовые колки радовали собаку, и он как щенок бежал впереди своего нового хозяина. Шериф быстро осваивал несложные правила выпаса скота, ведь с раннего детства он был рядом с матерью и старый хозяин тоже научил его многому, поэтому дрессировка проходила на удивление быстро.

У нового хозяина Шериф понял, что от него требуется и неукоснительно следовал правилам. Скоро хозяину уже не нужно было пасти бычков. Он на весь день оставлял стадо с Шерифом и тот охранял их от посторонних людей, не позволял разбегаться, не пускал бычков на засеянные поля и вечером пригонял домой.

– Это находка! – радовался скотовод Дамирбек. Если бы Рамзан узнал тебя и твои способности хотя бы вполовину, он загнул бы за тебя тройную цену! – приговаривал он, поглаживая Шерифа по крупной голове. Шериф помахивал обрубком хвоста, словно говоря:

– Да за твою доброту и такую свободу я тебе и не то сделаю!

Осенью новый хозяин увез всех животных в город, на рынок. И всю зиму Шериф отдыхал.

Следующей весной Дамирбек скупил, как обычно, по всей округе маленьких бычков, как только те от материнского молока перешли к взрослой пище. Он осматривал молодняк, опытным взглядом замечая признаки будущих размеров и породистость бычков. Это и было его работой. Через два года Дамирбек увозил большую часть бычков на бойню и лишь самые крупные и породистые уезжали от него в другие хозяйства на племя.

Скупив бычков у всех желающих продать их, Дамирбек показал телят Шерифу.

– Вот твое новое стадо, стереги и паси их.

Шериф помахал хвостом, словно подтверждая, что все понял. В этот момент к скотоводу подошел сын.





– Отец, смотри, Шериф совсем немножко ниже наших бычков. Его даже можно перепутать с одним из них!

– Да, Шериф почти такой же, как самый маленький из бычков – улыбнулся Дамирбек – А ведь он еще совсем молодой, почти щенок! Хороший пес! – одобрительно добавил он.

В конце недели вечером семейство отправилось в гости к родственникам. Весь скот спокойно стоя или лежа отдыхал в загонах, пережевывая траву, которой наполнили свои желудки на лугу. Шериф тихо спал на своем месте у дома. Вдруг прямо у загона остановилась машина. Такой машины не было в ауле, чужие, пришлые пожаловали. Словно нечаянно оба номера машины были плотно забрызганы грязью, ни одной цифры не разобрать. Как только машина затормозила рядом с его владениями, Шериф поднял голову, затем запрыгнул в загон и направился в сторону остановившейся машины. Непрошенные гости не заметили собаку среди телят.

Двое молодых мужчин с явными следами алкоголизма на лице, легко перепрыгнули через изгородь и направились к ближайшему теленку. Теленок лежал на земле, но при виде незнакомцев, направляющихся к нему, вскочил и попытался убежать. Парни преградили ему путь к бегству. Остальные телята вскочили со своих мест и сгрудились у противоположной части загона. Испуганный маленький теленок беспомощно раскачивался из стороны в сторону, стараясь найти путь к бегству, но мужчины не давали ему шанса. Вдруг от группы телят отделился один светлый теленок и со странным рычанием направился прямо на парней. Через мгновение грабители уже забыли о теленке и своих планах. Поняв, что «теленок» мчавшийся на них и тихим и грозным рычанием – это огромный пес с оскаленными зубами.

Едва успев перемахнуть через забор, грабители думали, что избавились от преследователя, но не тут-то было. Шериф, на первый взгляд тяжелый и немного неуклюжий, легко перемахнул через забор и продолжил преследование. В машину парни не успели заскочить. Они помчались по дороге что было сил, надеясь, что преследователь оставит их в покое, как только они пересекут границу владений этого пса. И парни оказались правы. Как только они пересекли невидимую границу, которая в сознании Шерифа являлась границей его владений, он прекратил преследование. Грабители остановились и перевели дух.

Но радовались парни не долго. Как только они попытались вернуться к машине, Шериф кинулся на них с яростью, заставившей их спасаться бегством еще дальше, чем в первый раз. Пес пропускал всех пешеходов, идущих по дороге мимо загона, но не их. Так прошло три часа. Грабители использовали все возможные уловки, чтобы забрать свою машину и все безуспешно. Наконец, к дому подъехал Дамирбек с семьей. Высадив семью, чабан поехал к загону, видя стоящую рядом с забором незнакомую машину.

Один из грабителей направился к своей машине, надеясь, что пес успокоится при виде хозяев. Но Шериф вновь бросился на чужака.

– Эй! Уберите своего бешенного пса! – закричал парень хозяевам – он не подпускает нас к нашей машине!

– Шериф, ко мне! – скомандовал хозяин. Затем повернулся к чужакам – А что ваша машина делает у нашего загона?

– Ну, мы вышли из машины по нужде, здесь же нет никого … а этот пес бросился на нас! – решил изобразить простачка грабитель, – да уберите же своего бешенного пса!

– Шериф! Стой здесь! – спокойно скомандовал Дамирбек и Шериф встал за его спиной, охраняя хозяина от всего мира.

Для владельцев телят грабители уже давно подготовили «басню», но Дамирбек много лет занимался скотоводством, и его трудно было провести. Но и доказать попытку воровства он не мог.

– Мой пес прекрасно понимает людей – спокойно, но строго ответил мужчина – смотрите, он всех прохожих пропускает, только до вас у него есть дело. Я не знаю, что здесь было, но запомните, завтра я заведу еще три-четыре таких собаки, чтобы такие как вы не ходили здесь «по нужде». А вас еще раз встречу – пристрелю, не буду полицию ждать. У меня как раз берданка солью заряжена, будете месяц отмокать, а потом уже сдам в полицию.

Непрошенные гости, наконец, смогли уехать, но в небольшом ауле Дамирбека почему-то совсем перестал пропадать скот.

Глава 4

Соне дали ее кличку за любовь ко сну. Почти всю ярмарку она проспала. Соня была немного полновата, спокойна и очень умна. Правила жизни и выпаса скота казалось, были прописаны у нее от рождения. Она не любила делать другую работу, но с малых лет старалась подражать взрослым в выпасе овец. С ярмарки ее увезли в аул Жабаглы в Аксу-Жабалинском заповеднике. Здесь Соне жилось привольно, но применить свои навыки она не могла – ей не пришлось пасти скот. Она была счастлива на новом месте, хотя южный Казахстан оказался в некотором роде для нее испытанием. Жаркое солнце не давало Соне покоя большую часть года, и только зимой она наслаждалась, в своей теплой шкуре. Соня выросла крупной спокойной собакой и стала спутником многих групп в походах по горам.





Ее хозяин – мужчина, которому недавно «стукнуло» сорок, хотя выглядел он значительно моложе своих лет, вел активный образ жизни и редко бывал дома. Его дом стоял на окраине села, и Соня любила бродить по склону горы у дома, выслеживая неосторожных сурков. Владимир заведовал туристической базой и очень привязался к своему питомцу, почти не расставаясь с ней. Сначала Соня нервничала, когда хозяин подсаживал ее в багажник своего автомобиля, но потом поняла. Если хозяин не открывает багажник, прежде чем сам садится в машину – значит ей придется ждать его самое малое пол дня. А если берет ее с собой – тогда его голос будет успокаивать даже во время переезда с одного места на другое. Владимир не любил быстрой езды, и Соню не очень трясло в багажнике. И она скоро сама с радостью запрыгивала в машину и спокойно сворачивалась на подстилке в багажнике, чтобы подремать дорогой.

Она посетила все красивые места области, куда забросила ее судьба, когда хозяин составлял возможные туры для своих клиентов или сам сопровождал группы, если все экскурсоводы были заняты. Она терпеливо ожидала снаружи, когда хозяин заходил в древние мавзолеи, куда животным запрещалось входить, радостно бежала вперед по горной тропе заповедника, распугивая крупных фазанов, когда он прокладывал путь для будущих групп пеших туристов.


Соня видела монументальные постройки древних веков, рядом с которыми даже люди смотрелись крошечными. Но она не любила ездить туда, потому что хозяин всегда оставлял ее ожидать около машины, а там было душно и очень жарко, особенно летом. Даже несколько минут ожидания казались ей вечностью, и Соня забиралась под машину, спасаясь от жаркого солнца. Собака с большим желанием ходила за хозяином рядом с заброшенными становищами древних племен, рассматривала с холма раскопки старого города.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3