Людмила Шилова.

Всё хорошо, или Шесть миллионов в пластилине. Роман и логлайны сценариев автора



скачать книгу бесплатно

© Людмила Викторовна Шилова, 2016


ISBN 978-5-4483-2888-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие – с энергией добра

Уважаемый читатель, ты держишь в руках первую книгу Людмилы Шиловой. Первая книга, как долгожданный ребёнок. Это и безмерная радость, и счастье, и тревога – как-то сложится судьба новорождённого? Тем более, книга тот «ребёнок», который приходит в мир совершеннолетним, следовательно, сразу отправляется в самостоятельную жизнь. Хочу пожелать тебе, уважаемый читатель, чтобы открыв эту книгу, ты открыл для себя и нового автора.

Прозу Л. Шиловой можно смело отнести к жанру женского или дамского романа. Хотя деление на жанры вещь условная. Если подходить формально, «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского – детектив, тогда как «Анну Каренину» Л. Н. Толстого вполне можно причислить к дамскому роману. Ведь драма и трагедия Карениной в том, что она идёт наперекор всему в стремлении к счастью. К тому самому женскому счастью, о котором грезят, которого добиваются герои дамского романа.

Сегодня этот жанр, как и детектив, наиболее востребован на книжном рынке. Отношение к нему со стороны книгоиздателя носит ярко выраженный коммерческий характер. А где коммерция, там штучного товара ждать особо не приходится, поток есть поток. Нередко эти книги пишутся холодным рассудком, с холодным расчётом, как «взять» читателя. Вроде бы всё есть – интрига, сюжет, герои, однако нередко всё это схематично, надуманно. Отсюда приходится автору щекотать нервы читателя забористой эротикой, подпускать кровавые сцены, добавлять чернуху.

Проза Шиловой выгодно отличается тем, что автор стремится идти от жизни, поэтому в её романе действуют живые люди. Людмила умеет «закрутить» интригу, нарисовать динамичную сцену, увлечь читателя (а что же дальше?), в то же время она пишет «включив» сердце. Герои Шиловой люди грешные, со своими слабостями и пороками, ошибками, бедами, подлостями, но они, утверждает автор, достойны сочувствия и милосердия. Автора волнует их судьба, он радуется и негодует вместе с ними, любит их.

И ещё об одном. Кто-то именует это свойство прозы волшебством, кто-то мотором, я выбрал для себя термин энергия прозы. Она может зависеть от многих факторов: интрига, язык, построение диалогов, ритм, накал страстей (не надрыв, конечно), композиционное решение и так далее. Открывая книгу, читатель попадает в силовое поле текста, оказывается под его обаянием, становится соработником автора, что-то меняется в его сознании, в душе (хотя бы на момент чтения) … Как и любая другая энергия, эта бывает положительной и негативной, светоносной и обратного знака. Выше отмечал, как может увлечь Л. Шилова своего читателя, принципиально важно – её проза служит добру. Автор стоит на позиции – концовка её произведений должна быть хорошей (тот самый хеппи энд). С этим принципом можно спорить, но сам факт говорит о многом – желании земного счастья своим героям.

Строгий критик, придирчивый литературовед, скорее всего, отыщет в первой книге Шиловой какие-то огрехи, предъявит к тексту свои претензии, тем не менее, не сможет не отметить безусловный талант автора.

Ну а мы, читатели, порадуемся за Людмилу Шилову, пожелаем ей новых и новых книг.


Сергей Прокопьев,

член Союза писателей России

г. Омск март 2013 года

Мои благодарности

Я благодарю моего дорогого мужа Александра и детей Алексея и Ирину за их терпение и веру в меня.


Отдельная благодарность за моральную и финансовую поддержку другу и предпринимателю Вячеславу Ивановичу Чеченеву.

Часть 1

Глава 1

– Никто не клюнет, пустая это затея! А если и клюнет, то либо альфонс, либо зек. Никого приличного по объявлению найти нельзя!

Елена Ивановна была категорична и резка. Она не одобряла затею девчонок поместить объявление на сайте знакомств.

– Почему Вы так думаете, Лена Ивановна? – Маринка капризно выпятила губу, надулась.

– Да ты почитай объявления – они же все одинаковые как близнецы-братья, вернее сестры. Все женщины молодые, красивые. Все поголовно с высшим образованием, офигенным интеллектом и потрясающим чувством юмора. Все вяжут крючком и мечут бисером. И всё для чего? Лишь бы найти себе какого-никакого бомжару! А потом всю оставшуюся жизнь жарить ему пироги, стирать носки и тащиться от счастья – я теперь не одна!

– Почему обязательно бомжару, попадаются и приличные самцы.

Это поддержала Маринку Лейла, женщина неопределенного возраста и национальности, но довольно определенных наклонностей. Она с энтузиазмом подхватила идею Маринки поискать мужика в интернете, будто в жизни ей этого добра не хватало.

– Вот смотри, какая прелесть – вдовец, высшее образование, без вредных привычек и материальных проблем. Металлург! 48/168. А 48 это возраст, вес, или… я не поняла, – Лейла расхохоталась. – Если это вес – его же сквозняком в форточку вытянет! Если это возраст – то для тебя, Мариночка, он староват. А если это то, о чем я подумала, Маринка, он мой!

Все дружно рассмеялись.

– Пора на работу, девчата, перерыв заканчивается.

Елена Ивановна была не в духе. У неё с утра болела голова – опять упало давление.

Подруги предложили поднять давление коньяком или мужиком, но Лену, ни тот, ни другой вариант лечения не устроил (коньяк она никогда не уважала, а мужика заводить не торопилась из-за своей консервативности в этом вопросе). Пришлось довольствоваться крепким кофе. В кафе «Экзотика», куда подруги заскочили в обеденный перерыв, подавали неплохой кофе.

– Ну, Леночка Ивановна, давай посмотрим еще немного, все равно начальства с обеда не будет, – заныла Марина, не отрывая взгляда от экрана монитора.

Мелькали фотографии мужчин, Лейла и Маринка сосредоточенно вчитывались в тексты объявлений.

– А действительно, что они до сих пор не при делах? – вдруг сказала Лейла, – все такие славные пацаны, положительные и симпотные.

– Да потому, что все врут в этих объявлениях! А фотографии сейчас можно на компьютере подделать так, что сам себя не узнаешь, – Лена держала свою линию. – Вспомните, какая я в паспорте, прям киноактриса. А всего лишь мне убрали морщинки у глаз и на шее и, пожалуйста, хоть сейчас на большой экран.

– Точно Лена Иванна, я вообще Вас не узнала на той фотографии. Но я всё равно понять не могу, какой смысл врать в объявлении? При личной встрече сразу будет понятно, что он придурок с бородавкой на носу и волосами в ушах! – Марина расстроилась. – Что же делать?

– Правду о себе писать надо, – Лена была непреклонна.

– И что же мне написать, что я недоучка, работаю посудомойкой и техничкой, живу в вагончике и коплю деньги маме на стиральную машинку! – Маринка чуть не плакала.

Хорошая, добрая девчонка, ей не очень везло в жизни. Доверчивая и немного наивная она влюблялась мгновенно в первого попавшегося проходимца. Из-за одного такого она бросила техникум, за другим притащилась на север, где он её вскоре выгнал. Осталась одна в чужом городе без прописки, профессии, работы. Устроилась в ночной бар мыть посуду, дали ей койку в вагончике и она воспряла духом. Всегда веселая и румяная Марина не упускала любую возможность подработать. И, слава Богу, стала намного осторожнее в отношениях с мужчинами.

– Слышь, Лен, а что бы ты написала о себе? – Лейла с хитрой улыбкой уставилась на Лену, – какую правду-матку?

– Никакую. Вы же знаете, у меня нет цели, найти мужичка «для приятных встреч на его территории». Я не для того ушла от мужа и уехала из дома.

– А для чего? – Лейла округлила глаза.

– Для того чтобы побыть одной и разобраться в себе, ну и подзаработать, конечно.

– Хорошее место ты выбрала «для того, чтобы побыть одной»! Да здесь мужиков, что комаров – и неизвестно кого больше и кто назойливей! Каждый раз, выходя на улицу – практически выходишь замуж! Как ты в этой толпе и суете собираешься быть одна? – возмущению Лейлы не было предела.

– Мои дорогие девочки, а что мы делаем в этом кафе, если «здесь мужиков, что комаров»? Леечка тебя что, уже реальные живые мужчины не устраивают, почто ты кинулась на виртуальных?

– Устраивают. Только вот под венец не зовут, – Лейла сникла.

– Ладно, девчонки, хватит ерундой заниматься, пойдёмте работать, – Лена попыталась подняться со стула.

– Вот уж нет, пока не напечатаю Ваше объявление, Лена Ивановна, не уйду! Диктуйте! – Маринка была серьёзна и непреклонна.

Лена улыбнулась:

– Хорошо, пиши: немолодая, полная женщина с вздорным, обидчивым характером и кучей хронических заболеваний, материальными и жилищными проблемами будет благодарна «нефтяной вышке» от 35 до 45,5 лет, согласившейся взять на себя все её заботы и решить все её проблемы. Замужество не предлагать. Курящим, пьющим, психопатическим личностям просьба не беспокоиться. Что, сохранила? Всё. Пошли.

За спиной Елены Ивановны послышался приглушенный мужской смех.

Подруги ошалело смотрели на Елену. Маринка даже икнула пару раз. Через минуту, уже одевшись, Лейла наконец спросила:

– А почему до 45,5?

– Вот не люблю когда мужчина старше меня и всё тут! – хохотнула Лена, подходя к выходу.

Мужчина в коричневом пальто ухмыльнулся и, быстро спрятав улыбку в шарф, пропустил женщин в дверях.

– Нет, ну так же нельзя писать, да какой дурак ответит на такое объявление! – возмутилась Марина.

– Вообще-то я рассчитываю на умного. И богатого. И имейте в виду, девчата, «нефтяная вышка» найдет меня именно по этому объявлению и гораздо раньше вас.

– А может, поспорим? – предложила Лейла.

– Нет, спорить я с вами не буду. Во-первых, я вообще никогда не спорю, а во-вторых, когда буду выходить замуж, не хочу, чтобы вы от зависти наговорили ему всяких гадостей про меня и про наше пари.

– Так как же – замужество не предлагать? – съязвила Лейла.

– Так это только моё мнение, а настоящий мужчина легко сможет меня переубедить!

С дружным смехом девчата сбежали с крыльца и быстро пошли по улице в сторону большого серого здания, а мужчина в коричневом пальто долго смотрел им в след.

Глава 2

В том же направление, минутой позже ехал черный «лексус». Мужчина, сидевший на заднем сидении, улыбался, чем явно раздражал своего спутника. Тот нервно курил, постоянно оглядываясь и поёживаясь. Черты его лица были искажены ни то досадой, ни то страхом. Яркий сине-желтый галстук съехал набок. Пальцы, державшие сигару, дрожали так активно, что не было необходимости стряхивать пепел, дорогое темно-синее пальто было помято и изрядно им усыпано.

– Успокойся Василий Фомич, все будет нормально.

– Что нормально, как нормально, когда эти козлы выбросили всю грязь в самый не подходящий момент! Столько времени, денег, сил все коту под хвост. Как можно быть спокойным, когда все летит к чертовой матери!

– В такой ситуации именно спокойным и надо быть. Или я чего-то не знаю Василий Фомич?

– Что за намеки, Дмитрий Николаевич! Вы меня обижаете.

– Ладно, друг мой, не истери, разберёмся.

Машина подъехала к центральному входу большого серого здания. Слева от входа отдавала золотом табличка «Юридическая консультация». Мужчины вышли из машины, поднялись на второй этаж. В дверях их встретила длинноногая и большеглазая секретарша, сдержанно улыбнувшись и приняв пальто, проводила в кабинет.

Там их уже ждали.

– Чтож, господа, продолжим. В свете открывшихся обстоятельств я бы хотел первое слово предоставить Дмитрию Николаевичу, – председатель комиссии был мал ростом и коренаст, на крупном красноватом лице с тяжелым подбородком и слегка обвисшими скулами как-то неуместно молодо блестели ясные голубые глаза.

– И что бы Вы хотели от меня услышать «в свете открывшихся обстоятельств». То, что конкуренты поместили в газеты компромат на меня и мою фирму – это не что иное как подтасовка фактов и проблема это не моя и решать её будем не мы и не здесь. Мой адвокат уже обратился с заявлением в прокуратуру о защите чести и достоинства, а что касается деятельности моей фирмы – вся наши дела на протяжении 12 лет легальны, а бухгалтерия прозрачна. А если у кого-то возникли сомнения на наш счет – пожалуйста, мы можем предоставить всю необходимую информацию.

Человек в чёрном, сидевший напротив, поморщился и попытался что-то сказать, но Богатырёв не дал ему раскрыть рот:

– То, что Вы, как представитель конкурирующей фирмы приложили руку к этим публикациям, я в этом не сомневаюсь. Я просто не могу понять – на что вы рассчитывали? Или Вы думали, что Василий Фомич, сливший Вам информацию, полностью в курсе всех моих дел? Зря Вы так, я давно уже ни кому не доверяю, тем более такому проходимцу, как Ивакин.

Ивакин сначала попытался что-то возразить, возмутиться, но постепенно сник, как-то пожух, как осенний лист после хорошего заморозка.

Человек в чёрном немного поёрзал на стуле, но ничего не возразил.

Повисло тяжелое молчание, даже часы в углу старались тикать тише. За окном ветер кружил снежинки и горстями бросал их в окна.

– Спасибо Дмитрий Николаевич. Другого ответа я от Вас не ожидал и, если честно, не придал особого значения этой грязной публикации. Когда готовятся такие важные сделки, всегда найдутся люди, желающие помутить воду. Вопросов у нас к Вам нет. Вся необходимая документация будет готова через пару дней, я Вам позвоню. До свидания, господа.

Выйдя на улицу, Дмитрий вздохнул полной грудью колючий морозный воздух, запахнул пальто и, садясь в машину, улыбнулся:

– Поехали, Сережа.

– Василия Фомича ждать не будем?

– Василию Фомичу с нами больше не по пути.

В ту же секунду распахнулась дверь, Ивакин выскочил на улицу, метнулся в одну сторону, но, увидев машину Богатырёва, резко развернулся и быстро, почти бегом, исчез за углом соседнего здания.

– Что это с ним? – удивился Сергей, разворачивая «лексус» и выезжая на улицу.

Дмитрий не ответил. Он сидел, откинув голову на подголовник и, прикрыв глаза, улыбался каким-то своим мыслям.

«А с ним-то что?» – уже про себя удивился водитель. Он не видел хозяина в таком благостном расположении духа уже несколько месяцев. Да и не удивительно – слишком много событий произошло в последнее время.

Сначала громкий и скандальный развод с Ирмой. Бесконечные суды из-за детей. Чуть все успокоилось, совладелец фирмы Богатырёва решил разделиться. Пока утрясали все юридические вопросы, подвернулось выгодное предложение – не справившись с большим потоком нефти и денег, пошел ко дну один из нефтяных магнатов. Богатырёв медлить не стал, оформил огромный кредит в банке и попытался выкупить часть нефтяного бизнеса. А поскольку охотников на этот лакомый кусочек было много, началась мышиная возня с привлечением всех не дозволенных методов и средств.

Но, кажется, и здесь ему повезло. Председателем комиссии был давний знакомый Богатырёва Иван Семёнович Чебоксаров, человек порядочный и очень щепетильный, с Богатырёвым они были знакомы еще по институту. Так-что через пару дней и этот вопрос можно считать решённым.

В делах ему везло всегда, может быть по тому, что сам умел и любил работать не жалея ни сил ни времени, чего и от своих сотрудников требовал. А вот как проглядел Фомича? Дмитрий знал, что Ивакин играет, но не предавал этому значения, не мог подумать, что так всё далеко зашло.

Дела делами, а вот в личной жизни у Богатырёва был конкретный застой. После развода он пытался пару раз завести роман, но… Наталья не понравилась его детям, после первого же знакомства они восприняли её в штыки, она питала к ним такие же негативные чувства. Расстался с ней Дмитрий скорее с облегчением, чем с сожалением.

Фотомоделька Анжела слишком большое значение предавала его деньгам и его телохранителю Геннадию (как впоследствии оказалось, именно Гена и подложил её хозяину, улучив подходящий момент). И Анжела с Геннадием исчезли за горизонтом, туда же отправилась и Нина.

Устроившись няней к его детям, она так старалась побыстрей оказаться в его постели… Слава Богу, у Дмитрия хватило благоразумия не жениться на ней. Наглая и горластая, она надолго отбила охоту к амурным делам у своего бывшего работодателя.

Но не это сейчас заботило Богатырёва. Отсудив у бывшей жены детей, он столкнулся с самой большой проблемой своей жизни – дети были одни, он никак не мог найти подходящую няню. Кандидатуры потенциальных нянь, подгоняемых знакомыми, друзьями, агентствами по найму не выдерживали испытания его детьми. Виталя и Марьяна расправлялись с ними быстро и безжалостно. Недостаток своего внимания Богатырёв компенсировал подарками – он выполнял все капризы детей. Прекрасно понимая, что это не выход, что этим он портит ребят – но изменить ситуацию в настоящее время не мог. И больше проводить времени с детьми тоже пока не мог.

В школу и детский сад возил ребят Борис – друг и телохранитель Дмитрия. Не раз, убедившись в его преданности, Богатырёв доверил ему и безопасность своих отпрысков.

Кормила их семью соседка по лестничной площадке Надежда Григорьевна, она же и присматривала за детьми, когда отец задерживался на работе или отправлялся в командировки.

Глава 3

Вернувшись в диспетчерскую после обеда, Елена Ивановна занялась своими обычными делами. Работы с обеда было не очень много – почти все машины разъехались утром. Оформив все необходимые бумаги, Лена с легкой грустью смотрела в окно. Ветер стих, снег медленно и неохотно падал, застилая все вокруг белым, пушистым покрывалом.

В суматохе последних дней у неё совсем не было времени спокойно подумать, зачем она здесь? Лена старалась гнать от себя эти мысли. Толи по тому, что боялась признаться себе, что совершила большую ошибку, уехав из дома. А может быть, правильно сделала?

Приехав на север, и, устроившись работать фельдшером в автопарк крупной нефтяной компании, Лена поначалу обосновалась в общежитии. Её кабинет находился рядом с диспетчерской. Проработав месяц и, не дождавшись смены, Лена осталась на вторую вахту.

Девушка, работающая диспетчером, ушла в декретный отпуск. Лена исполняла её обязанности какое-то время, да так и осталась. В одном помещении с диспетчерской и медицинским пунктом была крохотная комнатушка, что-то типа бытовки, в неё Лена и перебралась. Так получалось, что на работе она находилась практически круглые сутки.

Доброжелательная и улыбчивая, постоянно в хорошем расположении духа, с добрым чувством юмора Лена пришлась очень к месту. Водители быстро привыкли к ней, относились с уважением и даже с нежностью. Оторванные от дома, от своих семей вахтовым методом работы, они видели в ней кто сестру, кто мать, кто добрую разговорчивую соседку. Постепенно привыкнув к её строгости и требовательности в работе, после работы заходили поговорить, посоветоваться, часто пожаловаться на жизнь. Лена поила их чаем, угощала доброй беседой и участием.

Поначалу некоторые пытались ухаживать. Но Лена всегда с улыбкой, но решительно осаживала ухажеров, так что расставались они без обид. На некоторых особо настойчивых кавалеров наводили угомон друзья-товарищи Лены Ивановны, приводили в чувства.

Однажды в конце октября уже после девяти часов вечера Лена собралась в душ. Душевые находились в этом же здании, но идти надо было через проходную. Поздоровавшись с вахтером Семёнычем, не высоким плотным мужичком с неожиданно густым низким голосом, Лена прошла в левую дверь. В небольшой вестибюль открывались несколько дверей душевых кабинок.

Помывшись и кое-что постирав, она уже одевалась, когда за дверью её кабинки послышалась возня. Неожиданно дверь с грохотом распахнулась, шпингалет со свистом пролетел мимо уха и на пороге нарисовались два молодых полураздетых пьяных парня.

Внутри у женщины всё похолодело, но она ничем не выдала свой страх.

– Мальчики, что ж вы так припозднились, я уже почти оделась, – Лена с улыбкой шагнула им навстречу.

Рассчитывая на менее радушный прием, парни немного растерялись. Их секундного замешательства ей вполне хватило – в следующее мгновение один из них получил удар ногой в пах, а второй локтем в челюсть.

На крыльце проходной курили несколько парней, работников автопарка – Ваня Петровских земляк Лены и два брата Тимошенко из Томской области. Они уже собрались уходить, когда резко открылась дверь и на крыльцо вывалилась странная троица.

Одного из своих «гостей» Лена вывела, заломив ему руку за спину.

Другого, с разбитым в кровь лицом, она вела за ухо, как нашкодившего школьника.

При виде «процессии» у Вани изо рта выпала сигарета, а младший Тимошенко закашлялся, поперхнувшись дымом.

– Парни, побеседуйте с моими кавалерами, пока я оденусь, – Лена, с трудом разжав пальцы, отпустила «добычу» и вернулась в душ. Резко закружилась голова, затошнило, началась тахикардия, сердце выскакивало из груди – у нее всегда так было, страх приходил позже. Вымыв руки и, с трудом обув на босу ногу сапоги, Лена накинула куртку и, скидав все остальные вещи в пакет, вышла из душа.

На крыльце её ждали Ваня и запыхавшаяся, перепуганная Лейла. С их помощью Лена с трудом добрела до диспетчерской и рухнула, не раздеваясь, в кровать – и вот только теперь у неё началась истерика.

Лейла накапала и дала выпить подруге валосердин, нашла валидол. Присев перед кроватью на колени, гладила Лену по голове, едва сдерживая слезы.

За окном, мигая фонарями, подъехала «скорая помощь». Из проходной вывели, почти выволокли, избитых до полусмерти, наспех одетых парней, посадили в «скорую». Пожилой доктор зашел осмотреть Лену. Лишних вопросов не задавал – ему уже всё объяснили.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное