Любовь Черникова.

Испытание



скачать книгу бесплатно

Пролог

Позолоченные двери ресторации «Жар-птица» распахнулись, и слуга в абрикосового цвета ливрее с золотыми кантами и обшлагами низко поклонился, сохраняя на лице бесстрастное выражение.

– Господин Грейл, вас уже ждут.

– Спасибо, – Райхо позволил второму забрать шубу из чёрного соболя и прошествовал за первым, оставляя мокрые следы на паркете – на улице третьи сутки без устали валил снег.

Первый зал пустовал, занятыми оказались лишь пара столиков – непогода заставила изнеженных обывателей Птичьего Терема сидеть по особнякам и предаваться хандре за кружкой горячего пряного аррога. Слуга подвёл Райхо к одной из кабинок и, открыв дверцу, отступил с поклоном, пропуская гостя внутрь.

– Благодарю, – кивнул ему Райхо и вошёл.

В кабинете за столом ожидала девушка, одетая в прямое алое платье с длинными рукавами. Её плечи укрывала горжетка чёрного коротко-стриженного меха, сливающегося цветом с уложенными в высокую причёску волосами. На шее, запястьях и в завитках укладки мягко сверкали утренней росою многочисленные даманды. Она поднялась навстречу, опустив долу чуть раскосые карие глаза, и присела в низком реверансе, достойном сильных мира сего своим изяществом. Мелодичный голос прозвенел хрустальным колокольчиком:

– Мой Тан.

– Пайшан.

Богатенький праздношатающийся простак Грейл тин Аллария неуловимо изменился, превращаясь в Райхо Справедливого, Хэпт-тана пятнадцатого клана сагалийских ассасинов. Самого молодого, малочисленного и, пожалуй, самого скандального из всех. Перед юной асс-хэпт стоял её господин.

– Пайшан, – голос Райхо прозвучал устало, – Надеюсь, ты вынудила меня бросить дела и притащиться в такую даль, чтобы сообщить о завершении задания? – Хэпт-тан переживал, справится ли Сафуил без него? В последнее время появилось много нежеланных заказов.

– Да, мой Тан. Книга. Она здесь, – девушка взяла со стола густо-красный, в тон собственному платью, свёрток, перевязанный золотой лентой. Склонив голову, на вытянутых руках подала его Райхо.

– Наконец-то! – он взял свёрток, развернул, не замечая пристального, исполненного затаённой тоски, взгляда.

Внутри оказалась потёртая холщевая сумка на длинной лямке, а в ней угадывался увесистый томик. Хэпт-тан облизнул губы, не веря, что держит в руках величайшую реликвию Ордена. Едва совладав с дрожью в пальцах, вынул и положил книгу на стол. Погладил обтянутую коричневой кожей обложку, открыл наобум посередине, любуясь ровными строчками мелких символов. Понял, что без труда разбирает древние руны – времени на их изучение было потрачено много, теперь ассасин знал – не зря.

Райхо одобрительно кивнул ученице. Ответом была лучезарная улыбка и чуть заметный румянец, выступивший на высоких скулах, да мягкий отблеск счастья в глубине карих с поволокой глаз.

– Но почему так долго? – Хэпт-тан не мог позволить асс-хэпт расслабиться. В его клане должны быть только лучшие.

– Я не имела возможности часто появляться в деревне.

Там все как на ладони, а трогать Защитника ты не велел. Кроме того, он хорошо её спрятал, либо держал при себе все это время. Пришлось придумать запасной план.

– Трогать этого конкретного Защитника, во-первых, было опасно для тебя. Во-вторых, навлекло бы ненужные подозрения на заказчика.

Райхо помедлил, прежде чем задать интересующий его вопрос: «Киррана тин Даррен…»

Мысли то и дело возвращались к этой почти незнакомой девушке. Стоило чуть расслабиться, отвлечься, как перед глазами вставал её образ. Это напоминало наваждение, и однажды он, не выдержав, отправил Пайшан записку с приказом понаблюдать за девчонкой. Зачем? Хэпт-тан и сам не знал ответа на этот вопрос. Возможно, потому, что не мог забыть реакцию своей силы? Или ощущение тепла, которое испытал с ней рядом? Ощущение чего-то родного, будто оказался дома? Он не мог разделить для себя, где заканчивается одно и начинается другое, и это мучило, не давая спать по ночам. Райхо давно нигде не чувствовал себя в безопасности, всегда готовый к любому повороту событий с тех самых пор, как ему пришлось стать ассасином. Нет он не жаловался, он сам выбрал такую судьбу много лет назад, но теперь впервые задумался, что же дальше?

Было и ещё кое-что, в чём Райхо не хотел себе признаваться.

Он ревновал. Ревновал, понимая, что не имеет на это никакого права. Понимая, что мало кто устоял бы перед чарами Паситы тин Хорвейга, перед его положением и богатством: «Так почему Киррана должна была противиться? Разве что из-за запрета на серьёзные отношения, предписываемого Защитникам Кодексом? – Райхо мысленно усмехнулся: – Кого-то ещё волнует Кодекс?»

Наконец, Хеп-тан решился.

– Пайшан, – начал он словно невзначай, не отрывая глаз от страницы, – тебе удалось проследить за девчонкой?

– Да, мой Тан. Я немного понаблюдала, но это было непросто.

– Отчего же?

– Она почти все время проводила рядом с Защитником, к ним нелегко было подобраться…

– Они вместе? – Райхо, постарался чтобы вопрос прозвучал бесстрастно, но его мышцы непроизвольно напряглись. Усилием воли ассасин заставил себя расслабиться и выпустить из пальцев страницу.

– Нет, она не та девка, с которой Защитник проводит ночи. Эту – он бьёт.

– Что?!

Пальцы Хэпт-тана дрогнули, невидящий взгляд застыл на слегка надорванной странице. Райхо сосредоточился на подавлении закипевшей внутри силы.

В глазах Пайшан промелькнуло удивление:

– Прости, я не так выразилась, – исправилась девушка, пытаясь сообразить, чем ей грозит сказанное. – Скорее, Защитник её тренирует. Просто очень жёстко… Даже жестоко, – асс-хэпт посчитала, что лучше умолчать о случае, свидетелем которому была однажды.

– Тренирует? Ну да, этого следовало ожидать. Значит, тин Хорвейг в курсе о том, кто она… – Райхо, наконец, справился с собой и задумался.

– Да. С наступлением зимы они с утра до ночи дерутся. Раньше он обучал её наукам. Об этом рассказал один из его помощников. Тот, который помог раздобыть книгу. Я его убила, – ответила она, предупреждая вопрос, – больше никто меня не видел.

– Что если найдут тело?

– Не найдут. Там, где прошла голодная Стая, ничего не остаётся, – Пайшан поёжилась, вспомнив одновременно жуткое и завораживающее зрелище, кое представляла собой тысяча бегущих волков.

– Стая! – Райхо вскинул голову, и его глаза сузились. Юной асс-хэпт почудилось, что каждое сказанное слово закапывает её все глубже. Но что не так она сделала? Почему Тан сердится? Она же достала книгу, и ни одна живая душа про это не знает.

– Да, Стая пришла в деревню…

– И ты посмела уйти? Ты оставила девчонку там? – глаза Хэпт-тана засветились белым. – Если она погибла, ты пожалеешь, что осталась жива!

Пайшан ни разу не видела Хэпт-тана в таком состоянии, и ей стало страшно. Соскочив со стула, асс-хэпт бросилась к ногам господина.

– Райхо! Мой Тан, прости, я не думала, что это важно. Ты не говорил, что я должна сохранить ей жизнь любой ценой… Не отдавал такого приказа!

– Ты права, – ассасин встал со стула и смерил шагами кабинет. Желваки ходили ходуном: «О, если бы я мог разорваться! Я должен был сам…» – он едва не зарычал и, круто развернувшись, подошёл к окну, борясь с нахлынувшими эмоциями. Нельзя, чтобы ученица видела, что творится в душе. Он сильнейший, у него не должно быть слабостей, он – Райхо Справедливый и носит это прозвище заслуженно. Побелевшие пальцы сжали подоконник, и полированное дерево жалобно скрипнуло. Борясь с эмоциями и с новым приступом бунтующей силы, ассасин не сразу осознал, что именно говорит ему, стоящая на коленях асс-хэпт.

– Райхо, мой Тан, тебе не о чем волноваться. Киррана жива. Я воспользовалась суматохой и смогла проследить. Поначалу они отправились к знахарке, но даже не зашли внутрь. Она цела, просто её сила вырвалась на свободу.

Хэпт-тан обернулся, теперь уже стараясь скрыть облегчение, от которого, казалось, ноги подкосились. Он спокойно опустился на вычурный резной стул с мягкой обивкой, хотя хотелось попросту плюхнуться: «Боги! После таких потрясений стоит отменить все назначенные на сегодня Грейлу визиты и провести вечер лёжа в горячей благоухающей маслами и травами ванне при свечах, потягивая крепчайший ханаретто, чтобы успокоить нервы. А потом выспаться как следует».

– Я сначала глазам не поверила, но когда волки набросились, она сражалась, как фурия, убивая с одного удара каждого, – в голосе Пайшан зазвенело искреннее восхищение. – А Защитники запаздывали. Они бы не успели добежать, но тут девчонка использовала силу. Зверей расшвыряло в стороны, как котят. Защитников, кстати, тоже.

Волки?! Защитники?! Чего ещё он не знал? Ему определённо нужен отдых. Все оказалось намного сложнее. Он сильно ошибся, считая, что Киррана в безопасности рядом с ненавистным тин Хорвейгом. А ведь ещё в прошлую встречу мог бы понять, что все не так, как кажется.

– Тан, – голос асс-хэпт прозвучал робко, – но как такое возможно, а? Она же женщина. Не бывает ведь женщин-Защитников?

– Не знаю, Пайшан, пока не знаю. – Райхо положил руку на Книгу Излома. – Но я обязательно выясню.

Глава 1

1.

Пасита легко взбежал на крыльцо, будто и не проделал всего пути с Кирой на руках, и Нааррон задумался, способен ли Крэг на подобный подвиг?

«Сам бы я точно не смог донести сестру, разве что если бы тащил волоком?» – на этой мысли адепт решил, что постарается уделять больше времени физическими упражнениями, и вместе с остальными ввалился внутрь нетопленой избы.

Тин Хорвейг, недовольно поморщившись, осторожно уложил Киру на постель. Сев рядом на краешек, провёл по щеке тыльной стороной руки, потрогал лоб, сжал маленькую, испачканную кровью ладошку и, нелестно помянув какого-то Харилу, обернулся к друзьям:

– Ледяная! Растопите печь, ей срочно нужно тепло, и налейте воды, ушат должно быть где-то там, – он указал на дверь.

К счастью, спорить никто не стал, да и неподходящий для этого сейчас был момент. Нааррон бросился закладывать в топку дрова, а Крэг завозился в сенях.

– Слишком долго, – проворчал тин Хорвейг нахмурившись.

Если бы не эти два идиота, он бы попросту разделся и согрел девчонку своим телом – это самый действенный метод, особенно если ты Защитник. Хотя был у этого способа один серьёзный недостаток – Пасита боялся, что не сможет удержать себя в руках. Он мотнул головой, отгоняя неподобающие ситуации мысли, и в его глазах блеснуло пламя. В комнате стремительно потеплело, и Нааррон, отшатнувшись от полыхнувшего в печи пламени, подивился мощи Защитника.

Вернувшийся с ушатом Крэг испытал болезненный укол зависти – лихо подогреть лавку это одно, а моментально прогреть целую избу… Он отогнал от себя разрушительные мысли и налил воды из загодя наполненного кем-то ведра. В конце концов Пасита далеко не первый, чей потенциал превышает его собственный, не расстраиваться же теперь из-за этого? Но все же, не удержавшись, сунул руку в ушат, подогревая воду. Это незамысловатое с виду действие стремительно истощало его резерв. Как ни странно, вот такие вот и требуют, порой, больше силы, чем половина боевых приемов.

– Ставь сюда.

Пасита указал на табурет возле кровати и, скинув кафтан, выудил из шкафа чистое полотенце. Намочив край, осторожно стер кровь с лица Кирраны. Затем проделал то же и с руками.

«Волосы придётся вымыть потом, – тин Хорвейг принялся расплетать косы: – Давно тянуло это сделать».

Отодвинув ушат в сторону, он стянул с охотницы сапоги, расстегнул и снял куртку. Собрался было снять штаны, но обнаружил, что Нааррон уже приоткрыл рот, собираясь возмутиться, а Крэг весь напрягся, и его выражение глаз стало воистину убийственным. Это зрелище развеселило Паситу. Криво усмехнувшись и не сводя глаз с нежданных гостей, он заботливо накрыл Киру двумя одеялами, подумал мгновение и набросил сверху ещё волчью шкуру.

– Это должен был сделать я, – запоздало дёрнулся возмущённый Нааррон.

– О, заучка, ты сделал уже все что мог, когда залечил её раны. Не переживай так. Я, между прочим, знаком с твоей сестрой подольше, чем ты сам. Поверь, мы с ней достаточно близки, – он ухмыльнулся, наблюдая за реакцией.

– А у тебя здесь всегда такой бардак? Хоть бы прибрался, прежде чем приводить гостей, – не удержался от подколки Крэг, которому сильно не нравилось, как по-хозяйски распоряжается тин Хорвейг и как он разговаривает.

Пасита хотел было съязвить в ответ, но вдруг побледнел, увидев разбросанные книги.

– Боги, нет! – прошептал он севшим голосом, отказываясь верить глазам.

Не надо было подходить близко, чтобы понять, Книги Излома нет на месте. Сиротливо распахнув вырезанные изнутри страницы, на полу валялась «Большая энциклопедия родов Ярроса». Защитник устало опустился на стул, и его горький смех огласил горницу: «Похоже, так будет всегда. Боги жадны. Они дают одно, но непременно отнимают другое».

– Случилось что? – нейтрально поинтересовался Нааррон и тут же напоролся на взгляд, не обещающий ничего хорошего.

В этот момент Кира пришла в себя.

2.

Что-то лезло в рот и щекотало лицо.

«Как будто бы мех? – открыв глаза, охотница поняла: – Волчья шкура!»

Дети. Волки. Внутренности. Оскаленные пасти и повсюду кровь… Скользкая от неё рукоять ножа… Перед глазами встало безнадёжное сражение со Стаей, но, как обычно, чем все закончилось, Кира не помнила.

– Стая! – она резко села и тут же зажмурилась, когда комната вместе с присутствующими в ней пошла в пляс.

Нааррон не успел сделать и шагу, как Пасита и Крэг одновременно оказались рядом, едва не столкнувшись лбами. Зло зыркнув на тин Хорвейга, первым заговорил Крэг:

– Кира, как ты? – в золотистых глазах отразилась искренняя тревога.

– Волки! Что с детьми? Мне надо туда, – Кира сделала попытку встать, но тело не послушалось, а движение отдалось болью, вырвав невольный стон.

– Отвали, молокосос! Ей и без тебя несладко. Пошёл вон!

– Сам отвали! – отмахнулся Крэг, не обращая внимания на его слова.

– Заткнитесь оба! – неожиданно для всех, в том числе и для себя самого, рявкнул Нааррон и опустился на колени рядом. – Сестренка, все в порядке. Стая ушла, ты молодец. Справилась. Пасита, где отвар, который дала знахарка?

– Тише, девочка, тише, – Пасита, преодолев слабое сопротивление, осторожно, но настойчиво уложил её обратно.

Крэг тем временем занял его место и тихо сказал:

– Ты сделала невероятное – победила Стаю. Теперь надо отдохнуть. Не бойся, я буду рядом, – он легонько сжал ей пальцы.

Кира ответила тем же, почувствовав приступ благодарности и что-то ещё. Поняла, что не желает отпускать его руку. Хотелось просто прижаться щекой к этой тёплой ласковой ладони, закрыть глаза и уснуть.

«И чтобы потом, когда проснусь, Крэг бы вот также, улыбаясь, сидел здесь и смотрел на на меня своими необычными глазами, – Кира перевела взгляд на нависшего над ними тин Хорвейга: – И чтобы этот оказался где-нибудь подальше…»

– Проваливай! – грубый окрик развеял мечты. Защитник вынудил Крэга отойти в сторону, и сам занял его место. – Выпей-ка, – он приподнял Киру, придерживая за плечи, и поднёс фляжку к губам. Выжидательный взгляд, в котором плескалась странная смесь тревоги и торжества, удивил и смутил. Стало неловко находиться так близко, прижиматься боком к теплому телу.

«Он же меня считай, что обнял!»

Некстати припомнились развратные сны, а от мысли, что она сейчас в той же самой постели, стало ещё хуже, но на сопротивление не осталось сил. Кира решила не устраивать скандала, успокоив себя тем, что рядом её брат и курсант Крэг.

«Вон, он даже ближе подошёл, навис внушительно так. Следит за каждым движением Паситы».

Тут же раздался голос Нааррона, оттеснённого плечистыми Защитниками в сторону:

– Мне определённо не нравится, что у постели моей сестры трутся два мужика, которые даже не являются родственниками. Это выходит за рамки приличий, не находите?

Крэг тактично отодвинулся подальше, но Пасита, пользуясь своим положением, прижал её к себе еще крепче и ответил:

– Смею заметить, твоя сестра сейчас находится в моей постели, – он издал короткий смешок. – Как бы неоднозначно это ни звучало.

Кира, в это время послушно отпивала очередной глоток – матренино зелье уже не раз выручало, но при этих словах поперхнулась. Нааррон оправился от замешательства быстрее остальных:

– А ну отойдите! – он выхватил фляжку из рук Паситы, одновременно хлопая охотницу по спине. – Я здесь, пока ещё, единственный целитель. К тому же, Киррана тин Даррен моя сестра. Тин Хорвейг, не советую об этом забывать, – припечатал он неожиданно холодно.

Защитники нехотя повиновались. Пасита привычно занял место на стуле, а Крэг отошёл и привалился к стене, скрестив руки на груди. Воцарилось молчание, которое нарушил тихий голос Киры:

– Отведите меня домой, пожалуйста, – на этот раз ей удалось самостоятельно сесть и даже спустить ноги.

– Ты ещё слишком слаба, чтобы идти. Переночуешь здесь, – Пасита был непреклонен. Криво улыбнувшись, добавил шёпотом: – Договор, Кира!

– Если Киррана хочет домой, она пойдёт домой, – Крэг оттолкнулся от стены и выпрямился разворачивая плечи. – Если она сама идти не сможет, я донесу.

Тут Кира заметила, что все её учебники в беспорядке валяются на полу, и вопрос вырвался сам собой:

– Пасита, а где Книга?

Защитник, не делая тайны, много раз доставал её и прятал при ней. Когда Кира увидела это впервые, посмеялась, ведь Каррон столько лет хранил книгу просто на полке, и ничего с ней не случалось. На что Пасита ответил, времена изменились, и теперь это слишком ценная вещь, чтобы относится к ней так беспечно. И вот толстая энциклопедия с вырезанными страницами валяется на полу, а внутри ничего нет…

– Книга?! – Нааррон побледнел. – Кира, ты сейчас говоришь о той самой Книге?

– Да, наверное.

– А что, тут все уже о ней знают? – тин Хорвейг с негодованием повернулся к охотнице: – Ты вот так запросто рассказала двум незнакомцам про Книгу Излома? Кира, ты меня поражаешь!

– Мы не незнакомцы! Я её родной брат. И да. Киррана рассказала нам о Книге, потому что именно за ней мы и пришли.

– Да неужели?! – Пасита оскалился. – Тогда я почти рад, что её спёрли! – он резко вскочил, уронив стул. Отворив двери в сени, громогласно гаркнул:

– Ха-ри-ла!

Кира втянула голову в плечи, когда Защитник повернулся. В его глазах разгоралось красное пламя.

– Проблемы с самоконтролем, тин Хорвейг? – буднично поинтересовался Нааррон, едва сдержавшись, чтобы не вытереть потные ладони о штаны.

Тот одарил его нехорошим взглядом, но каким-то чудом адепту удалось сохранить самообладание. Глубоко вздохнув, Пасита вернулся к окну, где застыл, вглядываясь в темноту. Крэг показал другу поднятый вверх большой палец. Нааррон ответил вымученной улыбкой и сделал вид, что вытирает со лба пот. Наблюдая их жестикуляцию, Кира едва не прыснула. Теперь она окончательно убедилась, что с тин Хорвейгом можно и нужно бороться.

– Книги у меня больше нет… – ровный голос Защитника раздался через некоторое время. – Не думал я, что тин Шнобберы окажутся такими шустрыми… Плохо, – он повернулся к гостям: – Ночуйте сегодня здесь. Ты, – Пасита упёр палец в грудь Нааррона, – присмотри за сестрой. Ляжешь на лавке. А ты, – он указал на Крэга. – Тебя я не оставлю рядом с девчонкой, не надейся. Будешь ночевать в сенях вместе со мной. Холод тебе не страшен, или твоих жалких силёнок даже на это не достанет? – тин Хорвейг презрительно поморщился.

– Холода я не боюсь. А ты, вижу, по себе всех равняешь? Думаешь, я способен навредить Кирране?

– Навредить? – Пасита поднял брови, делано удивившись, затем хмыкнул, оценивающе осматривая курсанта. – Не в этом дело. Просто уж больно рожа у тебя смазливая. Не хочу, чтобы моя девочка смотрела на неё засыпая, – «моя девочка» он выделил голосом, радостно наблюдая, как все присутствующие напряглись.

Защитник постарался, чтобы фраза прозвучала нарочито шутливо, но на деле припомнил свои особенные сны. Он не сомневался, их причиной была сила Киры, другого объяснения просто не могло быть. Сюжет же этих снов, без сомнений, принадлежал ему самому. Он был творцом: «Ну не девчонка же это все придумала в конце концов? Для подобного она слишком невинна». От этой мысли на лице Паситы сама собой нарисовалась плотоядная улыбка. В этот момент он встретился глазами с Кирой, и девчонка вздрогнула, будто догадавшись, о чем он думает.

Но следующая мысль, заставила посерьёзнеть и взглянуть уже на Крэга: «Парень плавится, словно воск с ней рядом, – это нервировало, – Выгнать бы его, вообще, из избы, да только девчонку тогда тут точно здесь не удержишь. Новоявленный братишка заберёт её с собой».

Настаивать и ссориться с Настоятелем лишний раз не хотелось. Как бы молод ни был Нааррон тин Даррен, но занимает высокий пост, а, значит, могут возникнуть неприятности: «Если, конечно, заучка осмелится их устроить».

– Давай уже, двигай, – Пасита застыл в дверях, ожидая, пока Крэг первым выйдет из комнаты.

– Никак сам хочешь на меня перед сном полюбоваться? Ну так ладно, смотри, только руками не трогай, – поддразнил Крэг.

– Береги зад, мало ли что мне ночью приснится, – не остался в долгу Пасита.

– Свой береги! – огрызнулся Крэг.

Кира, выпучив глаза, наблюдала за этой перепалкой, стремительно краснея.

– Заткнитесь оба! – рявкнул Нааррон, – Тут девчонка нецелованная, а они языки распустили, будто курсанты на плацу!

– Не такая уж и нецелованная, – Пасита недвусмысленно подмигнул возмущённой Кире, и вышел-таки первым.

Крэг застыл вперившись в неё вопросительным взглядом. Красная как рак охотница вдруг разозлилась: «Как вы мне все надоели!»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8