Любовь Черникова.

Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за!



скачать книгу бесплатно

– Гляжу, ты в порядке.

Ага, в полном. Учитывая, что пытался себя восстановить, но мало чего добился. Великая Мать, вот бы перекинуться… Дверь не заперта. Вырубить этого, и на волю…

Кажется, фанатик прочел мои мысли:

– Не вздумай бежать! – и неожиданно прибавил: – Не сейчас.

Я вопросительно склонил голову и тут же поморщился, простое движение отозвалось волной боли во всем организме.

«Чтоб вас реликты сожрали, уроды!» – от души пожелал приложившим меня культистам.

Мужик снова хмыкнул, на этот раз – с пониманием.

– В общем, так. Слушай внимательно, повторять не буду. Веди себя хорошо, не дергайся прежде времени, и мне не придется доказывать, что я круче того, кто тебя изловил. Это ясно?

Точно! Это же тот самый, что вырубил Халли! Здоровый. С таким будет непросто совладать. И видно, не абы кто, а тренированный не хуже меня, да к тому же маг крови, если не соврал. Но проверять догадки желания не было, и так голова точно из осколков собрана.

– Так ясно? – с нажимом повторил вопрос гость.

Согласно опустил веки, на более бурное проявление эмоций не хватило энтузиазма. Сейчас главное – тянуть время и пустить все силы на восстановление, иначе мне не выбраться.

– Здесь еда и вода. – Культист указал на пол справа, где обнаружился поднос с нехитрой снедью. – Сиди тихо, и я передам Халли, что с тобой все в порядке.

Это что, угроза?! Сглотнул, борясь с мгновенно подкатившей к горлу дурнотой, и собрал все силы воедино.

Рывок не удался, мигом раньше меня словно приковало к полу.

– Тварь!

– Сказал, же не дергайся! – Мужик недовольно скривился, поднимаясь. – Думаешь надолго тебя хватит? Еще раз-другой – и превратишься в овощ. За девушку не переживай. Пока я присматриваю, никто здесь ее не тронет.

Дверь клетки за ним затворилась, лязгнул замок, а через несколько мгновений исчезли и незримые цепи, что не давали пошевелиться.

С чего это он так о Халли печется? Что вообще происходит? Или я ничего не понимаю, или по моей башке слишком много раз били за последнее время. Совсем котелок не варит.

Теперь, когда враг ушел, можно было позволить себе слабость и броситься к кувшину. Сушняк был такой, точно я три дня в кабаке ничего, кроме «Имперской», не употреблял. Причем не закусывая. Руки дрожали, и ледяная влага щедро лилась на грудь, пока жадно хлебал, чувствуя, как постепенно приходит в нормальное состояние одеревенелый язык. Вода оказалась свежей и чистой, явно из родника или ручья. И такой холодной, что сводило зубы, – на вершинах лежали не тающие круглый год ледяные шапки.

Сперва полегчало, потом резко замутило. Еле успел отползти в дальний от плошки с едой угол, где все выпитое вышло наружу. Напился заново, хорошо хоть кувшин приличного объема, и вода осталась. Да уж, магия крови – отвратительная вещь.

Утолив жажду, мгновенно ощутил, насколько голоден, но опыт уже показал, как неуместна спешка. Осторожно попробовал сероватую бурду с божественным запахом овсянки.

Надо же! Она, родимая!

В животе громко заурчало и будто образовалась бездонная дыра. Вот и минусы оборотника – сутки прошли, а жрать охота, будто неделю не кормили… Понятно, всему виной затраты на восстановление, зато что-то мне подсказывает, был бы обычным человеком – вряд ли вообще выжил бы после такого. К счастью, желудок принял пищу благосклонно, больше не тошнило, и я принялся неспешно есть. Выпитая вода придала сил, мне удалось немного подлечиться, и теперь я мог нормально дышать и сидеть.

Пристроив на коленях деревянную плошку, принялся нарочито медленно жевать, спешить мне пока некуда. Усмехнувшись, осмотрел мощные прутья, что и реликта удержат. Просветы между ними узкие, ладонь не просунуть. Да, сбежать будет непросто. Интересно, тот культист… Похоже, он знает, что мы с Халли знакомы. Вопрос: откуда? И откуда она знает, что я здесь? Может, это банальная проверка? Если так, то я себя выдал, когда попытался на него броситься. Глухо застонав, ударил затылком о бамбук и мгновенно пожалел о собственной неосмотрительности, когда шею и голову пронзило болью.

Отодвинув опустевшую плошку в сторону, прикрыл глаза и потянулся к потокам энергии. Нужно побыстрее восстановиться, чтобы быть во всеоружии, когда кто-нибудь тут снова появится.

Глава 2

Халли Эрпи

Заставила себя дышать ровно, а хотелось кричать. Перекинуться. Разорвать в клочья тех, кто сделал подобное с живым человеком. С моим… С тем, кого…

Как же мало воздуха!

Со слезами совладать помогла только ярость. Именно к ней я всегда прибегала, чтобы не выдать собственных чувств. Постаралась сконцентрироваться и нарастила ментальный щит, насколько хватило способностей. Наверное, сейчас я была, что тот самый Кхамлэ: в камнях и то больше эмоций.

Оленерогий как-то странно покосился, и я уткнулась себе под ноги.

– Куда вы его? – спросил мой сопровождающий, указав подбородком на лорда Эллэ.

Я украдкой продолжала следить. Не думаю, что любопытство выглядит противоестественно в подобной обстановке.

– Кхамлэ покажем, – ответил третий, что шел сбоку. – Кажется, его не было в списках.

Отчего-то в этом человеке я без труда признала мага крови, а вот те, что держали Райда под руки, были обычными людьми.

– Ты идиот, Агнелис? – спросил мой провожатый с издевательским спокойствием.

Узколицый мужчина с темными жидковатыми волосами и смуглой кожей недовольно дернул щекой, а мой конвоир ткнул большим пальцем в олений череп на своей голове.

– Я, по-твоему, просто так это на башку напялил?

– А-а-а! – понимающе протянул тот, кого назвали Агнелисом.

– Ага-а-а! Этого – за мной, – скомандовал он удерживающим Райда культистам.

– Но… – возмутился было узколицый.

– Я сам разберусь, а ты приведи себя в порядок. Кхамлэ в любой момент за тобой может послать. Наверное, помнишь, что он не любит, когда правила нарушают?

В темно-карих глазах узколицего промелькнул страх. Не проронив больше ни слова, он сорвался с места и зашагал в сторону, где был натянут тент и стояло несколько походных шалашей. Похоже, пошел наряжаться. Я уже отметила, что фанатики, которые утром выглядели вполне обычно, с появление большого босса поспешили принять «традиционный» вид.

Распорядившись, где разместить пленника, оленерогий чуть помедлил, дождавшись, чтобы конвоиры отошли подальше, а потом тихо спросил:

– Знаешь его?

Предпочла промолчать.

– Знаешь, – прозвучало утвердительно, и оленьи рога качнулись.

Еле сдержалась, чтобы не сглотнуть.

Может, броситься в ноги? Умолять их не причинять Райду вреда? Обещать, что сделаю все, что скажут? Но я словно оцепенела. Да и какой в этом прок, когда чудесная во всех отношениях магия крови легко и непринужденно загнет в любую позу? Лучше притворюсь, что Райд для меня не ценнее прочих пленников. Может, это позволит его хоть немного уберечь? Тем более так и не поняла, что культистам нужно конкретно от моей персоны.

Мы вернулись к клетке, где довелось ночевать. Она располагалась на приличном удалении от прочих и от самого лагеря – тоже. Я бы сказала, стратегически выгодная позиция. Рядом были и другие, но все они пустовали.

Интересно, с чего бы такое отношение?

Тоскливо покосилась в сторону опушки. Оглушить бы этого здоровяка приемчиком, что выучила на улице, и рвануть, да побыстрее. Зуб даю, он такого не ожидает, так что вполне может выгореть.

– Это обязательно? – нагло взглянула на тюремщика.

Нет, ну а вдруг? Тот даже улыбнулся в ответ. В сочетании с закрывающим половину лица черепом выглядело жутковато.

– Для твоей же безопасности. – Распахнув дверь, он кивком головы приказал войти.

– А если в туалет захочется?

– Принесу ведерко.

– Угу… – нехотя шагнула внутрь, зверея от собственной покорности и бессилия. – Неси.

Если во время аудиенции у Кхамлэ я решила дать деру при первой же возможности, то теперь не смогу бросить Райда. К горлу подкатил комок, стоило перед глазами встать жуткой картинке. Синяки, кровь… Но страшнее всего было наблюдать его безвольно волочащиеся ноги. Если спина перебита, то… То вряд ли ему можно помочь. Великая Мать! Охрани! Защити! Зажмурившись и согнувшись пополам от обуявшего безотчетного ужаса, собравшегося болезненным комом в районе желудка, зашептала молитву.

Столь важное для души занятие прервал шорох. В дальнем от входа углу прямо на глазах рос гриб, похожий по форме на лисичку. Знакомое дело, у меня дома несколько таких же, да и в самой академии навалом. Еще минут через пятнадцать в моей тюрьме появился вполне приличный санузел, даже с маленьким светильником.

Вскорости все тот же оленерогий принес мне завтрак – овсянку, пару блинчиков с мясом и маленькую фарфоровую чашечку кофе, хотя я предпочла бы воду или чай. И на этом спасибо. Морить себя голодом точно не собираюсь.

– Странно… – уставилась прямо на тюремщика, будто хотела проколоть его взглядом насквозь. Как же велик соблазн использовать эмпатию…

– Что именно тебе кажется странным? – Тон культиста был заинтересованно-доброжелательным, а эмоциональный фон подтверждал это наблюдение.

Похоже, он совершенно не расценивает меня как противника. Ну и ладненько.

Культист, уже успевший переодеться и снять свой головной убор, поставил поднос прямо на пол и одним ловким движением раскрыл походный табурет, который держал под мышкой. Уселся. Интересно, чего ему надо?

– Ну так что ты считаешь странным?

– Да все. Зачем я вам?

– Ты нужна Кхамлэ, а зачем – это он тебе сам расскажет, когда придет время.

– А вы?

– Что – я?

– Вы отличаетесь от остальных. Явно выше прочих по положению, но возитесь со мной точно гувернантка какая?

Голубоглазый вздохнул и просиял.

– А если скажу, что мне приятно это делать? Сама понимаешь: не так много хорошего во всем этом. – Он неопределенно повел рукой, как бы указывая на происходившее снаружи.

– Жуть! – Я передернула плечами.

Оленерогий прыснул.

– Жуть первое или второе?

– Все жуть, но первое – особенно.

Несколько мгновений культист удивленно смотрел на меня, а затем расхохотался в голос.

– Значит, не стоит рассказывать, что переодевал тебя тоже я?

– Точно не стоит! Вот зачем это, а?

И правда, знать подробности совершенно не хотелось. Теперь и разговаривать с ним сложнее, стоило подумать, что он меня видел в чем мать родила.

Фанатик снова рассмеялся, а мне стало как-то невесело.

– Ладно, не тушуйся. Сказал же: пока ты здесь, тебе ничего не грозит. Я понимаю, какие слухи о нас ходят. Большая часть из них правда, но никто тебя не принесет в жертву и, – он чуть помедлил, – не посмеет тронуть и пальцем. Уж поверь, по доброй воле нарушать приказы Кхамлэ никто не рискнет.

Дождавшись, пока доем, оленерогий забрал поднос и унес раскладной табурет. Остановившись у выхода, вдруг спросил:

– Ничего не хочешь сказать?

– Спасибо? – удивленно подняла брови я и категорично отрезала: – Нет.

Культист снова огласил смехом окрестности. Кажется, я сегодня только и делаю, что его веселю.

– Может, желаешь что-нибудь спросить? – задал он наводящий вопрос, попав в самую точку, но я продолжала молчать, хотя язык так и жгло. – Ну как знаешь, Халли, – прежде чем дверь затворилась, вдруг назвал он меня по имени.


Райд Эллэ

Похоже, морить пленников голодом у культистов принято не было, ну и я не стал выпендриваться, съел все до крошки – неизвестно, когда доведется перекусить в следующий раз. Чувствовал себя по-прежнему неважно, а потому решил поспать, пока есть такая возможность, но прежде перекинулся – у зверя сон чутче и регенерация намного выше, да и лежать на полу в волчьей ипостаси удобней.

Засыпая, думал о Халли и о странных словах культиста: «Не сейчас». Что оленерогий этим хотел сказать?

Разбудили шаги. Услыхав их, обернулся человеком задолго до того, как кто-то приблизился к моей клетке. Судя по запаху, снова Агнелис – тот маг, что так неудачно перешел мне дорогу. Плохо. Вспомнив предупреждение оленерогого, всерьез обеспокоился – воздействие магией крови вредит мозгам, а я против этого воздействия совершенно беззащитен.

Притворился спящим на всякий случай, но фанатик не стал снова надо мной издеваться. Недовольно сопя, потоптался под дверью, подергал ее раз-другой и ушел. Урод источал злость и раздражение, точно гнилой плод груши-реликта – смрад и зловонную жижу. Волна его эмоций была настолько мощной, что окружающие и без всякой эмпатии, должно быть, чувствовали себя неуютно. Убью при первой же возможности, дай только сил, Великая Мать!

К моменту, когда принесли завтрак, я умудрился снова задремать.

– Дрыхнешь? – поинтересовался фанатик вместо приветствия. – Правильно делаешь!

Оленерогий улыбнулся так, будто и правда рад был встрече. Надо сказать, увидев его, я отчего-то невольно испытал облегчение, но, как и вчера, предпочел обойтись без слов.

– Все верно, – одобрительно кивнул болтливый культист, сунув мне в руки миску. – Многозначительное молчание придает суровости облику мужчины. – Он хохотнул. – Кстати, Эллэ, с ипостасью поосторожнее – шерсть повсюду, и псиной воняет. – Он демонстративно сморщил нос.

Псиной?! А вот за это можно и в морду! Заставил себя прирасти к месту. Стоп! Эллэ?! Откуда он знает, кто я такой?! Мне-то его рожа совсем незнакома.

– Не кипятись и прислушайся к совету: поешь, отоспись как следует, пока есть возможность.

– Шаман, ты тут? – негромко позвали снаружи.

Приложив палец к губам, оленерогий одарил меня новой улыбкой, точно девицу, и вышел.

– Ты велел присматривать за пленницей… – начал было подошедший.

– Ну?

– Там это… Агнелис ошивается. Замок на клетке проверял, как бы не натворил чего.

– Спасибо!

Звонко хлопнув товарища по плечу, культист поспешил прочь. Его крепкое ругательство донеслось одновременно с лязгнувшим замком – второй фанатик не забыл меня запереть.

Промежутки между толстенными бамбуковыми стволами были слишком узкими, и я смог лишь примерно определить направление, куда ушла рогатая нянька. Отвратительное чувство! Тот гад угрожает Халли, а надеяться мне не на кого, кроме как на адепта культа Кровавой Луны! Подумать только!

От беспокойства заметался по тесному узилищу, затем заставил себя сесть на место. Совершенно растеряв аппетит, поел, не чувствуя вкуса пищи. Время текло точно густой кисель, новостей все не было, а попытки прислушаться к происходящему по-прежнему отдавались острой болью в мозгах.

Судя по полосам света на полу, время приближалось к полудню. Солнце припекало, стало душно. Вдруг в лагере началась какая-то суматоха. Мимо провели группу пленников, а затем те исчезли во вспышках мобильных порталов. Сквозь щели я сумел разглядеть, как каждому пленнику вручали такой, а затем человек отходил в центр огороженного круга и активировал его. Это вызывало беспокойство. Что делать, если и Халли тоже отправят невесть куда?

Позже из доносившихся обрывков разговоров смог понять: это вернули тех, за кого заплатили выкуп. Вот как? Интересно, а их родственники сообщат безопасникам о случившемся или скроют сию позорную тайну? В очередной раз подивившись, как мало мы знаем о культе и как далеко простер он свои щупальца, переключился на иную проблему, перед которой отступают и теряют важность все прочие: хотелось в туалет.

Вчера как-то было не до того – травмированный магией крови организм поглотил без остатка всю влагу. К тому же, валяясь в отключке, я весь день голодал. Не поел толком и дома на самом странном в моей жизни ужине. Но сытная кормежка с вечера и какой-никакой да завтрак закономерно привели к логичному исходу, и проблема с каждой минутой усугублялась, требуя немедленного решения.

Когда солнце, садясь, снова поменяло расположение линий на полу клетки, я готов был на стену лезть и плакать. И даже вполне серьезно подумывал использовать для нужд дальний угол своего узилища. В этот момент про меня наконец вспомнили. Впрочем, особой радости я не испытал: подсознательно-то ждал оленерогого, но притащился тот, кого звали Агнелисом.

Терять было нечего, и, понадеявшись на темноту и внезапность, я бесшумно скользнул к косяку и притаился, намереваясь свернуть фанатику шею, как только тот войдет. Но колдун был готов. Не в силах противиться жуткой магии, я точно кукла зашагал прочь и с размаху уселся на твердый пол, отбив многострадальный зад. Узколицый культист беспрепятственно вошел и, воровато выглянув наружу, тщательно прикрыл за собой дверь.

– Оклемался? Тем интереснее. – Он нетерпеливо потер ладони.

Садист как пить дать! Эмпатия подсказала: сейчас будет больно. Очень больно. Я уже хорошо представлял, что ждет, и заранее осознавал, что просто-напросто позорно обделаюсь. Эта мысль отчего-то особенно удручала, и я пожалел, что столько медлил с «походом» в дальний угол.

– Ничего не хочешь мне рассказать?

Вместо ответа бросился на фанатика, превозмогая чужую волю. Голова тотчас взорвалась ослепляющей болью, когда мешком свалился на пол. Как бы быстр я ни был, все без толку. Как противостоять магии крови?

Негромкий дробный смех раздался откуда-то сверху, надо мною нависло его лицо, норовящее превратиться в уродливое мутное пятно, – перед глазами плыло.

– Говори, пока еще можешь.

– К-Кхамлэ… – выдавил подслушанное днем имя, надеясь, что страх перед местным боссом его охладит.

Агнелис плюнул, но промазал, судя по тому, как характерно шлепнуло рядом, а мне вдруг отчего-то стало смешно. Да он же хоть и маг крови, а всего лишь слабак и ничтожество, упивающееся мнимой властью.

– Чего лыбишься, тварь?! Сейчас будешь скулить и лизать мне сапоги!

Очень скоро я был готов приступить к исполнению этой угрозы, но боль неожиданно отпустила. Я уже толком не видел, но понял – это оленерогий.

– Какого беса творишь, идиот?! Кто тебе позволил его трогать?

– Это мой пленник! Я его поймал! А ты, Шаман, совсем зарвался, – зло затараторил Агнелис. – Думаешь перед Кхамлэ выслужиться? Тебе уже девки мало? На шаг не отходишь, вот и развлекайся с нею дальше, а этого оставь мне!

Пинок пришелся куда-то в бедро. Как ни странно, от этой боли прояснилось в мозгах, и я наконец сумел сфокусировать взгляд.

– Даже не пытайся, – зло ухмыльнулся мой защитник. – Со мной это не проходит.

– Не стой у меня на пути, Шаман! – В голосе узколицего послышались визгливые нотки. – Я кое-что про тебя знаю. Кхамлэ тоже все станет известно, если…

Я не дал этой твари договорить. Собрав все силы для рывка, вскочил и столкнул позабывших про меня культистов черепушками. Раздался глухой треск, и оба осели на пол, не помогла им хваленая магия крови. Надо было бы добить, да отступившее ненадолго желание опростаться вернулось с новой силой. Я притворил плотнее дверь и направился в дальний угол.

Закончив с неотложными делами, первым придушил Агнелиса. Этой твари нет места под кронами, именно такие и творят то, о чем нормальному человеку даже подумать страшно. А на оленерогого рука не поднялась. Дурацкое чувство благодарности помешало покончить с ним, вместо этого принялся обыскивать фанатиков. Как ни странно, мои вещи обнаружились именно у Шамана. Победно сжал в кулаке маленькую коробочку с кольцом, прежде чем сунуть в нижний боковой карман штанины. Ключ-портал поместил в верхний правый.

Едва собрался покинуть временное пристанище, как снаружи засуетились.

– Ты Шамана видел? – спросил кто-то у кого-то.

– Нет.

Тут же раздались приближающиеся шаги.

Бесы! Как же не вовремя-то! Когда уже уверовал во спасение, особенно печально попасться снова. Окинув взглядом клетку, уставился на рогатый череп, занимающий немало места, – улыбчивый культист снял его перед тем, как войти внутрь.

Помогай, Великая Мать!

Отворил дверь и одновременно наклонил голову, напяливая череп, а затем отвернулся, старательно запирая замок, ключ от которого обнаружил у Агнелиса при обыске.

Уже стемнело, надеюсь, мой план сработает.

– О! Шаман, – похоже, меня и правда со спины спутали, – Агнелис с тобой? Говорят, его тут видели.

Я отрицательно мотнул головой.

– Угу. А не знаешь, где он может быть?

Пожал плечами.

– Ну да ладно. Там это, Кхамлэ хочет видеть твою девчонку. Сам приведешь?

Кивнув, я уверенно зашагал к концу длинного ряда пустующих клеток, надеясь, что не перепутал направление и что очередной приступ боли после столь жестокого воздействия магией крови не скрутит в неподходящий момент. После пытки магией крови оборотнические способности были недоступны, я мог только понемногу себя восстанавливать. В остальном пришлось полагаться на человеческие возможности.

Я шел вдоль длинного ряда пустых клеток, и это наводило на мысль: здесь не просто временный лагерь, скорее, перевалочная база. Да и непохоже, что культисты куда-то торопятся, они будто ждут чего-то. Если случится чудо и мы выберемся, обязательно пошлю сюда людей, а лорд Яррант пусть занимается отпущенными пленниками. За размышлениями добрался до последней клетки и понял: не ошибся. Халли здесь.

Принялся подбирать ключи на внушительной связке, надеясь, что никто не обратит внимания на то, как я тут долго вожусь. Стоило поспешить. Раз Халли требует этот их Кхамлэ, то скоро Шамана хватятся, если только раньше он сам не придет в себя и не поднимет тревогу. Эх, не надо было его жалеть!

Замок наконец тихо щелкнул. Приоткрыв дверь, я убедился, что поблизости никто не ошивается, и только тогда стащил с головы дурацкий череп с рогами. Халли вроде как спала, свернувшись калачиком на вполне приличном походном одеяле. Неподалеку на полу стоял поднос с остатками трапезы, да и посуда была добротной. А в дальнем углу и вовсе разместился предмет роскоши – из пола рос настоящий гриб-унитаз. Оленерогий и правда хорошо заботился о маленькой волчице. Может, не зря я сохранил ему жизнь? Пусть лучше сдохнет в честном бою… Хотя какой честный бой, когда речь идет о маге крови? Нет, надо было и его прибить, пока имел возможность!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное