Любомир Бескровный.

Вся Отечественная война 1812 года. Полное изложение



скачать книгу бесплатно

Планы войны

Французский план

Наполеон долго и тщательно готовился к походу на Россию. Нужно было приложить много усилий для того, чтобы собрать огромную по тому времени армию. Два года потребовалось Наполеону, чтобы мобилизовать силы, необходимые для этого похода.

Сосредоточение французских войск началось уже в 1810 г. и производилось в большой тайне. Их передвижение облегчалось тем, что по условиям Тильзитского мира французские гарнизоны занимали основные прусские крепости (Шпандау, Кюстрин, Штеттин и др.). Вскоре французские гарнизоны расположились в Пиллау и Кёнигсберге.

К концу 1810 г. на Нижней Эльбе стоял 60-тысячный Эльбский обсервационный корпус Даву. Этот корпус состоял из лучших контингентов и являлся основой для развертывания других войск. На Рейне располагалось 100 тыс. войск Рейнского союза. Варшавское герцогство имело под ружьем 30 тыс. человек. Таким образом, в первой линии Наполеон имел около 200 тыс. человек. Кроме того, в его распоряжении были: 45-тысячный наблюдательный корпус, базировавшийся в Северной Франции и Голландии, 40-тысячный франко-итальянский корпус, находившийся в Северной Италии, а также 20-тысячный саксонский корпус. Всего во второй линии было более 100 тыс.[90]90
  См. Бонналь. Виленская операция. Современное военное искусство в стратегии Наполеона с января 1811 по июль 1812 г., СПб., 1909, стр. 3.


[Закрыть]

Наполеон не преувеличивал своих сил, когда говорил в 1810 г. А. И. Чернышеву, что он имеет в Европе 300 тыс. свободных французских войск и может довести их в 1811 г. до 600 тыс. человек[91]91
  См. А. Н. Попов. Отечественная война 1812 года, т. I, М., 1905, стр. 48.


[Закрыть]
.

Особенно энергично Наполеон стал собирать свои силы с конца 1810 г. В декабре этого года был объявлен набор 80 тысяч конскриптов, три дивизии были переведены из Южной Германии к берегам Балтийского моря, одновременно было приказано еще более укрепить Данциг и усилить его гарнизон, а также передвинуть артиллерийские склады в Магдебург и Варшавское герцогство[92]92
  См. М. И. Богданович. История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам, т. I, СПб., 1859, стр. 39.


[Закрыть]
.

В начале 1811 г.

Наполеон начал реорганизацию «большой армии». Эльбский корпус был разделен на два: один под командованием маршала Даву, другой – маршала Удино. Во главе наблюдательного корпуса был поставлен маршал Ней, Итальянским корпусом по-прежнему командовал принц Евгений[93]93
  См. Бонналь. Виленская операция, стр. 3.


[Закрыть]
. К середине этого года число французских войск в Центральной Европе (включая войска Рейнского союза) было доведено до 230 тыс. человек, а число войск Варшавского герцогства – до 60 тыс. человек. Наконец, был переформирован 20-тысячный саксонский корпус. Кроме того, из Франции шли все новые контингенты на усиление гарнизонов крепостей в Центральной Европе. Была также приготовлена к походу гвардия. В общей сложности Наполеон мог выставить в это время 400 тыс. человек, но он продолжал собирать силы. «В несколько лет, – говорил он А. И. Чернышеву, – я в состоянии буду располагать 800 или 900 тыс. человек, – а тогда может ли Россия противопоставить мне такое количество!»[94]94
  А. Н. Попов. Отечественная война 1812 года, т. I, стр. 48.


[Закрыть]

В декабре 1811 г. были объявлены новый набор конскриптов на 120 тыс. человек для армии и 12 тыс. для флота и сбор конскриптов призывов прошлых лет (около 60 тыс. человек). Включая эти контингенты, численность войск Наполеона доходила до 580–600 тыс. человек. Однако эти войска не отличались высокими качествами. В самой Франции и Рейнском союзе появилось множество дезертиров, число которых достигло нескольких десятков тысяч человек. Жором писал Наполеону в 1811 г.: «Брожение возросло в высокой степени; самые сумасбродные надежды возбуждаются и поддерживаются с воодушевлением; ставят в пример Испанию, и если дело дойдет до войны, то вся местность между Одером и Рейном станет очагом обширного и деятельного восстания»[95]95
  «Политика и стратегия в войну 1812 года». Подпись: В. С. – «Военный сборник», 1901, № 1, стр. 40.


[Закрыть]
. Однако эти донесения не смущали Наполеона, и он продолжал мобилизацию.

В середине 1811 г. Наполеон еще не считал возможным встретить русские войска непосредственно у Вислы. Поэтому он решил базироваться на реке Одер. На эту базу в случае выступления русских должен был опереться корпус Даву, а с флангов действовать данцигский гарнизон и саксонские войска[96]96
  См. Бонналь. Виленская операция, стр. 9–10.


[Закрыть]
. Но в конце 1811 г. Даву получил указание «переброситься на Вислу»[97]97
  Там же, стр. 11.


[Закрыть]
. Теперь Наполеон прямо говорил А. Б. Куракину, что в его распоряжении имеется более 500 тыс. человек. Кроме того, он рассчитывал на контингенты Австрии и Пруссии, с которыми шли в это время переговоры о союзе.

К февралю 1812 г. «большая армия» была уже вполне организована. Все корпуса получили свои номера, установлена была и общая нумерация дивизий по всей армии.

В состав I корпуса (маршала Даву) вошли 1, 2, 3, 4, 5 и 7-я дивизии; II корпус (маршала Удино) составили 6, 8 и 9-я дивизии; III корпус (маршала Нея) – 10, 11, 12 и 25-я (Вюртембергская) дивизии; IV корпус (принца Евгения) – 13, 14 и 15-я дивизии; V корпус (Понятовского) – 16, 17 и 18-я польские дивизии; VI корпус (Сен-Сира) – 19 и 20-я баварские дивизии; VII корпус (Ренье) – 21 и 22-я саксонские дивизии; VIII корпус – 23 и 24-я вестфальские дивизии.

Общее число войск уже в 1811 г. (по Бонналю) составляло 387 353 человека при 894 орудиях, а вместе с войсками Австрии и Пруссии – 437 тыс. человек[98]98
  См. там же, стр. 15.


[Закрыть]
. В это число не вошли Старая и Молодая гвардии[99]99
  Шамбрэ приводит данные на 1 июня 1812 г., согласно которым во французской армии было: пехоты 491 953 человека, кавалерии 96 579 человек, артиллерии 21 526 человек, нестроевых 37 100. Всего 647 158 человек (Chambray. Histoire de I’expedition de Russie, t. I, Приложение № 2).


[Закрыть]
.

Еще в 1811 г. предполагалось, что базой для операционной линии войск будет служить линия крепостей на Одере. В связи с этим города по Одеру, а также Данциг и Штеттин были обеспечены крупными запасами продовольствия. Но когда было окончательно решено развертывать армию на Висле, то сюда переместили и базу. Крупные продовольственные магазины были заложены в Варшаве, Бромберге, Модлине, Торне, Мариенбурге, Мариенведере и Эльбинге. Основной магазин учреждался в Данциге (Гданьске). Здесь в начале 1812 г. был сосредоточен 50-дневный запас продовольствия на 400 тыс. человек и фуража на 50 тыс. лошадей, что обеспечивало возможность стратегического развертывания всей «большой армии». Вспомогательные магазины размещались в Вышгороде, Плоцке, Влоцлавске. Во время движения «большой армии» от Вислы к русской границе были устроены дополнительные магазины в Кёнигсберге, Остероде, Гутштадте, Вилленберге, Сольдау, Ростенбурге, Вейланде, Инстербурге, Гумбинене, Столупенене, Вильковишках, Мариамполе и Тильзите. Обязательство заполнить эти магазины взяло на себя Варшавское герцогство. В связи с их организацией особое значение получила операционная линия Инстербург – Фридлянд – Остероде – Торн. Склады боеприпасов находились в Торне (4 млн. патронов), Модлине (1 700 тыс. патронов) и Пиллау (2 млн. патронов). В каждом из этих складов содержалось также по 25 зарядов на орудие. Главный резервный склад помещался в Магдебурге. Артиллерийские полки сосредоточивались в Данциге, Глогау, Кюстрине и Штеттине. Вся эта линия была укреплена: усилены предмостные укрепления в Варшаве (у Праги и Замостья), приведены в боевую готовность крепости Торн, Модлин, сооружены или усилены тет-де поны[100]100
  Тет-де поны – предмостные укреплепия.


[Закрыть]
у Диршау, Мариенбурга и Мариенведера. Особое внимание было уделено укреплению Данцига. Наконец, имевшиеся укрепления в Пиллау были дополнены редутом на Нерунской косе, защищавшим вход в залив Фриш-Гаф.

Для доставки продовольствия в войска создавалось 20 обозных батальонов шестиротного состава, способных поднять месячный запас продовольствия[101]101
  Из этих 20 обозных батальонов 12 имели повозки тяжелого типа, на 1500 кг каждая, в которые впрягалась четверка лошадей. Штат такого батальона предусматривал 771 человека, 1227 лошадей и 252 повозки. Уже в начале похода эти повозки пришлось заменить транспортными средствами, реквизированными у населения. Четыре батальона имели одноконные повозки (на 600 кг каждая), по 606 повозок в батальоне. Еще четыре батальона были снабжены воловьими упряжками – по 600 повозок на 1000 кг каждая.


[Закрыть]
.

Еще в начале марта 1812 г. главные силы французских войск находились на Эльбе. Лишь I и VII корпуса расположились на Одере. Прусские части сосредоточивались в Восточной Пруссии, польские – под Варшавой, где находился также и отряд для связи с главными силами.

Наполеон считал возможным начать наступление, опираясь на Ригу. В одной из директив графу де ла Рибоасиеру он указывал: «Я намереваюсь открыть кампанию осадою Динабурга, а затем Риги. Для этой цели назначаю осадный парк Данцига для Риги и магдебургский парк для Динабурга»[102]102
  «Артиллерийский журнал», 1859, № 2 (март – апрель), отдел ученый и технический, стр. 238. (Директива, отправленная из Парижа 14 марта 1812 г.)


[Закрыть]
. Однако обстановка на Балтийском море не позволила осуществить этот план. К началу апреля расположение войск изменилось. Главные силы теперь уже находились на Одере, а в первой линии на Висле стали I и V пехотные и IV кавалерийский корпуса. В апреле французские войска начали движение к Висле. II, III, VI, VII и VIII пехотные и I и II кавалерийские корпуса, перейдя Одер, двигались через Пруссию. IV пехотный и III кавалерийский корпуса шли из Италии через Тироль и Австрию. Прусские войска (из них потом был образован X корпус) сконцентрировались у Кёнигсберга. Наконец, в тылу, на Рейне, собирались части IX корпуса и началось формирование XI резервного корпуса.

В начале мая «большая армия» уже располагалась на Висле. На правом фланге у Лемберга стоял вспомогательный корпус Шварценберга, у Радома – VII корпус Ренье, у Варшавы и Модлина – VIII корпус Жерома и V корпус Понятовского, у Плоцка – VI корпус Сен-Сира, у Калиша – IV корпус принца Евгения, у Торна – III корпус Нея, у Мариенведера – II корпус Удино и у Эльбинга-Данцига – I корпус Даву. Прусские войска по-прежнему находились у Кёнигсберга, гвардия двигалась от Берлина к Торну.

Таким образом, Наполеон довел численность своих войск до 638 тыс. человек, развернув их на фронте в 500 км[103]103
  Кроме этого, Наполеон имел еще 150 тыс. солдат во Франции, 300 тыс. – в Испании и 100 тыс. – в Италии и Рейнском союзе.


[Закрыть]
. Русское командование знало в общих чертах о расположении войск Наполеона, но определить на этом основании его замысел еще не могло.

На Висле войска Наполеона пробыли около 20 дней. В это время из Данцига и Эльбинга началась переброска к Неману продовольствия на 11–12 дней, которое было сосредоточено в магазинах в Тапиау, Велау, Инстербурге и Гумбинене. Одновременно были подготовлены военные дороги – организованы этапы с проходными магазинами и госпитали. Основные коммуникации были таковы: главная – Торн – Берлин – Магдебург – Майнц, для правого крыла – Гродно – Ломжа – Пултуск – Варшава – Торн, для левого крыла – Ковно – Инстербург – Велау – Остероде – Торн[104]104
  См. В. Харкевич. Война 1812 года. От Немана до Смоленска, Вильна, 1901, стр. 62.


[Закрыть]
.

Чтобы скрыть действительные намерения, по приказу Наполеона распускались самые различные слухи и производились ложные демонстрации. Корпус Жерома получил задание демонстрировать движение на Волынь, для чего было дано распоряжение о подготовке 100 тыс. рационов в Люблине. Сосредоточение корпуса Ренье у австрийской границы также должно было наводить на мысль о возможности движения войск противника на Украину. С этой же целью распространялся слух о передвижении корпуса вице-короля к Варшаве для усиления правого фланга. Наконец, было объявлено, что сам Наполеон прибудет в Варшаву, откуда якобы начнется наступление. Но все это делалось лишь для маскировки действительного замысла. Впрочем, принятые меры могли служить также средством предупреждения русских, если бы они вознамерились перейти в наступление на Варшаву[105]105
  См. Я. А. Левицкий. Полководческое искусство Наполеона, М., 1938, стр. 151–152.


[Закрыть]
.

Действительные намерения Наполеона состояли в том, чтобы начать наступление на Москву. «Если я возьму Киев, – говорил Наполеон, – я возьму Россию за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму ее за голову; заняв Москву, я поражу ее в сердце»[106]106
  В. Харкевич, Война 1812 года. От Немана до Смоленска, стр. 64.


[Закрыть]
. Эти слова Наполеона имели свое основание. Украина занимала немалое место в завоевательных планах Наполеона. Он знал, что помещики Правобережной Украины, принадлежавшие в большей части к польской шляхте, лелеют надежды на присоединение этой части Украины к проектируемой Великой Польше. По заданию Наполеона на Украину засылались французские агенты с целью возбуждения недовольства среди населения, распространялись прокламации и даже организовывались диверсии в крепостях. Наполеон рассматривал Украину как плацдарм, позволявший не только обеспечивать французскую армию необходимыми средствами снабжения, но и вести наступление в центр России. Он предполагал отдать Правобережную Украину Понятовскому, а на Левобережной Украине образовать два княжества[107]107
  Этот вопрос подробно разработан в диссертации В. Н. Котова «Украина в завоевательных планах Наполеона».


[Закрыть]
. Однако вести наступление на Киевском направлении имело бы смысл в том случае, если бы у Наполеона на правом его фланге находилась стотысячная турецкая конница. Но заключение Бухарестского мира разрушила расчеты Наполеона на турецкую поддержку. Петербургское направление отпадало, так как господство на Балтийском море русского и шведского флотов не дало бы возможности снабжать, «большую армию» водным путем и в известной мере ограничило бы ее действия. Таким образом, оставалось одно Московское направление, которое и было избрано Наполеоном. Он превосходно понимал значение Москвы как наиболее важного экономического и политического центра России. Находясь в Дрездене, Наполеон говорил Меттерниху: «Мое предприятие принадлежит к числу тех, решение которых дается терпением. Торжество будет уделом более терпеливого. Я открою кампанию переходом через Неман. Закончу я ее в Смоленске и Минске. Там я остановлюсь. Я укреплю эти два города и займусь в Вильне, где будет моя главная квартира в течение ближайшей зимы, организацией Литвы, которая жаждет сбросить с себя русское иго…»[108]108
  Cl. Metternich. Memoire, document et ecrits… Paris, 1880, p. 122.


[Закрыть]
. Что именно этого желал в начале похода Наполеон, подтверждает также Сегюр, который записал слова Наполеона, сказанные им Себастиани в Вильне: «Я не перейду Двины. Хотеть идти дальше в течение этого года, значит идти навстречу собственной гибели»[109]109
  Ph. P. Segur. Histoire de Napoleon et de la Grande Armee pendant l’annee 1812, v. I, Paris, 1825, p. 264.


[Закрыть]
.

Свой план Наполеон изложил в письме Жерому: «Сначала поселите убеждение, что вы двигаетесь на Волынь, и возможно дольше держите противника в этом убеждении. В это время я, обойдя его крайний правый фланг, выиграю от двенадцати до пятнадцати переходов в направлении к Петербургу; я буду на правом крыле противника; переправляясь через Неман, я захвачу у неприятеля Вильно, которое является первым предметом действий кампании»[110]110
  Бонналь. Виленская операция, стр. 33.


[Закрыть]
.

Наполеон довольно хорошо знал состояние и расположение русских войск. Однако он считал, что их разделение на отдельные армии – дело временное и в случае наступления или отхода русские должны будут свести войска в одну армию. При этом Наполеон почти до самого начала войны был убежден, что русские войска перейдут в наступление и будут действовать не на своей территории. На этом предположении и основывалось развертывание его сил. Наполеону было важно убедить русских в необходимости перейти в наступление на Варшаву, где их должен был встретить 70-тысячиый заслон, а «пока противник достигнет Праги и берегов Вислы, моим движением вправо вся армия противника будет обойдена и отброшена в Вислу»[111]111
  Там же, стр. 35.


[Закрыть]
, – писал Наполеон своему брату Жерому.

Для выполнения этого плана Наполеон разделил «большую армию» на три группы. На правом фланге были сосредоточены V, VII и VIII пехотные и IV кавалерийский корпуса. Они составляли группу короля Жерома. Эта группа силою в 78 тыс. человек должна была прикрывать базу и сковывать противника с фронта. Центр составили IV и VI пехотные и III кавалерийский корпуса. Эта группа под командованием принца Евгения имела 79 тыс. человек с задачей обеспечить действия главных сил, а в случае необходимости – войска правого фланга. Левый фланг составили I, II и III пехотные и I и II кавалерийские корпуса, насчитывавшие 218 тыс. человек. Этой группой командовал Наполеон. Фланги прикрывали войска корпуса Шварценберга и X корпуса Макдональда.

Идея Наполеона состояла в том, чтобы, оставляя войска правого фланга на месте, произвести захождение центром и левым флангом, окружить и уничтожить русские войска в приграничном сражении. Именно поэтому на левом фланге Наполеона было собрано 400 тыс. человек. Он хотел изумить мир новыми Ульмом или Иеной.

В соответствии с этим замыслом начался период развертывания «большой армии». К началу июня пехотные корпуса левой группы вышли на линию Инстербург – Кальвария, войска центра – к Ростенбургу – Иоганнесбургу, правого фланга – на линию Остроленка – Варшава. Впереди располагались кавалерийские корпуса.

В это время Наполеон получил сведения о начавшемся движении армии Багратиона к северу от Полесья. Это могло быть истолковано как начавшееся наступление русских; поэтому Наполеон приказал задержать движение правого крыла и центра своих войск, чтобы создать видимость угрозы русским, но так, чтобы войска центра вышли к Сувалкам с опозданием не более чем на один день. Но приказ продолжать движение к Ковно войска центра получили спустя два дня, следствием чего явилась задержка с выходом на исходное положение не только центра, но и правой группы. Между тем левая группа к 10(22) июня уже подошла к Неману и расположилась на линии Гумбинен – Кальвария. Наполеон рассчитывал начать переправу уже 10(22) июня, но задержка войск правой группы и центра вызвала необходимость отложить переправу до 12(24) июня.

Казалось, все предвещало Наполеону успех на первоначальном этапе войны. Войска были собраны, все средства сосредоточены, план был вполне ясен. Неясно лишь было одно: как поведет себя русская армия. Примет ли она предложенное Наполеоном приграничное сражение или отойдет назад и поведет длительную, изнурительную борьбу? Последнего Наполеон более всего опасался. Он знал, что сильный неурожай во Франции вызвал серьезные продовольственные затруднения, усилившиеся денежным кризисом, что широкие круги крестьян недовольны бесконечными поборами в армию, что мелкую буржуазию также тревожит будущее Франции и что все недовольные готовы объединиться против него. Сам Наполеон сделался недоверчивым. Он подозревал Талейрана в тайных связях с Англией. Он подозревал сторонников Бурбонов в возможности открытого выступления. Он знал, что в тылу остались люди, готовые изменить ему в случае неудачи похода на Россию. Не меньшую тревогу вселяли подвластные ему державы. Австрия и Пруссия хотя и заключили с ним союз и даже дали свои войска, но формально войну России не объявили, и это заставило Наполеона держать почти во всех крепостях Германии крупные гарнизоны, а в центре ее сосредоточить целый корпус. Жером и Рапп предупреждали Наполеона о том, что в Германии царит тяжелое настроение. «Всюду умы взвинчены, всюду ожесточение. Дело обстоит так, что, если кампания будет для нас несчастлива (чего нет оснований допускать), все – от Рейна до Сибири – поднимутся против нас»[112]112
  А. Вандаль. Наполеон и Александр I, т. III, СПб., 1913, стр. 458.


[Закрыть]
. В Рейнском союзе не удалось собрать много конскриптов. Духовенство призывало к неповиновению в Бельгии. Все это отражалось на моральном состоянии войск. Доверять пока можно было только французским и польским войскам, на остальные же контингенты нельзя было рассчитывать, и их приходилось ставить на охрану тылов и коммуникаций. Наполеон хорошо понимал, что держать «большую армию» в руках он сможет, лишь пока ей будут сопутствовать успехи. Поэтому он стремился к генеральному сражению, рассчитывая в нем сразу же разгромить противника. Он верил в себя и был убежден в благополучном исходе похода на Россию.

План Наполеона был авантюрой. В основе его лежала теория молниеносной войны, исходя из чего и делались расчеты сил и средств для нападения и выбиралось направление главного удара. И хотя Наполеон знал численный состав русской армии, все же он не учел тех возможностей, которыми располагала Россия. Он не учел того, что нанесение главного удара на Москву породит такую силу всенародного сопротивления, которая превзойдет силу удара, что взятие Москвы не создаст в России ни военного, ни политического кризиса.

Таким образом, главным просчетом в плане Наполеона являлась недооценка сил России и плохое знание условий борьбы.

Русский план

На разработке русских планов ведения войны сказывались колебания в политике, имевшие место незадолго до Отечественной войны. Период дипломатической подготовки войны довольно четко делится на два этапа: первый – с конца 1809 до начала 1811 г., второй – с середины 1811 до начала 1812 г.

Уже после эрфуртского свидания 1808 г. политическая обстановка определялась русскими военными руководителями как неблагоприятная. Возникла необходимость в разработке оборонительного плана ведения войны. Такой план содержался в докладной записке Барклая-де-Толли, озаглавленной «О защите западных пределов России»[113]113
  См. «Отечественная война 1812 года». Материалы ВУА, т. I, ч. 2, СПб., 1900, стр. 1–6.


[Закрыть]
и представленной Александру I 2(14) марта 1810 г. В этом плане развивалась идея подготовки западных границ в оборонительное состояние. Оборонительная линия должна была пройти по Западной Двине и Днестру, где необходимо было соорудить ряд укреплений и расположить продовольственные запасы. Имелось в виду, что «Москва будет служить главным хранилищем, из которого истекают действительные к войне способы и силы»[114]114
  «Отечественная война 1812 года». Материалы ВУА, т. I, ч. 2, стр. 3.


[Закрыть]
. Предполагались два этапа борьбы с противником. Первый этап – борьба на границе, «пока совершенно истощатся все пособия, какие только можно будет взимать от земли». Только после этого, «отступая в настоящую оборонительную линию, оставив неприятелю, удалившемуся от своих магазинов, все места опустошенные, без хлеба, скота и средств к доставлению перевозкою жизненных припасов», можно будет начать второй этап борьбы.

На этом втором этапе предусматривались и наступательные действия. «Хотя война сия, по цели своей и свойству, представляется в виде оборонительной, но не должно ограничивать ее единственным предметом обороны. Счастливый успех в сопротивлении тогда токмо быть может, когда предназначены и приуготовлены будут все средства действовать и наступительно на места, самые важные для неприятеля, пользуясь обстоятельствами и временем»[115]115
  Там же, стр. 1.


[Закрыть]
. Для этого необходимы искусное расположение войск («чтобы силы свои иметь всегда совокупленными») и хорошо приготовленная база, на которую будет опираться армия.

В плане Барклая-де-Толли предусматривались три варианта действий русских войск в зависимости от направления движения противника. В случае наступления армии Наполеона на Украину левый фланг русских войск отходит к Житомиру, где должен быть сооружен укрепленный лагерь, а войска правого фланга начинают наступление через Пруссию и наносят удар противнику во фланг. При наступлении Наполеона в сторону Петербурга войска правого фланга отходят к укрепленному лагерю, сооруженному в районе Фридрихштадт – Якобштадт, а войска левого фланга наносят фланговый удар, наступая на Варшаву. При наступлении французов на Москву русские войска отходят к Днепру и одновременно наносят удар с флангов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12