Любомир Бескровный.

Вся Отечественная война 1812 года. Полное изложение



скачать книгу бесплатно

Россия и Турция

После окончания русско-турецкой войны 1787–1791 гг., между Россией и Турцией установились дружелюбные отношения. Их связывала общая борьба против Франции. Эти отношения продолжались и после, когда Турция одна продолжала вести борьбу с Францией, стремившейся утвердиться в Египте. Рассчитывая вбить клин между Россией и Турцией, Наполеон предложил русскому правительству выступить на стороне Франции с тем, чтобы произвести раздел Турции. Но правительство Александра I считало, что в данное время противником для России является не Турция, а сама Франция. В декабре 1804 г. Турция предложила России возобновить союзный договор 1798 г. Несмотря на противодействие французской дипломатии, договор в 1805 г. был подписан[31]31
  Дипломатический словарь, т. II, 1950, стр. 546–547.


[Закрыть]
.

Казалось, что России удалось установить равновесие на Ближнем Востоке. Это было очень важно для России, поскольку в августе 1805 г. она вступила в войну с Францией на стороне сложившейся к этому времени новой коалиции держав. Но аустерлицкое поражение изменило ситуацию в Европе и на Ближнем Востоке. В Турции возникли проекты пересмотра условий только что заключенного договора с Россией. Использовав эти стремления, Наполеону удалось толкнуть султана Селима III на войну против России. Стремясь создать широкий фронт против России, он ведет о том же переговоры и с Австрией. И Турцию, и Австрию французские дипломаты пугали перспективой завоевания Балкан русскими войсками, ссылаясь при этом на экспедицию адмирала Сенявина в Средиземном море.

Начавшаяся в октябре 1806 г. война России с Турцией возбудила надежды у балканских народов на скорое освобождение их от турецкого ига. Они справедливо видели в России ту силу, которая способна дать им независимость, и начали активную борьбу совместно с русской армией против турецких угнетателей. Русское правительство поддерживало эти стремления и заключило союз с сербами, обязавшись оказывать им помощь оружием и войсками.

Во время тильзитских переговоров в 1807 г. Пруссия, стремясь отвлечь внимание Наполеона от Центральной Европы, предложила разделить европейскую часть Турции и за счет этого перераспределить земли в Европе. Этот проект прусского канцлера Гарденберга заинтересовал Александра I. Наполеон же встретил его холодно, так как считал себя в то время связанным соглашением с Турцией. Лишь когда были получены сведения о перевороте в Константинополе, в результате которого был свергнут султан Селим III, Наполеон вернулся к обсуждению восточного вопроса и дал согласие на присоединение к России Молдавии и Валахии. По условиям Тильзитского мира Франция взяла на себя посредничество для ведения мирных переговоров между Россией и Турцией.

Готовясь к переговорам, Россия составила проект условий, по которому к России должны были отойти не только Молдавия и Валахия, но и Константинополь.

Во время обмена мнениями между Н. П. Румянцевым и А. Коленкуром в марте 1808 г. выявилось, что Франция сама претендует на Дарданеллы и, конечно, не допустит утверждения России на Босфоре[32]32
  См. «Отечественная война и русское общество», т. II, стр. 110.


[Закрыть]
. Дальнейший обмен мнений показал, что Наполеон вовсе не хочет окончания русско-турецкой войны и предложение посредничества служит лишь маскировкой его намерений.

В конце 1808 г. Россия направила турецкому правительству проект мирного договора. Турции предлагалось признать на Балканах границей реку Дунай, признать также независимость Сербии и согласиться со всеми изменениями на Кавказе. Турецкое правительство было готово начать переговоры, но против этого выступила Англия, заинтересованная в борьбе Турции и Ирана против России. Переговоры затянулись до начала 1809 г. Видя их бесплодность, русское правительство решило возобновить военные действия. Но добиться решающих успехов в том же году русской армии не удалось. Происходившая в это время война со Швецией не давала России возможности перебросить войска на дунайский театр; к тому же ей приходилось держать значительные силы против Австрии. А возникшая угроза новой войны с Францией не только не позволила усилить Дунайскую армию, но даже заставила отозвать больше половины ее войск и сконцентрировать их на западной границе. Восточный вопрос терял свое первостепенное значение, и поэтому Россия стремилась к быстрейшему окончанию войны с Турцией.

В 1811 г. Дунайскую армию возглавил Кутузов. Передним встала трудная задача: располагая всего четырьмя дивизиями, принудить Турцию к заключению мира. Первым сильным ударом было Рущукское сражение. За ним последовало окружение и разгром главных турецких сил на левом берегу Дуная[33]33
  Одержав внушительную победу в Рущукском сражении, Кутузов принял план оставить Рущук и отойти на левый берег Дуная, с тем чтобы завлечь турецкие войска и окружить их. Этот план был блестяще выполнен Кутузовым и привел к победоносному завершению войны. Ни в Константинополе, ни в Париже не поняли отхода Кутузова, рассматривали его как следствие поражения русской армии в Рущукском сражении и праздновали победу турок (см. «М. И. Кутузов». Сборник документов, т. III, М., 1952, стр. 481–482, 636–638, 641–642).


[Закрыть]
. Военная катастрофа, постигшая турецкую армию у Слободзеи, заставила верховного визиря начать переговоры[34]34
  См. «М. И. Кутузов». Сборник документов, т. III, стр. 650–652, 654–655.


[Закрыть]
. Эти переговоры были перенесены в Бухарест и происходили с перерывами. Турки затягивали их, ожидая выступления Франции против России уже в 1811 г.[35]35
  См. там же, стр. 763–764.


[Закрыть]
Русское правительство старалось убедить турецких представителей, что Россия в настоящее время представляет для Турции меньшую опасность, чем Франция, и что в случае успеха в предстоящей войне с Россией Наполеон осуществит свои планы раздела европейских владений Турции.

Французская дипломатия предпринимала самые энергичные усилия, чтобы помешать заключению мира. Когда переговоры близились к концу, Наполеон обратился к султану Ахмеду II с предложением заключить договор о союзе. Турция должна была принять участие в походе на Россию, выставив 100-тысячную армию. За это Наполеон обещал вернуть Турции все владения, которые она утратила в войнах второй половины XVIII в. Но к этому времени изменилась позиция Англии. Английский посол предупредил султана, что в случае заключения союзного договора между Францией и Турцией английский флот нанесет удар по Константинополю. Вскоре в Бухаресте был подписан предложенный Кутузовым мирный договор. Россия присоединила Молдавию, проведя границу по р. Прут, и сделала новые приобретения на Кавказе. От заключения союза с Россией Турция отказалась[36]36
  См. «М. И. Кутузов». Сборник документов, т. III, стр. 850–851, 896–899, 904–914.


[Закрыть]
.

Бухарестский мир был крупнейшей победой русской дипломатии. Из рук Наполеона был выбит важный козырь. России не нужно было вести войну на двух фронтах. Это хорошо осознавалось в Петербурге. Еще до заключения мирного договора Александр I писал Кутузову: «Величайшую услугу вы окажете России поспешным заключением мира с Портою… Слава вам будет вечная»[37]37
  Там же, стр. 851.


[Закрыть]
. Эту услугу оказал России Кутузов.

В то время как Кутузов вел переговоры в Бухаресте, у Александра 1 возник план использования славянских народов Балкан, а также венгров для борьбы против Австрии и Франции. План этот состоял в том, чтобы, заняв Боснию. Далмацию, Кроацию, составить ополчение из славянских народов, подкрепить его русскими регулярными войсками и направить сначала на Триест, чтобы установить связь с английским флотом, а затем – в Тироль для соединения с тирольцами и швейцарцами. Отправляя на Дунай адмирала П. В. Чичагова, Александр поручал ему не скупиться на обещания славянам. В данной Чичагову инструкции говорилось: «Все, что может возвысить дух славянских народов, должно быть употреблено главнокомандующим, как-то: обещания независимости, восстановление славянского царства и прочее»[38]38
  Н. К. Шилъдер. Император Александр Первый. Его жизнь и царствование, т. III, СПб., 1897, стр. 28.


[Закрыть]
.

Когда войска Наполеона уже вторглись в Россию, Чичагов предложил царю занять Константинополь[39]39
  См. Н. К. Шильдер. Император Александр Первый. Его жизнь и царствование, т. III, стр, 88.


[Закрыть]
. Однако Александр не решился на это. «Вопрос о Константинополе, – писал он Чичагову, – может быть отложен до будущего времени. Как только наши дела против Наполеона пойдут хорошо, мы будем в состоянии тотчас же возвратиться к нашему плану относительно турок и провозгласить тогда или славянскую, или греческую империю»[40]40
  ЦГАДА, Госархив, разряд V, д. 207.


[Закрыть]
.

Вскоре в связи с изменившейся обстановкой Александр I написал Чичагову из Москвы: «Отложим наши предприятия относительно Порты. Подумаем о том, чтобы все наши средства (направить) против великого врага, с которым нам предстоит бороться. Направьте все ваши силы к Днестру и оттуда на Дубно. Там вы будете подкреплены всею армиею Тормасова и корпусом Ришелье; таким образом составится армия в 8 или 9 пехотных дивизий и в 4 или 5 кавалерийских, и тогда вы будете в состоянии перейти в наступление или на Пинск, или на Люблин и Варшаву. Подобное движение поставило бы надвигающегося на нас императора Наполеона в затруднительное положение и могло бы придать делам совершенно иное направление. Покончив с Наполеоном, мы сейчас же возвратимся назад, но тогда уже не для того, чтобы создать славянскую империю»[41]41
  Там же.


[Закрыть]
.

Русско-шведские отношения

Одним из условий Тильзитского договора являлось воздействие России на Швецию в целях присоединения ее к континентальной блокаде. Наполеон был заинтересован в войне России со Швецией, поскольку последняя находилась в союзе с его главным врагом – Англией. Толкая Россию на войну со Швецией, Наполеон рассчитывал, что Швеция тем самым станет потенциальным противником России и из врага Франции превратится в ее союзника. Война между Россией и Швецией, начавшаяся в 1808 г., окончилась разгромом шведской армии и заключением Фридрихсгамского договора 5(17) сентября 1809 г., но которому к России была присоединена Финляндия[42]42
  ПСЗ, т. XXX, № 23883.


[Закрыть]
.

Неудачи шведских войск усилили нараставшее в Швеции недовольство против короля Густава-Адольфа IV. В марте 1809 г. король был свергнут. На престол вступил Карл XIII. Но он был стар и поэтому нужно было найти ему престолонаследника. Собравшийся в г. Эребру в июле 1810 г. шведский риксдаг избрал наследником престола маршала Бернадотта[43]43
  См. «Отечественная война и русское общество», т. II, стр. 82; И. Андерссон. История Швеции, М., 1951, стр. 315.


[Закрыть]
.

Это явилось неожиданным событием для всей Европы. Наполеон принял сообщение об избрании Бернадотта холодно. Он не любил маршала за независимый характер и слишком свободные суждения. Впрочем, и Бернадотт относился к Наполеону весьма сдержанно.

В России были поражены проявленной поспешностью риксдага и особенно тем, что Швеция тотчас объявила войну Англии. Это заставляло опасаться, что на северо-западе Европы появился новый союзник Франции, что осложняло политическую обстановку. Однако Бернадотт проявил стремление не только установить с Россией добрососедские отношения, но и заключить непосредственный союз. «От сохранения России, – говорил он, – зависит будущая участь всех нас»[44]44
  А. Н. Попов. Сношения России с европейскими державами перед войной 1812 г., СПб., 1876, стр. 224.


[Закрыть]
. В свою очередь и Россия была заинтересована в укреплении связей со Швецией. В декабре 1810 г. в Швецию прибыл А. И. Чернышев, который должен был изложить Бернадотту позиции России. В данной ему инструкции говорилось, что «никому из своих союзников Россия не обязывалась не только воевать со Швецией, но и участвовать в войне, которую кто-нибудь из них объявит ей»[45]45
  А. Н. Попов. Отечественная война 1812 года, т. I, стр. 230.


[Закрыть]
. В ходе начавшихся переговоров наметились пути сближения. Отпуская А. И. Чернышева, Бернадотт говорил: «Скажите его величеству, что с прибытием моим в Швецию я сделался совершенно человеком севера, и уверьте его, что он может смотреть на Швецию, как на свой верный ведет»[46]46
  Там же, стр. 237. Ведет – передовой охранный отряд.


[Закрыть]
. За оказание помощи России Швеция рассчитывала присоединить Норвегию, население которой стремилось освободиться от датской зависимости. Александр I обещал содействовать Швеции в этом.

Политика Бернадотта исходила из учета интересов тех кругов, которые определяли новый курс Швеции. Вначале эти круги ожидали, что Франция поможет Швеции вернуть Финляндию, но требование Наполеона начать войну с Англией и произведенные в стране поборы в пользу Франции привели к изменению общественных взглядов и созданию антифранцузских настроений. Эти круги не прочь были удовольствоваться Норвегией.

Миссия А. И. Чернышева возбудила во Франции подозрения. Особенно раздражали Наполеона просьбы Бернадотта уменьшить финансовые поборы и облегчить условия блокады. Когда Бернадотт в начале 1811 г. предложил французскому правительству заключить договор, предусматривавший нейтралитет Швеции в случае войны Франции с Россией, то Наполеон поручил своему послу в Стокгольме Алькье начать переговоры, с тем чтобы заставить Швецию выступить на стороне Франции. Но эти переговоры не привели ни к чему. В начале 1812 г. в Петербург прибыл шведский уполномоченный Левенгельм. Одновременно русское правительство направило в Стокгольм генерала Сухтелена. Ему было поручено договориться о посылке в Швецию русского вспомогательного корпуса и о начале переговоров с Англией, представитель которой, Торнтон, тайно прибыл в Швецию.

В инструкции, данной Сухтелену, содержался, в частности, и «Великий план соединения славян с целью сделать диверсию против Австрии и французских провинций на Адриатическом море». В отношении участия Англии в осуществлении этого плана говорилось: «Для обеспечения успеха необходимо, чтобы Англия поддержала: а) посредством больших морских сил на Балтийском и Адриатическом морях; в) посредством поставки ружей, патронташей и патронов для немецких войск, которые можно будет образовать из дезертиров из армии конфедерации (Рейнской) и для славян порта Адриатического моря, нами занятых; с) посредством снабжения командующих адмиралов довольно значительными фондами для содержания немцев и славян»[47]47
  Ф. Мартенс. Собрание трактатов и конвенций, т. XI, СПб., 1895, стр. 159.


[Закрыть]
.

Узнав о начавшихся переговорах между Россией и Швецией, Наполеон приказал Даву оккупировать шведскую Померанию, что и было выполнено в конце января 1812 г.

Переговоры продолжались до конца марта. Они завершились подписанием договора 24 марта (5 апреля) 1812 г.[48]48
  ПСЗ, т. XXVII, № 25054. Вслед за этим было подписано второе соглашение (там же, № 25126). Когда, договор о союзе между Россией и Швецией был уже подписан в Петербурге и Стокгольме, от Бернадотта в Париж прибыло предложение о заключении им союзного договора с Францией. Бернадотт просил гарантировать ему Норвегию, в обмен за которую он был согласен отдать Дании шведскую Померанию. Швеция была готова выставить 50-тысячную армию. Этот шаг Бернадотта объясняется тем, что он боялся капитуляции России перед Францией. Но когда в Стокгольме был получен проект договора Франции с Швецией, в нем не содержалось пункта о Норвегии. Этот проект шведское правительство оставило без ответа (А. Вандаль. Наполеон и Александр I, т. III, СПб., 1913, стр. 446–447).


[Закрыть]
В это же время шли переговоры России с Англией о предоставлении Швеции субсидий в сумме 700 тыс. ф. ст. Это соглашение было подписано уже в начале июля.

Русско-шведский договор был утвержден риксдагом[49]49
  См. «Отечественная война и русское общество», т. II, стр. 88.


[Закрыть]
в Эребру. Обе державы обязывались взаимно обеспечивать границы. Россия должна была оказать содействие Швеции в присоединении Норвегии, а Швеция – выставить 30-тысячный корпус, к которому присоединялись 15–20 тыс. русских войск. Этот союзный корпус должен был действовать под командованием Бернадотта в Норвегии, а затем высадиться в Германии. К союзу решено было привлечь также Англию.

Дальнейшее развитие русско-шведский союз получил во время августовских переговоров в Або, закончившихся подписанием конвенции. Россия дала согласие предоставить Швеции заем в сумме 1,5 млн. руб. и вновь подтверждала готовность оказать ей помощь в присоединении Норвегии[50]50
  См. И. Андерссон. История Швеции, стр. 317; «Отечественная война и русское общество», т. II, стр. 88.


[Закрыть]
.

Накануне вторжения войск Наполеона в Россию шведское правительство предложило России объединить морские силы и закрыть доступ французским судам в Балтийское море. Русское правительство согласилось на эту меру и в свою очередь предложило высадить в Померании русско-шведский десант силой в 45 тыс. человек для этой цели. Русское командование готовило десантный корпус под командованием Штейнгеля в Свеаборге, Або и на Аландских островах. Но союзники оказались неподготовленными к этой операции и высадка десанта не состоялась.

В общем русская внешняя политика на северо-западе Европы вполне оправдала себя. Россия приобрела в лице Швеции союзника, что дало ей возможность высвободить войска, расположенные по северо-западным границам государства, и использовать их в районах, находившихся под угрозой противника.

Пруссия между Россией и Францией

Если Пруссия, наголову разбитая в 1806 г. войсками Наполеона, продолжала существовать как государство, то этим она в известной мере была обязана России, по настоянию которой одним из условий Тильзитского мира было сохранение ее суверенитета. Тильзитский мир был тяжелым ударом по Пруссии. Все прусские провинции на левом берегу Эльбы Наполеон оставил за собой (из них было создано Вестфальское королевство), бывшие польские земли включил в герцогство Варшавское; России был отдан Белостокский округ.

Еще раз Пруссия была унижена в том же 1807 г., когда Наполеон заставил ее подписать договор об уплате 140 млн. франков контрибуции и ограничении вооруженных сил – всего до 42 тыс. человек. До выплаты контрибуции все крупные крепости по Одеру – Глогау, Кюстрин и Штеттин были заняты французскими войсками. В Эрфурте Александр добился уменьшения контрибуции до 120 млн. франков, установления более длительных сроков платежей и смягчения категорического требования Наполеона об участии Пруссии в предстоящей войне против Австрии[51]51
  См. С. Соловьев. Император Александр Первый, гл. V, стр. 179.


[Закрыть]
.

Тяжесть поборов и разруха в стране привели к зарождению народного движения, которое, однако, не могло перерасти в данных условиях в национально-освободительную борьбу. Правящие круги Пруссии боялись, что это движение примет революционный характер и поэтому в 1809–1810 гг. искали сближения с Францией. Тем не менее передовые круги Пруссии стремились поднять и сплотить силы, способные выступить на защиту национальных интересов страны. «Шарнгорст, Гнейзенау, Бойен и Грольман (к ним потом присоединился и Клаузевиц) создали вместе со Штейном, получившим место и голос в комиссии, новое войско, которое должно было повести победоносную борьбу с Наполеоном»[52]52
  Ф. Меринг. Очерки по истории войн и военного искусства, изд. 6, М., 1956, стр. 294.


[Закрыть]
.

В 1811 г. перед Пруссией вновь встала угроза потери самостоятельного существования. До сведения прусского посланника в Париже Круземарка был доведен меморандум министра иностранных дел Шампаньи (герцога Кадорского), который тот якобы представил Наполеону. В этом меморандуме говорилось о разделе Пруссии в том случае, если она в предстоящей войне выступит на стороне России. Шантаж удался. Фридрих-Вильгельм III решил не ожидать катастрофы и первый предпринял шаги в сторону сближения с Францией. Он направил в Париж графа Гацфельда с заданием добиться установления союза с Францией. В инструкции, данной Гацфельду, канцлер Гарденберг 30 марта писал: «Пусть Наполеон забудет наши прегрешения (nos torts) и соблаговолит (qu’il lui plaise) привязать к себе Пруссию тем способом, который достоин его величия, тем самым снискав ее благодарность»[53]53
  L. Ranke. Denkwurdigkeiten des Staatskanzlers Fursten von Hardenberg, Bd. IV, Leipzig, 1877, S. 268.


[Закрыть]
.

Однако на это обращение Пруссии от Наполеона определенного ответа не последовало. Тогда 14 мая 1811 г. прусский посол Круземарк повторил предложение о союзе. При этом Пруссия в качестве компенсации за обещанную Наполеону помощь просила снизить размер контрибуции, которую она платила с 1806 г., освободить от французских войск крепость Глогау и, самое главное, дать «гарантии независимости и целостности ныне существующих границ и владений короля»[54]54
  Там же, стр. 269.


[Закрыть]
. О вознаграждении за предательство в отношении России Фридрих-Вильгельм III не писал. Он рассчитывал на «дружбу и щедрость» Наполеона и втайне надеялся получить от него взамен польских провинций Прибалтику. Однако Наполеон не торопился с ответом, так как не хотел пока раскрывать своих планов похода на Россию. Еще в апреле 1811 г. французский посол в Берлине Сен-Марсан сообщил канцлеру Гарденбергу, что войны между Францией и Россией не предвидится. В июне этого же года новый министр иностранных дел Наполеона Маре (герцог Бассано) подтвердил Гарденбергу, что прусские вооружения могут вызвать подозрения России, а поэтому их следует приостановить[55]55
  M. Duncker. Aus der Zeit Friedrichs des Grossen und Friedrich Wilhelms III, Leipzig, 1876, S. 364.


[Закрыть]
.

Отсутствие благоприятного ответа на сделанные предложения о союзе пугало Фридриха-Вильгельма III, и он решил, продолжая переговоры во Франции, одновременно написать Александру I письмо о помощи. С этой целью в Петербург в сентябре 1811 г. был направлен генерал Шарнгорст, который возглавлял круги, желавшие союза с Россией. Шарнгорст указывал Фридриху-Вильгельму III на опасность союза с Францией и считал Россию единственной державой, способной противостоять дальнейшим захватам Наполеона. Однако в Петербурге догадывались о двойной игре Фридриха-Вильгельма и не торопились принимать прусского представителя. Все же, понимая важность привлечения Пруссии на сторону России в случае войны с Наполеоном, русское правительство решило начать переговоры. Результатом их была конвенция 17 октября 1811 г.[56]56
  См. Ф. Мартенс. Собрание трактатов и конвенций, т. VII, СПб., 1895, стр. 24–3–7.


[Закрыть]
, подписанная Барклаем-де-Толли, Румянцевым и Шарнгорстом.

По этой конвенции обе стороны обязались ставить в известность друг друга о военных мероприятиях Наполеона и оказывать друг другу помощь. В случае войны Россия должна была оказать Пруссии военную поддержку. На основе достигнутого соглашения Александр I направил прусскому правительству через русского посла в Берлине А. Ливена проект союзного договора России с Пруссией.

Очевидно, в Париже узнали о секретной миссии Шарнгорста, потому что Наполеон дал указание своему министру иностранных дел Маре начать переговоры с Круземарком[57]57
  См. А. Вандаль. Наполеон и Александр I, т. III, стр. 258–259.


[Закрыть]
, в ходе которых Пруссии было предложено в трехдневный срок прекратить вооружения. Фридрих-Вильгельм III приостановил укрепление крепостей Шпандау и Кольберга, а затем по требованию Наполеона уволил в отставку военного министра Блюхера. Секретарь французского посольства Лефебюр провел инспекционную поездку по Пруссии, чтобы убедиться в исполнении требований Наполеона[58]58
  См. Ф. Мартенс. Собрание трактатов и конвенций, т. VII, стр. 21–22.


[Закрыть]
. Только теперь Наполеон счел возможным направить Пруссии предложение либо вступить в Рейнский союз, либо заключить бессрочный наступательно-оборонительный союз с Францией. При этом он не брал на себя никаких обязательств и гарантий[59]59
  М. Lehmann, Scharnhorst, Bd. III, S. 420.


[Закрыть]
.

Условия Наполеона были вручены прусскому правительству Сен-Марсаном 29 октября 1811 г. Но 25 октября в Берлине стало известно о заключении Шарнгорстом конвенции в Петербурге. Теперь Фридрих-Вильгельм III должен был решить судьбу страны. Канцлер Гарденберг представил ему меморандум, в котором настаивал на утверждении конвенции с Россией. Однако Фридрих-Вильгельм колебался. Его страшила необходимость вооружения своего народа в случае войны с Наполеоном. Вот почему он отказался утвердить проект союзного договора с Россией и приказал Гарденбергу продолжать переговоры с Францией[60]60
  А. Н. Попов. Сношения России с европейскими державами перед войной 1812 г., стр. 369–371.


[Закрыть]
.

В ходе переговоров Пруссия уклонилась от включения ее в Рейнский союз. Она соглашалась выставить вспомогательный корпус под командованием прусского генерала, но снова просила уменьшить оккупационные расходы. Однако Наполеон не хотел давать никаких обязательств в отношении сохранения независимости Пруссии и ее права иметь вооруженные силы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12