Любомир Бескровный.

Вся Отечественная война 1812 года. Полное изложение



скачать книгу бесплатно

Но в условиях начавшейся в 1805 г. войны интендантству приходилось производить заготовки срочно по ценам, установившимся в каждой отдельной губернии. Очевидно, поэтому с этого времени провиантское ведомство уже не придерживалось среднесложных цен.

Суточное провиантское, довольствие рядового солдата состояло из 3-х фунтов печеного хлеба, 1/4 фунта сухарей и 24 золотников крупы. На соль отпускалось 24 коп. и на мясо 72 коп. в год.

Система снабжения войск продовольствием к началу Отечественной войны 1812 года испытала некоторые изменения. В первое десятилетие XIX в. боевые действия развертывались на значительном удалении от центров обеспечения войск материальными средствами. Поэтому обеспечение строилось по следующей системе: базисные склады (центр) – подвижные склады – войсковые обозы в сочетании с местными закупками.

В войне с Францией 1805 г. русская армия, пока она находилась на своей территории, снабжалась из базисных складов, организованных в приграничных губерниях. После перехода войск на территорию Австрии они, согласно договору, должны были снабжаться австрийским правительством. Счета последнего оплачивались не позднее как через три месяца после их предъявления русскому военному ведомству. Готовясь к войне с Францией в 1806–1807 гг., русское правительство приняло некоторые меры по улучшению тыла войск. Однако за недостатком времени удалось создать на западном и северо-западном направлениях только 2–3-месячный запас продовольствия. Русское командование рассчитывало на закупки в Восточной Пруссии и не приняло должных мер по организации военных дорог, обеспечивающих снабжение войск. Войска оказались в весьма тяжелом положении.

Несколько лучше обстояло дело со снабжением русских войск во время войны со Швецией 1808–1809 гг. Здесь обеспечение войск шло через особый подвижной магазин на 500 повозок, опирающийся на базисные склады. Были также улучшены полковые обозы, получившие 12 провиантских, 12 патронных повозок и, кроме того, 10 повозок специального назначения. В ходе войны использовались также местные средства.

Можно сказать, что в первое десятилетие XIX в. русскому командованию с трудом удавалось организовать обеспечение своих войск. Войска постоянно нуждались в денежных средствах. Мобилизационные запасы быстро иссякали, и войска испытывали серьезные затруднения в снабжении, иногда они просто голодали. Недостаток в перевозочных средствах нередко вел к расстройству всей системы питания.

Накануне 1812 г. обеспечение войск продовольствием получило более определенную организацию, нашедшую свое выражение в «Учреждении действующей армии». Главным достоинством этой организации была ее твердая структура. Управление продовольственной частью освободилось от опеки центральных органов и стало зависеть только от штаба армии. В связи с этим на главнокомандующего армией во время войны возлагалось военное и гражданское управление той территорией, где располагалась армия. В мирное время войскам предоставлялись средства для текущего снабжения и образования запасов, для чего создавались базисные склады.

Эти базисные склады к началу Отечественной войны были созданы в Риге, Динабурге, Полоцке, Дисне, Бобруйске и Киеве.

Склады в Риге, Динабурге и Дисне имели месячный запас продовольствия на 27 пехотных и 13 кавалерийских дивизий, склады в Полоцке, Бобруйске и Киеве – на 26 пехотных и 12 кавалерийских дивизий[360]360
  См. «История тыла и снабжения русской армии», стр. 111.


[Закрыть]
.

На базисные склады опирались запасные магазины, расположение которых определялось военными планами. За полгода до начала Отечественной войны военно-хозяйственному ведомству было указано увеличить запасы в ряде магазинов и создать новые в Дриссе, Новгороде, Пскове, Великих Луках, Твери, Сычевке, Гжатске, Соснице и Трубчевске. Особенно большое значение придавалось Дрисской базе. Здесь нужно было сосредоточить 44 тыс. четвертей муки, 4 тыс. четвертей крупы, 54 тыс. четвертей овса и 50 тыс. пудов сена, а также соорудить 40 хлебопекарен.

На 27 складах, расположенных на Западном театре, к середине 1812 г. требовалось иметь: 435720 четвертей муки, 40541 четверть крупы, 561 235 четвертей овса. Фактически же было собрано: муки – 353652 четверти, крупы – 33271 четверть, овса – 468690 четвертей[361]361
  См. «Столетие военного министерства», т. V, ч. 1, стр. 415.


[Закрыть]
. Этих запасов достаточно было, чтобы удовлетворить потребности первой, второй и третьей армий на ближайшие шесть месяцев.

Казалось, что все обстоит благополучно. На самом деле Комиссариат допустил серьезные просчеты. Они заключались в том, что основные запасы продовольствия были сосредоточены в приграничных магазинах, расположенных на территории, заключенной между Западной Двиной, Днепром и Пинскими болотами, тыловые же магазины были обеспечены едва наполовину[362]362
  Кроме колебаний в разработке плана войны причиной этого был недостаток товарного хлеба в 1811–1812 гг. вследствие неурожая, охватившего центральные и западные губернии. Военное министерство, докладывая о положении дела Комитету министров, указывало, что «никогда продовольствие войск не было столь затруднительно и не требовало такой попечительности, как теперь» («Журналы Комитета министров», т. II, стр. 378). Чтоб облегчить заготовку, правительство распорядилось сбор податей в восьми губерниях производить не деньгами, а продовольствием (ПСЗ, т. XXXI, № 24875).


[Закрыть]
. В случае необходимости отхода за эту линию войска могли оказаться в тяжелом положении.

В связи с этим было решено создать новые базы на северо-восточном (Петербургском) направлении. Эти базы в Пскове, Острове, Великих Луках по решению министерства начали заполнять только в нюне 1812 г. и продолжали в последующие месяцы. Также уже во время войны стали организовывать базы в Новгороде, Соснице и Трубчевске, где предполагалось создать запас на 72 052 четверти муки, 6754 четверти крупы и 82 183 четверти овса (из расчета двухмесячного запаса на восемь пехотных и четыре кавалерийских дивизии). После начала войны было приступлено к созданию запасов в Твери, Гжатске, Сычевке в размере: муки – 189004 четверти, крупы – 17674, овса – 233859 четвертей[363]363
  См. «Столетие военного министерства», т. V, ч. 1, стр. 413–414.


[Закрыть]
.

Таким образом, размещение баз имело серьезные недостатки. Главный недостаток состоял в том, что базами были обеспечены районы, намеченные для обороны границы и маневра в пределах данного театра. Барклай-де-Толли в докладной записке «О защите западных пределов России»[364]364
  См. «Отечественная война 1812 года». Материалы ВУА, т. 1, ч. 2, стр. 1–6.


[Закрыть]
указал, что районом будущих действий будет пространство между западной границей и Западной Двиной и Днепром, а посему он предлагал построить здесь крепости и создать полугодовой запас продовольствия и фуража.

В глубину театр не был достаточно обеспечен продовольствием. «Надобно заметить, – писал в своем отчете генерал-интендант Канкрин, – что до начала войны отступление наше кажется не предвиделось далее Двины, а не к Смоленску, почему за оною рекою мало было готовых магазинов»[365]365
  «Управление генерал-интенданта Канкрина. Генеральный сокращенный отчет по армиям», Варшава, 1815, стр. 48.


[Закрыть]
.

Все это свидетельствовало о том, что военное министерство не понимало необходимости вести войну по принципам новой стратегии и тактики.

Следствием этого явились недостатки самой организации системы снабжения. Продовольственные базисные склады создавались слишком большими по размеру и в случае необходимости не могли быть быстро переброшены в другое место. Они были удалены от войск да восемь переходов, что серьезно затрудняло процесс обеспечения действующей армии. К созданию подвижных магазинов приступили поздно. Пока армия отступала, в подготовленном к обороне районе она не испытывала затруднении. Войска были полностью обеспечены продовольствием, которое приходилось даже увозить с собой, а остатки уничтожать или оставлять на месте. Но когда она отошла за линию Днепра, то отсутствие хороших подвижных магазинов сразу дало себя знать. Войска вынуждены были возить запасы с собой, а это вело к перегрузке войсковых обозов, что в свою очередь уменьшало маневренность войск и вынуждало усиливать арьергарды, прикрывающие главные силы во время отхода[366]366
  Попытка Барклая-де-Толли создать в начале войны сверхштатный обоз в первой армии за счет местного (главным образом крестьянского транспорта) окончилась неудачно. Поспешное отступление привело к тому, что сформировать этот обоз не удалось, а та часть повозок, которая сосредоточивалась в местах назначения, досталась в руки противнику.


[Закрыть]
.

Все это свидетельствовало о серьезной неразберихе в, военном министерстве. Готовясь к войне два года, оно не сумело должным образом организовать тыл.

Финансирование армии и флота

В начале XIX в. вся система обеспечения войск оружием, снаряжением и всеми видами довольствия основывалась на денежных расчетах. Повышение роли денег требовало укрепления бюджета и стабилизации стоимости рубля. Вместо этого проводившиеся одна за другой войны вынуждали правительство для покрытия расходов выпускать значительное количество бумажных денег.

Военные расходы поглощали около 60 % всех доходов, что приводило ко все большему и большему обесценению денег и: могло привести страну к финансовой катастрофе.

В 1803 г. по новым штатам на армию было ассигновано 34,5 млн. руб. и на флот – 11 млн. при доходе в 95,5 млн. руб. В 1805 г. в связи с войной с Францией расходы на армию составили 43 184 млн. руб. и на флот – более 14 млн. руб. при общем доходе в 100,8 млн. руб. В 1806 г. к войне с Францией прибавилась война с Турцией. Военные расходы выразились в сумме около 60 млн. руб.: 45,2 млн. руб. – на армию и 14,8 млн. руб. – на флот. Общий доход государства в этом году составил 103 млн. руб.

В 1807 г. в условиях этих двух войн на армию было израсходовано 63,4 млн. руб. и на флот – 17,1 млн. руб., т. е. всего 80,5 млн. руб. при доходе в 121,6 млн. руб. В 1808 г. шли войны с Турцией и Швецией. Из общего дохода в 111,5 млн. руб. на армию было ассигновано 119,2 млн. руб. и на флот – 20,8 млн. руб.

Аналогичное положение наблюдалось и в 1809 г., в течение которого продолжались войны с Турцией и Швецией. Общий доход государства составил 127,5 млн. руб. В то же время требовалось на армию 112,3 млн. и на флот – 23,7 млн. руб.

В 1810 г. война со Швецией была уже закончена. Но по-прежнему много денег поглощала война с Турцией. По плану общий доход составил 191,5 млн. руб., а вместе с внутренними ассигнациями – 278,6 млн. руб. Из них на армию ассигновывалось 128 млн. руб. и на флот – 19,6 млн. руб.

В 1811 г. назревшая угроза новой войны с Францией и продолжавшаяся война с Турцией снова не позволили уменьшить военные расходы. Из общей суммы дохода в 337,5 млн. руб. расходная часть бюджета планировалась: на армию – 122,5 млн. руб. и на флот – 14,5 млн. руб.[367]367
  См. И. С. Блиох. Финансы России XIX столетия. История – статистика, т. I, СПб., 1882, стр. 85–86, 133–137; Библиотека им. Салтыкова-Щедрина, отдел рукописей, № 177, Общее обозрение финансов, до 1810 г.


[Закрыть]

В 1812 г. предполагалось, что доход выразится в сумме 287 млн. руб. В расходной части на армию назначалось истратить 160,8 млн. руб. и на флот – 23 млн. руб. Начавшаяся война нарушила все расчеты. Доходная часть бюджета резко уменьшилась: на 1 января 1813 г. поступило в казну менее млн. руб. Если из этой суммы исключить недобор податей по губерниям, занятым противником, и сверхсметные ассигнования, то недоимки выразятся в сумме 63 млн. руб.[368]368
  См. «Сборник исторических материалов, извлеченных из архива первого отделения собственной его императорского величества канцелярии», вып. I, СПб., 1876, стр. 49 (Из доклада министра финансов).


[Закрыть]
Расходная же часть бюджета может быть представлена лишь приблизительно, так как все расходы исчислялись по кампаниям 1812–1815 гг. в целом.

Барклай-де-Толли указывает в своем отчете, составленном в Варшаве в середине 1815 г., сумму в 157 450 710 руб. ассигнациями. Из чернового отчета генерал-интенданта Канкрина следует, что эта сумма выражается в 155 500 000 руб.[369]369
  См. «Русский архив», 1874, кн. 2, стр. 735.


[Закрыть]
Я. И. Печерин приводит следующие цифры расходов на армию: в 1812 г. истрачено 183 369 200 руб. ассигнациями (153 611800 руб. по росписи и 29 757 400 руб. сверх росписи); в 1813 г. – 231 192 700 руб. и в 1814 г. (до июня) – 244 876 300 руб[370]370
  См. Я. И. Печерин. Исторический обзор росписей государственных доходов и расходов с 1803 по 1843 год включительно, стр. 54–55.


[Закрыть]
. Кроме того, на флот за эти годы было истрачено в общей сложности 62 195 100 руб.

Общая сумма военных расходов за три года составляла 721 633 300 руб. ассигнациями, следовательно, на один год приходится в среднем более 240 млн. руб. Сюда не входят расходы на ополчение и другие затраты.

Недостаток средств восполнялся выпуском ассигнаций, количество которых непрерывно возрастало. Так, в 1803 г. в обращении находилось ассигнаций на сумму 250 млн. руб., в 1807 г, – уже на сумму 382 млн. руб.; в 1810 г. цифра стала угрожающей – 579 млн.[371]371
  См. И. С. Блиох. Финансы России XIX столетия, т. I, стр. 84.


[Закрыть]
, а перед войной 1812 года в стране обращалось ассигнаций на сумму более 600 млн. руб. Следствием этого было резкое падение курса ассигнационного рубля. Если в 1803 г. один рубль ассигнациями приравнивался к 88,4 коп. серебром, то в 1807 г. он стоил 66,3 коп., в 1810 г. – 29 коп., а в 1812 г. – 38,8 коп. серебром[372]372
  См. там же, стр. 85 и 136.


[Закрыть]
.

Столь резкое обесценение рубля крайне отрицательно сказывалось на военных расходах. Военное и морское министерства настоятельно добивались выделения им средств по бюджету в серебряной валюте. Руководители этих министерств указывали, что при общем росте расходов на военные нужды фактически происходит падение реальных сумм.

Военный бюджет не отвечал требованиям времени. Командующие войсками нередко попадали в затруднительное положение при закупках продовольствия и фуража. Все это весьма отрицательно сказывалось на состоянии армии и особенно флота.

Вооруженные силы Франции

Организация и тактическое устройство войск

Пехота. Во время революционных войн во французской пехоте установилась особая организация, значительно отличавшая ее от пехоты королевской армии. Основной единицей по-прежнему оставался батальон, но из шести батальонов вместо полков составлялись бригады, подразделявшиеся на полубригады. Бригады сводились в дивизии.

На 1799 г. во французской армии было 30 полубригад легкой пехоты и 110 полубригад линейной пехоты, 420 батальонов, насчитывающих вместе 324 898 человек[373]373
  См. «Отчет генерала Бернадотта», Варшава, 1903, стр. 8.


[Закрыть]
.

Приняв руководство вооруженными силами страны, Наполеон в период с 1800 по 1808 г. продолжил реорганизацию пехоты. Ее новая структура окончательно установилась во французской армии с февраля 1808 г. Вместо полубригад были вновь введены полки. Каждый полк имел пять батальонов – четыре действующих и один запасный, служивший в качестве депо для подготовки пополнения. В линейной пехоте каждый батальон имел четыре фузилерных, одну гренадерскую и одну вольтижерную роты. В легкой пехоте батальон состоял из четырех егерских, одной карабинерной и одной вольтижерной рот. Численность батальона была установлена в 840 человек, полка – в 3970 человек (108 офицеров и 3852 унтер-офицера и солдат, не считая нестроевых).

На вооружении линейной пехоты состояли ружья образца 1777 г., усовершенствованные в 1798–1799 гг., калибра 7 линий 9 точек. Ружье имело трехгранный штык и весило 10,21 фунта. Наибольшая дальность выстрела – 500 шагов, прицельная – 120 шагов. Пехотинцу полагалось иметь при себе 60 патронов и столько же в обозе. Вольтижеры имели облегченные ружья. Они были короче линейных на четыре дюйма и весили 9 2/з фунта.

Обмундирование пехоты составляли светло-синие шинели, такие же мундиры, белые камзолы, гетры и ботинки[374]374
  См. Баскаков. Наполеон, СПб., 1904, стр. 78–79, 84–85, 110–111.


[Закрыть]
.

Численность пехоты в «большой армии» к 1812 г. была установлена в 492 тыс. человек.

Кавалерия. В 1799 г. французская кавалерия состояла из 2-х карабинерных полков, 25 кавалерийских, 20 драгунских, 23 шассерских (егерских) и 13 гусарских.

Всего было 83 полка (307 эскадронов), насчитывавших 51053 человека[375]375
  См. «Отчет генерала Бернадотта», стр. 8.


[Закрыть]
.

Наполеон не внес каких-либо изменений в организацию кавалерии. Как и прежде, она подразделялась на тяжелую (карабинеры и кирасиры), среднюю (драгуны) и легкую (гусары). Для всей кавалерии в период революции была оставлена прежняя полковая организация. Кавалерийский полк с 1808 г. насчитывал 961 человека. Он состоял из четырех эскадронов, два эскадрона составляли дивизион.

На вооружении тяжелой конницы были семилинейные пистолеты и прямые сабли (палаши). Эта конница в качестве защитного вооружения имела кирасы. Легкая конница была вооружена облегченными ружьями или мушкетами калибра 7 линий 7 точек; это ружье имело трехгранный штык и весило 8 фунтов (со штыком – 9 фунтов); дальность стрельбы – 500 шагов, дальность действительного выстрела – 70–120 шагов.

Обмундирование карабинеров и кирасир было такого же образца, как и у пехоты, только вместо шинели им полагались белые плащи. Такое же обмундирование, но только зеленого цвета (и белые плащи) имели и драгуны. Егеря и гусары носили доломан, чикчиры и зеленый плащ. Всей кавалерии полагалось иметь сапоги.

Численность кавалерии «большой армии» в 1812 г. была установлена в 96 тыс. человек[376]376
  См. Баскаков. Наполеон, стр. 80–81, 84–85, 112.


[Закрыть]
.

Наиболее слабым местом французской армии был ее конский состав. Готовясь к войне с Россией, Наполеон стремился пополнить его лошадьми, пригодными для дальних перевозок и больших переходов в условиях России. Опыт военных действий против России на территории Восточной Пруссии в 1807 г. показал, что французские и итальянские лошади были бы для этого непригодны. Еще во время кампании 1805 и 1806–1807 гг. Наполеон забрал почти весь конский состав австрийской и прусской армий, а затем мобилизовал и всех лошадей Рейнского союза. Однако этого количества лошадей оказалось недостаточно. Поэтому по приказу Наполеона стали закупать большое количество лошадей в Германии и Австрии. Пруссия по договору от 24 февраля 1812 г. должна была поставить 15 тыс. лошадей. Лошади закупались даже в России. Русский посол в Вене Штакельберг сообщал И. С. Дохтурову 5 (17) марта 1812 г.: «Совершенно достоверно, что польская кавалерия в течение последнего года пополнила свой конский состав лошадьми, купленными в польских (т. е. западных. – Л. Б.) губерниях, главным образом в Бердичеве. Меня уверяли в том, что служащие государственной таможни участвуют в этой преступной спекуляции в качестве подрядчиков. В настоящее время французская кавалерия, лишенная лошадей, рассчитывает приобрести их таким же образом»[377]377
  ГИМ, отдел письменных источников, д. 3, л. 37.


[Закрыть]
. Речь шла о закупке поляками и австрийцами в России 15 тыс. лошадей.

Наполеону удалось собрать около 200 тыс. лошадей. Лучшие из них были использованы для конницы, остальные – для обозов и артиллерии.

Артиллерия. Французская артиллерия состояла из пешей и конной. В 1799 г. было восемь пеших полков и восемь конных. Каждый пеший полк состоял из 20 рот, конный – из шести[378]378
  См. «Отчет генерала Бернадотта», стр. 8.


[Закрыть]
. Все роты, как пеших, так и конных полков, имели по шесть орудий каждая. Численность артиллерии составляла 1248 орудий, которые обслуживал 22471 человек.

На вооружении полевой артиллерии состояли в это время четырех– и восьмифунтовые пушки. В 1803 г. на вооружение были приняты шести– и двенадцатифунтовые пушки, шести– и семифунтовые гаубицы для конной артиллерии и двадцатичетырехфунтовые гаубицы для пешей; были введены также двадцатичетырехфунтовые мортиры. Но полной замены материальной части артиллерии не произошло. На вооружении продолжали оставаться в большом количестве старые четырех– и восьмифунтовые пушки; кроме того, было много трофейных орудий – австрийских и прусских. Вследствие этого орудийный состав французской артиллерии отличался значительным разнообразием и в целом она уступала русской артиллерии.

Скорость стрельбы французской артиллерии (в среднем) составляла: картечью – два выстрела, снарядами – один выстрел в минуту. Средняя дистанция (для стрельбы ядрами) – от 200 до 500 сажен для пушек и от 200 до 800 сажен для гаубиц. При стрельбе картечью дистанция составляла от 200 до 400 сажен.

Орудия обеспечивались боеприпасами на количество выстрелов от 160 до 219 непосредственно при ротах. Подвижные парки обеспечивали от 160 до 213 выстрелов, и такое же обеспечение находилось в базисных складах.

Каждое орудие имело прислугу в 8–15 человек. Запряжка орудия состояла из шести лошадей[379]379
  См. Баскаков. Наполеон, стр. 81–82, 125–126, 131–134.


[Закрыть]
. До 1809 г. личному составу артиллерии (орудийной прислуге) полагалось иметь ружья и сабли; начиная с 1809 г, – только сабли, а в конной артиллерии – сабли и пистолеты кавалерийского образца.

При определении числа орудий Наполеон исходил из расчета 4 орудия на каждую тысячу человек. Готовясь же к походу на Россию, он увеличил эту норму до 5,5 орудия на каждую тысячу человек. В 1812 г. Наполеон имел только в «большой армии» 1242 полевых и полковых орудия и 130 орудий осадных, не считая артиллерии войск, расположенных в Германии, Испании и Франции, и крепостной артиллерии.

Инженерные войска состояли в 1799 г. из 36 рот саперных и 6 минерных, насчитывавших 7406 человек[380]380
  См. «Отчет генерала Бернадотта», стр. 8.


[Закрыть]
. К 1809 г. они уже были реорганизованы и получили батальонную организацию.

Понтонные батальоны вошли в состав артиллерии, а из саперных и минерных батальонов был составлен особый инженерный корпус[381]381
  См. Баскаков. Наполеон, стр. 82.


[Закрыть]
.

В 1812 г. общая численность артиллерийских и инженерных войск в «большой армии» равнялась 21 500 человек.

Высшие тактические соединения. Реорганизуя в начале века армию, Наполеон сделал высшими тактическими соединениями бригады, дивизии и корпуса. Бригады были установлены двухполкового состава в пехоте и кавалерии. Дивизии, как пехотные, так и кавалерийские, имели, как правило, по две бригады, но бывали и отклонения от установленной нормы. Пехотные корпуса состояли из двух пехотных дивизий, бригады кавалерии, батальона саперов, одного пешего и одного конного артиллерийского дивизиона. На практике же корпуса часто имели не две, а три и даже более пехотных дивизий. Конные корпуса обычно имели две-три кавалерийские дивизии и один или два дивизиона конной артиллерии.

Дальше корпусной организации Наполеон не пошел. Корпус был высшим тактическим соединением. Корпуса обычно сводились в одну действующую армию, которой Наполеон всегда командовал непосредственно.

В ходе войны каждый корпус выполнял поставленную задачу. Он мог вести самостоятельный бой в течение одних-двух суток до подхода главных сил. Уже во время войны 1812 года Наполеон пытался создавать группы корпусов, объединяя их для выполнения определенных задач.

Русская армия была в этом отношении лучше организована, чем армия французская. Она уже имела армейскую организацию.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12