Лорен Смит.

Плененные страстью



скачать книгу бесплатно

– Вот так. Молодец. – Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

Эмили тяжело вздохнула. Все ее тело обмякло, Годрик же присоединился к остальным мужчинам за столом. Люсьен рассказывал о каких-то лондонских приятелях. Тепло огня и накинутый на плечи жакет Седрика помогли ей расслабиться. Ее веки задрожали, затем опустились. Она надеялась, ей не будет сниться Годрик, но поняла, что таки будет, когда его мягкие губы снова поцеловали ее в лоб и сон одолел ее.

Глава 5

Годрика сразу же охватило чувство вины, как только он подлил настойку опиума в бренди Эмили. Он хотел доверять ей, вернуть девушке свободу, но она бы сбежала. Его светлость не мог позволить ей уйти, по крайней мере, до тех пор, пока не осуществит свое возмездие до конца. И даже тогда герцог, пожалуй, не готов отпустить на волю свою обворожительную маленькую пленницу. Ему было забавно наблюдать, как она открывает в себе чувственность, хотя он и понимал, что это не делает ему чести. Он просто обязан убедить, а не заставить Эмили принять его, и это никак не связано с местью Альберту Парру.

Когда девушка заснула, он обратился к друзьям, сидевшим за столом в другой части комнаты:

– Эш, ты не мог бы мне помочь?

– Что нужно сделать? – Эштон поднялся из-за стола и подошел ближе.

Годрик прикоснулся к щеке девушки, ее кожа была мягкой, как у ребенка.

– Эмили?

Она не пошевелилась.

Эштон приподнял бровь.

– Ты дал ей что-то?

– Подмешал немного настойки опиума в ее бренди. Найди, пожалуйста, миссис Даунинг и попроси ее принести смену одежды для Эмили, мой халат и тапки.

Эштон вышел, но вскоре вернулся с миссис Даунинг, которая несла в руках огромный красный вельветовый халат и теплые домашние тапочки. Пожилая экономка была для него словно любимая старая няня, а ее острый порицающий взгляд всегда заставлял его чувствовать себя провинившимся юнцом. Тем не менее, протянув свежую одежду, она ничего не сказала.

– Спасибо, миссис Даунинг. – Годрик взял вещи и с помощью экономки приступил к делу.

Поднял Эмили с кресла, а миссис Даунинг в это время сняла с нее мокрую одежду.

У герцога сердце замерло при виде красиво сложенной девичьей фигуры. Все внутри его сразу же напряглось, когда он представил, как осыпает поцелуями каждый дюйм этого тела, покусывает бедра девушки и прижимается к кремовым возвышенностям ее грудей, исследует изгибы и впадины ее соблазнительной…

Громко кашлянув, миссис Даунинг нарушила ход фантазий Годрика. Взяв себя в руки, он надел на Эмили пеньюар, протянул руки в рукава, а затем набросил на нее свой халат. Экономка стянула с пленницы грязные сапоги для верховой езды и опустила ноги девушки в тапочки Годрика, которые на изящных ножках той выглядели огромными, как ночные горшки. Зато они согреют ее.

– Вам что-нибудь еще нужно, ваша светлость? – спросила миссис Даунинг.

– Нет, спасибо.

Она, кивнув, направилась к выходу.

Эмили не шевелилась, пока Годрик не накрыл ее одеялом.

И даже тогда она лишь вздохнула и глубже устроилась в кресле. Он не ожидал, что похищение этой девушки доставит ему такое удовольствие. Не ожидал и того, что настолько увлечется ею. Его первоначальным замыслом было нарушить планы дяди Эмили продать ее, чтобы рассчитаться с долгами. Но сейчас искушение пленницы приобрело намного более личные мотивы. Вожделение взяло верх над стремлением отомстить, даже если оба эти желания вели в итоге к одному и тому же.

Годрик боялся, что может оказаться таким же пленником Эмили, как она его. Приятели уже делали ей знаки внимания; ее мятежный характер очаровал их. Мужчина не желал думать о том, что произойдет, если они решат, будто хотят Эмили так же сильно, как он сам.

Она и представить не могла, что обладала огромным влиянием, способным разорвать на части Лигу Бунтарей своими добродушием и энергичностью.


Эмили, проснувшись, удивилась: она была в своей спальне, одетая только в пеньюар, огромный халат и слишком большие тапочки. Девушка подпрыгнула, когда пышная служанка с рыжими локонами, выбившимися из-под ее чепчика, энергично прошла через дверной проем и начала наполнять ванну.

Вскоре Эмили погрузилась в горячую ванну. Служанка, Либба, сначала стеснялась заговорить, но у мисс Парр был талант завоевывать доверие. Прислуга восторженно слушала рассказ той о похищении.

– Как романтично! – вздохнула Либба, быстро хлопая ресницами.

Эмили только засмеялась.

– Романтично? Меня похитили! Это чудовищно со стороны всех тех парней обращаться со мной, как с провинившимся ребенком.

– Я бы не жаловалась на это, мисс. Душу бы отдала, чтобы со мной так же обращался этот удалой лорд Лонсдейл. Я начала работать у его светлости, когда мне еще не исполнилось и шестнадцати. Впервые увидев графа… – Либба хихикнула и прикрыла руками зарумянившиеся щеки. – Скажем так, я была бы в восторге, если бы он обратил на меня внимание, особенно таким образом.

– Это ты сейчас так говоришь. Мы посмотрим, как бы ты себя чувствовала, если бы пятеро мужчин погубили твою репутацию лишь потому, что один из них захотел отомстить за что-то, к чему ты не имеешь абсолютно никакого отношения. – Эмили встала из ванны и обмоталась полотенцем. – Это невыносимо!

– Его светлость ведет себя с вами ласково, не правда ли?

– Что ты имеешь в виду?

Эмили сразу вспомнила грубые объятия у озера и то, как жестоко он ущипнул ее за ягодицы, а еще – угрозу отшлепать ее. Ласково? Годрик вел себя как угодно, но только не ласково.

Либба указала на халат и тапочки, которые Эмили сбросила рядом с кроватью.

– Его светлость надел это все на вас, пока вы спали. Это личные вещи его светлости, которые он надевает по вечерам. – Горящие глаза Либбы придавали особый подтекст ее словам.

Эмили опустилась на стул у туалетного столика, внезапно почувствовав себя очень маленькой, что было ей вовсе не свойственно.

Годрик раздел ее догола? Он видел ее тело, пока она лежала беззащитная? Неужели этот проклятый человек считает, что имеет право на нее только потому, что пару раз поцеловал? Ну хорошо, больше, чем пару, и это были очень глубокие поцелуи, мрачно размышляла Эмили.

– Ты думаешь… Он не ожидает от меня… Я не какая-то там девка с сенного рынка!

Либба побледнела от такого сравнения.

– Он никогда не станет давить на вас, мисс. Клянусь вам. Он хороший человек.

– По-твоему, Либба, стал бы хороший человек похищать девушку и разрушать ее будущее? – Она старалась не вспоминать, как сама же легко отвечала на его ласки и поцелуи.

Служанка, забывая о реалиях этого мира, продолжала говорить, что мисс, конечно же, не о чем беспокоиться и что в конце концов все будет хорошо.

Эмили надела одно из новых платьев, которое Симкинс заказал из Лондона. Она выбрала новую пару белых чулок среди свежего нижнего белья и ночных рубашек, все было пошито из дорогого муслина и выглядело менее скромно, чем верхний убор.

Ощущение чистого нижнего белья и нового голубого платья на теле изменили ее настроение. К ней вернулась прежняя уверенность – не те хрупкие проявления ее, а уверенность полноценная. Вместо того чтобы поднять волосы, она попросила Либбу собрать их на затылке и связать лентой. Ее глаза сверкали, как пара сиреневых драгоценных камней, когда она с одобрением посмотрела на свое отражение в зеркале туалетного столика.

– Вы прекрасно выглядите, мисс! – улыбнулась Либба. – Вы надели голубое, что замечательно, так как это любимый цвет его светлости. Он будет очень доволен!

Эмили сдвинула брови. Она не хотела быть одетой в любимый цвет Годрика. Последнее, что ему нужно, – это считать, будто она стремится угодить ему.

В комнату бесцеремонно и безо всяких на то причин ворвался Чарльз, заставив и Эмили, и ее служанку вскрикнуть от негодования.

– Ты почти закончила, Эм… – Он осекся и удивленно взглянул на нее. – Черт побери! Я бы все отдал, чтобы затащить тебя в мою комнату. Что скажешь, Эмили? Не хочешь покувыркаться в полдень? Я сделаю так, что ты не пожалеешь!

Мужчина прошел через комнату и схватил ее в свои объятия, действуя, будто сумасшедший вихрь в образе человека.

Через секунду Эмили пришла в себя, высвободила одну руку и дала ему пощечину.

– Убери руки!

Несмотря на красное пятно, появившееся на правой стороне его лица, Чарльз продолжал усмехаться ей.

– Если ты думаешь, что я уступлю тебя кому-то из тех парней внизу, ты ошибаешься. Я хочу поцеловать тебя, Эмили, – заявил Чарльз. – И обычно получаю то, чего хочу.

Эмили почувствовала: за его домогательствами стоит соперничество. «Это как раз то, что мне нужно, – стать трофеем, за который борются эти взрослые мальчишки. И потом…» Если бы ей удалось использовать такое желание в своих целях, она могла бы найти способ столкнуть их между собой. Сейчас, когда Чарльз наконец осознал, что творит, его щеки порозовели от ребяческой застенчивости и он опустил серые глаза.

– М-м, Эмили, ты же будешь хорошей девочкой и не расскажешь Годрику о моем намерении поцеловать тебя?

Она задумчиво поднесла руку к подбородку.

– Интересно, а как он отреагирует на это? Кажется, характер у него немного вспыльчивый.

Чарльз отступил.

– Большинство женщин в восторге, э-э… от моего внимания.

Либба, похоже, совсем потеряла голову от графа. Порой Эмили задавалась вопросом, есть ли вообще хоть какая-то надежда для женщин.

– Как я уже неоднократно говорила всему вашему проклятому полу, я не такая, как другие! – Она проскочила мимо него и вышла в дверь, не обращая внимания на хихиканье Либбы.

Эмили сама нашла дорогу в столовую, граф шел за ней. Она надеялась, что ее намек рассказать обо всем Годрику сдержит его.

Эштон и Люсьен стояли у окна и неспешно вели беседу. Они почему-то нахмурились, когда она вошла, затем взглянули на Чарльза. Люсьен открыл рот, намереваясь что-то сказать, но осекся, стоило в комнату войти герцогу и виконту.

Годрик мельком взглянул на Эмили, затем так сердито посмотрел на Чарльза, что этот взгляд мог испепелить камень. Лорд Лонсдейл демонстративно вздернул подбородок.

Эштон вмешался в эту безмолвную войну.

– Эмили, могу я задать тебе довольно странный вопрос?

Она кивнула.

– Ты, случайно, не говоришь по-гречески?

Эмили удалось не выдать себя и скрыть правду, что она действительно владела именно этим языком, а кроме того, латынью.

– Нет, – солгала она.

Эштон, повернувшись к своим друзьям, обратился к ним на отличном греческом языке. Она с легкостью понимала их разговор.

– Чарльз, что ты с ней сделал?

Граф с виноватым видом посмотрел на Годрика, затем опустил глаза.

– Я попросил, чтобы она поцеловала меня. Она же дала пощечину. Клянусь, это больше не повторится.

– Похоже, ты потерял былую хватку, – пошутил Люсьен.

– Распалившись, я немного увлекся, но ничего страшного не произошло.

Годрик ударил кулаком по столу.

– Ничего страшного? Ты не можешь требовать таких вещей и не ожидать, что это не отразится на ней!

Чашка Эмили вдруг цокнула, и чай разлился на стол. «Лицемер». Она с беспокойством посмотрела на герцога. Но никто из присутствующих не обратил на это внимания.

Виконт заговорил низким голосом:

– Годрик… Не хочу оказаться адвокатом дьявола, но сегодня утром ты зашел дальше, чем просьба о нескольких поцелуях, если я правильно помню.

«Вот именно». Лицо Эмили начало гореть, чего они не заметили.

– Если я хочу ее, Седрик, значит, она моя! – закричал Годрик. – Это мои деньги украл ее дядя, потому я имею право похитить что-то взамен!

– Но Эмили не крала твоих денег, – резко произнес Люсьен. – Ты навредил ей, привезя сюда, и вообще-то не обязан соблазнять ее. Мы не арабские шейхи, которые держат женщину, как рабыню в гареме.

Эштон прочистил горло, заставив всех в комнате замолчать.

– Очевидно, мы все заинтересовались Эмили, и не как захватчики пленницей. Мой совет: нам нужно более тщательно взвешивать наши поступки и стараться думать головой, а не местом ниже пояса. Если это возможно. – Он бросил быстрый взгляд на Чарльза. – Настало время действовать в соответствии с Правилом Четвертым нашего кодекса. Если кто-либо из присутствующих мужчин желает получить Эмили, он должен убедить ее выбрать его. Как только это произойдет, никто другой не может добиваться ее. Больше не будет поцелуев, взятых силой, даже от тебя, Годрик. Я решительно настаиваю на этом.

Его требование удивило Эмили: неужели он и вправду тайный лидер группы? Возможно, звания на самом деле не влияют на внутреннюю политику Лиги.

– Но, Эш, – возразил Чарльз, – ты же не можешь ожидать от нас, что мы не притронемся к ней. Она такая…

– Неотразимая? – мрачно произнес Годрик. – Кто, черт возьми, в чьей власти, ты или твои чресла?

– Да, она очаровала всех, но если бы знала об этом, то могла бы использовать это против нас. Потому опять-таки я повторяю: если кто-либо из мужчин хочет Эмили, он обязан будет, по сути, покорить ее. Ежели она не поддастся на ухаживания этого человека, ему следует прекратить любезничать с ней.

– И все последующие обсуждения по этому поводу, – добавил Люсьен, – будут вестись на греческом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7