Лорен Смит.

Плененные страстью



скачать книгу бесплатно

Эмили прислушалась, изо всех сил стараясь лежать неподвижно и дышать как можно тише, но было трудно унять одолевшую ее панику и туман, медленно застилающий глаза. Все нутро девушки требовало свободы, между тем она не пошевелилась, молясь, чтобы что-то отвлекло их внимание на короткий миг, достаточный для того, дабы успеть подняться и убежать.

Она услышала над собой мужской голос:

– Ну что ж, это не было настолько сложно.

– Это что, какой-то цыганенок? Я-то думал, мы собирались похитить порядочную юную леди из светского общества? – засмеялся другой.

Эмили едва подавила желание заворчать, несмотря на заторможенность ее тела. «Проклятые, высокомерные щеголи!» Лучше ощущать гнев, чем страх, он придает больше сил.

Что содержалось во фляге, из которой он пила? Яд? Нет… Это бессмысленно. Она когда-то читала об этом горьком вкусе… Настойка опия! Ею овладела новая вспышка гнева, разлившаяся по всему телу от головы до пальцев ног и создавшая иллюзию силы.

Раздался еще один голос:

– Чарльз, заплати сверху кучеру в обмен на молчание, а Люсьен и я присмотрим за девчонкой.

Этот голос она узнала. То был мужчина, которого она ударила. И он, и остальные производили впечатление джентльменов, если их вообще можно так назвать.

После переезда к дяде Эмили научилась никогда не доверять внешности мужчин. Приличная одежда никого не делала хорошим человеком.

Она все больше и больше недоумевала, что от нее надо этим негодяям? Ясно, что это не Бланкеншип нанял их, чтобы похитить ее. Он бы выбрал людей низшего сословия. Укусив своего похитителя, Эмили заметила: перчатки наездника на нем были хорошего качества, слишком хорошего для обычного прихвостня.

– Как долго она будет без сознания? – спросил один из мужчин.

– Сложно сказать… возможно, целый час.

Она узнала этот голос, он принадлежал тому, кто отзывался на имя Седрик.

– Один из нас отвезет ее в поместье.

Чья-то мягкая рука убрала волосы с лица Эмили. Та же рука опустилась к ее шее, лаская кожу девушки, затем коснулась руки и скользнула к талии. От страха по телу Эмили пробежала дрожь. Она всеми силами старалась сохранить дыхание ровным, но ее сердце бешено стучало. Когда рука погладила ее по талии, дыхание бедняжки участилось. Она была особенно чувствительной именно в этой зоне, а легкое будто перышко прикосновение кончиков пальцев к ее телу сквозь муслин, заставило девушку подавить смешок. Проклятая щекотка.

– Она проснулась! – напряженным голосом, словно сдерживая смех, выкрикнул нападавший на нее, именно он и прикасался к ней.

Эмили быстро встала на четвереньки. Совсем чуть-чуть продвинулась вперед, как вдруг чье-то тело придавило ее сзади, повалив наземь. Даже те силы, что еще оставались, покинули ее. Своими коленями он зажал бедра девушки, пригвоздив ее к земле. Эмили вскрикнула, когда мужчина водрузился на нее всем телом. Он немного ослабил хватку, позволив ей нормально дышать, но не давая возможности высвободиться.

– Ты овладел ею, Годрик?

Эмили взбунтовалась, начала бить ногами и выгибать спину.

– Пожалуйста! Не делайте этого, умоляю!

Она терпеть не могла просить, но это был ее последний шанс.

– Мы не тронем тебя, дорогая. – Мужчина, что взгромоздился на нее, Годрик, успокаивающе погладил пленницу широкой ладонью.

– Лжец!

Эмили начала бить ногами и сопротивляться, и он сжал ее крепче.

– Я поймал ее, но поторопись, Седрик! Она ужасно брыкается.

Тот присел на корточки рядом с ней и поднес к ее губам флягу, насильно влив в рот настойку опия.

Эмили пыталась отвернуть голову, и все же Седрик другой рукой закрыл ей рот, чтобы она не выплюнула гадкую жидкость. Бесполезно было сопротивляться своей участи. Девушке оставалось лишь молить глазами, так как уста уже не слушались.

– Простите, дорогая. Мне действительно жаль. – Искренний голос Седрика удивил ее.

Как после такой брутальности могла последовать эта искренность?

Он продолжал держать флягу у ее губ. Она с трудом сделала глоток и закашлялась, напиток обжег все внутри.

Последним, что видела Эмили, был сдвинувший брови Седрик. Как она ни силилась оставаться в сознании, ее руки опустились на песчаную поверхность пустой дороги. В носу у нее стоял затхлый запах почвы, смешанный с запахом мужского тела, прижавшего ее. Эмили отяжелела. Веки задрожали, и она поняла, что не может больше держаться. Годрик нежно погладил ее, словно желая успокоить, но лишь замешательство и страх последовали за ней во всеобъемлющую темноту.


Седрик, виконт Шеридан, взял девушку за подбородок и наклонил ее лицо, чтобы изучить.

– Она правда без сознания?

Лунный свет падал на ее тело, позволяя мужчинам лучше рассмотреть их жертву. Длинные темные ресницы у фарфоровых щек, окрашенных розовым румянцем.

– Есть только один способ узнать.

Руки Годрика заскользили по ее телу, несколько раз возвратившись к талии, тому месту, в котором, как он выяснил, она боялась щекотки.

Пленница оставалась неподвижной, никак не реагируя на его проверку.

– Она точно отключилась.

Он слез с нее.

Чарльз и Люсьен направились к своим лошадям.

Чарльз рассмеялся.

– Сколько, ты говорил, лордов понадобилось бы для укрощения этой проказницы?

Люсьен Рассел, маркиз Рочестер, подавил усмешку.

– Больше, чем мы предполагали, – ответил Эштон, с изумлением рассматривая Эмили.

Годрик поднял грязную, но великолепную маленькую пленницу, лежавшую у его ног.

– Она совсем не такая, как ее дядя.

Его бросило в жар. Короткое воспоминание о ней не помогло разгадать загадку мисс Эмили Парр. Годрик не мог забыть того, как она боролась с ним, даже несмотря на страх. Но осознание, что он напугал ее, неприятно отдалось в груди. Предполагалось, что он проигнорирует ее протесты и увезет. Однако герцог совсем не думал, будто Эмили будет так отважно драться с ним и заставит его почувствовать себя полным негодяем.

Седрик засунул флягу с настойкой опиума назад в карман жилета.

– Ты передумал?

Годрик, громко рассмеявшись, отмахнулся от чувства вины.

– Господи, нет. Ты же прекрасно знаешь, это не обо мне, Седрик. Теперь она моя. – Он вновь посмотрел на Эмили.

У него появился странный собственнический инстинкт по отношению к девушке, хотя мужчина не имел на это никакого права. Между тем неожиданное стремление поместить Эмили в сад, обнесенный стеной, усилилось. Заточить ее в башню, как принцессу из сказки.

– Девчонка заинтриговала его, – объяснил друзьям Люсьен.

Годрик взял Эмили на руки.

Он понимал, что, проявляя такую заботу о ней, в глазах приятелей, должно быть, выглядит странно. Но что-то в девушке взывало к нему. Ему страстно захотелось ощутить чувственные ласки, скольжение кожи по сатиновым простыням, накрыть ее шелковистое тело своим. Из нее бы получилась страстная партнерша. При этой мысли его губы изогнулись в улыбке.

– Она может поехать на моей лошади, – с надеждой в голосе произнес Чарльз.

– Я скорее доверю ее пьяному матросу. – Руки герцога неохотно и медленно протянули Эмили Эштону.

Годрик сел верхом на свою лошадь, затем наклонился, чтобы вновь взять девушку.

Он бережно поместил Эмили на колени, одной рукой крепко обхватив ее за талию и своим подбородком удерживая ее голову, чтобы она не упала.

Одно лишь воспоминание, как Эмили дважды едва не перехитрила его, заставило Годрика улыбнуться. Ему давно не было так весело. Если бы он не поддался своему желанию дотронуться до нее, то никогда бы и не узнал, что она боится щекотки в области талии, и она могла бы незаметно сбежать, пока он разговаривал с остальными. Эштон был прав: она изворотливая – качество, которое наверняка унаследовала от дяди. Но ее красота? Она восхитила его. Девушка совсем не напоминала худого, как тростник, Альберта Парра.

Возвращение в поместье Годрика заняло час езды. Они останавливались лишь один раз, чтобы снова напоить Эмили настойкой опиума, когда она пошевелилась, будто сонный котенок. То, как она терла согнутой в кулак рукой по его груди и уткнулась лицом в его шею, приводило мужчину в трепет.

Годрик старался не думать об Эмили и о том, такие ли сладкие ее губы на вкус, как на вид. Он сфокусировал взгляд на дороге, простиравшейся перед ними, и своем доме, который был уже совсем рядом.

Имение Сен-Лоран состояло из просторной усадьбы в георгианском стиле, соперничавшей по красоте с Чизик-хаузом[2]2
  Чизик-хауз (англ. Chiswick House) – небольшой летний дворец, возведенный в лондонском предместье Чизик в 1720-е годы графом Бёрлингтоном в содружестве с Уильямом Кентом.


[Закрыть]
. Его отец и граф Девоншир однажды даже по-дружески поспорили по этому поводу.

Он новым взглядом посмотрел на поместье, пытаясь представить, как его воспримет Эмили.

Архитектор спроектировал дом с шестью колоннами цвета слоновой кости на входе, как и во многих величественных палладианских[3]3
  Палладианский стиль в архитектуре основан на идеях итальянского архитектора Андреа Палладио (1508–1580). В основе стиля лежат строгое следование симметрии, учет перспективы и заимствование принципов классической храмовой архитектуры Древней Греции и Рима.


[Закрыть]
домах Англии. Предки Годрика построили верх особняка из красивого тесаного камня, в то время как низ был из камня граненого, придававшего поместью вид отделанного кружевом подола женского платья. Годрик удивился, что так желает одобрения Эмили. Если она останется здесь на какое-то время, то ему хотелось бы, чтобы ей понравилась окружающая местность.

Стоило герцогу подъехать к лестнице поместья, появился уставший лакей и окликнул конюха. Несколькими секундами позже к двери подошел дворецкий преклонного возраста, Симкинс, он проводил всех мужчин в холл, предварительно убедившись, что об их лошадях уже позаботились.

– Ваша светлость, мы не ждали посетителей. – Симкинс с нескрываемым любопытством рассматривал спящую пленницу Годрика.

– Симкинс, это мисс Эмили Парр. Она погостит у меня какое-то время. Пусть миссис Даунинг пришлет ей наверх служанку, чтобы помочь переодеться. Позаботьтесь о ней, однако не позволяйте покидать дом.

– Конечно, ваша светлость. К ней будут относиться как к принцессе.

– Только не разбалуй ее, Симкинс, – немного подумав, сказал Годрик.

Предполагалось, что, условно говоря, Эмили будут держать в клетке, и было бы правильнее не золотить эту тюрьму, по крайней мере, пока девушка не поймет, что находится под его контролем.

Годрика посетила внезапная мысль. Нужно не допускать к пленнице его камердинера, Джонатана Хелприна. Она представляла собой соблазн для любого мужчины, а юный Хелприн вовсе не типичный камердинер. Он родился и был воспитан под крышей Годрика, юноша чаще поглядывал на девушек, чем на одежду, что входило в обязанности хорошего комнатного слуги.

– О, и еще, Симкинс, – обратился к дворецкому Годрик. – Назначь мистеру Хелприну работу подальше от моих покоев. И дома, если возможно, вместо него пусть мне помогает один из лакеев.

На лице пожилого мужчины отразились сомнения, он явно был озадачен.

– Э… да, ваша светлость. Я прослежу, чтобы мистеру Хелприну дали занятие в каком-то другом месте, пока ваша гостья находится у нас.

– Спасибо.

Затем дворецкий поприветствовал остальных четверых мужчин, которые вслед за Годриком зашли в главный холл:

– Милорды.

– Симкинс, дьявол, как ты поживаешь? – засмеялся Чарльз. – Скучал по мне?

Слуга почти улыбнулся, но сохранил сдержанный вид.

– Хорошо, лорд Лонсдейл. В доме стало гораздо тише после вашего последнего визита, и я отлично спал, зная, что мне не нужен флот лакеев, чтобы отчистить пятна портвейна с ковра в гостиной.

– Хм, слово «портвейн» звучит восхитительно. Принесете мне стаканчик, когда освободитесь, ладно?

Чарльз ухмыльнулся Симкинсу, лакей покачал головой и оставил мужчин.

Седрик, приподняв трость с серебряным наконечником в виде головы льва, указал вперед:

– Пойдем, Люсьен. Давай согреемся у камина.

Они направились к очагу, и Чарльз последовал за всеми.

Эштон же поднялся по лестнице вслед за Годриком, который нес на руках Эмили. Герцог выбрал комнату рядом со своей, ту, где чаще всего обитала какая-нибудь его фаворитка. В отличие от других джентльменов, он беспардонно селил любовниц в своем поместье, не обращая внимания на возможные слухи.

Годрик кивком указал на дверь, чтобы Эштон открыл ее.

– Э… Ты хочешь держать девушку так близко возле себя? – деликатно поинтересовался Эштон.

– Да. Она наверняка попытается сбежать. Я смогу лучше ее услышать, если будет рядом.

Эштон распахнул дверь, и взору предстала кровать с сиреневым балдахином, накрытая голубым покрывалом. Годрик опустил Эмили, поднял ее голову и подложил подушку под блестящие локоны. Во время борьбы прическа девушки распалась, но ему даже нравился этот беспорядок.

Эштон окинул взглядом небольшую дверь, замаскированную под стену, а Годрик ухмыльнулся.

– Я знаю, о чем ты думаешь, Эш…

Дверь вела прямо в его спальню.

– Меня не касается, что ты будешь с ней делать.

Несмотря на постоянные попытки быть совестью их сплоченной компании, Эштон не являлся святым. Кивнув, он вышел, оставив его светлость наедине. Хозяин поместья взглядом скользил по беспомощной девушке, лежавшей на кровати. Ее платье из муслина испачкалось в грязи и песке. Нос и щеки измазались грязью. На первый взгляд, она выглядела как маленькая пугливая сирота, но изгибы ее тела мучительно напоминали Годрику, что она женщина. Не в силах удержаться, он сел рядом, взял ее лицо в свои руки и провел по щекам подушечками больших пальцев, чтобы оттереть грязь. У нее была мягкая кожа; от его прикосновения Эмили пошевелилась и переменила позу, ближе придвинувшись к его правому бедру.

Погребенные эмоции пробудились вновь, сжимая горло мужчины и обжигая его грудь. Он опять стал юношей, зачарованным обаянием девушки. Утраченное навсегда время, невинность, давно вырванная из его истекающей кровью души.

Поднявшись, он отступил к двери. Там задержался, блуждая взглядом по ее фигуре. Им овладело сильное желание. Ему хотелось привязать ее к себе, но он чувствовал, что она ускользнет, будто песок сквозь пальцы.

Как она отреагирует, когда он придет к ней утром? Конечно, с негодованием и отвращением.

Он ведь вытащил ее из экипажа, жестоко обращался и опоил опиумом. Он не был героем, а такая девушка как она заслуживала рыцаря на белом коне.

Он разрушал все, к чему прикасался.

Опустив голову, Годрик закрыл дверь и пошел вниз к своим друзьям.

Глава 2

Рано утром солнечный свет просочился сквозь сиреневые занавески, оставив лиловые тени на покрывале. Эмили проснулась от боли. Это ощущение озадачило ее. Она села на массивной кровати и внимательно осмотрела комнату, обставленную с элегантностью, достойной королевы. На короткий миг, пока рассматривала красивую меблировку, Эмили почувствовала себя как в сказке.

Соскользнув с постели, девушка направилась к деревянному шкафу с золотой отделкой и осторожно потянула за ручку одного из ящиков. Он выдвинулся, обнажив коллекцию женских сорочек из тонкого словно паутина шелка. Эмили провела пальцем по роскошной одежде, вздохнула и отвернулась, мельком взглянув на себя в зеркало на туалетном столике. Она вскрикнула и поднесла руку к губам. Ее взгляд упал на отражение собственных глаз, широко открытых от зрелища грязного и потрепанного платья.

Всплыли воспоминания, а ужас объял ее с новой силой, лишив самообладания. Где она находилась? Куда они ее привезли? Эмили сделала попытку поправить прическу, ее руки дрожали. Она поморщилась.

«Что же мне делать?»

Девушка с трудом могла сконцентрироваться на своих мыслях, потому что тупая головная боль застилала глаза – последствия настойки опиума, как предположила она. У нее было смутное ощущение, что в тот момент, когда она стала просыпаться от сильной тряски, похитители отключили ее во второй раз.

Одежда Эмили не подлежала ремонту, но это не имело значения. Ей нужно было бежать.

Она принялась сновать взад-вперед по комнате, потом остановилась, заметив муслиновое платье небесно-голубого цвета, лежавшее на стуле рядом с темно-синими домашними туфлями и лентами для волос. К платью была приколота маленькая записка.

Дорогая мисс Парр!

Надеюсь, Вам хорошо спалось.

Я распорядился, чтобы миссис Даунинг сняла с Вас утром мерки и перекроила это платье. Пожалуйста, спускайтесь к завтраку, когда освободитесь.

С уважением, мистер Симкинс, дворецкий, и миссис Даунинг, домоправительница его светлости, Годрика Сен-Лорана, герцога Эссекского.

Эмили уставилась на записку.

Герцог Эссекский? Ее дьявольским похитителем оказался не кто иной, как Годрик Сен-Лоран? По крайней мере, она не была в опасности, как беспокоилась вначале. Эти мужчины принадлежат к тому же социальному классу, что и она, а значит, не убьют и не причинят ей вреда, как разбойники, за которых она приняла их прошлой ночью.

Ее подруга Анна Чессли немного рассказывала ей о Годрике и его друзьях. Она называла их Лигой Бунтарей, произнося это шепотом, отчасти из-за страха, частично по причине восхищения. Насколько знала, эти господа не придерживались правил и моральных устоев. Если верить слухам и рассказам, напечатанным в «Квизинг-глаз газет».

Она также слышала имя Эш прошлой ночью, вполне вероятно, что это Эштон Леннокс, богатый барон. Остальные двое, без сомнения, Люсьен Рассел, маркиз Рочестер, и Чарльз Хамфрей, граф Лонсдейл. Эмили подавила горький смех. Разве юная дебютантка могла мечтать о подобном романтичном опыте – быть похищенной пятью самыми красивыми, богатыми, влиятельными и высокородными мужчинами во всей Англии?

Эмили, однако, не хотела ничего другого, кроме как сбежать, не приняв ни от кого из них предложения выйти замуж. Это был не тот тип мужчин, с которыми стоит связывать себя узами брака. Тем не менее она задалась вопросом, каким мужем оказался бы герцог Эссекский. Хороший любовник, если верить слухам, но, скорее всего, он предпочтет брак по расчету, а не по любви.

Тщательно умывшись свежей водой из чаши, девушка надела принесенное мистером Симкинсом платье прелестного простого покроя с пуговицами спереди. Юбки были подрезаны так, что как раз открывали носки ее туфель, рукава же слегка приподняты у плеч.

Эмили дернула за дверную ручку. Дверь не шелохнулась. Как, скажите на милость, она должна выйти? Ее заперли здесь. Заманили в ловушку. Тело девушки напряглось от волны паники. Подбежав к окну, она толкнула раму, но та не поддалась. К своему ужасу, Эмили заметила пару гвоздей, забитых глубоко в дерево и блокирующих раму. Лихорадочно осмотрев комнату, она обнаружила узкую, едва различимую дверь слева от кровати.

«Куда, черт возьми, она ведет? Наверное, отдельный вход для слуг. Не исключено, надо попробовать».

Ручка поддалась, и дверь открылась внутрь второй спальни.

Возле одной из стен стояла кровать с балдахином. Взгляд Эмили упал на лежавшее на простынях тело. Она хорошо рассмотрела обласканную солнцем мускулистую спину и темноволосую голову… Герцог. Он поместил ее в смежную комнату. Эмили бесшумно прошла к его двери. Та тоже была закрыта. Девушка устремилась к окну, но, как и в ее комнате, оно не открывалось.

Она вновь ринулась к двери, налегла на нее всем телом, уже подумав, не позвать ли ей на помощь. Губы Эмили разомкнулись, крик готов был сорваться с языка, но потом девушка вдруг остановила себя. Она в его доме, тут его слуги. И никто не поможет, особенно пленнице герцога. Вместо страха появился гнев, по крайней мере, на какое-то время.

– О, ради бога! – затаив дыхание, проворчала она и обернулась к Годрику.

Внимание Эмили привлек слабый золотистый отблеск на противоположной стороне кровати возле стены. Она на цыпочках пошла в том направлении по деревянному полу. Дыхание мужчины было спокойным и медленным, он еще крепко спал.

– О да. – Небольшая связка ключей, сверкающая на солнце, висела на кожаном ремешке, обрамлявшем запястье Годрика.

Эмили сомневалась: подождать, пока он сам проснется, или попытаться бежать сейчас и, вполне вероятно, разбудить его при попытке снять ключи.

Рука с ключами лежала на противоположной стороне кровати, почти у стены. Чтобы достать их, Эмили пришлось бы перелезать через герцога. Ее пульс ускорился и кровь прилила к ушам, пока она пыталась принять решение, что же делать. Она должна прикоснуться к нему, к мужчине, который похитил ее и накачал опиумом. Не просто прикоснуться… но переползти через его длинное тело… по его кровати. Может ли сделать это? Отец всегда называл ее храброй. Но, находясь так близко к мужчине, одна, закрытая с ним в его спальне, найдет ли достаточно смелости, чтобы добыть эти ключи?

Закрыв глаза, девушка прокрутила в голове, как мужественно вела себя накануне ночью.

«Я смогу это сделать. Я должна».

Она подняла юбки выше колен, поставила одну ногу на дубовый каркас кровати и начала ползти. Расставив шире руки и колени, распределила свой вес. Хуже всего, если кровать прогнется и Эмили разбудит этого дьявола.

Годрик был таким крупным, что ей потребовалась вся осторожность, чтобы схватить ключи и не упасть при этом. Затаив дыхание, Эмили наклонилась вперед, ее грудь была в нескольких дюймах от его спины, когда она дотянулась до ключей от своей свободы. Она просунула один палец под кожаный ремешок на его запястье и потянула на себя, но ремешок прилип к его коже.

Придется дотронуться до герцога. На секунду у девушки перехватило дыхание. Воздух обжигал легкие, и она безуспешно пыталась изыскать другой способ. Но не находила его. Ей необходимы ключи, а они привязаны к мужчине на кровати.

Большим и указательным пальцами Эмили подняла его запястье на дюйм от постели, другой же рукой потянула ключи из-под его руки.

Ткань вокруг ее колен начала скользить. Гравитация сработала против ее шаткой позиции. Еще секунда, и она…

Бабах!

Эмили упала на спину Годрика, распластавшись перпендикулярно ему. Он тихо простонал, перевернулся под ней на спину, и она передвинулась, пытаясь сохранить положение сверху. Его правая рука – ключи все еще висели на ней – расположилась на пояснице девушки, поглаживая ее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7