Лора КАФ.

Таракан без ног не слышит



скачать книгу бесплатно

Глава 11
Табор. Рыбы много не бывает

Стоянка была очень удачной. К этой низине племя подошло, когда солнце уже почти село. Сил хватило только на то , чтобы развьючить животных и достать лежаки. Усталость пересилила даже голод. Да и не привыкать было людям к голоду , нормальное состояние. Развьюченные животные позаботились о себе сами. Нашли удобный спуск к воде , напились и побрели искать пропитание. А над привалом уже раздавался дружный и могучий храп.

Единственно, что могло навредить воулам , это живые плети. Рой хищных деревьев, имеющий один корень. Но это уже забота колдуна. Он эту мерзость чует за полперехода. А от хищников боевое стадо отбивается так же легко, как человек от москитов.

Утром вожак лишний раз убедился, что их колдун не даром мясо жрёт. Сколько неплохих мест они вчера прошли, сколько раз хотели остановиться. Не дал, олуй носатый, орал дурниной, называл всех ленивыми чухами. И ведь прав был, прав. Низина была, то что надо. Река широкая и тихая. Вон, воулы уже нашли себе отмель и нежатся в прохладной водичке . И мало того ,что вода в реке и так чистая, вот он, родник для полного счастья. Водичка мм , сладкая. Редкая водица. И трава в долине вымахала почти по пояс. Густая, сочная. Сам бы ел, если б мяса не было. Надо сказать колдуну, что задержаться бы тут неплохо.

Женщины разводили костры и готовили еду . Провозятся долго. Ленивые самки чухов. Всё что от них требуется, еду приготовить, да одежду пошить, да мужа порадовать. Ну и детей рожать само собой. Да приглядывать за ними и учить разному нужному. Какой корешок-травку можно есть и где искать. Как воулов лечить, ежели те заболеют. Ну и так, по мелочи – рыбу-мясо завялить, шкуру на лежак выделать. Да и это не каждый день. Неча делать, сходи, по шипоносу прогуляйся, козий пух прособирай. До Города покочуем, продадим, тебе же, ленивице бусину в ожерелье и купим. Видел он, кстати, по дороге заросли шипоноса, ну а где шипонос, там и козы.

Эх, свежины бы. Давно не лакомились. Но со стрелами на диких коз не поохотишься. Близко они не подпустят, далеко, стрела не возьмёт, ловушки делать некогда, а шарики пум давно кончились. И взять негде. До Города целая смена переходов. И ведь взяли достаточно, и хватило бы шариков на весь поход, если бы не попался им навстречу Белый Зверь.

Существо это мало кто видел. Точнее , сколько народу его видело , никто не знает, но из тех кто видел , очень мало осталось в живых. Почти никого. И от племени никого не осталось бы не окажись у них шарики пум.

Эта тварь пришла в их стойбище ночью. Когда уже все спали. Пришла не охотиться, жрать.

Звук, который поднял племя, не мог исходить из горла человека, но это было так. Они прибежали на крик и увидели страшное.

Белое чудовище, из пасти которого ещё торчали ноги несчастного караульщика, медленно пережёвывало свою страшную пищу. Одной лапой оно придерживало ещё живого человека и спокойно, даже немного печально смотрело на подбежавших. Зверь не встречал соперника равного себе и никого не боялся.

Не боялся он и того что еда может разбежаться. Далеко не убежит.

Никто и не побежал. Вожак хорошо воспитал своё племя. Те, кто боится опасностей, умирают быстро. А когда тревога поднимает охотника на ноги, оружие в его руках оказывается как бы само по себе. И сейчас, сразу после команды вожака, в зверя полетели шарики пум. Они взрывались от соприкосновения с телом Зверя и, взрываясь, выдирали куски серой плоти. Чудовищу это нисколько не мешало и вождь, подобравшись поближе, вдруг увидел, что раны совершенно сухие и довольно быстро затягиваются.

Зверь уже заглотил второго бедолагу и, слегка приподнявшись, вдруг стремительно прыгнул шагов на сто вперёд и ловко подмял огромной лапой сразу троих. Одного сломало сразу, двое других кричали и ругались, пытаясь выбраться. Зверь откусил им головы сразу обоим. Страшная смерть. Но это достойная плата. Теперь у вожака есть немного времени подумать и понять, что делать. Бежать бессмысленно. Эта тварь сигает так, что обгонит самого быстрого шнырика. Тех, кого она уже жрёт, не спасти, а вот остальных, надо попытаться.

Смотрим. Смотрим внимательно. Бессмертные существа, конечно же, есть, но они не жрут, вот так, как голодные чухи. Значит, эту тварь можно убить. Эту тварь НУЖНО убить.

На голове нет ран. Но ведь наверняка большинство метает шарики пум в голову. Почему же? На теле есть. Хоть и зарастают, но ведь есть.

– Остановитесь!!!– взревел вожак. – Не тратьте шарики!!!

Сейчас. Сейчас он поймёт. Раны быстро зарастают, значит надо не давать им зарастать. Метить надо всем в одно место и бить, не останавливаясь, только куда? Не в голову, понятно. Эту черепушку шарикам не пробить. До сердца, если оно есть, тоже не добраться. Шея!!! Да!!!

Вожак заорал команды и тут же в указанную точку полетели шарики пум. Брызнула во все стороны серая плоть. Да!!! Да!!! Да!!! рана больше, больше и вдруг через огромную дыру хлынула чёрная кровь чудовища. Но даже на это оно не обратило никакого внимания. Наклонило башку, слизнуло с земли голову последней третьей жертвы, лениво поднялось на лапы и двинулось в сторону охотников.

– Шарики!!!– Вновь заорал вожак.– Швыряйте, что вы смотрите?!

– Кончились! Кончились! У нас нет больше шариков!– Донеслось со всех сторон, и вожак понял, что все они обречены.

Зверь подошёл так близко, что стала слышна вонь, исходящая от него.

– Кишки он что ли не полощет, или кровь у него такая вонючая? – подумал вожак со злобной тоской. Не так, ох, не так он представлял свою смерть.

Вдруг чудовище замерло с поднятой лапой, мгновение постояло и рухнуло наземь, подняв тучу пыли.

Несколько вздохов стояла тишина, а потом ночь вздрогнула от торжествующих криков.

Вожак мотнул головой, отгоняя жуткие воспоминания. Если бы у них не было шариков пум…

Две смены назад в их лагерь пришёл странный человек. В нелепом одеянии, как будто обтянутый второй кожей цвета свежевыпавшего снега. Если бы такую одежду напялил на себя любой из их племени, люди померли бы со смеху. Но, почему-то, глядя на пришельца, смеяться не хотелось. Его строгое лицо и холодный взгляд внушали уважение даже таким откровенным оторвам, какими были мужчины его племени. Он ничего ни у кого не спрашивал. Кто их вожак и где его найти? Просто пришёл в лагерь и прямиком направился в его палатку. Вошёл и встал у входа, а когда удивлённый вожак, наконец, подобрал отвисшую челюсть, сказал.

– Я – ур. Ты знаешь кто мы. Нам нужна твоя помощь, а тебе не помешают пара мешочков розовых кубиков.

Розовые кубики – самая крупная монета Города. На эти деньги всё племя может жить целый год, ничего не делая и не жалея мяса для стариков и сладостей для малышей.

Разумеется, вожак согласился. Он же не идиот, отказываться от таких денег. Делов то, проводить одного ура и пару безымянных туда и обратно. Обычный поход, с той только разницей, что после него они не вернутся в свой лагерь с пустыми руками. Бывало и такое. При прежнем вожаке.

Вожак и ур обговорили детали похода. Особым условием было беспрекословное повиновение уру. В этом походе он был главным. Не иначе. Вожак согласился и на это и ни разу не пожалел. Ур оказался отменным колдуном. В незнакомых, для них всех, местах он легко находил чистую воду, заросли дикой ягоды, рыбные озёра и лежбища чухов. Поход, за который они должны получить кучу денег, был лёгок как детская прогулка. Вот только встреча с Белым Зверем оказалась тяжёлым испытанием. И если бы не шарики пум, которые, кстати, уры и дали и научили ими пользоваться, никому из путешественников не пережить эту встречу. Зато теперь будет что повспоминать, сидя у костра

Надо найти колдуна.

–Райл! Иди сюда.– Подозвал вожак своего сынишку.

К нему подбежал очаровательный малыш. Даже не будь он его сыном, всё равно вожак считал бы его самым красивым ребёнком племени. Да и не только племени.

– Сбегай, поищи мне колдуна, да побыстрей. И не вздумай убежать на речку, пока его не найдёшь. – Он не удержался от наставлений. Впрочем, этого можно было и не говорить. Райл смышлёный мальчишка, очень смышлёный. Вожак не льстил себе. Его сын действительно был гораздо умнее не только своих сверстников, но и некоторых взрослых. Это было удивительно.

Его мать – молодая горожанка, и так не блиставшая умом, совсем свихнулась вскоре после того, как они ушли из Города. Да, сразу после встречи с Белым Зверем. У безумных в этом мире нет шансов. Но Ол родила ему сына, единственного сына после двенадцати дочерей, да ещё такого смышлёного. Вожак не мог просто оставить безумицу на дороге. И не потому, что испытывал к ней теплые чувства, а просто тогда он стал бы хуже дикого кура. Это они пожирают кладки собственных самок, а повезёт, так и самку сожрут. Вожак не кур, он умеет быть благодарным. Мать его сына всегда будет иметь кусок мяса и лоскут шерсти на плечи. Может она родит ему ещё сыновей.

– Отец. – Райл уже вернулся. – Они все там, у реки. И колдун тоже там. Тебя зовёт.

– И что они делают у реки? – вожаку нравилось разговаривать с сыном. Было интересно смотреть и слушать как малыш старательно выговаривает слова.

– Они поймали большую рыбу.

– И не могут унести её без меня? – захохотал вожак.– Так что же ты им не помог? Ведь ты мой сын.

– Я твой сын. – Подтвердил ребёнок.– Но я ещё маленький, а рыба очень большая. Её не надо нести сюда. Надо там разделать.

Вожак откровенно любовался ребёнком. Красивый мальчик. Красотою в мать. А умом…ну, что ж, он, вожак, не самый глупый мужчина племени. Был бы глупым – не был бы вожаком.

– Ну что, пойдём, посмотрим на твою рыбу. Вожак поднялся и направился к реке. Рядом семенил его сын. Его гордость и радость. Единственное существо, которое он любил.

Почти все мужчины племени были на берегу. Стояли спиной и пялились на огромное дерево, рухнувшее в воду. Вожак немного полюбовался на их затылки, а потом со всей дури гаркнул.

– Ну, где рыба?

Чтоб подскочили. А то расслабились они что то, в последнее время.

Это из-за колдуна. От куров убережёт, о живых плетях предупредит, чего лишний раз оглядываться. Вроде бы оно и хорошо, а вроде и нет.. Привыкнут, обленятся, а случись что с колдуном, и останутся они, как чухи в чистом поле. Бери их голыми руками. Не было бы колдуна, поспали бы они вот так как сегодня. Половина племени в дозоре бы стояла, а вторая половина – дозорных караулила.

Подскочить, конечно, никто не подскочил. У хорошего охотника глаза на затылке, ну и на лбу, само собой.

Обернулись спокойно, расступились. Колдун махнул рукой, подзывая.

Где рыба, спрашиваю? А то шуму подняли, как будто морского кэта поймали, а там, небось, малёк куний.

Охотники сдержанно хохотнули.

– Малёк не малёк, но и от кэта недалеко. Посмотри. – Колдун ткнул рукой. Вожак посмотрел и удивлённо присвистнул.

Река в этом месте образовывала небольшой заливчик. Сюда, непонятно по какой надобности, заплыл огромный косяк рели. А дерево, так вовремя упавшее, загородило рыбе выход в реку.

Двойная удача. И рыбу заготовят и животные отдохнут и откормятся в низине. Теперь-то колдуну не надо будет ничего объяснять. И пусть попробует возразить.

Колдун возражать и не думал. Сам сказал , что нужно задержаться. Но про рыбу завёл особый разговор.

– Возьмёте две подводы, больше вам не заготовить, только зря рыбу переведёте. Но, прежде чем вылавливать, прокопаете два канала, вот там и там. Сейчас пойдём я точнее покажу. Это для того, чтобы свежая вода рыбе пошла, иначе она прямо в заливе сдохнет. Каналы сетями перекроете, понятно зачем? Или объяснить? Наберёте, сколько сказал, остальную рыбу в реку отпустите.

– А сам чё в спячку завалишься? – заржали охотники.

– Сам я отлучусь. Так что без меня.

– Куда отлучишься?

– Кудыкам на плешь. Кто много спрашивает – мало узнаёт. – И уже одному вожаку добавил. – Пойдём, посвистим по тихому.

Колдун разъяснил мужчинам, где и как рыть каналы и они пошли вдоль берега.

– Слушай меня внимательно. – Завёл разговор колдун. – Возможно это в последний раз.

– Не зови беду, стоя на льду. – Вскинулся вожак. Ох, похоже, он сам уже привык к безмятежным ночёвкам. Сердечко то ёкнуло.

– Ты прав. – Кивнул колдун – Но ты уже большой мальчик и должен понимать, что мы все и всегда ходим по тонкому льду. А лед, по которому вы пойдёте обратно, будет особенно тонок. Поэтому ты сейчас внимательно меня выслушаешь и сделаешь так, как я велю.

Вожак кивнул. За время похода он успел понять – колдун пустого не скажет.

– Значит так. Этот день и ещё два. На рассвете следующего дня вы уходите обратно. Не к середине дня, не к вечеру. Именно на рассвете. Иначе вы не успеете за перевал до дождей. Застрянете тут ,как рель в заливе и некому будет прокопать для вас канал.

– Я понял. Этот день и ещё два. Всего три. Я умею считать. Без этого на ваш рынок можно не соваться. Хоть у вас там половина идиотов, а лишней монетки никто не отдаст.

Колдун довольно засмеялся.– Это точно. Умения горожан невелики, но что могут – делают хорошо.

– Я не спрашиваю тебя, куда ты пойдёшь – это не моё дело. Но ты пойдёшь один, или возьмёшь кого-нибудь с собой?

– Двух Безымянных. Согласись, было бы глупо тащить их с собой просто так. Пусть отрабатывают свой хлеб.

– Что они могут, твои идиоты? Возьми хотя бы одного из наших. Мало ли что…

– Нет. Для той помощи, что мне может понадобиться, безымянные вполне сгодятся. А случись что, о них, по крайней мере, никто не заплачет. Ну, а от « мало ли чего» я и сам кое-что умею.

Да и вот ещё что. Кусты шипоноса по дороге видел?

– Такое не увидь. На два полёта. И высотой с меня. Удивительно, что там только шерсть козья застревает, а не сами козы. Я…

– Вы пройдёте мимо. Даже если все женщины племени будут умолять тебя остановиться.

Вожак представил себе это зрелище и захохотал. Чтобы женщины сами пожелали лезть в кусты шипоноса – такого он точно никогда не видел. И ведь знают, лентяйки, сколько стоит эта шерсть на городском рынке. За две горсти можно целую городскую козу купить. И всё равно каждый раз вопят, как будто их к мише посылают. Орут на разные голоса, что мужчины жестокие и трусливые самцы, сами в кусты не лезут, а их бедных и несчастных на мучения посылают.

Но смех смехом, а разговор вожаку нравился всё меньше.

– Колдун, но как же это? Ты можешь не вернуться? Так может нам действительно пойти с тобой?

– Ты берёшь с собой на охоту младенцев? – Вопросом на вопрос ответил колдун.

Вожак подумал, обижаться ли ему на «младенцев» и решил, что не стоит.

– Колдун посмотрел на него внимательно и кивнул.

– Слушай дальше. Вы будете идти до самого заката. Ты же не думаешь, что я гнал вас сюда только для того чтобы вы могли выспаться в густой траве?

– Я уже понял. Ты гнал нас, чтобы мы могли проснуться утром.

– Так.– Снова одобрительный кивок. – Перевал вы должны пройти за полсмены. Торопись, но не спеши.

Вожак даже крякнул от такого заворота, но он не был бы вожаком , если б не понял, что хотел сказать колдун.

– За перевалом сможете отдохнуть. Две ночёвки у озера, вам хватит. Через один переход на левую руку по луне, лежбище диких чухов. Там недалеко и всем туда ходить не надо. Возьмёшь троих-четверых – мяса набьете. Остальной путь как сам решишь. Не первый день живёшь. Да там уже недалеко.

– мою повозку оставьте здесь. В повозке ничего не трогайте. Любопытство в этом случае – вещь смертельно опасная.

– И вот ещё что. – Неожиданно колдун замялся.– Конечно, к нашему походу это не имеет никакого отношения, но я уверен, что это куда более важно. Все вероятности просчитать невозможно. – Когда колдун начинал говорить вот такие вот странные слова, вожаку становилось немного не по себе.

– Все вероятности просчитать невозможно. – Повторил колдун. – И я действительно могу не вернуться. Поэтому сейчас ты дашь мне клятву, что когда вы придёте в Город, а с этим тянуть не надо, ты пойдёшь к урам. Спросишь там Винтея и передашь ему вот это.

Колдун протянул вожаку круглый медальон на цепочке. – Скажешь твоему сыну и твоим дочерям, что если с тобой, да бережёт тебя Звезда, что-нибудь случиться, они должны будут сами передать этот медальон. Во что бы то ни стало.

Колдун волновался. Вожак никогда не видел его таким.

– Хорошо. Я сделаю всё, как ты сказал.

– Звезда над нами. – Ответил колдун ритуальной фразой прощания.

– Звезда над нами. – Повторил вожак. Ни в какие звёзды он, конечно, не верил, это была просто дань уважения.

– Да, чуть не забыл. Пойдёшь к урам, не забудь рассказать про Зверя. Во всех подробностях. И сына с собой захвати. Он у тебя приметливый, вдруг расскажет то, что другие не заметили.

Вожак кивнул. Сына с собой он бы и без просьбы колдуна взял. Все должны знать, какой у него ребёнок. Да и то, Райл мог рассказать о Звере побольше, чем любой охотник. Они видели только опасность, а он – самого Зверя. Память у мальчишки – на семерых хватило бы, да одному досталась. И говорить умеет получше некоторых. А за время этого похода он почти не отходил от колдуна, вожак даже ревновать начал, и таким словам научился, что глаза на лоб лезут. Если б не детский забавный говор, можно подумать, что со взрослым разговариваешь. Конечно, он возьмёт сына с собой. Пусть завидуют.

В лагере закричали женщины, созывая охотников к костру.

глава12
Швабо-о-ода!

Не раскрывая глаз, я сладко потянулась. Отменно выспалась и муж пока не будит. Значит, можно ещё понежиться. Я повернулась на бочок и пошарила рукой в поисках одеяла. Чё-т не понял. Глаза непроизвольно распахнулись. Это не моя спальня. Потолок такой высокий и тёмный, что его вообще не видно и окно сбоку слишком большое. Постой! Это не окно – это … дупло?… Воспоминания о вчерашнем событии рухнули на меня бетонной плитой и придавили насмерть. Я лежала, не в силах пошевелиться и, не имея такого желания. Сколько времени так прошло? На улице заметно рассвело. Вот и невнятный солнечный лучик. Нелюбопытно заглянул в дупло, лениво сполз на труху, неохотно пополз в мою сторону. Передумал. Постоял немного и пополз обратно. Домой. Я, просто за компанию, поползла следом.

Снаружи ничего не изменилось. Дерево, приютившее меня, так же дружелюбно шумело густой листвой. В паре шагов стояла « коровья ферма» притворяясь простым ивнячком. Симпатичные кустики, если издаля. По другую сторону от дерева стеной стояла высоченная скала. С кустиками мы уже знакомы. Больше не хочется. Значит по примеру Магомета – идём к горе. Раз уж мы сюда попали, надо как то обживаться. Я вывалилась из дупла и направилась к скале. Ровно семь шагов. Странно, как я её вчера не заметила. Красивый камень. Похоже на мрамор. Да и не похоже, а мрамор и есть. Да, сейчас Сикейроса сюда, нехилая статуэточка бы вышла. Или Сикейрос не ваял? А, да бог с ним. Где он и где я? Похоже, оба в… одном месте. Только в разных концах.

Я протянула руку, чтобы потрогать камень и не увидела своей руки. Посмотрела вниз и не увидела своего тела. Всё понятно, сплю ещё. Вон, даже не удивилась, что вот так вот, без собственной тушки гуляю. Я вернулась и заглянула в дупло. Ну, точно, вон она я, валяюсь и в ус не дую. Мне надо в себя влезть, а потом нормально проснуться. Сейчас, сейчас. Как мне наверх то? Подпрыгнуть или может, я летать могу

БУМС!!! Земля и небо несколько раз крутнулись вокруг меня и замерли, поменявшись местами.

Летать я могла. Не как птица, конечно, но довольно далеко. Я лежала, покачиваясь на упругих ветках хищных деревьев. Уютно. И ветки на меня никак не реагируют. А на что реагировать то? Тельце моё со всем содержимым в дупле валяется, а у нас, у духов, крови нет. С нас взять нечего.

Хотя вот интересно, чего это я сквозь ветки не проваливаюсь? Я тронула пальцем узенький листок – пружинит. А теперь? Рука прошла сквозь ветки. А если целиком? И я поплыла вниз. Ай-яй. Мама! Я рванулась вверх. Под землю я пока не хочу. Померла, там, не померла – потом разберёмся. Но здесь, на поверхности. Вот, кстати прям щаз и начнём. Отталкиваясь кончиками пальцев от веток, я полетела к дереву.

Глава13
Корм. Великий прораб

Сегодняшний день принёс с собой очень много дел. Это было хорошо. Отвлекало от тяжёлых мыслей. С тех пор как нянька изгнала Илиеону из его ночей, Корм измучился тоской и бессонницей. Беседы с лучшим другом скорее раздражали, чем помогали. Казалось, что Эйслет не слышит, о чём он пытается ему сказать. После безуспешных попыток объяснить своё состояние не столько, даже другу, сколько самому себе, Корм махнул рукой и с головой окунулся в работу. Благо дел, в связи со строительством было достаточно. Сам дворец был уже построен. Столько сил и времени было потрачено, столько души вложено, что дворец стал казаться Корму почти живым существом.

Ежедневно он просиживал у рисунка едва не по полдня. Разбирал невнятные мазки, а больше придумывал сам, вдохновлённый красотой изображения.

Корм собственноручно изготовил несколько форм и сам выращивал в них детали. Это было настолько захватывающе, что он посвящал строительству всё своё свободное время. Стены были возведены довольно быстро. В этом не было ничего сложного, даже с учётом необычайной высоты стен. Округлые пристройки на углы вырастили поочередно в одной форме. Потом, с большим, правда, трудом, подняли к стенам и прирастили. С крышей пришлось повозиться. Во-первых, она была всё-таки слишком высока. И никак не получалось надёжно прикрепить на такой высоте форму, направляющую рост моноводоросли.

Моноводоросль – культура, искусственно выведенная умниками, специально для строительства жилищ. Кусочек этого растения помещался в форму произвольной конфигурации и заливался водой. Разрасталась она очень быстро и, использовав всю влагу, каменела. Лёгкая плотная пористая масса как нельзя лучше годилась для строительства одноуровневых коробок с выпуклой крышей. Снаружи жилища покрывались специальным составом, который не пропускал влагу. Изнутри, горожане, смачивая стены, выращивали лежанки, сиденья и прочие нужные в хозяйстве вещи. При нужде вещи легко отделялись от основания, передвигались или просто перемалывались для создания нового дома.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8