Лора КАФ.

Таракан без ног не слышит



скачать книгу бесплатно

– Мне приснился Сон.

– Ну, раз тебе приснился Сон, то я не берусь спорить.

– Смейся, смейся. Я посмотрю, что ты скажешь, когда сам всё увидишь. Идём.

Когда они вернулись домой, уже наступило время вечерней еды. Распорядитель Времени позвал их к столу. Корм отмахнулся. Ему не терпелось посмотреть, что же такое увидел в рисунке Эйслет, чего не увидел он, Корм. Но тот неожиданно заупрямился.

– Я голоден и никуда не пойду, пока не поем.

– Потом поешь.

– Нет. Сегодня Лунна обещала приготовить одну изумительную штучку. Представь, мелко нарубленное мясо с травами, завёрнутое в кислое тесто и запечённое. Это надо разломить пополам, налить внутрь пару ложек огненного мясного бульона и быстренько съесть.

Корм сглотнул слюну.

– Согласен. Это ждать не может.

Сегодня они ужинали вчетвером. Сам Корм, Эйслет, конечно же Распорядитель Времени и Лунна, которая ещё готовила сладкое.

Новое блюдо действительно оказалось необычайно вкусным. Измельчённое мясо, наполненное ароматом трав, заставляло стонать от удовольствия, а тесто размоченное горячим бульоном просто таяло во рту. Рука сама тянулась за добавкой, и не было сил остановиться. Да, Лунна не зря получила статус бессмертной. Даже если бы она не разбиралась в травах и болезнях много лучше всех остальных, за одно это чудо… м-м-м.

Нашли её на рынке, буквально по запаху. Помощника уров привёл к прилавку Лу незнакомый, но дразнящий аромат. Невысокая девчушка, очень чистенькая и аккуратная ловко управлялась с многочисленными кастрюльками. Стряпня в этих кастрюльках выглядела так аппетитно, что помощник не удержался и перепробовал почти всё. Уже на другой день Лу получила Новое Имя и была переведена во второй круг. А, вот и она.

Девушка несла в руках две изящные корзинки. В них, исходя невероятным, манящим и дразнящим запахом, томились запечённые плодики аввы, начинённые лесными ягодами и облитые сладким древесным соком. Длинная прядка волос упала ей на лоб и Лунна то и дело, дула на нее, пытаясь убрать с глаз. Увидев знакомое лакомство Корм, уже порядочно объевшийся, облизнулся. Лунна заметила это и довольно засмеялась. Поставила перед ним корзинки, слегка нагнувшись и Корм, протянув руку, убрал, таки, волосы ей за ухо. Ему показалось, или девушка слегка покраснела?

– Ну что, Корм? – Лунна торопливо замотала непослушную прядку и заколола ее чем– то на затылке – Не хочешь сначала отработать угощение?

–Лунна, чудодейка, я готов достать для тебя все звёзды с неба, но потом, когда я смогу встать из-за стола.

– Все звёзды – это неплохо, но пусть они остаются на месте. Мне нужно от тебя другое. Как тебе мои новые пирожки?

– Это стряпала ты? Не может быть. Я думал это что то неземное.

– Вот и придумай неземному блюду неземное название.

– Уже. – Корм встал, поднял руку вверх и торжественно провозгласил – Лунные пирожки! Нет. Лунный поцелуй. Нет, нет. Поцелуй Лунны. Да. Именно так.

– Ну, тогда уж не Лунны, а Луны. – Вставил своё веское слово Эйслет.

–«Луны»» – мне нравится больше. – Ответила Лунна

– А тебе нравиться? – Спросил Корм у распорядителя Времени.

Тот невозмутимо дожевал пирожное, подумал и кивнул. – «Поцелуй Луны» – это очень красивое название. – И потянулся за следующим плодиком.

Корм неожиданно вспомнил разговор на холме.

– Эйслет, ты не забыл, что хотел мне что-то показать?

– Я думал, что это ты забыл обо всём на свете с этими пирожками.

Наворачивал так, что я за посуду испугался. Как бы не проглотил вместе со стряпнёй. – Ответил Эйслет.

Польщённая Лунна откровенно веселилась.

– Что ж, пойдем. – Они поднялись из-за стола.

– Не хотите с нами?

Распорядитель отказался, сославшись на срочные дела, а Лунна согласилась с видимым удовольствием.

Втроём они не спеша отправились в дом, где были собраны самые интересные артефакты, привезённые из экспедиций. По дороге обсуждали стряпню Лунны и сочинили новый рецепт, заменив мясо аввой. Лунна обещала завтра же его испробовать.

– Вот! -Эйслет остановился около рисунка.

– Встань здесь. Стой и смотри. Не в одну точку, а постарайся охватить взглядом сразу весь рисунок. А теперь медленно отходи.

Корм сделал назад шаг, другой и вдруг ему показалось, что зелёные кружева внизу покачнулись. Рисунок перестал быть плоскостью. Он внезапно обрёл глубину. И в глубине этой покачивались на ветру зелёные ветви, плыли по небу облака, а в центре… Корм действительно увидел! Вот только теперь УВИДЕЛ! От восторга захватило дух, и по телу пробежал озноб. Строение. Высокое, очень высокое. Как же он раньше не понимал? Вот эти тёмные вертикальные чёрточки – окна. Крыша строения была сильно вытянута вверх и увенчана острой иглой. По углам толстыми копьями вверх узкие пристройки. Ничего удивительного, что он не понял раньше, что здесь изображено. Это настолько не походило на жилища Города, что непривычному глазу и не увидеть.

Корм смотрел и чем дольше он смотрел, тем больше деталей открывалось ему. Тем чётче становилась вся перспектива изображения.

– Эй! Ты не умер?

Корм очнулся и судорожно вздохнул.

– Стоит не дышит. Мы думали, ты сейчас прыгнешь прямо туда. – Эйслет кивнул на рисунок.

– Ну как? Впечатляет?

Корм кивнул.

– Это невероятно. Но как ты понял?

– Я уже говорил тебе. Я видел сон. Один из тех, из-за которых меня каждое утро истязают уры.

–Что тебе приснилось?

– Я был там. – Эйслет кивнул на рисунок – Гулял по саду, разговаривал с людьми. Они были очень странно одеты. Вообще весь сон настолько странен, что я утром не вспомнил ничего. Если б не уры…, так странно смотреть в Сфере на незнакомые события и понимать, что всё это происходило именно с тобой.

– Ну а сон? Сон? Что ещё тебе снилось.

– Знаешь что! давай лучше сходим к урам, и ты сам всё посмотришь. Мне очень трудно вспоминать то, чего не было.

Корм стоял перед Сферой и смотрел не отрываясь. Смотрел, от волнения плохо соображая. То, что сейчас раскрывалось перед Кормом, выглядело совсем не как сон безумного мечтателя. Для него сны Эйслета впервые обрели подтверждение того, что их природа не так проста. Не зря, ох, не зря уры записывали их, сберегая даже совершенный, казалось бы, бред.

Детальность и последовательность этой записи не оставляла сомнений в её реальности.

Корм боялся даже думать о том, что всё это значит. Совершенно оглушённый он отошёл от Сферы и уселся на табурет.

Посидев и немного успокоившись, Корм попросил включить запись ещё раз. Теперь он не думал ни о чём. Просто смотрел и слушал путаные комментарии Эйслета.

– Вот, вот, посмотри, какая смешная у них одежда. А сейчас пройдёт дама, обрати внимание на её грудь.

– Дама?

– Женщина.

– А почему ты так её назвал?

– Не знаю. Просто помню некоторые слова их своего сна. Само строение, к примеру, называется « Дворец», а эти чудные цветы… смотри, смотри вот она.

В сферу вплыла довольно объемная женщина. Корм еще в первый раз подумал, что у неё с грудью. Горб что ли?

– Бедняжка. – Вслух подумал Корм. – Наверное, тяжело жить такой уродиной?

– Что ты! Она одна из первых красавиц.

– А как же это…– Корм поднял ладони под подбородок изображая полушария.

– В те времена это считалось красивым.

– Напоминает моё тесто для пирожков. – Усмехнувшись, сказала Лунна. Она тоже не могла прийти в себя от увиденного, а грудь красавицы её просто добила.

Изображение тем временем передвинулось в само строение. Длинные проходы, похожие на улочки города. Это в жилище то? Огромные помещения, окна необычайной формы. Стены и потолки украшены чем то разноцветным.

Корм то и дело просил остановить изображение, увеличить его. Смотрел, затаив дыхание и голова кружилась от увиденного.

–А что это за пятна?

– Это называется « Гобелен»

– «Гобелен» – это что?

– Понятия не имею. Ты задаёшь такие вопросы, будто я за один сон изучил всю древнюю культуру. Кроме тех терминов, что я уже озвучил, я знаю ещё только один – «водочка». Мне предложили её «откушать», но налили, почему то какой-то жидкости прозрачной, как вода. Я глотнул и проснулся.

– Вкусно было?

– Ну откуда же мне знать, это ж сон, все-таки. Наверное, вкусно, раз пили.

Они досмотрели запись до конца, потом ещё раз посмотрели, обсудили. Посмотрели после обсуждения и обсудили после просмотра. И чем больше обсуждали, тем больше возникало вопросов.

Уже давно прошла ночь и наступило утро. Лунна распорядилась принести вчерашних пирожков и они с урами с удовольствием подкрепились.

Корм задумчиво откусывал кусочки подогретой, но всё равно вкусной стряпни, и размышлял.

Он понял, что хочет иметь это строение в натуральную величину. И использовать его по назначению, то есть жить в нём. Корм представил себе это великолепие и даже прихрюкнул от удовольствия. Каким наслаждением будет смотреть из этих узких окон на свой Город. Замок должен стоять в центре, на возвышенности. Он должен быть виден отовсюду.

То, что в центре Города не было никакой возвышенности, но были зато жилища простых горожан, значения не имело.

глава 6
Начало. Краеугольный камень

Мы, наконец-то, уселись в машину. УАЗик по тайге – лучше машины не надо. дёшево и сердито. Особенно если с дизелем. Нива тоже хорошо, но бесит что дверей так мало. Нет, в самом деле, им, что трудно было сделать четыре двери. Было бы то, что надо. А то, вылезть-залезть, корячишься как таракан на плите. Джипер какой-нибудь тоже очень в лесе неплох. Но случись чего форсмажёрного – УАЗик и вытащить легче и бросить не жалко. Всё равно не упрут. И джипер не упрут, застрявший то, но уйти и оставить машину, которая стоит как сбитый Боинг, не каждый сможет. Хотя я своего мнения никому не навязываю. Кому нравиться – милости просим хоть на ягуаре. Ну а мы на УАЗике.

Лесная дорога – зрелище роскошное и умиротворяющее. Но это если только зрелище, а то ведь тут ещё и сама дорога. Это не колдобины и ухабы. Это чаще всего отсутствие всякой дороги. Но с другой стороны будь дорога гладкая и ровная – катались бы по ней всякие на драных кошках и не было бы в лесу ни грибочка, ни ягодки. Ну а нам бездорожье и разгильдяйство нипочём. УАЗик – это ж зверь, жрёт только много на передке, а без передка он не зверь.

–Олька, ты своё малиновое варенье как варишь? – ткнула меня в плечо Манюня

Я поморщилась. Вот человек, сколько ей ни говори, не может она без этого своего тыканья разговаривать.

– Никак.

– То есть как, никак?

– Я малину не варю. Перетираю и всё.

– Ну и я перетираю, а у меня не такое. Колись, чё ты с ним делаешь?

–Сахар сыплю.

– Ну, Ольк, ну правда, как ты его делаешь?– новый тычок в спину.

– А это мой маленький альпийский секрет. – закобенилась я. Шутя конечно, что мне жалко какой то несчастный секрет?

–Малину перетираешь с сахаром -пропорции на вкус – и периодически помешиваешь в течении суток . Чтоб, значит, сахар разошёлся. И дня на три убираешь в холодильник . А потом достаёшь из холодильника, то что осталось и подогреваешь, помешивая. Только подогреваешь, поняла? Каждый лишний градус убивает вкус. И, тёпленьким его по баночкам разливаешь, и закатываешь. Всё.

– Понятно?

–Угу. А в холодильник то зачем убирать?

– А чтобы обожрались и в подвал лишний раз не прыгали. Крышки только зазря тратить.

– Гы-гы, поня-я-тно.

– Хорошо, что понятно. Я два раза не повторяю.

– А три?

– Ну, если только для тебя.

– Для меня, для меня для кого же ещё, тут больше никого нет

– Нормально. А я что, пустое место? – Подал голос мой ненаглядный. Голос был слегка угрожающим.

– Нет, нет! – завопили мы с Манюней в голос.

–Ты – наше самое главное место – Подобострастно добавила Манюня.

–То– то же.– Расплылся в самодовольной улыбке Муж.– А то смотрите у меня.

– Мы смотрим, смотрим.

Машину тряхнуло.

– Ты сам смотри! – завопила я долбанувшись головой о стойку.– Воздюк!

– А я что сделаю?! – в ответ завопил любимый. – Тут нормально все было.

Мы вышли из машины. Надо же посмотреть – чего там наросло за неделю. В колее, залитой водой, лежал огромный булыжник. Откуда он тут взялся? Нет, понятно, что это какой-то народный умелец дорогу мостил, но где он взял эту глыбину? С собой, что ли, привёз? И главное, как поднял то, дурака такого?

– Ну, что делать будем?

– А что тут сделаешь? Заваливать надо.

– Понятно. А чем? Мы ж не такие запасливые, как этот придурок.

– Чем-нибудь надо.

Пришлось нам разбредаться в разные стороны в поисках чего-нибудь. Веточки и мелкие камушки не подходят. Такую мелочь за неделю не натаскаешь. Коряги тоже не подойдут. Во-первых, труха, во вторых мало ли какой дурной сучок попадется.

А больше ничего поблизости нет – старая вырубка. Гнильё да подлесок.

– Эй! Идите сюда! Я нашла!

Это Манюня. Нашла, так чего орёшь? Подняла-принесла. Чего народ беспокоить .Но раз орёт – надо идтить. Да, далековато.

Груда найденных камней впечатляла. Да и сами камушки тоже. Самый маленький из них весил килограммов сто, как минимум.

– Да уж, Мань, нашла так нашла .У тебя тут за поворотом кран?

–Да не эти, ты вон туда глянь.– Манюня показывала куда то вниз. Ещё не лохмаче. Откос -только что не отвесный, метров пятнадцать и внизу камни. И по размеру подходящие и много, но вы пробовали поднимать тяжесть килограмм на десять по осыпающемуся крутому откосу. Да не один раз. Но альтернативы не было. Часа через полтора мы потные, грязные, и слегка усталые, кляня дорогу, камни, и колдобины вползли в машину.

– Нет, вот вы мне скажите – зачем? Зачем этот идиот, кто бы он ни был, запихал этот чёртов камень в эту чёртову ямину? – завозмущалсь я.– Взялся завалить, заваливай нормально.

– А он и завалил нормально– ответил мой ненаглядный, заводя машину и трогаясь с места – Ты на следы посмотри. До ямины дорога после дождя заезжена, а тут всего один след. КамАЗ прошёл. Вчера. И машина не наша.

–Откуда понял? – встряла Манюня.

– Резина вездеходовская, у наших такой нет.

– Ну ладно, КамАЗ на вездеходах. Но нормально то он мог сделать? Или не делать вообще. – Продолжила я выяснять истину момента.

– Для особо тупых, повторяю, он нормально сделал. Для себя. КамАЗу эта ямка тьфу, а вот простым смертным хода нет.

– Вот гад. Грибов пожалел. А давай мы ему тоже пакость сделаем.

– А что ты ему сделаешь? Резину покусаешь?

– Нет, ну ты же умный, придумай что-нибудь.

– Ну если хочешь, выкопай карьер поперёк дороги. Лопата сзади .

– Ну милый!

– Можно пару тройку сосен на тропу завалить. Если у них пилы с собой нет – считай, вся рыба стухла.

– Какая рыба?– опять встряла Манюня?

– А ты думаешь они из города сюда за грибочками пёрлись. Грибы и поближе можно найти. На Таюру они пошли. За рыбкой.

–Чтоб им медведь всю рыбу обкакал.

– Постой! – подскочила я на сиденье.

– Чего опять?– невозмутимо спросил супруг. Двадцать лет прожитых вместе научили его, что вовсе не обязательно срочно давить на тормоз, если я ору «постой»

– Ты говоришь, что там много машин до нас проехало. А чё ж никто из них не озаботился дорогу поправить? Это мы, значит, как лохи последние для этих лодырей старались? Такая толпа – каждый бы по камушку кинул – тут бы Рублевское шоссе было.

– А тебе шоссе надо или грибы?

Я представила себе красные шляпки обабков рассыпанных по лесу и никого вокруг кроме нас. Картинка мне понравилась и я успокоилась. Если бы знать тогда, что этот чертов камень натворит.

Глава 7
Корм. К+И=

То, что в центре Города не было никакой возвышенности, но были наоборот жилища простых горожан, значения не имело Долго ли переставить дома в другое место и приподнять почву на нужную высоту. Нет, Корм не был жестоким правителем. Просто ему бы и в голову не пришло поинтересоваться мнением этих самых простых горожан. Да и горожане бы очень удивились, вздумай он спрашивать у них совета.

Корм – значит кормящий. Это не имя, разумеется. Это не звание и не титул. Корм – это сам Город. Знать всё думать обо всём чувствовать чем дышит Город и понимать что для Города нужно – это обязанность Корма. Беспрекословно выполнять все указания Корма – это обязанность Города. Исключительно для пользы самого Города. И Замок этот – не просто прихоть. Жилище Корма должно быть не просто жилищем. Это должно быть нечто большее. Как там сказал Эйслет? Дворец?

Сейчас Корму было даже странно, почему ему раньше не приходили в голову подобные мысли. Почему его до сих пор устраивала эта круглая серая коробка? Почему он раньше не замечал, какой отвратительной серой плешью выглядит его город. И горожане в одинаковых серых одеждах. Как выделяются на их фоне дикари, в своих радужных куртках из рыбьей кожи. И пятнистых штанах из кожи воулов.

Подумать только, маленький кусочек древней материи изготовленный, как это ни странно из волокон, имеющих растительное происхождение и такое широкое поле деятельности. Во первых, сама материя. Пусть умники разберутся, как её изготовлять и потихоньку налаживают производство. Во вторых, строительство. Горожане будут заняты новым для себя и главное важным делом. Корм сам займётся разработкой форм для строительства.

– Корм.

Корм мотнул головой, отгоняя воспоминания.

– Корм!

Корм обернулся. В проеме стоял невысокого роста, худощавый, если не сказать худой человек с бледной кожей и большими, печальными, карими глазами. Помощник.

– Я слушаю. Что ты хотел?

– Там Нянька. Она ищет тебя.

– Позови её сюда.

Помощник исчез и, через пару вдохов в проёме появилась невысокая, уютная женщина. Нянька. Сколько ей лет не знал даже Корм. Она выглядела так же когда нянчила его самого, а ведь она не получает тех препаратов которые дают ему. Удивительное существо. Вот он смотрит на её лицо, такое привычное и даже родное. Он видит это лицо в течении стольких лет, что успело смениться несколько поколений. Но стоит ей хотя бы отвернуться и он не может вспомнить ни единой черты её лица.

– Что случилось?

– Ничего, мой Корм. Ничего, кроме того, что ты пропустил уже два посещения. Это недопустимо. Она начинает бояться. Ты ведь знаешь, последняя грань, это не мои выдумки.

Два? Не может быть. Кажется он был у дочери совсем недавно. Ещё сегодня . Но нет, это чувство обманчиво. Просто каждое посещение слишком тяжело ему даётся. Сколько сил надо чтобы видеть своего единственного и столь долгожданного ребёнка не нормальным человеком со всеми, присущими человеку, достоинствами и недостатками, а бессмысленным и бесчувственным растением. Само рождение этой девочки было чудом.

– Почему так – думал Корм. – Почему так? Какой-то жалкий мусорщик может иметь столько детей, сколько успеет родить его глупая жена. А я. Я! Владетель Города, по сути, сам Город, вынужден, глядя на свою единственную дочь, проклинать каждый прожитый ею день, благословляя каждый день, который ей суждено ещё прожить.

Корм шёл увидеть свою дочь. Но думал только о её матери, Прекрасной Илиеоне. Незабвенной Супруге. Наполнившей его жизнь счастьем, и разбившей его сердце. Подарившей ему дочь, и покинувшей его.

Сорок пять оборотов назад родилась женщина, которую признали достойной быть Супругой. Он влюбился в неё сразу. Не разглядев ещё ни лица, ни фигуры. Просто потянувшись к ней душой, он почувствовал встречное движение, и души их слились и стали единым целым. Она не была его первой женщиной. Странно было бы правителю Города прожить более двухсот оборотов, оставаясь девственником. Женщин было ни много ни мало. Да их никто и не считал. Они просто были. Некоторые оставались с ним надолго. На всю свою молодость. Кого то он помнил, кого то забывал сразу же, как только они уходили делать свою судьбу, жить своей жизнью. О ком то, кажется, даже скучал. Разумеется, все они были красивы, по меньшей мере, привлекательны. Попадались даже умные, но именно они и уходили. И он, как то, не обращал внимания на то, что ни одна из них не понесла от него. Это стало важным только потом.

Первые оборота три они с Илиеоной просто любили друг друга, ничего не замечая вокруг. Корм с раннего утра, пока она спала, решал все рутинные дела и, как мальчишка, летел к своей возлюбленной. Он приносил ей милые безделушки в подарок и получал в ответ нежные поцелуи. Они проводили вместе всё время. Каждый день открывая, друг в друге, что-то новое для себя. И никогда, ни на единый миг, им не бывало скучно вместе.

Жизнь казалась праздником, пока однажды к нему в приёмную залу не пришла Нянька. Он не видел её, кажется все эти три оборота. Если не больше. Корм совершенно не помнил, была ли она на Соединении. И до этого. Хотя она должна была быть среди тех, кто выбирал ему Супругу.

Заинтересовавшись, он спросил её об этом.

– Именно о твоей Супруге я и пришла поговорить.

– Что-то не так?

–А ты не догадываешься? – задала она встречный вопрос.

– Нянька я устал и голоден. Сегодня я решил столько вопросов и на твой у меня не осталось сил.

– Вы вместе уже три оборота. Когда двое любят друг друга, это приносит свои плоды. Где ваши?

– Какие ещё плоды? – в ответе нужды не было. Он уже понял, о чем речь. И она поняла, что он понял, но всё-таки ответила.

– Дети!

– Дети? Ну, нам, наверное, ещё рано.

– Об этом можно было бы порассуждать, если б хоть одна из твоих женщин родила. То есть родила бы от тебя, разумеется.

– А разве…

– Нет! Ни одна! Пока я ещё, надеюсь, что ты просто управлял своим семенем. Это не редкость и не секрет, что многие мужчины могут это делать. Те, кто не может, предупреждают своих случайных любовниц, чтобы они сами побеспокоились о предохранении, если в нём есть нужда.

– Знаешь, Нянька, я как то об этом не задумывался. Может и правда, управлял, даже не думая об этом.

– Пора подумать. Пока ещё разговоров о твоём наследнике не слыхать, но это пока. Оборот, другой и это начнет становиться серьезной проблемой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8