Лора КАФ.

Таракан без ног не слышит



скачать книгу бесплатно

глава 2

Начало.

– Заинька вставай.

У-у-у. В такую рань. Но я, вспомнив, какой сегодня день, тут же подскакиваю. Сегодня едем в лес. За грибами. Обожаю грибы. И собирать их люблю. И солить. И чамкать потом с картошечкой.

–Зай, ты чай положила. А соль. А…

– Да всё я положила. В первый раз что ли. –

–Вот именно. Ты вечно что-то забываешь.

–А ты вечно ворчишь.

Но сегодня мне трудно испортить настроение. Обожаю лес. Лес – не просто другой воздух или другой мир. Лес – это другое измерение. Здесь время течёт не так, здесь люди меняются. Даже болезней здесь нет. Для меня, по крайней мере. Пять лет назад у меня язвочка разговорилась. Года два молчала. Видимо надоело. Болеть начала, да не по-детски так. И хотите, верьте, хотите нет, но как только я в лес зайду – молчит зараза. Только я из лесу – вот она, нате. Муж мой милый даже не верил, что я больна. Всё думал, что я шлангую. Пока ФГС не сделала – не верил. Люби-и-мый мой.

–Манюню позвала?

Манюня – это наша соседка. Тоже лесовуха та ещё. Без неё никак. И не потому, что она места знает, мест у нас и своих довольно, а просто горе у человека и оставлять её одну душа не позволяет. Нет, в петлю она конечно не полезет. Такая глупость ей и в голову не придёт, просто отвлечь надо.

Говорят, раз Господь посылает тебе испытания – значит любит. Если это верно – то Манюню Он просто обожает.

Залитый кипятком подвал с запасами, пропавшие курицы, украденная коза, вечно пьяный муж и нигде не работающий сын – ерунда по сравнению с тем, что в прошлом году пьяная баба, решив развлечься, уселась за руль и сбила Манюнину дочь Варю. Умницу и красавицу. Сбила страшно,

На скорости под девяносто, полностью раздробив ей тазовые кости. Девчонка три дня ещё жила

Ногу ей отрезали – не помогло.

Варя с мужем и сыном приехала к матери погостить. Повидалась, посвиданькалась с родными.

Захотелось и с подружками встретиться. Встретились – в бар завалились. Муж посидел, да и спать отправился. Что ему с девками делать. У них свои разговоры, ему неинтересны. В посёлке что случиться? Варя тут выросла, каждая собака здоровается. До дому два шага. Он и ушёл. А девки посидели, все новости перетёрли. Всем кости перемыли, договорились на завтра встретиться, на речку сходить. Пивко-шашлычки. Вкусно, весело, здорово. Договорились, да и по домам.

Варя, чтоб по ночи грязь не месить, пошла по асфальту. Немного дальше, но ведь по нашим-то дорогам, напрямик не значит ближе. Пойти, пошла, да ушла недалеко. Метров десять-пятнадцать.

Тварь эта пьяная орала сперва, что она тут ни при чём – просто проезжала мимо. Потом стала всех убеждать, что Варя сама под колёса бросилась.

Потом, когда уже прибыло ГАИ, она снова начала вопить, что это не она. И вообще она только что подъехала. А то, что бампер смят. Так это он сам смялся. Под капотом серёжку Варину нашли. Золотую. Сломанную. Да фигня, подбросили. Свидетели видели? Да ничего они не видели, они все пьяные.

Муж у этой мрази блатной. И ГАИ и местные врачи как-то подзабыли взять у неё анализ крови.

Свидетелей никто и не подумал опрашивать. Тормозной путь тоже никто не замерял. Вообще никто ничего не делал. Приехала скорая, увезла Варю в больницу, а остальные потоптались немного растерянно, мол, чего мы тут забыли да и разъехались. Потом дело приостановили. Вроде как свидетелей нет. Потом и вовсе закрыли за отсутствием состава. Типа, вынужденный наезд. Дурдом. Схему ДТП всю переврали. Следователь уволилась. Неужели так много заплатили? Доходы у них нехилые

В газетёнке местной пропечатали, как у нас дурные девки неправильно дорогу переходят. Суки. Вы тут были? Вы сами на место происшествия выезжали, чтобы что-то писать? Такую лажу гонят, по письмам «телезрителей» .Вот например – врачиха наша, алкашка запойная. Подруга её – собутыльница, писулю нарисовала, мол и такая она и этакая. Лучше всех остальных, которые другие. Ну, напечатали. А что? Их то наша мадама не лечит. Она и нас не лечит, слава богу. Себя только, да подруженек своих. С самого утра. Заскочит на работу, а потом прямиком в магазинчик. За лекарством.

Ох, что то я не о том думаю. Тут только начни. Варю в прошлом году убили, а в этом, аккурат через неделю после годин – внучка Манюнина утонула. То есть, не утонула даже, а просто задохнулась. Спазм. В легких воды не было. Мама с сожителем рядышком были, обед на дастархане раскладывали. Заливчик маленький, мелкий. Сидящему по пояс. Чего волноваться? Наташа девочка большая. Самостоятельная. За младшими уже ходила лучше мамки. И вот на тебе. То ли поскользнулась, да испугалась, то ли что еще, гадай теперь, а только как собрались детей к столу звать, так и увидали, что лежит Наташа прямо на воде и не двигается. И дома бабе никакой поддержки. Муж пьёт. Сын тридцатипятилетний только рот, как птенец клюв разевает. Старшая дочь мужа выгнала, а сама четвёртого родила. Вешалки. Одна радость бабе – в лесу прогуляться. Ягодки-грибочки. Птички зайки. Листики, травка зелёненькие. Горбушка хлеба в лесу вкуснее всяких пирожных. Спорить, я думаю, никто не будет. И водочка в лесе не то, чё не в лесе. Опять же, залесный мир в лесу по-другому воспринимается. Все проблемы кажутся решаемыми. А то что решить нельзя, само рассосётся. Не помирать же в самом деле из-за всякой ерунды когда вокруг такая красота. Ну, всё собрались, уселись, поехали

глава 3
Корм

Пространство засветилось голубым светом, постепенно приобретая всё новые цвета. В сфере появилась картинка: странное существо, похожее на облако, но явно имеющее основательную плотность, висело в воздухе. Перед ним стояла длинноволосая девушка и что-то кричала, потрясая маленькими кулачками. Облако медленно меняло свой цвет. Девушка упала на колени, закрыла лицо ладонями и разрыдалась. Существо вытянуло из своего тела щупальце и дотронулось до головы девушки. Оно явно не было настроено агрессивно по отношению к ней. Девушка отпрянула и упала навзничь, продолжая плакать. Облако исчезло. Девушка повернулась на живот и закричала в голос, колотя кулачками по полу. Вбежала женщина, сестра или мать. Она попыталась успокоить девушку, но та металась на полу и кричала не переставая. У неё началась истерика. Женщина выбежала, но вскоре вернулась с двумя мужчинами. Они с трудом подняли девушку и вынесли её из помещения.

–Здесь больше ничего интересного.– Сказал ур, нажимая кнопки на панели.– Вот ещё.

Снова загорелся голубой свет.

– А вот здесь нам удалось частично воспроизвести речь. – Сказал ур.

Большая, светлая комната. В комнате находились мужчина и женщина. Они стояли перед большим серым камнем. Женщина протянула к камню руку, но мужчина остановил её.

– Осторожно, он ядовит для нас.

– Через полтора года мы пройдем подготовку и последуем за ним. – Сказала женщина. Она повернулась и посмотрела в глаза мужчине. – Мы ведь пойдём вместе. Если ты откажешься, я уйду одна. Я не смогу без него жить. Он ведь мой сын. Он ведь наш сын! – Она повысила голос.

– Конечно, родная. Что мне делать здесь без вас? На Земле почти никого не осталось. Только зря он выбрал эту планету. Всю жизнь проваляться бесчувственным камнем. Лучше бы он выбрал планету ангелов. Там интереснее.

– Не скажи. Кроукки живут практически вечно и всё что им нужно это информация, которую они получают прямо из вездесущего эфира. Ах, как это прекрасно, жить вечно и знать все. Женщина раскинула руки и, запрокинув лицо, закружилась на блестящем полу.

–В принципе информация это всё, что нужно разумному существу. Даже энергия ему нужна постольку поскольку. А твои ангелы не знают ничего, кроме спаривания. Да и живут по сравнению с кроукками всего ничего.

–Ангелы ЖИВУТ, а кроукки…Да и кому нужно то, что известно всем. Эти каменюки даже поговорить друг с другом не могут. Не о чем. Эх. – Мужчина махнул рукой и отвернулся. Но женщина не слыша его. Она протянула руки к камню и патетически воскликнула.

–Прощай сынок! Жди нас! Что такое год по сравнению с вечностью!

Камень исчез. Голубой свет погас.

– Это можно смотреть долго. У тебя ещё будет время. Поверь, интересного там немного. Основная тема – исход. Эти странные существа – люди. они отказались от своей человеческой природы и превратили себя в то, что ты видел. Вариантов множество. А теперь посмотри сквозь фильтр.

Корм взял синее стекло, оправленное в металлическую рамку, с ручкой для удобства и поднёс его к глазам.

Ур снова нажал кнопки и снова загорелся голубой свет. То что увидел Корм, повторяло уже виденное. Существа похожие на людей прощались с существами не похожими на людей.

– Что в этом особенного? – Спросил корм, боясь пропустить главное.

– Особенного ничего, кроме того места где исчезает эмигрант.

На этот раз сцена прощания была короткой. Наверняка выбрана специально.

– Вот, сейчас.

Корм напрягся. Провожающий взмахнул рукой. Существо – небольшой искрящийся шар, исчезло. Существо исчезло, но на его месте осталось тёмное пятно, полностью повторяющее его размер и форму. Корм отвёл фильтр от лица. Пятна не было видно. Корм посмотрел сквозь фильтр – пятно было на месте.

– Что это?

– Мой Корм, если бы знать.

– Откуда вообще взялись эти записи?

– Совершенно случайно. В прошлой экспедиции пропало несколько человек. Никаких следов мы так и не нашли. Предположили, что они были похищены неким хищником, поэтому мы и наставили везде ВиЛы. Это наши так визоры-ловушки окрестили. Установили их на все возможные режимы и при просмотре записей обратили внимание на странные тёмные пятна. Собственно в первый раз мы заметили только два таких пятна. Мы целых два дня думали, с какой стороны к ним вообще подойти. Если б не Мээлл. Мой Корм знает о его опытах со временем. Так вот, его смешной прибор, направленный на эти пятна, показал на экране какое-то движение. Мээлл от радости стал совсем как безымянный. Видели бы его в тот момент. Прыгал как укушенный и кричал, что скоро он будет гулять по времени как по собственному жилищу. Он не отходил от пятен и после возвращения принялся работать над своим изобретением.

Ур замолчал, и Корм воспользовался паузой.

– Не хочешь ли ты сказать, что вам удалось записать прошлое? Каким образом.

Ур даже застыл в изумлении.

– Записать прошлое? Что ты, Корм. Я не думаю что это возможно.

– Но тогда…

– А, записи. Да. Мы их случайно нашли, когда искали пропавших. Там, в Мертвом Городе. И записи и устройства для их воспроизведения. Разобраться то не сложно было. Чуть не один в один с нашими читалками. Тоже интересный фактик. Н самое интересное не они, а пятна эти.

Ур взволнованно метался по комнате, размахивал руками, а его дрожащий голос казался Корму существом самостоятельным, настолько много места он занимал в маленькой каморке

–Мы перевели их язык. Нам не пришлось применять сложных алгоритмов. Он очень похож на наш, что подтверждает теорию о том, что все наши миры вышли с одной единственной планеты.

–Ты еще скажи, что именно с этой.

– И скажу. – Взмах рукой – Именно.– Снова взмах – Именно с этой планеты.

Ур подскочил вплотную к Корму и, почти прижавшись лбом ко лбу, просвистел оглушающим шепотом.

–Я, да и не только я, мы все убеждены, что это Терраматэр. Наш Первый мир.

–Хорошо, спорить не буду. – Корм отодвинулся от ура. Как бы не вспыхнуть от его горящих глаз. – Так что там с этими пятнами?

Ур снова пошел кружить по каморе.

– Мы все принялись помогать Мээллу, оставив остальные дела. Нам понадобилось более двух оборотов, чтобы усовершенствовать его машину. Кроме первых двух дыр мы обнаружили ещё пять. Семь аппаратов оставили там. Они могут работать в автономном режиме целый оборот. Конечно, если ничто им не помешает. Мээлл уверен, что это не что иное, как временные тоннели. Там, на записях происходит мгновенное перемещение массы в пространстве и это, каким то образом рвет временную ткань.

– Откуда такая уверенность?

– Никакой уверенности. Всего лишь версия, но посмотри сюда.

Ур молча ткнул пальцем на одну из кнопок пульта. На экране снова возникли руины, почти заросшие мхом.

– Здесь один из этих тоннелей. – Сказал ур и кивнул на фильтр. Корм поднес рамку к глазам и увидел довольно большое пятно на фоне зеленой стены. Сбоку появилась рука. В руке лежал увесистый булыжник, который эта самая рука запустила прямо в пятно. До стены булыжник не долетел. И на землю он тоже не упал. Он просто исчез. А в зоне видимости снова появилась рука. Только на этот раз в ней была птичка со связанными крыльями.

Когда Корм вдоволь налюбовался , как в пятне исчезают разнообразные вещи и живность он повернулся к довольному уру и, не спросил, а почти утвердительно сказал. – Пропавшие слишком близко подошли к этому… тоннелю?

– Скорее всего. – Кивнул сразу сникший ур. – Во всяком случае, при них были жучки и сферы. Если бы они просто погибли, мы бы их нашли.

– Корм тоже вздохнул. Пятеро пропавших были достаточно серьезной потерей.

– Если я правильно понял, записей у вас много.

– Более-менее интересных, на пять дней реального времени.

– Надеюсь энергетические затраты при демонстрации этого чуда невелики?

Ур махнул рукой. Не о чем говорить.

– Отлично. Покажите это горожанам. Разумеется за плату. Умеренную. Им это будет интересно, а нам полезно. Только не забывайте о деле. Через четверть смены я жду от вас полный отчёт об этих ваших тоннелях. Все факты и предположения. Любые. Даже самые невероятные.

– Хорошо, мой Корм. -Ур направился к выходу.

–Подожди.

– Что то еще? – Обернулся ур.

– Скажи, моя супруга не могла пропасть в одной из этих…в одном из этих тоннелей

– Это было бы вполне возможно, но ни в городе, но ни рядом с ним, нет ничего подобного.

– А вы хорошо искали?

– Вообще не искали. Все дыры в Древнем городе. Ведь люди уходили оттуда. Как бы они могли сделать это в лесу?

Не глава

А-А-А! Мама! Ну когда же эти ветки кончатся? Странные ветки. А ведь и действительно странные. Длинные какие-то и ровные по всей длине. И листья как то странно растут. Не вперёд по ветке, а назад как крючки. Ну-ка посмотрим. Блин. Никогда такого не видела. Я к ним даже не прикоснулась, а они в трубочку сворачиваются. Причём вдоль, превращаясь почти в иглу. Потрогаем. Ого, остренькая. Достаточно остренькая, чтобы оцарапать.

Так и оцарапали же. На ладонях кровь. На лице наверняка тоже. Хорошо что я в военном шуршуне. Его так просто не проткнёшь. Плотный, скользкий. В магазине такое не купишь. Друг привёз, понятно откуда. Он много ещё чего привёз полезного. Спички, например. Тоже вещь. В упаковочке, толстенькие такие. Вот они лапочки.

Так, а это ещё что? Чёрт! Ветки, что б их! Шевелятся! И не от ветра, нет. Ко мне движутся, мерзкие. Медленно, почти незаметно, но определённо ко мне. И чё вам, твари, надобно? Крови моей хотите? А ведь кажется да, ведь точно – крови! А-А-А!!

Ужас захлестнул меня по новой, смёл с места и понёс через паутину жутких веток. Я неслась по этому чудовищному лесу уже совершенно ничего не соображая. Вперёд. Вперёд подальше отсюда. Откуда отсюда? ЭТО везде. Раскалённым копьём всю, насквозь пронзила жуткая мысль – Это не Земля!

глава 4
Начало. Поехали!

– Зови Манюню!

– Марья!

– Ау?

– Собралась?

– Вчера ещё. Было бы что собирать. Хлеб да огурец. Бутылочку брать?

– Не, не надо. Будет желание – вечерком посидим. А там только время терять.

–Тоже верно. Мой-то, знаешь чё опять учудил?

– Что? Что то новенькое? Или опять как всегда самогон телепортировал?

Манюня самогоном приторговывает. А что делать? Такая орава на ней. А на пенсию не больно то разбежишься.

– Ага. И как только умудряется сволочь. День не начался, а он уже никакой.

У Баха – Манюниного сожителя каждый день так начинался. Он и раньше пил не скромно, а после Вариной гибели совсем сдурел. Сначала отговаривался непосильным горем, а потом и отговорки не нужны стали. Манюня периодически проводила воспитательные лекции. Бах внимательно слушал, скорбно вздыхал и кивал головой. Под конец лекции бил себя в грудь и клялся что больше никогда. А через полчаса уже валялся между грядок. И от его дыхания дохли, не успевшие разбежаться, жучки и чернела ботва.

Иногда он пытался установить в доме свою власть. Выпячивал грудь, некогда довольно мощную сжимал толстые короткие пальцы в кулак и даже замахивался на Манюню. Но тут уж она отводила душу по полной. Потом приходила к нам и со всеми подробностями, смакуя, рассказывала, чем именно и по какому месту она сегодня учила своего сожителя. И какая именно вещь при этом оказалась сломанной. Рассказывала, смешно. бегая по кухне, и показывая как она его толкнула и как он упал – "Жира кусок " – и как лежал потом дрыгая ножками и ручками не в состоянии самостоятельно подняться. Мы смеялись в ответ, но Манюню было жалко.

– Как умудряется? Мань, я тебе сколько раз говорила, Смени замок.

– Ой, да меняла уже меняла. С тобой же покупали.

–Ну, тогда пошли его на шоу волшебников. Сейчас вон, по телевизору показывают, как люди голыми руками лампочки зажигают, да вилки жрут, а твой самогон через стенку высасывает. Коппефильд отдыхает.

– Я б его и подальше послала. Да его за ворота то не выгонишь. Прям, корнями врос, козёл.

– Ладно, пошли. Ехать пора .

–Пора так пора.

глава 5
Корм

Корм подошел к окну. Высокое, узкое. Этот большой, очень большой дом должен был стать не похожим на другие дома Города. Он строился по древнему рисунку. Такому древнему, что уры – самые мудрые и учёные люди Города не поверили собственным выводам. Слишком невероятно это звучало. А может они просто ошиблись в расчётах. Шесть тысяч оборотов. Конечно, ошиблись. Самого Мира тогда ещё не было. Но рисунок, хотя и плохо сохранившийся, был хорош. Собственно, строго говоря рисунок и не сохранился ,просто пыль, в которую он превратился, обнаружили почти нетронутой. И у нашедшего хватило ума не подходить слишком близко.

Уры сказали ему, что, по видимому, таких изображений там было много. Восстановить пока удалось лишь одно. Умники объясняли процесс восстановления. Какое то микронное склеивание, химические анализы, подбор цвета методом тыка.

С цветом здесь очень хорошо поработал Эйслет – поэт и художник. Наконец то и от его умений нашлась польза.

Когда то Корм сильно удивился, что мечтателю присвоили статус Бессмертного. За какие это заслуги? Конечно, Эйслет весёлый и хороший человек, но ведь он не учёный, не лекарь.

Да, это было очень давно. С тех пор Корм многому научился и многое понял. Даже просто быть хорошим человеком – это дорогого стоит. А Эйслет, к тому же обладал одним очень редким и важным качеством. Как никто другой, он умел слушать. И не только слушать, но и найти и вовремя сказать нужные слова.

Когда пропала Супруга и Корм, от горя, почти ушёл за черту, именно Эйслет постоянно был рядом с ним. Ни на миг его не покидая, он что-то говорил и говорил, пока его слова не стали понемногу доходить до Корма. Именно Эйслет привёл его в чувство и научил, где взять силы, чтобы жить дальше. Именно Эйслет внушил ему мысль, что Илиеона не могла просто так уйти и бросить его, Корма и их маленькую дочь. Она обязательно вернётся. Надо только дождаться.

С тех пор Корм ждал.

А Эйслет был рядом.

Сочинял свои запутанные, как нить неумелой пряхи, рифмы, рисовал никому не понятные картины, рассказывал урам свои сны, а по вечерам уходил за город, смотреть на закат.

Однажды Корм спросил его, не скучно ли ему каждый раз глядеть на одно и то же? Да ещё ходить за этим в такую даль. Как будто в Городе не видно заката. Эйслет удивлённо на него посмотрел, а вечером позвал с собой.

Зрелище было действительно красивым. И умиротворяющим. Как хорошо дышалось здесь, за Городом. Как спокойно становилось на душе. Даже боль, ставшая вечной спутницей Корма, уходила из груди и, превращаясь в облачко, улетала куда-то далеко. И Корму стали необходимы эти прогулки с другом, эти закаты, это молчание вдвоём.

И однажды, сидя рядом с Эйслетом на невысоком холме глядя на новый, как всегда необычный закат и слушая тишину, Корм внезапно понял одну очень важную вещь. Сколько бы оборотов он не прожил – этого всё равно будет мало. Мало для того, чтобы увидеть то, что надо увидеть. Мало для того чтобы узнать то, что нужно узнать. И как мало времени дано на то, чтобы сказать своим любимым о том, что ты их любишь. Просто сказать. А ведь это так просто, пока любимые рядом.

Корм приподнялся на локте и посмотрел на друга.

– Эйслет, ты не помнишь, я когда-нибудь говорил Илиеоне о том, что люблю её?

Эйслет пожал плечами.

– Она знала об этом. Это же очевидно.

– Я знаю, что она знала. Я не об этом спрашиваю. Говорил ли я ей словами « Я тебя люблю»? Ты знаешь, не могу вспомнить.

– Ты не говорил, ты кричал ей о своей любви каждое мгновение что вы были рядом.

– Как…Кричал?

– Ну не голосом кричал, понятное дело. Глазами, жестами. Те, кто находился рядом, порой даже чувствовали себя неловко.

– Почему? – Удивился Корм.

– Мне лично в такие мгновения казалось, что я невидимка.

– А как ты думаешь, ей понравился бы наш рисунок?

– Я думаю, очень. Кстати о рисунке. Я сегодня узнал, что он такое.

– В каком смысле?

– В самом прямом. Это не просто красиво расположенная краска на холсте. То, что изображено там, в жизни было объёмным и имело вполне определённое предназначение.

– И какое же?

– Тебе никогда не догадаться.

–………..?

–Это жилище.

Глядя на изумлённое лицо Корма, Эйслет расхохотался и опрокинулся на спину.

– Я же сказал – тебе никогда не догадаться.

– А с чего ты взял, что это жилище?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8