Ллойд Александер.

Черный Котел



скачать книгу бесплатно

Lloyd Alexander

THE BLACK CAULDRON


© Л. Яхнин, перевод, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2018

Издательство АЗБУКА®

От автора

Спешу вас успокоить. Это еще не конец приключений в нашей Хронике Придайна. Всем, разумеется, не терпится узнать: а что же дальше? «Черный Котел» отчасти и ответит на этот ваш вопрос. Но он не только продолжение, а сам в себе – отдельная хроника. И все же в этой книге продолжаются и развертываются те приключения, которые только были намечены в предыдущей – «Книге Трех».

И в это повествование вплетены пряди следующих приключений, которые серьезно повлияют не только на судьбу Придайна, но и на жизнь самого Тарена, Помощника Сторожа Свиньи. Придайн, хоть и вымышленная страна, не очень-то отличается от нашего реального мира, где близко соседствуют смешное и трагичное, радость и печаль. Решения, которые так тяжело даются Помощнику Сторожа Свиньи, не проще тех, что вынуждены принимать мы сами. Даже в воображаемой стране взросление дается нелегко.

Читателей, вступающих в эту страну первый раз, следует предупредить, что внешне она иногда напоминает Уэльс, а ее обитатели вызывают в памяти героев древних валлийских легенд. Да, я вдохновлялся этими легендами, однако книга в целом – мой вымысел, сходный с ними по духу, но не в подробностях.

Тем, кто уже путешествовал с Тареном, могу сообщить, что Гурги, невзирая на трясучки и боячки, грозящие обрушиться на его бедную слабую голову, пожелал отправиться в новое приключение, и порывистый ФФлеуддур Ффлам тоже, и ворчливый Доли из Дивного Народа. Что до принцессы Эйлонви, дочери Ангарад, то как же без нее?

Я с радостью узнал, что у Тарена, несмотря на все его недостатки, появились за пределами Придайна, уже в нашей жизни, верные друзья: не ведающий страха Беверли Бонд, Зэй Борман, который отважно посетил Болота Морвы в грозу, Карл Брандт, поверивший в Придайн до того, как тот был открыт, Энн Дарелл, которая была с нами с самого начала, Макс Джейкобсон, мой суровый друг и лучший критик, зоркая Эвалайн Несс, Луиза Уоллер, помогавшая выпалывать одуванчики. А также Эван и Рид, Крис и Майк, Флер, Сузи и Барбара, Питер, Лиз и Сьюзи, Майкл, Марк, Гэри и Диана. И все их родители. Им я с любовью посвящаю эти строки.

Ллойд Александер

Глава первая. Совет в Каер Даллбен

Осень нагрянула неожиданно. Чуть ли не во всех северных королевствах Придайна многие деревья стояли голыми, и среди ветвей чернели клочками пустые гнезда. На юге, по ту сторону Великой Аврен, цепь холмов защищала Каер Даллбен от ветров, но даже здесь они уже налетали на крохотный хутор.

Для Тарена лето кончилось, не начавшись. Этим утром Даллбен велел ему вымыть свинью-прорицательницу.

Если бы старый волшебник приказал ему отправиться за гвитантом, Тарен с радостью побежал бы ловить крылатое, злобное, смертельно опасное существо. А тут…

Юноша набрал в колодце ведро воды и с неохотой поплелся к загону Хен Вен. Белая свинья, обычно обожающая купание, сейчас нервно повизгивала, влезла в самую грязь и завалилась на спину. Тарен занялся свиньей, пытаясь поднять ее на ноги и вытащить из грязи, и не заметил незнакомого всадника, пока тот не подъехал вплотную к загону.

– Эй, ты! Скотник!

Высокомерно обратившийся к нему всадник был молод, всего на несколько лет старше Тарена.

Светлые волосы незнакомца были гладко причесаны, на бледном надменном лице выделялись черные, глубоко посаженные глаза. Богатая одежда его выглядела сильно поношенной, и он старался плотнее запахнуть плащ, чтобы скрыть потертый наряд. Сам же плащ, как заметил Тарен, был аккуратно и старательно заштопан во многих местах. Человек восседал на худой и нервной чалой лошадке в желтовато-рыжих пятнах. Длинная унылая голова ее, однако же, была, как и у хозяина, раздраженно и неприязненно вскинута.

– Эй, скотник! – повторил он. – Это и есть Каер Даллбен?

Тон всадника и это пренебрежительное обращение обожгли Тарена, как крапивой. Залившись краской, он, однако, сдержанно и любезно поклонился.

– Да, это он, – ответил Тарен. – Но я не скотник, – добавил он как можно вежливей. – Я – Тарен, Помощник Сторожа Свиньи.

– Свинья есть свинья, – надменно бросил незнакомец, – скотник есть скотник. Беги и скажи своему хозяину, что я здесь, – приказал он. – Скажи ему, что принц Эллидир, сын Пен-Лларкау…

Хен Вен, воспользовавшись моментом, с удовольствием плюхнулась в другую лужу.

– Прекрати сейчас же, Хен! – кинулся к ней Тарен.

– А ты прекращай возиться со своей хрюшкой! – прикрикнул на него Эллидир. – Ты слышал, что я сказал? Делай, как тебе приказано! И побыстрее!

– Скажи Даллбену сам! – крикнул Тарен через плечо, стараясь вытянуть Хен Вен из грязи. – Или подожди, пока я управлюсь с работой.

– Умерь свою наглость, – заорал Эллидир, – не то будешь бит!

Кровь бросилась в лицо Тарену. Оставив Хен Вен, он перепрыгнул через ограду и подскочил ко всаднику.

– Что ж, попробуй, – сказал он, высоко вскинув голову и глядя прямо в лицо Эллидиру, – посмотрим, что у тебя получится.

Эллидир презрительно рассмеялся. И прежде чем Тарен успел отскочить в сторону, чалая лошадь решительно двинулась на него грудью. Эллидир, перегнувшись с седла, схватил Тарена за ворот и оторвал от земли. Тщетно Тарен молотил по воздуху руками и ногами. Вырваться ему не удавалось, а незнакомец тряс его и лупил по голове, по плечам, по шее до тех пор, пока у Тарена не заныло все тело. Эллидир между тем пустил лошадь галопом и доволок Тарена, бороздившего землю ногами, до хижины. Здесь он грубо швырнул его наземь, распугав кур.

На шум потасовки из хижины вышли Даллбен и Колл. Принцесса Эйлонви как раз выскочила из кухни, где она мыла посуду. В развевающемся фартуке, с недомытым горшком в руках, с взволнованным криком она бросилась к Тарену.

Эллидир, даже не потрудившись спешиться, поманил к себе белобородого волшебника:

– Ты Даллбен? Я притащил твоего скотника, чтобы ты выпорол его как следует за дерзость.

– Что ж, – спокойно сказал Даллбен, нисколько не обращая внимания на разъяренного всадника. – Дерзок ли он – один вопрос, а следует ли его выпороть – другой, но в обоих случаях мне не нужны твои советы.

– Я принц Пен-Лларкау! – вскричал Эллидир.

– Да-да, – перебил его Даллбен, махнув хрупкой своей рукой, – я осведомлен об этом. Но слишком занят, чтобы сейчас заниматься тобой. Иди напои свою лошадь и охлади и свой пыл заодно. Тебя позовут.

Эллидир уже готов был взорваться, но строгий взгляд волшебника заставил его попридержать язык. Он повернул лошадь и направился к конюшне.

Принцесса Эйлонви и коренастый лысый Колл тем временем помогли Тарену подняться на ноги.

– Ты должен усвоить, мой мальчик, – мягко сказал Колл, – что не стоит заводить ссоры с незнакомцами.

– Верно, верно, – добавила Эйлонви, – в особенности если он на лошади, а ты пеший.

– Мы еще с ним встретимся, – начал Тарен, но Даллбен остановил его.

– Когда ты встретишь его снова, – сказал старец, – ты постараешься вести себя достойно, пусть даже достоинства у тебя немного. Надеюсь, принцесса Эйлонви сумеет привести тебя в более или менее приличный вид.

Понурый Тарен поплелся за золотоволосой девушкой в кухню. Он все еще испытывал жгучую боль, и не столько от побоев, сколько от унижения. Ему было неприятно, что Эйлонви видела, как он растянулся у ног надменного принца.

– Ладно, расскажи лучше, что у вас произошло? – спросила Эйлонви, прикладывая мокрую тряпицу ко вспухшему лицу Тарена.

Тарен не ответил, а просто мрачно покорился ее заботам.

В окне кухни вдруг возникла лохматая голова, утыканная листьями, мелкими веточками и всяким сухим мусором. С удивительной ловкостью волосатое существо перевалилось через подоконник и предстало перед ними.

– Горе и печаль, – сочувственно заверещало существо, вперевалку направляясь к Тарену. – Гурги видит колотушки и синякушки, свалившиеся на голову сильного лорда. Бедный, добрый хозяин! Прими от Гурги жалки и печалки!

Но он тут же вдруг просиял и весело залопотал:

– Есть новости! Хорошие новости. – Он просто захлебывался словами, боясь, что его перебьют. – Гурги видел: сюда едет могущественнейший из принцев! Да, да, я узнал прыг и прыть его белой лошади! Я разглядел его черный меч!

– Не может быть! – вскричал Тарен. – Неужто ты видел Гвидиона!

– Может, – раздался у него за спиной низкий голос.

В дверном проеме стоял Гвидион.

Тарен вскрикнул от удивления и кинулся к нему. Эйлонви повисла на шее у высокого воина, а Гурги кругами носился у его ног.

В последний раз Тарен видел Гвидиона в богатом одеянии принца королевского Дома Дон. Сейчас на грубую, без украшений куртку был накинут простой серый плащ с капюшоном. Но черный меч Дирнвин по-прежнему висел у пояса.

– Рад видеть вас всех, – сказал Гвидион. – Гурги, как всегда, голоден. Эйлонви прекраснее, чем прежде. А ты, Помощник Сторожа Свиньи, – добавил он, и морщинистое обветренное лицо его осветилось улыбкой, – слегка потрепан. Даллбен говорил что-то о том, как ты получил эти синяки.

– Я не искал ссоры, – насупился Тарен.

– Тем не менее она нашла тебя, – усмехнулся Гвидион. – Ничего не поделаешь. Таков уж ты, Тарен из Каер Даллбен, – вечно с тобой что-нибудь случается. Ну, ну, не дуйся. – Он отступил назад, пристально изучая Тарена своими искрящимися зелеными глазами. – Дай мне посмотреть на тебя. А ты вырос. – Гвидион, словно сам с собой соглашаясь, кивнул серой кудлатой головой. – Надеюсь, мудрости в тебе прибавилось не меньше, чем роста. Посмотрим, посмотрим. А пока оставляю вас, мне нужно собраться с мыслями, подготовиться к совету.

– К совету? – вскричал Тарен. – Даллбен ничего не говорил о совете. Он даже не сказал, что ты приедешь.

– Даллбен вообще не очень-то распространяется о своих делах, – заметила Эйлонви.

– Ты уже должен был привыкнуть к тому, что Даллбен мало говорит о том, что знает, – подтвердил Гвидион. – Да, будет совет, и я должен был собрать здесь наших друзей.

– Я достаточно взрослый, чтобы сидеть в совете! – возбужденно перебил его Тарен. – Я многому научился. Я дрался с тобой плечо к плечу, я…

– Спокойней, спокойней, – угомонил его Гвидион. – Мы уже решили: ты будешь приглашен. – Гвидион помолчал и мягко добавил: – Хотя мужество – еще не все. – Он положил руки на плечи Тарена. – Однако будь готов. Думаю, тебе поручат кое-что.


Как и говорил Гвидион, все утро в Каер Даллбен прибывали и прибывали люди. Поодаль показался отряд всадников. Они спешились и принялись разбивать лагерь на сжатом поле за садом. Воины, как заметил Тарен, были в полном вооружении. Сердце его забилось сильнее. Конечно, все это имело самое непосредственное отношение к совету, который устраивал Даллбен. Голова Тарена просто кружилась от множества вопросов, и он поспешил в поле. Не пройдя и полпути, он остановился в изумлении. Навстречу ему по дороге ехала очень знакомая парочка. Тарен кинулся к ним.

– Ффлеуддур! – воскликнул он, с радостной улыбкой наблюдая, как бард с прекрасной арфой на плече спрыгивает с коня и поднимает руку для приветствия. – И Доли! Неужели это вы?

Огненно-рыжая голова карлика важно возвышалась над изящной головкой его пони. Доли скатился со своего маленького коня, широко ухмыльнулся и тут же напустил на себя свой обычный хмурый вид. И все же не мог скрыть радостный блеск в больших круглых глазах.

– Доли! – Тарен похлопал карлика по спине. – Не чаял когда-нибудь встретиться. Глазам своим не верю, неужели ты, наяву, рядом! Только не исчезай – ты же умеешь теперь быть невидимкой.

– Гм, – фыркнул карлик, – невидимкой! Я и впрямь умею это. Но если бы ты только знал, скольких усилий это стоит! И ужасных! У меня звенит в ушах. И это еще не самое худшее. Никто не видит тебя, поэтому могут запросто наступить на ногу, заехать локтем в глаз. Нет, нет, это не для меня. Я больше не желаю этого выносить!

– И ты, Ффлеуддур, – кинулся к нему Тарен, – мне так не хватало тебя! Ты знаешь, о чем будет совет? Ведь ты здесь именно поэтому, я прав? И Доли тоже?

– Ничего ни о каких советах ведать не ведаю, – бормотал Доли, – король Эйддилег приказал мне ехать. По просьбе Гвидиона. Но я, честно говоря, предпочел бы остаться дома, в королевстве Дивного Народа, и заниматься своими делами, которых, ты же знаешь, у меня немало.

– Что касается меня, – сказал бард, – то я встретил Гвидиона, который случайно, хотя теперь начинаю думать, что совсем не случайно, пересекал мое королевство. Он пригласил меня поехать вместе с ним в Каер Даллбен, сказав при этом, что и Доли будет там. Я, конечно же, с радостью согласился и выехал немедленно следом. – Он погладил свою арфу и покачал головой. – Я уже теперь не бард. Превратился в обычного счастливого короля. По правде говоря, только из уважения к просьбе Гвидиона…

При этом две струны на арфе оборвались с коротким резким звоном. Ффлеуддур немедленно замолчал и смущенно прочистил горло.

– Да, – добавил он, – если уж говорить по правде, не очень-то я был счастлив в своем сыром унылом замке и рад был на время выбраться оттуда. Совет, ты говоришь? А я надеялся, что вы закатите отменную пирушку, посвященную окончанию жатвы. И зовут меня повеселить и развлечь гостей игрой на арфе.

– Как бы там ни было, но я рад, что ты здесь, Ффлеуддур, и ты, старина Доли, – сказал Тарен.

– А я – нет, – буркнул карлик. – Когда говорят «старина Доли», то лучше остерегаться. Значит, втянут тебя во что-нибудь малоприятное.

Пока они шли к хижине, Ффлеуддур с любопытством оглядывался:

– Так-так, по-моему, я вижу знамена короля Смойта. Он тоже здесь по просьбе Гвидиона. Не сомневаюсь в этом.

В этот момент легким галопом подскакал к ним всадник и окликнул Ффлеуддура по имени. Тот радостно вскрикнул.

– Это Адаон, сын Верховного барда Талиесина, – пояснил он Тарену. – Каер Даллбен и впрямь сегодня просто набит самыми уважаемыми гостями.

Всадник спешился, и Ффлеуддур поспешил представить ему своих спутников.

Тарен залюбовался этим высоким человеком с прямыми, падающими на плечи черными волосами. Он, хоть и был благородного происхождения, носил одежду простого воина, без украшений. Исключение составляла странной формы железная пряжка на вороте. Серые глаза его, ясные и изменчивые, как пламя костра, изучали Тарена. И он почувствовал, что не многое могло быть скрыто от вдумчивого и испытующего взгляда Адаона.

– Рад встрече, Тарен из Каер Даллбен и Доли из Дивного Народа, – приветливо и учтиво сказал Адаон, пожимая им руки. – Ваши имена уже знакомы бардам севера.

– Значит, ты тоже бард? – спросил Тарен, кланяясь в ответ.

Адаон улыбнулся и покачал головой:

– Отец не раз предлагал мне пройти Посвящение, но я не тороплюсь. Все еще надеюсь многому научиться, и в глубине души я чувствую, что не готов. Когда-нибудь, возможно, я и стану им. – Адаон повернулся к Ффлеуддуру. – Отец посылает тебе привет и спрашивает, как ты управляешься с арфой, подаренной им? Вижу, что ей не помешает кое-какой ремонт. – И Адаон весело и лукаво рассмеялся.

– Да, – согласился Ффлеуддур, – иногда она мне доставляет кое-какие неприятности. Не могу, видите ли, удержаться, чтобы не расцветить некоторые факты. Они, должен вам сказать, излучают новый, такой радужный свет. Но каждый раз, – он вздохнул, глядя на две оборванные струны, – вот что выходит.

– Утешься, – ответил Адаон, смеясь от всего сердца, – твои увлекательные истории стоят всех струн, какие только найдутся в Придайне. А вы, Тарен и Доли, непременно расскажите мне о своих приключениях. Но сначала я должен разыскать лорда Гвидиона.

Распрощавшись с друзьями, Адаон вскочил на коня и поскакал дальше.

Ффлеуддур глядел ему вслед с любовью и восхищением.

– Если Адаон здесь, то не остается никаких сомнений в важности и опасности предстоящего дела, – сказал он. – Это самый отважный человек из всех, кого я знаю. И даже более чем отважный, потому что у него сердце настоящего барда. Когда-нибудь, запомните мои слова, он наверняка станет самым великим бардом.

– А наши имена действительно известны ему? – спросил Тарен. – И есть о нас песни?

Ффлеуддур скромно потупился:

– Да, я кое-что сочинил после нашей битвы с Рогатым Королем. Так, безделица. Но очень приятно узнать, что ее поют. Как только я снова натяну эти злополучные струны, с радостью напою вам.


Вскоре после полудня, когда все немного отдохнули и подкрепились, Колл собрал их в хижине Даллбена.

Здесь стоял длинный стол, по обе стороны которого выстроились скамьи. Тарен заметил, что волшебник даже навел кое-какой порядок среди старинных книг, грудами лежавших там и сям в комнате.

«Книга Трех» – тяжелый том, в котором сокрыты самые сокровенные тайны Даллбена, – была аккуратно поставлена на полку. Тарен почти со страхом глядел на нее, уверенный, что Даллбен и малой толики не открыл из того, что таилось в ней.

Постепенно комната наполнялась людьми. Когда вошел темнобородый человек, Ффлеуддур взял Тарена за локоть и шепнул:

– Теперь я вижу, что никто не собирался устраивать праздник жатвы. Взгляни на того человека.

Темнобородый воин одет был богаче, чем остальные. Нос его с крутой горбинкой был похож на ястребиный клюв. Тяжелые веки нависали над глазами такой пронзительности, что казалось, каждый испускал по острому лучу света. Он поклонился только Гвидиону. На остальных кинул лишь оценивающий холодный взгляд и молча сел к столу.

– Кто он? – прошептал Тарен, не осмеливаясь даже смотреть на этого гордого человека, несомненно королевской крови.

– Король Моргант из Мэдока, – ответил тоже шепотом бард. – Самый смелый военачальник в Придайне, второй после Гвидиона. Он присягнул на верность Дому Дон. – Ффлеуддур покачал в восхищении головой. – Говорят, он когда-то спас Гвидиону жизнь. И я нисколько не сомневаюсь. Я видел этого малого в деле. Холоден как лед! И абсолютно бесстрашен! Если Моргант здесь, знай, должно произойти что-то интересное. О, это явился король Смойт!

Его всегда сначала слышишь, а потом только видишь.

Раскат смеха вкатился в комнату, и следом, бок о бок с Адаоном, ввалился рыжебородый великан. Смойт возвышался надо всеми, почти подпирая головой потолок. Борода просто полыхала вокруг его обезображенного ранами лица. Нос расплющен и поплыл к щекам. Тяжелый лоб почти скрыт под кустами спутанных бровей. И шея, казалось, была такой же толщины, как талия Тарена.

– Какой медведь! – добродушно прошептал Ффлеуддур. – Но в нем нет ни грана злобы или вредности. Когда лорды южных кантрефов поднялись против Сыновей Дон, Смойт был одним из немногих, кто остался им верен.

Его королевство, кантреф Кадиффор, как раз на юге.

Смойт стоял посреди комнаты, откинув полы плаща и заткнув большие пальцы за огромный бронзовый пояс, который так натянулся, что, кажется, готов был вот-вот лопнуть.

– Привет, Моргант! – проревел гигант. – Они и тебя призвали? – Он свирепо втянул воздух раздутыми ноздрями. – Чую, пахнет кровью!

Смойт тяжелыми шагами подошел к суровому королю и бесцеремонно грохнул его по плечу своей громадной ручищей.

– Смотри, – сказал Моргант со скупой улыбкой, которая обнажила лишь узкую полоску зубов, – смотри, чтобы это не было твоей кровью!

– О-хо-хо! – загрохотал король Смойт и весело хлопнул себя по массивным бедрам. – Все будет в порядке! Не бойся, эта кровь прольется не из меня! И знай, худоба, у меня довольно крови! Могу поделиться. – Тут он заметил Ффлеуддура. – О, еще один старый друг! – проревел он, сграбастав барда в свои медвежьи объятия и так стиснув, что Тарену послышался хруст ребер. – Сыграй нам что-нибудь повеселей на своем решете, кудлатый ты наш бардушка! – Тут взгляд его выхватил Тарена. – А это что такое? – Он ухватил Тарена мощной, покрытой рыжей шерстью рукой. – Освежеванный кролик? Или ощипанный цыпленок?

– Это Тарен, Помощник Сторожа Свиньи у Даллбена.

– Лучше бы он был поваром Даллбена! – загрохотал великан. – А то мое брюхо еще недостаточно набито.

Даллбен постучал по столу, чтобы все умолкли. Смойт, еще раз обняв закряхтевшего Ффлеуддура, уселся наконец на место.

– Он добродушен, как ручной медведь, – поежился Ффлеуддур, – но все же лучше иметь его в друзьях.

Все прибывшие собрались за одним столом. Даллбен и Гвидион сидели на одном конце, Колл – на другом. Жизнерадостный король Смойт возвышался над всеми на поскрипывающем под ним стуле слева от волшебника, как раз напротив насупленного короля Морганта. Тарен пристроился между бардом и Доли, который не переставал ворчать, что стол слишком высокий. Правее Морганта сидел Адаон, а рядом с ним – Эллидир, которого Тарен так с утра и не видел.

Даллбен поднялся и некоторое время стоял безмолвно. Все обернулись к нему. Волшебник потеребил бороду.

– Я слишком стар, чтобы отдавать дань вежливости и произносить длинную приветственную речь, – тихо сказал Даллбен. – Наше дело срочное, и мы приступим к нему немедленно. – Он снова потеребил бороду и продолжал глухим своим голосом: – Немногим более года назад, некоторые из вас помнят, – Даллбен посмотрел на Тарена и его друзей, – Араун, король Аннуина, потерпел серьезное поражение. Его защитник, Рогатый Король, был убит, а войско разгромлено – на время сила Земли Смерти ослабла. Но в Придайне, к нашей печали, зло истребить до конца так и не удается.

Все притихли. Даллбен заглянул в глаза каждому.

– Мы не настолько глупы и слепы, чтобы поверить, будто Араун смирился, – продолжал он. – Хоть я и надеялся, что новой угрозы из Аннуина нам не скоро ждать. Я ошибся. Времени у нас, увы, нет. Планы Арауна стали явными. О них я попрошу поведать лорда Гвидиона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4