Ллевелин Друри.

Этидорпа, или Край Земли



скачать книгу бесплатно

Глава 9
Я не могу установить свою личность

На удивление я заметил едущий в нашем направлении лёгкий экипаж, в котором находился один из моих старых знакомых. Радость от такого открытия побудила меня приподнять шляпу и помахать ею вокруг своей головы, приветствуя его даже на значительном расстоянии, которое тогда разделяло нас. Я был раздражён от взгляда любопытства, который пробежал по его лицу. До тех пор, пока обе коляски не остановились друг против друга, я не сообразил, что он меня не узнал. Я был так поглощен откровениями моего друга, что забыл о моей несчастной физической кондиции.

Я вытянул руку, дотянувшись почти до второй коляски, и серьёзно сказал:

«Ты не узнаешь меня? Ведь только недавно мы сидели и беседовали».

Взгляд недоумения выразился на его лице. «Я никогда Вас не видел, чтобы Вы могли меня помнить» – ответил он.

Я упал духом. Действительно ли могло быть, чтобы я так изменился? Я попросил его попытаться вспомнить мою прошлую личность, называя моё имя. «Я тот человек» – добавил я, но выражение его лица говорило яснее слов, что он считал меня умалишенным. Он тронул лошадь и поехал дальше.

Мой компаньон нарушил неловкое молчание: «Знаете, то, что я воспринял в подсознательном проявлении ментального языка между вами двумя, было особенно очевидно с Вашей стороны? Со всей искренностью Вашей души Вы хотели показать себя таким, каким Вы были раньше, перед тем человеком. А когда это оказалось невозможным, его ум без единого слова с его стороны выставил себя напоказ перед Вашим более искренним интеллектом, и Вы осознали, что он себе сказал: „Этот человек – чистый лунатик“. Он сказал Вам на умственном языке свои мысли так же ясно, как если бы он сказал это словами, потому что интенсивная искренность с Вашей стороны ускорила Ваши способности восприятия. Но его ум не смог увидеть Вашего ментального состояния, и умоляющий голос явно странного перед ним человека не смог убедить его беззаботный летаргический разум. Однако я заметил вдобавок к тому, что Вы поняли, что он действительно Вас разыскивает. В этом состоит цель его поездки, и я узнал, что везде люди передают друг другу новости о том, что Вас похитили и увезли из тюрьмы. Так или иначе, скоро мы будем в деревне, и Вы услышите о себе больше».

Пока мы ехали в молчании, я размышлял о своей необыкновенной ситуации. Я не мог отказаться от себя без борьбы со своей приближающейся участью, я даже чувствовал ещё надежду, хотя в руках судьбы я оказался бессильным. Разве я не мог бы убедить друзей в своей подлинности? Забывая о том, что и тогда мой компаньон читал мои мысли, я решил при следующей возможности выбрать другой способ.

«Это не поможет, – отозвался мой приятель – Вы должны делать одно из двух: Вы добровольно едете со мной, либо насильственно отправляетесь в приют для умалишенных. Никаким способом ни Вы, ни я не сможем убедить других, что очевидно дряхлый старик рядом со мной вчера был полон сил, здоров и молод. Вы поймёте, что не сможете доказать свою идентичность.

И как Ваш друг, один из великого братства, к которому Вы принадлежите и ремеслу, милосердно занимающемуся со всеми людьми и их проблемами, я советую Вам, как можно скорее, примириться с Вашим положением после того, как Вашему сознанию станет очевидно, что Вы потеряны для Ваших прошлых привязанностей. Отсюда следует, что Вы являетесь странным человеком для людей, которых знаете. Последуйте моему совету: прекратите жалеть о прошлом и весело поверните Ваши мысли к будущему. С одной стороны для Вас открыт приют для душевнобольных, с другой – путешествие в неведомый край за пределами любой известной страны. С одной стороны – заключение и подчинение, возможно, оскорбление и пренебрежение, а с другой – освобождение души, развитие способностей и вмещение высшего знания, которое отказано большинству людей – да, изъято от всех, кроме немногих в каждом поколении, потому что только те немногие, неизвестные миллионам обитателей, прошли по дороге, которую Вам предстоит пройти. Именно сейчас Вы пожелали встретить Вашего недавнего тюремщика. Это мудрое решение, и если он не признает Вас, то я искренне спрашиваю – кто смог бы? Мы едем прямо к его дому, но вот и он».

Действительно, сейчас мы были в деревне, где началось моё ничтожное приключение. Вероятно случайно, мне показалось, что иначе и быть не могло – мой бывший тюремщик приближался к нам.

«Если Вам будет угодно, – сказал мой компаньон – я помогу Вам выйти и Вы сможете лично поговорить с ним».

Наш экипаж остановился, мой гид начал с тюремщиком разговор, сказав, что его друг хочет с ним побеседовать. Затем он помог мне выйти и отошел на расстояние. Я раздражался от своих недостатков, которые в высшей степени стесняли меня, но я знал, что они были искусственны. Тело моё не соглашалось, в то время как дух тревожился, но чтобы я мог контролировать свои действия, я невольно стал вести себя как немощный старик. Однако ум мой был собран, эта попытка доказать мою личность должна быть последняя, теперь неудача укажет на поворотный пункт, и я охотно пойду со своим компаньоном в неизвестное путешествие, если не смогу убедить тюремщика в своей подлинности.

Выпрямившись перед ожидающим тюремщиком, который со взглядом любопытства считал меня странным человеком, я спросил, не знает ли он мою прошлую личность, назвав своё имя.

«Да, знаю, – ответил он – и если бы в этот момент я смог бы найти его, то с моих плеч свалилась бы тяжесть беспокойства».

«Вы уверены, что узнали бы его, если бы встретили?» – спросил я.

«Безусловно, – ответил он – и если Вы принесли новости о его местонахождении, о чём указывает Ваше поведение, то скажите мне их, чтобы я мог освободиться от беспокойства и подозрения».

Называя тюремщика по имени, я спросил его, не напомнил ли мой компаньон ему о человеке, которого он хотел бы найти.

«Ни в коем случае».

«Послушайте, не напоминает ли Вам мой голос тот, который был у исчезнувшего заключённого?»

«Ни в малейшей степени».

С мощным усилием я выпрямился насколько мог, и стал прямо перед ним, напрягши до предела каждый лицевой мускул, тщетно пытаясь привести моё морщинистое лицо к прошлой гладкости. С энергией тонущего человека, хватающегося за любой попавший предмет, я пытался контролировать свой голос и сохранить свою идентичность подобными действиями, неистово умоляя, упрашивая его выслушать мою историю. «Я человек, которого Вы ищете, я арестованный, который несколько дней тому назад пребывал в расцвете жизни перед Вами. Меня тайно увезли от вас два человека, находящиеся в союзе с оккультными силами, расширяя их среди закрытых мистерий, и превращая их в силы, освещающие настоящее и невидимое прошлое. Эти люди при помощи дьявольских и искусных манипуляций и контроля силы, развитой в тайне прошлых веков и переданной лишь немногим способным, превратили сильного человека, которого Вы знали, в очевидно слабого, что сейчас стоит перед Вами. Не так уж много времени прошло с тех пор, когда я был несогласным арестованным, обвинённым в долге – пустяковой сумме, а затем в качестве угрюмого заключённого я страстно ожидал свободу. Теперь я умоляю Вас со всей силой своей души, я прошу Вас взять меня обратно в камеру. Запечатайте ваши двери и держите меня снова, потому что ваша темница сейчас для меня будет как рай».



Я чувствовал, что становлюсь неистовым, ибо осознавал, что с каждым моим словом тюремщик становится всё более нетерпеливым и раздраженным. Я понимал, что он верил в то, что я сумасшедший. Упрашивания и мольбы ни к чему не привели, и мой энтузиазм быстро перешёл в отчаяние. Я воскликнул: «Если Вы не верите моим словам, то я брошусь на милость моему юному приятелю. Я прошу Вас принять на рассмотрение его свидетельство, и если он скажет, что я не тот, за кого себя выдаю, то я оставлю свой дом и страну и молча пойду за ним в неизвестное будущее».

Он повернулся, чтобы уйти, но я бросился перед ним и поманил к себе рукой молодого человека, который до того времени отчуждённо стоял в почтительном молчании. Он подошёл и, обращаясь к тюремщику, назвал его по имени и подтвердил мою историю. Да, это звучало странным для меня, что он слово в слово передал суть моего рассказа, как я его повторил. «Теперь Вы этому поверите, – закричал я в экстазе – Вам больше не нужно спрашивать о фактах, которые я Вам изложил».

Но вместо того, чтобы согласиться с рассказом свидетеля, тюремщик стал его упрекать:

«Это преднамеренное соглашение, чтобы поставить меня в глупое положение и дальнейшее затруднение. Вы оба сочинили невероятную историю, пригодную лишь для того, чтобы её рассказать таким же сумасшедшим и коварным людям, как вы. Этот молодой человек вообще не слышал Вашего разговора со мной, и тем не менее повторяет свой урок, не спрашивая меня, что я хотел бы от него узнать».

«Он может читать Ваши мысли» – закричал я в отчаянии.

«А Вы более сумасшедший, чем я решил по Вашему виду, – ответил тюремщик – из всех вообразимых невероятных историй вы попытались вовлечь меня, чтобы я признал то, что является самым безрассудным. Если вы объединились вместе для некоего намерения мошеннического характера, то я вас сейчас же предупреждаю, что не в настроении заниматься глупостями. Идите своей дорогой и не беспокойте меня больше вашими глупейшими махинациями, которые должны принадлежать злодейству или лунатизму». Он сердито повернулся и ушёл от нас.

«Как раз то, что я и предсказывал, – сказал мой компаньон – Вы потеряны для людей. Те, кто знает Вас лучше, первыми отвернутся от Вас. Я мог бы ради Вашего интереса стать таким же бешенным, как и Вы, и вышло бы лишь то, что Ваша история показалась бы более экстравагантной. В человеческих делах люди судят и действуют в соответствии с тем ограниченным знанием, которое в распоряжении множеств. Свидетельства правды, которые часто бывают в наших судах, заглушаются решениями узколобого жюри. Люди, заседающие в жюри, имеющие слабое представление о фактах случая, изложенного перед ними, люди, которые манипулируют ими, являются всего лишь орудиями в невидимых руках, втягивающих их сознания в антагонизмы, не объяснимые для человека. Судья часто бывает не осознающим орудием своих собственных ошибок или ошибок других. Один знающий судья развязывает то, что другой завязал, каждый основывает свои взгляды на одном и том же показании, на одном и том же авторитете. Ваш случай является тем состоянием ума, которое люди называют помешательством. Вы можете видеть больше того, что скрыто от других, потому что ознакомились с фактами, запрещающими признать их узкое образование. Но из-за того, что большинство против Вас, Вас и считают умственно неуравновешенным. Человеческая философия ещё не понимает условий, которые были задействованы при Вас. Поскольку Вы одиноки, хотя и правы, все люди будут Вам противостоять, и Вы должны допустить точку зрения плохо осведомлённого большинства. В глазах нынешнего поколения Вы сумасшедший. Прошлое жюри присяжных заседателей не могло сделать ничего, кроме как вынести своё решение. Ведь Вы находитесь не на том же ментальном плане, и я спрашиваю, будете ли Вы снова пытаться достичь того, что было бы то же самое, что выпить одним залпом воды озера Сенека? Сходите к тем людям и предложите им осушить до дна то озеро за один глоток, и Вас выслушают с такой же серьезностью, с какой Вы упрашивали бывших приятелей поверить, что Вы не тот человек, которым кажетесь. Только удлиненная жизнь может быть доверена порождению физических изменений, которых можно достигнуть при благоприятных условиях в короткий период. И то показание, что Вы смогли сделать, при нынешнем состоянии человеческого знания добавило бы доказательств Вашего сумасшествия».

«Я понимаю, я понимаю, – признал я – и допускаю. Ведите меня, я готов. Что бы не случилось, это ведёт лишь к могиле».

«Не будьте в этом так уверены» – был ответ.

Я инстинктивно задрожал, потому что этот ответ намекал на то, что спокойствие могилы было бы предпочтительнее моей судьбы.

Мы снова сели в экипаж. Как только мы поехали, последовала глубокая тишина, и мы смотрели отвлеченно на неподвижные поля и одинокие фермерские дома. Наконец, мы доехали до маленького посёлка. Здесь мой приятель отпустил фермера, нашего возничего, заплатив ему хорошо, и заказал номера в доме одной семьи (думаю, что нас там ожидали). После обильного ужина мы удалились на отдых. После того времени, когда мы покинули тюремщика, я никогда не пытался раскрыть свою личность. Я потерял свой интерес к прошлому и обнаружил себя страстно жаждущим узнать своё будущее, которое пролегло передо мной.

Глава 10
Моё путешествие к краю Земли начинается. Братство Адептов

Мой компаньон не пытался следить за моими передвижениями или каким-то образом вмешиваться в мою свободу.

«На некоторое время мне нужно будет уйти, – сказал он – чтобы позаботиться обо всём необходимом для нашего путешествия, а пока я буду заниматься подготовкой, Вам следовало бы занять себя наилучшим образом. И всё же я спрашиваю – теперь Вы можете поклясться в том, что, как и обещали, не будете искать жену и детей?»

Я пообещал ему это.

«Поднимите Вашу руку – сказал он, и я повторил за ним – Я торжественно и честно обещаю и клянусь, что буду твёрдо и непоколебимо держать свою клятву без малейшего колебания, оговорок или какого-либо самоуклонения».

«Это годится. Смотрите, чтобы на этот раз Вы сдержали клятву» – произнёс он и уехал. Прошло несколько дней, прежде чем он вернулся, и в течение того времени я был любознательным и молчаливым слушателем рассказа о тех догадках, которые многие делали по поводу моего похищения, вызвавшего общий интерес. Некоторые развитые теории были недалеки от истины, другие же – дикие и бредовые. Каким нелепым казалось мне то, что сам участник событий находился в центре, жаждущий свидетельствовать, готовый доказать истину в отношении своего положения, и, тем не менее, не способный добиться того, чтобы его выслушали должным образом как раз те, кто наиболее заинтересован в его нахождении. Мужчины собирались для того, чтобы обсуждать «ужасное», женщины и даже дети говорили о чём-то ещё. Было очевидно, что вся страна поднялась. На этом событии новые политические издания подняли свои тиражи, а человек, который был главной причиной возбуждения, оказался в это время вольным или невольным слушателем, поскольку был вольным или невольным актёром трагедии.

Однажды утром мой компаньон приехал в лёгком экипаже, запряжённом прекрасными энергичными чёрными лошадьми.

«Теперь мы готовы» – сказал он, и моё беспрецедентное путешествие началось.

Где бы мы не останавливались, я слышал упоминания о моём имени. Мужчины собирались друг против друга, брат против брата, сосед против соседа. Везде в воздухе чувствовалась подозрительность.

«Только после некоторого времени эти люди успокоятся» – сказал я.

«Обычное понятие времени, как чего-то неописуемого, проходящего с постоянным ритмом, является ошибочным, – ответил мой приятель – время лучший друг человечества, его следовало бы изобразить прислуживающим ангелом, а не скелетом с песочными часами и косой. Время не летит, оно постоянно и неподвижно, хотя неутомимая, заряжённая силой материя спешит вперёд. Сила и материя спешат вперёд, время – покоится. При нашем рождении мы пробуждаемся и, подобно машине, определённое количество лет движемся со скрежетом против времени. Мы содержим в себе определённое количество энергии, которая в качестве исчезающей формы материи является оппонентом времени. Мы трёмся о самодовольный дух и уносим прочь не время, а самих себя. В неодушевлённых предметах время не имеет существования. Это восприятие человеческого интеллекта. Время есть покой, совершенный покой, такое спокойствие, которое человек никогда не осознает, пока не станет частью благостной тишины, по направлению к которой дрейфуют человеческие ум и жизнь. Таково время. Теперь о жизни. Нарушенная энергия – одна из её форм, которую мы называем жизнью, и эта жизнь есть великий враг мира, оппонент непоколебимого совершенства. Чистая энергия, Душа Вселенной, пронизывает всё, с чем знаком человек, в то время, как состояние покоя, человеком не воспринимаемо, хотя нарушенная энергия, согласно своему положению, является очевидной в качестве силы или материи. Субстанция или материальное тело есть проявление следствия волнения энергии. Снимается причина турбулентности – и проявления исчезают. Таким образом, Вселенная может быть погашена без выведения из равновесия космоса, который остаётся. Миры, известные человеку, являются условиями аномальной энергии, проходящей на раздельных планах сквозь то, что человек называет пространством. Они привлекают к себе тела подобного рода и отсюда влияют друг на друга. У каждого из них отдельное существование, они раскачиваются взад и вперёд в результате воздействий различных нарушений энергии, общей для их ранга или порядка, которые мы называем формами сил. Неустановившаяся энергия допускает также иные многочисленные выражения, которые неизвестны человеку, но во всех воспринимаемых формах характеризуются через движение. Чистая энергия не может быть оценена умами смертных. Существуют невидимые миры помимо тех, которые мы воспринимаем в нашей планетной системе, недостижимые центры эфирной структуры вокруг нас, пребывающие на более высоком плане развития, чем наша земная материя, являющаяся плотной формой расстроенной энергии. Существуют также и более низкие планы. Знакомство человека с формами энергии является результатом его способности восприятия этих энергий, частью которых он является. Тепло, свет, притяжение, электричество и магнетизм вечно присутствуют во всех осязаемых субстанциях. Хотя они более чистые, чем земля, тем не менее, они являются проявлениями абсолютной энергии, и по этой причине осязаемы для человека, но более мимолётны, чем материальные тела. Наверное, Вы понимаете, что если бы эти волнения были устранены, материя или сила превратились бы обратно в чистую энергию и исчезли. Такое разобщение есть эфирное существование, и как чистая энергия, жизненный дух всех материальных вещей не холоден и не горяч, не тяжелый и не лёгкий, не твёрдый и не жидкий или газообразный. В качестве смертных, ныне существующие люди не могут видеть, чувствовать, ощущать, осязать, даже представлять себе его. Так же, как и мы, он проходит через пространство, сам мир, прозрачный для материи, как и материя для него, неощутимый, но вечно пребывающий. Это реальность для более высоких существований, покоящихся на иных планах, но не для нас; сущность, подлежащая научной проверке, но не существо. Вы ещё не в том положении, чтобы судить надлежащим образом об этих проблемах и их отношениях с другими в невидимых глубинах запредельности. Но через многие годы Вам будет дано новое ощущение или развитие латентных ощущений, через устранение чувств более плотных и частичное видение неподозреваемого невидимого – сферы, которая для Вас ещё неизвестна.

Было указано, чтобы немногие избранные время от времени проникали за покров, разделяющий настоящую жизнь смертных от будущей, и Ваша жизнь была решена избранными. Это является, либо должно считаться, привилегией – быть допущенным пройти дальше того, к чему подошла пока человеческая философия в исследовании проблем жизни. Это я говорю, чтобы приободрить Вас. В нашем ордене есть горстка людей, получивших аккумулированные плоды близкого внимания, которое они уделяли предметам, переданным им поколениями людей, предшествовавших нынешнему. Вам предназначено стать одним из них. Изучение полуоккультных наук способствовало таким избранным, овладению некоторыми скрытыми истинами бытия и победе над смертью, отчасти, посредством развития новых ощущений. Эти факты скрыты от обычного человека и от работников нашего братства, направленных к земле, которые не в состоянии даже перевести слова, изучаемые ими. Способы, которыми был пролит на них свет, закрыты от человека, потому что мир не готов получить их – самость является ведущей страстью нынешнего человечества. До тех пор пока цепь очевидности не станет более завершенной, публичность будет стеснять дальнейшую эволюцию, ибо человек всё ещё живет на плане самолюбия».

«Вы имеете ввиду то, что среди людей есть несколько человек, овладевших силами, о которых Вы упомянули?»

«Да, они продвигаются повсеместно сквозь все слои общества, и их достижения не известны никому, кроме их самих и, как максимум, немногим. Эти адепты – люди науки и их могут не признавать даже в качестве членов нашей организации, и, ввиду явных причин, им довольно часто приходится быть неизвестными. Обучения ведутся в разных направлениях, и наставники должны учить других выполнять определённые обязанности, которые нужны великой эволюции. Отсюда следует, что когда человек становится одним из нашего братства, а также когда он готов и назначен готовить других к нашей работе, ему надлежит, в свою очередь, служить людям и, в конечном счете, – человечеству».

«Могу ли я заключить из этого, – воскликнул я, и внезапный свет озарил меня – что тот алхимический манускрипт, который привёл меня к братству, к коему Вы относитесь, был искусно задуман, чтобы служить интересам организации?» На этот вопрос я не получил никакого ответа. Через некоторое время я получил информацию в отношении ордена, на этот раз с большим успехом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31