Лиз Кесслер.

Необыкновенная история про Эмили и её хвост



скачать книгу бесплатно

– Нет, подожди! – Я в отчаянии озиралась.

Она не может так уйти! Ей обязательно надо увидеть Радужные камни! И тут я заметила узенькую извилистую тропку, прячущуюся в зарослях ежевики. Тропинка была каменистой и неудобной, но более пологой, чем дикий берег.

– Давай спустимся здесь, – предложила я. – Смотри, дальше совсем ровно.

– Ну, не знаю, – с сомнением протянула мама, глядя вниз.

– Пойдем! Хотя бы попытаемся! Я пойду вперед, и, если ты споткнешься, упадешь на меня как на подушку. – Я попыталась весело улыбнуться.

– А если я покалечусь, ты будешь каждое утро носить мне завтраки в постель.

– Буду.

Я стала пробираться сквозь колючие прутья ежевики, поминутно оглядываясь и проверяя, как там мама. Спустились мы без приключений.

– Ай, крапива! – Мама почесала локоть, сорвала листок конского щавеля и приложила к руке.

Я осмотрелась. От Радужных камней нас отделяло всего несколько метров воды. Я не смогла сдержать улыбку, глядя на маленькие радуги, появляющиеся всякий раз, когда волны захлестывали плоские камни.

– Мам!

– Что?

Набрав в грудь побольше воздуха, я с замиранием сердца спросила:

– Ты веришь в русалок?

– В русалок? – Мама засмеялась. – Ой, Эмили, какие же глупости тебе…

Она вдруг осеклась, уронила листок щавеля и уставилась на море. Ее лицо сделалось неподвижным.

– Что с тобой, мам? – тихо спросила я.

– Где мы?

– Просто на берегу. Мне показалось, что нам с тобой неплохо было бы…

– Эмили, что это за место?

Честно говоря, я не думала о том, что именно ей скажу, когда мы будем здесь. Как она себя поведет, вспомнив о Джейке и обо мне? А вдруг она вспомнит не все? Решит, чего доброго, что мы с ним какие-то уроды, и начнет стыдиться нас. Ну почему, почему я не продумала все заранее?! Я откашлялась.

– Э-э-э… обычная кучка камней, – сказала я осторожно, – и все.

– Я уже здесь бывала. – Мама повернулась ко мне, на ее лице была гримаса словно от боли.

– Бывала? Когда?

– Не помню. Но я точно знаю это место.

– Давай подойдем поближе?

– Нет! – Она попятилась. – Возвращаемся, Эмили! Мистер Бистон уже нас ждет.

– Но мы же только пришли! Мистер Бистон заявится через сто лет!

– Я не хочу здесь оставаться. У меня плохое предчувствие. Все, идем домой.

И с этими словами она так припустила вверх по тропинке, что я едва за ней поспевала.

***

В итоге мы съели наши бутерброды, сидя на той самой зеленой скамейке. Автобус проехал мимо, когда мы только приближались к дороге, и нам ничего не оставалось, кроме как ждать следующий. Так что мы молча сидели и жевали. Я не знала, что говорить, а мама просто смотрела в никуда.

Очень хотелось ее расспросить или рассказать о том, что узнала сама, но я понятия не имела, с чего начать.

Вскоре пришел автобус, и мы поехали домой, по-прежнему не говоря друг другу ни слова. В Брайтпорт добрались только к четырем.

– Ты на меня сердишься? – спросила я, когда мы подходили к нашей лодке.

– Сержусь? С какой стати? Не за что мне на тебя сердиться. – Мама вгляделась в мое лицо.

– Я хотела, чтобы мы хорошо провели выходной, а ты загрустила.

– Просто я задумалась, солнышко. – Мама тряхнула головой. – Было в том месте что-то… – Она вновь умолкла.

– Что? Что там было?

– Какое-то яркое воспоминание, но я никак не могу его ухватить. – Она опять тряхнула головой и сняла куртку. – Не слушай меня, я снова какую-то чепуху болтаю.

– Никакая это не чепуха, – горячо возразила я. – Так что же ты вспомнила?

– Понимаешь, не то чтобы я вспомнила что-то конкретное. – Мама прижала куртку к груди. – Скорее, это некое ощущение.

Меня словно… затопила любовь.

– Любовь?

– И еще грусть. Такая безмерная грусть. – Она прошла в машинное отделение, чтобы повесить куртку. – Говорю же тебе, чепуха все это. Теперь быстренько ставь чайник, а я сбегаю позову мистера Бистона. Он, небось, гадает, куда мы с тобой подевались.

Я поставила чайник на плиту и бросила взгляд в окно. Смотритель уже ковылял по пирсу. Меня проняла дрожь. Выглядел он ужасно недовольным.

«Бам! Бам! Бам!» – загрохотало по палубе.

– А вот и он! Отлично. Добрый день! – Мама распахнула дверь. – Я как раз собиралась…

– Где вы были? – требовательно вопросил мистер Бистон.

– Гуляли с Эмили. Да, солнышко? Просто решили пройтись вдоль…

– Я был здесь ровно в три! – рявкнул он, тыча кривым пальцем в свои часы. – Я прождал вас целый час. Что все это значит? – Он так и впился в меня взглядом.

Я поежилась. Мама заморгала, глядя на нас обоих.

– Бросьте, ничего страшного не случилось. Пойдемте пить чай. – Она достала чашки с блюдцами. – Чем вы нас сегодня угостите, мистер Бистон? Овсяным печеньем? Булочками с глазурью?

– Пончиками, – ответил он, продолжая подозрительно таращиться на меня.

– Я ни в чем не виновата! – пискнула я.

– Конечно, нет, Эмили, садись с нами за стол. – Мама протянула чашку мистеру Бистону, и тот наконец отвел от меня взгляд.

Сняв куртку, смотритель сложил ее и повесил на спинку стула.

– Спасибо, мам, что-то ничего не хочется.

Я легла на диван, решив подсмотреть, как мистер Бистон будет опаивать мою маму. Мне нужно было застигнуть его на месте преступления, чтобы доказать ей, что он нам вовсе не друг. А если на сей раз он явился за мной? Что если он и мне подсыпал Б-зелье?

Но смотритель не делал ничего подозрительного. Как ни в чем не бывало сидел с мамой за столом. Они пили чай, ели пончики и болтали о наших соседях, держащих гостиницу, и ценах на мини-гольф.

Наконец мистер Бистон взглянул на часы.

– Что ж, мне, пожалуй, пора, – сказал он.

– Уже уходите? Так рано? – спросила мама.

Но как же так? Ведь он ничего ей не подсыпал! Может, на этой неделе и не требовалось? Ладно, я подожду.

– Без четверти пять у меня важная встреча, – прорычал он, скривив рот. – Не люблю заставлять людей ждать.

Я промолчала.

– До свиданья, Мэри, – попрощался он и вышел.

Мама принялась мыть чашки, а я взялась за полотенце.

– Ну, давай рассказывай дальше, – попросила я, когда мама протянула мне блюдце.

– О чем?

– О том, что случилось с тобой на прогулке.

– А, да. Хорошо погуляли, верно? – Мама улыбнулась. – Аж до самого мыса.

– Не только до мыса. Но и до камней.

Мама тупо уставилась в пространство.

– До Радужных камней. – Слова застряли у меня в горле, дыхание перехватило.

– Каких еще камней?

– Мам, только не говори, что уже забыла! Камни! Камни, которые становятся радужными, когда их омывают волны. Ты там кое-что почувствовала. Любовь и грусть. Помнишь?

– Ой, Эмили, Эмили! – Мама рассмеялась. – Миссис Партингтон говорила мне, что у тебя чересчур живое воображение. Теперь я начинаю понимать, что она имела в виду.

Я вылупилась на нее, а она продолжала суетиться, стирая крошки со стола.

– Ну что еще? – Она подняла глаза.

– Мам, что ты думаешь о нашем разговоре? О том, который прервал мистер Бистон?

Она потерла сперва глаза, затем подбородок.

– Черт! Одну минутку. – Она выглядела обескураженной. – Знаешь, а ведь я совершенно не помню. Ничего! Ну и ладно, подай-ка мне совок со щеткой. Надо же, как мы ковер уделали!

Я продолжала пристально смотреть на нее. Она все забыла. Мистер Бистон подсунул-таки ей свое зелье. Но как? Когда?

– Эмили! Шевелись! Щетка и совок. Или прикажешь мне за ними идти?

Я достала требуемое из шкафчика и принесла ей.

– Мам… – решила я попытаться еще раз, пока она подметала под столом. – Неужели ты действительно не пом…

– Эмили, – строго сказала она, садясь на корточки. – Шутки шутками, но и меру знать надо. Я больше не желаю слушать белиберду о разноцветных камнях. У меня есть дела поважнее, чем твои фантазии.

– Но…

– Эмили!

Этот тон я хорошо знала. Он означал, что лучше мне захлопнуть рот. Я собрала пакетики из-под пончиков со стола, чтобы выкинуть их в мусорное ведро. И тут заметила на одном из них буквы: МПВ.

– Мам, почему на пакете твои инициалы?

– Понятия не имею. Вероятно, чтобы определить, какой из них для меня.

– А зачем?

– Брось, Эмили. Всем известно, какая я сладкоежка. На моем пончике сахара больше.

– Ну и глупо. Зачем подписывать, если можно заглянуть в пакетик?

– Да что с тобой сегодня, Эмили? Я не позволю тебе говорить о мистере Бистоне в таком тоне. Ни слова больше.

– А если я правда не понимаю?! Почему он не мог просто посмотреть?

Мама проигнорировала мой вопрос. Когда она принялась насвистывать, я сдалась и вернулась в свою каюту, прихватив пакеты с собой. Разгадка крылась именно в них, я была уверена. Если бы только мне удалось во всем разобраться.

Я так долго смотрела на надпись, что глаза заслезились. Буквы утратили четкость, и тут меня осенило! Ну конечно же!

Зелье беспамятства было в пончиках!

Глава 11

Вернувшись в понедельник из школы, я швырнула сумку на пол и плюхнулась на диван. Мама читала. Она загнула уголок страницы, отложила книжку и посмотрела на меня.

– Ну, как прошел день? Все хорошо?

– Угу. – Я встала, пошла к холодильнику, налила себе стакан молока и вернулась.

Я не могла заставить себя поднять на нее глаза. Как же мне ее убедить? Как дать понять, что мистер Бистон – не друг? А мне еще надо было отыскать отца. Просто голова шла кругом!

Донесшийся с палубы звук шагов вывел меня из задумчивости. Я в раздражении сжала кулаки. Если это опять мистер Бистон, я ему…

– Привет, Эмили, – своим «таинственным» тоном произнесла Милли, снимая широкий черный плащ.

– Ты куда-то уходишь? – спросила я маму.

– На ежегодное собрание жителей залива. Я же тебе говорила на той неделе.

– На той неделе?

– Приятно сознавать, что не у одной меня память как у золотой рыбки. – Она потрепала меня за щеку.

– Но сейчас только шесть вечера! – Я посмотрела на часы.

– Собрание проводят в книжном, поэтому мне и нужно прийти пораньше, – крикнула мама из коридора. – Спасибо тебе, Милли, выручила. – Она заглянула в комнату уже в пальто. – Если собрание затянется, можешь лечь спать на диване.

– Возможно, я так и сделаю, – ответила Милли. – Сегодня у меня энергетический спад. Думаю, это из-за новых таблеток с гинкго билоба в сочетании с шиацу.

– Вот и хорошо, – кивнула мама, застегивая пальто.

И тут по палубе вновь загрохотали. Я так и подпрыгнула.

– Черт возьми, Эмили, что-то ты сегодня на взводе, – хмыкнула мама, взъерошивая мне волосы.

В дверях появился мистер Бистон. Я застыла.

– А вот и я, – сказал он, оглядывая комнату с порога.

– Ты мне не говорила, что он тоже с тобой идет, – зашептала я, хватая маму за рукав, когда мистер Бистон убрался.

– Разумеется, идет! Ведь он – наш председатель! – прошептала она в ответ. – Мистер Бистон любезно предложил мне помочь все организовать. Разве это не мило?

– Мам, я не хочу, чтобы ты уходила!

– Не хочешь? Господи, да что с тобой?

Как я могла ей объяснить? Как заставить ее мне поверить? Она же слушать ничего не хочет о мистере Бистоне. Несчастный одинокий добряк? Черта с два! Ничего, я ей еще докажу!

– Мам, дело в том…

– Хватит, Эмили. Ты уже не маленькая. – Она разжала мои пальцы, вцепившиеся в рукав ее пальто. – Милли за тобой присмотрит. Если я тебе срочно понадоблюсь, я тут, рядом, в магазине. Обрати внимание на слово «срочно». – Она чмокнула меня в щеку, стерла большим пальцем след от помады и умчалась прочь.

***

– Милли, а ты разве не житель залива?

– О, видишь ли, я не верю во всю эту демократическую чепуху, – ответила гадалка, делая мне знак подвинуться, чтобы тоже сесть на диван.

И мы стали смотреть телевизор. Когда закончилась очередная серия «Улицы Коронации», я ожидала, что Милли прикажет мне отправляться спать, но она молчала. Я оглянулась на гадалку: та полулежала, закрыв глаза и приоткрыв рот.

– Милли! – окликнула я.

Милли не ответила. Она заснула!

Я закинула ноги на подлокотник дивана и пощелкала кнопками пульта, переключая каналы. Ничего интересного. Остановилась на программе, где люди вытворяли всякие безумства без видимой причины. Одна тетка, боящаяся высоты, собиралась прыгнуть со скалы на тарзанке. И зачем, спрашивается?

Ни разу в жизни я не видела, чтобы кто-то был так испуган. Ее лицо буквально посерело. Крупным планом показали вытаращенные от ужаса глаза. Женщина глубоко вздохнула и прыгнула с обрыва вниз головой.

После того как все закончилось, к ней подбежала маленькая девочка и обняла ее, а тетка улыбалась как дура. «Лаура должна лететь в Америку на операцию. Я никак не могла отпустить ее одну. Вот и решила бороться со своими страхами. Иногда все, что вам нужно, – это разорвать внутренние путы и дерзнуть». Женщина обняла дочь, обе они ревели. В общем, не передача, а сплошные нюни.

Когда я чистила зубы, слова той женщины всплыли у меня в мозгу. Они словно пытались до меня достучаться. Я снова и снова прокручивала их в голове, пока не остался один-единственный кусочек: «Нужно разорвать внутренние путы и дерзнуть».

Господи, ну правильно! Именно так мне надо поступить. Большой Тритоний риф очень далеко, но можно же отправиться туда на лодке! И сегодня как раз самое подходящее время. Да что там, сегодня – мой единственный шанс.

Смогу ли я? Успею ли вернуться? Я посмотрела на часы. Половина девятого. Мама еще долго проторчит на своем собрании, а Милли дрыхнет как сурок. Когда еще выпадет такой удобный случай? Я должна попытаться сегодня, прямо сейчас.

Схватив ключ зажигания, я бросилась наружу. Еще полчаса – и станет совсем темно. Но ночное море – это ерунда, к нему я привыкла. А вот справлюсь ли с лодкой? Я всего несколько раз пробовала ею управлять. Каждые два года мы отводили лодку на техосмотр в Саутпульский порт, и мама давала мне немного порулить. Парусом мы никогда не пользовались. Вообще не понимаю, для чего он нам сдался?

На набережной было тихо, только мачты поскрипывали на ветру. Я машинально начала накручивать волосы на палец. Наверное, я сейчас выглядела точь-в-точь как та трусиха перед прыжком. Теперь мне стало ясно, как она себя чувствовала. Я просто должна была это сделать, каким бы опасным, ужасным или безумным ни выглядел мой поступок.

Отвязав швартовы, я последний раз посмотрела на набережную. Пусто.

Почти.

Из зала игровых автоматов кто-то вышел. Я присела у мачты и затаилась. Это была мама Мэнди: вероятно, она шла на собрание. Я уже привстала, и тут в дверях показался кто-то еще. Сама Мэнди! Я вновь пригнулась, ожидая, когда она зайдет обратно внутрь. Интересно, заметила ли она меня?

Канат в моих руках провис. Лодка отчалила. Можно было еще успеть перепрыгнуть на пристань и привязать ее, но с каждой секундой «Морской царь» уходил все дальше и дальше. Что же делать? Пока еще можно было отказаться от задуманного.

Дохнул ветерок, приподнимая нос лодки, и я наконец решилась. Оглянулась. Мэнди нигде не было видно. Я швырнула канат на палубу и повернула ключ зажигания.

Ничего не произошло.

Я попыталась снова. На сей раз мотор завелся, послышалось знакомое «так-так-так», разорвавшее вечернюю тишину.

– Эй, рыбешка!

Я обернулась на окрик. На причале стояла Мэнди.

– Куда это ты собралась? – завопила она.

– Никуда!

Как же, никуда! Ну и глупости я несу.

– А, поняла! Ты решила сбежать, потому что Джули расхотела с тобой дружить?

– Чего-чего?

– После того как ты продинамила ее в прошлое воскресенье, она знать тебя не желает. Хорошо, что у нее есть я. Она поняла, что кому-то небезразличны ее чувства. – Мэнди злорадно ухмыльнулась. – А твоя мама знает, что ты взяла лодку?

– Разумеется! – торопливо сказала я. – Хочу сплавать до Саутпула и обратно.

– Да ну? А вот мы сейчас проверим. – Мэнди достала из кармана мобильный телефон.

– Ты не посмеешь!

– Не посмею? Уверена? О, я давно ждала случая вывести тебя на чистую воду! Маленькая мисс Паинька, наша послушная тихоня.

Лодка все удалялась от берега.

– За что ты меня так ненавидишь? – спросила я, перекрикивая рокот мотора.

– За что? Дай-ка подумать. – Она театрально приставила палец ко лбу и отвернулась, словно обращаясь к невидимым зрителям. – Сначала меня из-за нее наказывают дома, потом она отбивает мою лучшую подругу и настраивает против меня учителя плавания. Эта девчонка – самая большая задавака, которую я встречала в жизни. – Мэнди опять повернулась ко мне. – Надо же, сама не знаю, отчего я тебя так ненавижу!

И она пошла прочь, демонстративно помахивая мобильником.

– Мэнди, не звони! Ну пожалуйста!

– Может, позвоню, а может, нет. – Она оглянулась через плечо. – Пока, рыбка.

Что мне оставалось делать? Вернуться я уже не могла. Не могла, и все! Ведь это, возможно, был мой последний шанс отыскать отца. И никакая Мэнди Раштон мне не помешает. Я выбросила ее угрозу из головы. Мэнди меня не остановит! Не остановит!

Я решила неукоснительно следовать своему плану.

Несколько минут спустя, сжимая румпель, я уже отводила лодку от пирса, осторожно выбираясь из гавани. Вспомнила, что делала, когда вела лодку к Саутпулу, и попыталась себя уверить, что раз тогда получалось, то и сейчас все получится.

Выйдя в открытое море, я оглянулась на Брайтпорт. Последние лучи солнца поблескивали на воде словно монетки. Соленые брызги падали мне на волосы.

Я зажмурилась, сосредотачиваясь. Нужно было отыскать Большой Тритоний риф. После того как мы с Шоной проплыли до него половину пути, я примерно представляла, где он находится. Всмотревшись в линию горизонта, заметила светлую полоску. Когда я туда доберусь, она расцветится всеми оттенками радуги.

***

Тьма опустилась неожиданно. Нос лодки медленно резал волны. Наш «Морской царь» вообще отличался неторопливостью. Моя рука, вцепившаяся в румпель, начала мерзнуть, а я сама промокла до нитки. Лодка подпрыгивала на морской зыби, то взбираясь на гребни волн, то падая вниз. Чем дальше я отплывала от берега, тем неспокойнее становилось море.

Одна за другой зажигались звезды. Вскоре ночное небо было ими заполнено. Взошел пухлый месяц. Уже просматривалась его вторая половинка, словно ему не терпелось стать полной луной. «Царь» переваливался с боку на бок, перебираясь с одного водяного холма на другой. Интересно, далеко ли я заплыла? Вновь оглянулась. Брайтпорт находился уже в нескольких милях позади! Если закрыть один глаз и вытянуть руку, весь город можно было заслонить одним большим пальцем.

Вверх-вниз, вверх-вниз, с волны на волну, с гребня на гребень я приближалась к Большому Тритоньему рифу.

Оттого что я не сводила глаз с жемчужной полоски на горизонте, на них выступили слезы. Но полоска все же понемногу росла. Я представила, как найду отца.

Проберусь в тюрьму и освобожу его. Потом спрячу на лодке, и мы вернемся в Брайтпорт раньше, чем кто-нибудь заметит его побег. А когда мама придет домой, папа будет ждать нас в море у пирса. Я попрошу маму прогуляться на сон грядущий, потом оставлю ее на минутку, и появится Джейк. Они увидят друг друга, и все станет так, словно родители и не разлучались. К маме вернется память, и мы все будем жить долго и счастливо. По-моему, замечательный план.

Ну, то есть замечательная мечта. План – пожалуй, все-таки громко сказано.

– ЭМИЛИ!

Громовой крик вырвал меня из грез. Я обернулась. Позади в темноте виднелся какой-то силуэт, и он приближался. Моторка. Одна из тех маленьких лодочек с подвесным мотором, которые летом так и шныряют туда-сюда. Я разглядела двух человек на борту.

– Эмили!

Я узнала мамин голос. А затем послышался и другой.

– Немедленно вернись назад, юная леди! Что бы ты ни задумала, лучше тебе остановиться!

Мистер Бистон! Я быстро повернула румпель, меняя направление, и до упора сдвинула дроссель, набирая скорость.

– Ну давай же! Давай! – подбодрила я «Царя».

Мотор чихнул, но скорость не изменилась.

– Ты что здесь делаешь? – заорала я маме, преодолевая шум волн и моторов.

– Что я здесь делаю? Эмили, это ты что здесь делаешь?

– Но у тебя же собрание!

Моторка приближалась.

– Собрание отменили! Позвонила дочь миссис Раштон. Девочка очень беспокоилась: думала, что тебе угрожает опасность.

Я должна была догадаться, что Мэнди это сделает! Глупо было надеяться на иное.

– Прости, мам! Я должна сделать это. Потом ты поймешь, клянусь! Поверь мне.

– Доченька, пожалуйста, вернись! Что бы ни случилось, мы со всем разберемся.

Мотор вновь чихнул, и «Царь» вроде бы сбавил скорость. Волны захлестывали, они то и дело плескали мне в лицо. Я утерлась рукавом.

– Смотри, что ты сделала со своей матерью! – заорал мистер Бистон. – Я этого не потерплю, слышишь? Не позволю тебе!

– Нечего мною командовать! – крикнула я, от гнева позабыв и о страхе, и о данном смотрителю обещании. – Вы мне не отец! Даже не родственник!

Смотритель промолчал. Похоже, полностью сосредоточился на управлении моторкой, которая уже догоняла меня. Тем временем жемчужный свет все рос и рос. Я уже почти видела разноцветное сияние.

– Ну же, «Царь», – шепотом взмолилась я. – Осталась совсем чуточка!

Я оглянулась. Мама сидела, закрыв лицо ладонями. Мистер Бистон с перекошенным лицом крепко сжимал румпель.

– Помните моего отца? – крикнула я ему. – Вашего «лучшего друга»? Кем надо быть, чтобы долгие годы врать его жене? А?

– Не знаю, какие глупости втемяшились тебе в башку, девочка, но лучше бы положить им конец прямо сейчас. Пока я сам не положил всему конец! – Глаза смотрителя по-рыбьи блеснули. – Неужели не видишь, как расстраиваешь свою бедную мать?

– Расстраиваю свою мать? Ха! Какой вы у нас заботливый, оказывается!

– Прошу тебя, Эмили. – Мама протянула ко мне руки. – Что бы ни случилось, мы обо всем поговорим. Не ругай мистера Бистона, он просто хочет нам помочь.

Моторку уже отделяло от меня всего несколько метров.

– Вперед, «Царь»! – громко сказала я, подгоняя тарахтящий мотор. – Мам, мистер Бистон не тот, за кого себя выдает. И он вовсе не собирается тебе помогать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11