Lixta Crack.

И наступила тьма…



скачать книгу бесплатно

– В данный момент тебя больше всего заботит именно это? – удивился мохнатый.

– Я в той анкете написала, что мой любимый цвет синий. Этот мой жених таким образом хочет мне понравиться? Они совсем идиоты?

– Возможно, – сухо ответил кот, – У тебя есть план?

– Конечно, нет.

– Надо бежать.

– Логично.

– Ну, я серьезно, что будем делать? – заныл кошара.

– Это ты у меня спрашиваешь? Мне кажется, это ты должен был меня охранять.

– А какого черта ты вообще сюда приперлась? – кот смотрел на меня так, будто я к нему домой вломилась.

– Откуда я могла знать?

– От меня, – самое обидное, что этот мохнатый бегемот был прав.

Я глотнула «Пепси» из бутылочки.

– Ты что, сдурела? – подпрыгнул кот.

– Если бы меня хотели убить, убили бы уже.

– А если это какой-нибудь галлюциноген?

– Знаешь, кажется я уже второй день под галлюциногенами. Боюсь, что хуже уже не будет. Говорящие коты, кирпичные стены за дверью, синие комнаты. Да все это один бесконечный бред. Может я вообще давным-давно сошла с ума и лежу привязанная к койке в задрипаной психушке.

– Здесь есть окно, – заявил кот, кажется, ему мои рассуждения были до лампочки.

Я подошла к окну и отдернула штору, такую же синюю, как и все в этой дурацкой комнате. Высота здесь приличная, ничего не скажешь, кажется, этажей десять, не меньше. Правда, река внизу дает надежду на возможность выжить после прыжка, но все-таки слишком ничтожную.

Мои размышления по поводу шансов на выживание прервал скрип двери.

– Госпожа, – обратился, видимо ко мне, вошедший незнакомец, – Прошу прощение за манеры моих людей, – он галантно поклонился, – Они побоялись, что Вы не примете нашего приглашения и поступили с Вами столь неподобающе. Виновные непременно понесут наказание.

– Ты кто? – спросила я у этого франта. Он был одет совершенно нелепейшим образом. На нем были самые обыкновенные джинсы и кроссовки, однако верх представлял подобие укороченного камзола, а голову венчал берет. Дядя напоминал актера из сельского драмкружка.

– Ваш покорный слуга.

– Зачем я здесь?

– Придет время, и Вы непременно узнаете.

Он так гаденько улыбнулся. Я только успела подумать, что терпеть не могу таких подхалимов, как котик подпрыгнул и вцепился ему в лицо. Раздался просто нечеловеческий визг

– Чего стоишь, помоги, – закричал кошара.

Я не придумала ничего лучше, как ударить этого нелепого персонажа промеж ног. Он согнулся пополам и застонал, а затем повалился на пол. Котик продолжал царапать его, кровь хлестала, а я пинала ногами своего покорного слугу, пока тот не затих.

– Мы убили его? – пробормотала я, – Черт, я боюсь. Я никогда и никого…

– Да какая разница, поверь, он вряд ли был хорошим человеком, да и вообще человеком, – ответил кот.

– Нельзя же оставлять на своем пути трупы. Пойми, меня ведь могут за это арестовать. Это у вас там может за убийство пальчиком грозят, а тут… – я никак не могла прийти в себя.

– Ничего нам не будет.

Ты еще не поняла? Мы уже не в твоем мире, – произнес кот, шаря по карманам у несчастного, а потом добавил, – А этот тип к тому же еще живехонек, просто без сознания. От страха.

Мой пушистый телохранитель выудил у жертвы связку ключей. Они были такие маленькие, совсем игрушечные. У меня был похожий ключик в детстве, я им запирала копилку с монетками. Неужели нас заперли на такой крошечный замочек? Один из ключиков действительно подошел к замку нашей двери.

– Пошли отсюда, – сказал котик, распахнув дверь.

И наступила тьма…


***


Я не могла вспомнить, почему оказалась на улице. Последнее воспоминание было о том, как мы вышли из той синей комнаты. Местность совершенно не соответствовала тому виду, который открывался из окна. Никакой реки поблизости не было, и я не могла понять, откуда мы только что вышли. Будто бы я что-то упустила, какую-то незначительную часть своей жизни.

Возникает некое отвратительное чувство, когда с тобой происходят вещи, которых ты не понимаешь. Кажется, в психологии это называется разрывом шаблона. А тут не то, что шаблон, вся моя уютная обыденная реальность была растерзана на мелкие кусочки. Я пребывала в излишне растерянном состоянии, мне хотелось, чтобы это приключение поскорее закончилось.

Вокруг возвышались серые безликие пятиэтажки. Мы стояли посреди детской площадки рядом со сломанными качелями в одном из бесчисленных дворов планеты Земля. По крайней мере, мне очень хотелось в это верить.

– Как мы сюда попали? – спросила я у своего пушистого спутника.

– Через дверь, – предельно ясно ответил кот.

Я присела на край песочницы, постаралась успокоить свои расшалившиеся нервы и упорядочить мысли. Это самый обыкновенный двор, к тому же мне он был смутно знаком. Наверняка я прочту название улице на одном из этих домов и быстро соображу, на каком трамвае или автобусе добраться домой. И больше никаких социологических опросов и походов за сомнительными призами.

– Здесь что-то не так, – вдруг заявил кошак.

– Чего тебе не так? – едва я смогла успокоиться, как мохнатый вновь пошатнул равновесие моей психики многозначительной репликой.

– Пока не знаю, но мне здесь не нравится, – с этими словами противный холодок паники вновь прополз по спине и забрался под кожу.

Мы двинулись к ближайшему дому, чтоб рассмотреть название улиц, но никаких табличек не обнаружили. А вскоре и до меня дошло, что здесь не так. В этом месте царила неестественная тишина. Листья на деревьях не колыхались, не щебетали птицы, не проезжали машины, даже издали не раздавалось ни малейшего звука. Старушки не сидели на лавочках, дети не играли на площадке, даже вездесущих кошек не было видно. Мы обходили один дом за другим, и меня вдруг охватило чувство безысходности. «Это конец» – шептало мое подсознание.

– Кей, мне страшно, – пробормотала я.

– С чего бы вдруг? – издевательски спросил кот.

– Здесь никого нет.

– Ну, найди в этом и хорошие стороны, монстров-людоедов здесь тоже нет, – спокойно ответил кошара и как ни в чем не бывало продолжил путь.

А еще я вспомнила, почему это место мне знакомо. Я видела его во сне, очень давно, в детстве. Я знала, что люди не просто покинули это место. Их вообще никогда не было. Время здесь практически остановилось и превратилось в тягучую смолу, в которой увяз этот заброшенный город.

Завернув за угол очередной пятиэтажки, я испытала облегчение и новый прилив скользкого страха одновременно. Город кончался, а асфальт внезапно превращался в песок. Перед нами простиралась безбрежная пустыня. Я была рада возможности покинуть этот опустевший город, но мне абсолютно не хотелось совершать пешую прогулку по пескам без единой бутылки с водой.

Кот без тени сомнения почапал вперед прямо по песку.

– Ты куда? – окликнула я пушистого.

– Нужно уйти как можно дальше. Идем, – ответил он, не оборачиваясь, не принимающим возражений тоном.

С одной стороны, это кусочек привычного, хоть и опустевшего, но знакомого мира казался более комфортным местом по сравнению с песчаной бесконечностью. Но с другой, эти безлюдные дворы вызывали у меня дикий ужас своей неестественностью. Мне до боли не хотелось оставаться одной среди мертвых построек, потому я поспешила догнать своего хвостатого командира. Я постоянно спотыкалась, мои тапочки набрались песка, и каждый шаг давался с трудом. Но все же я доковыляла кота, чтобы в очередной раз с ним поспорить.

– Ты с ума сошел? – принялась я распинать хвостатого, – В тех домах хотя бы можно было найти воду и какую-нибудь еду. А здесь ничего, кроме песка! Мы не сможем пересечь пустыню! Мы умрем от жажды! Каким надо быть идиотом… – мохнатый не дал мне договорить.

– В пустыне есть оазисы. Мы сейчас идем к одному из них, – уверенно сообщил кот, – А тебе не стоит тратить силы на разговоры, от этого рот пересыхает, а воды, как ты сама заметила, нет.

И ведь теперь даже не поспоришь с этим мохнатым умником, он был прав на счет воды. Мне оставалось лишь надеяться, что он также окажется прав и на счет оазиса. Я постаралась подавить свой гнев, хотя мне просто хотелось взорваться от самой мысли о том, что теперь моя жизнь находится в лапах этого хвостатого чудовища.

Я оглянулась назад и увидела, что то безлюдное место, которое мы покинули, было вовсе не городом, а всего лишь кучкой серых домов посреди пустыни. Теперь отсутствие людей в этих пятиэтажках больше не казалось мне пугающим. Откуда ж им взяться в пустыне?

Солнце уже преодолело точку зенита, уверенно поползло к закату и теперь грело затылок. Жара была не такой уж ужасно, было едва ли жарче чем в обычный летний день на моей родине. Не думаю, что воздух нагрелся более тридцати градусов по Цельсию. Песок беспощадно цеплялся за мои ноги и не желал выпускать мои ступни, но я пока еще могла ему противостоять. Шелковая пижама от пота прилипла к спине. Я оторвала рукава от рубахи и соорудила из них что-то среднее между панамкой и тюрбаном, чтобы сберечь голову от солнечного удара.

Боже, как же хотелось пить. Мы шли никак не меньше двух часов под палящими лучами Солнца. Я начала изрядно отставать от кота, особенно трудно мне было взбираться на барханы, зато вниз я скатывалась на заднице словно с горки и таким образом каждый раз нагоняла кота. Мохнатому же пустыня, казалось, вовсе не доставляла никаких неудобств. Он уверенно топал вперед, не сбавляя ходу. То же мне, верблюд недоделанный.

Наконец, вдали показалась какая-то растительность. Я вновь изрядно отстала от кота и постаралась прибавить шагу, но сил почти не осталось. Кричать тоже не хотелось, поскольку горло пересохло, и, казалось, что с криком улетучатся последние капельки влаги. Догнать его мне удалось только на подходе к оазису. Я уже еле передвигала ноги, когда котик обратил на меня внимание.

– Ты что, устала? – поинтересовался издевательски котик.

– Да нет, что ты, – прохрипела я пересохшим голосом, – Издеваешься?!

– Норочка, и в мыслях не было, – и мохнатый заулыбался, хотя до это я была уверенна, что котам это не под силу.

Я мысленно рисовала себе оазис как чудесное озеро с пышной тропической растительностью, кокосовыми пальмами и еще какими-нибудь дикорастущими южными фруктами. Но здесь было всего лишь три почти засохших пальмы и несколько кактусов. Были здесь и люди, какие-то бедуины в полосатых халатах с тюрбанами на головах. Также за пальмами виднелся ряд разноцветных шатров, больше похожих на торговые палатки со стихийного рынка.

Ко мне подошел один из этих людей:

– Кем будешь? – спросил незнакомец лет сорока в белом тюрбане и желто-коричневом халате.

– Я просто путешествую, – начала сочинять я сходу, – Немного запутала, мой верблюд пал, потому я довольно долго шла пешком и у меня закончилась вода. Я даже не знаю, где я теперь?

– В пустыне, – уверена ответил бедуин, – Как можно заплутать в пустыне?

– Я прибыла издалека. В пустыне впервые…, – я не договорила.

– У вас нет пустыни? – оборвал меня мужик, – Как же вы живете?

– Нет, у нас тоже есть пустыни, просто люди живут обычно в городе, – начала я объяснять.

– В городе? – удивился он, – Не шутите так. Этого не может быть! Многие уходили искать большие серые камни, которые мы называем городом, но никто не вернулся. Город – это легенда. В городе люди не живут. Люди живут только в пустыне.

– Полный абсурд, – тихо сказала я, обращаясь скорее к коту, а не к собеседнику.

– На тебе странная одежда, ты не похожа на наших женщин, но не надо говорить о городе.

– Почему?

– Потому что люди живут только в пустыне. Мы можем продать тебе воду. Мое имя Эльхан, а твое?

– Элеонора. А какова цена воды в здешних местах?

– Два кремния за флягу.

– Два чего?

– Кремней. Это такие камешки, которыми можно разжечь огонь.

Я вспомнила, как сунула в карман зажигалку и сигареты в синей комнате. Кажется, в зажигалке должен быть кремний, а потом решила, что и вся зажигалка целиком может заинтересовать бедуина.

– Этим тоже можно добывать огонь, – сказала я и чиркнула зажигалкой.

– О Боги! – вскрикнул Эльхан, – Ручной огонь! Я дам тебе за него три фляги чистой воды.

Что ж, надеюсь, он даст мне при случае подкурить.

– Хорошо, давайте мне воду, – сказала я, протягивая Эльхану зажигалку.

Я жадно припала к вожделенной фляжке и опустошила ее почти на половину, после чего передала коту, а затем присела на песок под низкорослой пальмой. Солнце садилось, и в воздухе мне почудилась вожделенная прохлада. У меня даже не осталось сил на то, чтобы в очередной раз подколоть кошарика предложив ему налить водички в мисочку. Пушистый залпом допил оставшуюся воду совсем как человек держа фляжку двумя лапами. Итак, воды осталось всего лишь две фляги, а конца нашему путешествию по пустыне пока не предвидится.

– А я думала, что ты и без воды можешь прекрасно обходиться, – все-таки сказала я коту.

– Просто я более подготовлен, чем ты, и терпелив, – прокомментировал кот.

Я не стала отвечать мохнатому зазнайке, а прислонилась к стволу пальмы и закрыла глаза. Кажется, удалось даже задремать, но под опущенными веками снова мельтешили бесконечные барханы. Спустя мгновение я почувствовала, что кто-то потряс меня за плечо.

– Наш мудрец хочет видеть тебя, – донеслось до меня сквозь дремоту.

– Да? – я с неохотой открыла глаза и увидела того самого бедуина, который продал нам воду, – Зачем?

– Расскажи ему о городе, – сказал этот человек, я вспомнила, что он назвался Эльханом.

Тело подчинялось неохотно, но я все же встала, а заодно пнула дремавшего кота, тот подскочил как ужаленный, а потом зло посмотрел на меня. Эльхан уже ушел вперед, и я жестом показала коту, что нам нужно следовать за ним.

Шатер мудреца стоял чуть поодаль от остальных палаток. Эльхан велел ждать приглашения у входа, а сам откинул покрывало, служившее дверью, и исчез внутри.

– Что произошло? – спросил кошак, когда мы наконец остались одни.

– Этот бедуин сказал, что мудрец хочет со мной поговорить о городе, – разъяснила я.

– Не болтай лишнего, и, вообще, у тебя есть план? – мохнатый умел быстро переложить всю ответственность на меня, когда больше не имел возможности строить из себя умника.

– Черт возьми, нет у меня никакого плана! И травки нет! Ничего у меня нет! – я разозлилась и топнула ногой по песку так, что кота накрыло облаком пыли, и он зафыркал.

– Ты чего? – прочихавшись спросил котяра.

– Раз ты строишь из себя кота ученого, то сам бы и придумывал всякие планы, – обиженно сказала я и театрально отвернулась.

Эльхан выглянул из-за покрывала, закрывавшего вход, и пригласил войти. Внутри шатер освещался масляными фонарями. Наверное, от такого освещения становится еще жарче. Среди огромного количества подушек разбросанных по полу восседал старец, скрестив ноги. Он взглянул на меня и жестом предложил присесть рядом. Я с удовольствием плюхнулась на ближайшую подушку, ноги просто отказывались держать. Старец внимательно посмотрел на меня, а я на него. Мне вдруг пришло в голову, что мудрец вовсе не стар, просто длинные белые волосы создаю обманчивый образ. Вряд ли он был старше Эльхана. Тот, кого я приняла за старца, скорее был похож на хиппи, чем на мудреца. К тому же его голову украшал совсем уж нелепый венок из каких-то полевых цветов.

– Так ты и есть девушка из Города? – спросил он.

Я кивнула.

– Многие считают, что в Город попадают после смерти. На самом деле, в Город не попадают никогда. И уж тем более, из Города не приходят к нам. Там нет входов и выходов, а, следовательно, туда нельзя войти и оттуда нельзя выйти. Идущие в Город погибали в зыбучих песках на западе, – пояснил этот странный человек.

Как я поняла, под Городом мудрец понимал как раз те самые пустые пятиэтажки, откуда мы с котом пришли. Я решила не вдаваться в разъяснения о других городах, планетах и прочем, а поддержать его версию. Собственно, оттуда я и пришла.

– Я пришла как раз с запада. И никаких зыбучих песков там не встретила. Но город опустел, вот я отправилась в путешествие. Или Вы мне не верите?

– Я не верил в эти легенды до тех пор, пока ты не пришла к нам, – мудрец отбросил седую прядь со лба и пристально посмотрел мне в глаза. От этого взгляда я почувствовала будто сижу на электрическом стуле и вот-вот пойдет ток. Но морок отступил, как только мой собеседник отвел взор. Кажется, он заглянул куда-то внутрь меня.

– Есть ли конец у этой пустыни? Куда мне теперь идти? – спросила я.

– Я вряд ли смогу тебе помочь, Элеонора. Зато ты можешь нам помочь.

– В смысле?

– Я расскажу тебе эту легенду. Много поколений назад люди разрушили свои города и мир превратился в бескрайнюю пустыню. С той поры мы живем среди песков и не знаем бед. Пустыня дает нам тепло, пищу и воду. Но однажды придет женщина из Города, и мир уже никогда не будет прежним. Она должна будет нас спасти, – рассказал мудрец-хиппи.

– Спасти от чего? – спросила я.

– От неминуемой гибели, конечно же, – как ни в чем не бывало пояснил мой собеседник.

– Так вам грозит гибель?

– Скоро солнце начнет жечь так жарко, что песок расплавится и все мы погибнем. Ты должна отвести нас в безопасное место, – заявил мудрец.

– А откуда такая информация, что катастрофа непременно настанет? Почему бы мне просто не уйти? – спросила я, заранее ожидая, что такой вариант вряд ли возможен.

– Если ты вышла из Города, то гибель непременно придет. Ты ведь действительно из Города? – мудрец снова посмотрел на меня этим неприятным взглядом.

– Вы хотите сказать, что я во всем виновата? – я встала и округлила глаза.

– Да, – в его голосе не чувствовалось обвинения, это была сухая констатация факта.

– Нет, ну это уже слишком! – я начала закипать, – Знаете, это попахивает полным бредом. Вы можете сами отправиться на запад и посмотреть на свой таинственный Город, здесь всего пара часов пути. Я не собираюсь становиться Вашим мессией! – может мне и не стоило вести себя столь дерзко, но меня выводят из себя беспочвенные обвинения в организации Армагеддона.

– Песок все равно расплавится, – настаивал мудрец, – Тебе некуда будет идти. Не думаю, что ты захочешь проверить, правдива ли легенда.

– А в Вашей легенде не сказано, как я должна Вас спасти? – я все-таки образумилась и сменила гнев на милость.

– Ты укроешь нас в безопасном месте на западе, – мудрец говорил так уверенно, что я уже и сама не видела других вариантов, а может их и в самом деле не было, – После чего покинешь нас навеки.

– И куда я пойду?

– Наверное, в Город, – предположил мудрец, – Я не знаю.

– Ладно, на запад так на запад, – снисходительно согласилась я, – Как раз Город Вам покажу.

– Завтра на закате караван будет готов к отбытию, – затем мудрец встал и позвал моего провожатого, – Эльхан, выдели для принцессы Колханы лучший шатер.

– Как Вы меня назвали? – удивилась я.

– В легенде сказано, что принцесса Колханы придет из Города и спасет нас.

– Офигеть… – прошептала я сама себе.

Когда мы вышли из шатра, уже совсем стемнело. Желтая щербатая луна выпрыгнула из-за горизонта и немного освещала путь. Небо было неестественно черным, никакой синевы. От былой жары не осталось и следа, меня даже передернуло от холода.

Лучший шатер был немного меньше жилища мудреца, но нам с котом вполне хватило места. Я успела замерзнуть, пока мы шли до нашего нового дома, так, что стучала зубами. В шатре я с удовольствием завернулось в лежавшие на полу шкуры.

– Кошарик, а откуда эти бедуины про Колхану знают? – спросила я у мохнатого, когда мы наконец остались вдвоем.

– Миры пересекаются самым причудливым образом, – Мурзик снова напустил на себя важный вид, – Они сплетаются в паутину. Информация путешествует по этой паутине, поэтому встречаются совпадения в названиях, именах, легендах и прочем. Данные часто искажаются, потому нет ничего удивительного в том, что в одном мире ты только можешь стать принцессой Колханы, а в другом есть информация о том, что ты уже принцесса. Это как бы общие места нескольких миров. Я вообще сомневаюсь, что они хотя бы малейшие представления имеют о Колхане.

– А расскажи мне про Колхану, – попросила я. Мне действительно было весьма любопытно.

– Сам я там никогда не был. Это очень странный мир. Он не похож ни на твой, ни на мой мир, и на эту пустыню не похож. Я только читал о Колхане. Знаю, что мир этот находится под властью первозданного Хаоса. Там даже время течет по-другому. События очень пластичны, можно изменять и прошлое, и будущее. И новое прошлое или будущее будут существовать вместе с предыдущими версиями одновременно. Это постоянно приводит к парадоксам. И тогда реальность сходит с ума.

– Интересно было бы взглянуть.

– Чтобы жить в Колхане, там надо родиться. Тебе там не место, поверь, впрочем, как и мне.

– Да я верю, просто любопытно, кошарик.

– Пожалуйста, зови меня просто Кей.

– Прости, я все время забываю, что ты не кот. А сам ты откуда?

– Из Темериса. Там не так, как в твоем мире, но тебе бы там понравилось. Там изумрудно-зеленое небо и растут каштаны, море каштанов, – котик мечтательно прикрыл глаза, – Я там родился. У нас был большой дом с серебристыми башенками, фонтан с фруктовой водой, а темно-синие цветы оплетали изгородь. Я давно там не был. С тех пор, как поступил в академию Конгломерата.

– Конгломерата?

– Это организация нескольких миров, между которыми налажены стабильные переходы. Твой мир не входит в Конгломерат, извини, но он как бы в резервации. Конгломерат следит за равновесием, чтобы миры не разрушались. Контроль идет, главным образом, за пространством и временем.

– А зачем тебя послали ко мне? Что все же такого плохого в том, что я стану женой этого принца?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное