Андрей Ливадный.

Транспортные преступления

(страница 7 из 38)

скачать книгу бесплатно

Подняв с пола импульсную винтовку, он достал из груды сброшенной одежды полный магазин и ловкими, точными движениями перезарядил оружие.

Этот профессионализм в обращении с импульсной винтовкой не укрылся от прояснившегося взгляда Гентри.

– Вы солдат? – осторожно спросил он.

– Наемник… – лаконично ответил фон Риттер. – Родовая профессия… – невесело добавил он. – Значит, это корпоративные территории, так полагать?

Гентри кивнул.

– А что тут делает колониальная тюрьма? – поинтересовался Николай.

Казалось, что этот вопрос застал Фрамера врасплох.

– Контракт на использование заключенных перекуплен корпорацией, – немного помедлив, все же ответил он. – Вы ведь знаете, что такое Везелвул. Отравленная атмосфера, радиация, химические соединения… – казалось, что Фрамер испытывает иррациональное чувство личной вины за то, что предлагала суровая реальность этой планеты.

– Значит, будущий рай руками смертников? – невесело усмехнулся Николай, вспомнив несколько виденных им раньше репортажей, где корреспонденты галактических новостей восхваляли колониальную администрацию и «Генезис».

– Понимайте, как хотите… – отвернулся Гентри. – Я лишь рядовой служащий «Генезиса».

– Ну, хорошо, Фрамер, я не имею ничего против вас лично… – успокоил его фон Риттер. – Просто новости не очень приятные… – признался он. – А что тут произошло? – тут же переспросил он, вспомнив свое страшное пробуждение.

– Неполадки с искусственным солнцем, – скупо ответил док. Он справедливо не доверял едва знакомому человеку, который к тому же оказался заключенным, и не собирался изливать перед ним душу, как бы того не хотелось.

– А эти? – Николай хмуро кивнул в сторону разбросанных по полу трупов.

– Мутанты. С отравленных болот… – Гентри поежился.

– То, что это мутанты, я вижу, не слепой, – Николай вдруг почувствовал растущее раздражение. – Вот только откуда бы им там взяться, а? От грязи завелись? Ведь это люди… – произнес он, посмотрев на лицо ближайшего трупа. – Мутировавшие люди… – тихо добавил Николай, глядя в перекошенное от страха лицо Фрамера.

– Беглые… Беглые заключенные… – сделав усилие, выдавил доктор. – Они живут в болотах. Некоторые – еще со времен Конфедерации, а есть и такие, что появились недавно…

– Значит, бежать легко? – уточнил Николай, которой все еще не мог сориентироваться в окружающей его обстановке, опираясь на те скудные крохи информации, что предоставили ему обстоятельства.

– Относительно, – ответил Фрамер, опасливо косясь на карлика и собаку. – Потому что их никто не охраняет, – пояснил он. – Хочешь жить как человек – работай. Не хочешь – беги в болота. Но с планеты вырваться невозможно. Транспортный корабль прилетает один раз в несколько месяцев, а больше никакой космической техники на Везелвуле нет. Только шаттлы для орбитальной разгрузки.

– Понятно, – Николай погасил окурок и встал, опираясь на кресло. – Значит, та самая корпорация, что так рьяно борется за права человека на всей территории Окраины?

Вопрос был чисто риторическим, и Гентри предпочел промолчать.

– Что ж… Спасибо за информацию, док… – Николай повернулся и хмуро посмотрел на Ваби, который с удивительным терпением ожидал окончания их разговора. – Последний вопрос, – обратился он к Фрамеру, – что теперь с солнцем?

– Все в порядке… Термоядерный синтез запущен.

Взгляните в окно, Николай.

Действительно, за огромным панорамным окном, да и за прозрачными створками дверей, клубился молочно-белый туман. Это таял, истекая испарениями, выпавший на землю кислородный снег. Судя по порывистым вихрям, блуждающим в похожей на густой молочный суп атмосфере, на улице бушевал ветер.

– Ясно… – Николай мысленно оценил перспективы ситуации и поежился. – Что ж… – он будничным движением поправил одежду и перехватил оружие за пластиковое цевье. – Приятно было познакомиться, Фрамер… – Он обернулся и произнес, обращаясь к карлику, который, навострив уши, пытался вникнуть в их разговор: – Пошли, Ваби, я, кажется, тебе кое-что обещал…

Глаза маленького мутанта вспыхнули неподдельной радостью. Очевидно, что все его чувства, как и мысли, отличались прямолинейной искренностью и не знали полутонов. Ни секунды не задумываясь, он порывисто шагнул к дверям, за которыми бесновалась непогода.

– Постойте! – вскрикнул Гентри. – Куда вы?

– Нам не по пути, док, – остановившись, ответил Николай. – Бьюсь об заклад, вы уже вызвали помощь, и тут вскоре будет плюнуть негде из-за корпов… – последнее слово прозвучало в устах Николая как ругательство. – Я не назначал им свидания, Фрамер, и не хочу, чтобы меня опять пихнули в криогенную камеру или пристрелили на месте. Так что, пока… – пожал плечами фон Риттер, словно подчиняясь неумолимым обстоятельствам. – Пойду разомну ноги… – мрачно пошутил он.

– Постойте! – вновь повторил Гентри, со страхом оглянувшись на тускло освещенные зевы тоннелей, которые вели из холла в разные помещения космопорта. – Я знаю, где тут можно найти хорошие скафандры! – внезапно выпалил он. – И еще… Николай, я тоже хочу пойти с вами… Ведь вы надеетесь улететь отсюда, верно?

Фон Риттер остановился, не дойдя нескольких метров до стеклянных дверей.

«Что-то этот доктор круто недоговаривает… – подумал он, оборачиваясь. – С какой это стати ему бежать в болота?»

– А тебе-то что за нужда идти в болота? – напрямую спросил Николай.

– Я… Я не хочу больше работать на корпорацию! – собравшись с духом, произнес Гентри.

ГЛАВА 5.

Система Везелвул-12. Борт транспортного корабля «Геракл». Район высоких планетарных орбит…


– Космопорт Везелвула, вас вызывает борт 13КХ4. Мы покинули точку гиперпространственного перехода. Приборы не фиксируют ваш наводящий луч. Прошу подтверждение о приеме…

Саша Эйзиз откинулась в кресле.

– Никто не отвечает, командир… – произнесла она, вопросительно взглянув на Линкса.

– Следовало ожидать… Посмотри, что творится с их солнцем.

Саша перевела взгляд на экраны оптических умножителей.

Искусственное светило, обращающееся вокруг планеты, действительно выглядело препаршиво. Вместо яркого голубоватого шарика, на который было больно смотреть, в пространстве двигался какой-то сгусток неравномерного красновато-желтого огня, пульсирующий, словно вырванное из груди сердце.

– Сбой реакций термоядерного синтеза, – уверенно заключил Эрни Рорих. – У них огромные проблемы… – Железная Башка пощелкал клавишами, меняя режимы диагностики, которую производили бортовые сканеры «Геракла», и нахмурился. – Что-то я не совсем понимаю показания приборов, командир, – обратился он к Линксу. – Если верить датчикам, то звезда была полностью погашена.

Линкс, который мало что понимал в физике плазмы и конструкции искусственных звезд, только покачал головой.

– Эрни, насколько я понимаю, звезда не электрическая лампочка… – ответил он, справедливо опасаясь, что сейчас Рорих, по обыкновению, разразится градом терминов. – Как ее можно включить или выключить?

Рорих только пожал плечами.

– Здесь как раз ты не прав… – возразил он, продолжая пристально наблюдать за изображениями, мелькавшими на расположенном перед ним мониторе. – Искусственные звезды как раз похожи именно на лампочку, если рассуждать утрированно, – подтвердив опасения Линкса, назидательно пояснил он. – В центре находится источник энергии, но сама конструкция – не сгусток плазмы, подвешенный на орбите. Все намного сложнее. По сути, искусственная звезда – это набор вторичных излучателей. – Рорих прищурился, глядя на звезду. – Огромные плиты, из которых изготовлена оболочка, сделаны из различных материалов, дающих при бомбардировке изнутри определенные виды вторичного излучения. Говоря проще, в центре искусственного солнца расположена огромная плазменная пушка, которая разогревает оболочку, а та, в свою очередь, излучает в пространство необходимый спектр фотонной энергии. Загаси внутренний источник, и звезда потухнет.

– Сложно и непонятно. Но тебе виднее, – осторожно, чтобы не подогревать красноречие Рориха, ответил Линкс.

– Да нет тут ничего сложного! – Эрни всегда возмущала техническая некомпетентность окружавших его людей. – Это же задачка из разряда обычной физики!

– Хорошо, Эрни, я согласен. Скажи лучше, что происходит в данный момент?

– Внутренний источник энергии запущен вновь, но делал это явно не специалист, – Эрни покачал головой, не отрывая взгляда от многочисленных приборов. – Кто-то просто повернул нужный рубильник, не заботясь о сотнях очень важных нюансов, – констатировал он. – Оболочка разогревается неравномерно, и вполне вероятно, что она треснет, не выдержав возникших в ней напряжений…

– И что тогда? – поинтересовался Дерек. – Взрыв?

– Ну а ты как думал? Долбанет что надо, не беспокойся. Хотя… – Эрни вновь с сомнением посмотрел на монитор, – может, еще и обойдется. Чтобы прогнозировать точнее, мне надо попасть в пост управления, откуда был запущен процесс. Может, я и смогу что-то подправить… – спустя некоторое время добавил он.

– Короче, мне все ясно, – произнес Линкс, хлопнув ладонью по скошенной приборной панели. – Нужно подбирать всех, кто остался жив, и сваливать из системы. Со звездой пусть разбираются спецы корпорации, а наше дело доложить о случившемся и подобрать выживших, – он повернулся к Эрни. – Рорих, насколько я понял, – командир кивнул на шар планеты, медленно заполняющий экраны обзора, – там некоторое время было холодно, да?

– Слабо сказано, – буркнул инженер. – По-моему, атмосфера уже начала кристаллизовываться, когда им удалось вновь разжечь звезду. Думаю, что там выжили единицы…

– Понятно. В любом случае мы садимся. Саша, мне нужен канал гиперсферной частоты для связи с Центром. Можешь использовать аварийный источник, – Линкс повернулся к интеркому и произнес: – Андрей, ты меня слышишь?

– Да, командир, я на связи, – откликнулся динамик.

– Готовь два шаттла. Аварийное оборудование, камеры реанимации, короче, по полной программе. Мы переходим на низкую орбиту.

– Понял.

* * *

«Геракл», освещенный пульсирующими бликами, змеящимися по его броне, медленно маневрировал, разворачиваясь в пространстве, словно огромный неуклюжий жук.

Корабль был стар. Сотни заплат, покрывавших его броню, говорили о долгой и полной приключений жизни. Мерно вспыхивающие навигационные огни освещали следы старых аварий, от которых остались многочисленные шрамы.

Внизу, под плоским брюхом грузовика клубилось молочно-белое покрывало атмосферы. С орбиты было отчетливо видно, как в толще воздушных масс медленно перемещаются исполинские вихри.

– Шаттлы не пройдут, командир, – вывод Саши был категоричен. – Угробимся. Приборы показывают ураганный ветер. Визуального контакта с поверхностью не будет – облачность, туман и прочая пакость почти до самой земли. Наводящие лучи космопорта не работают.

– Ну и что ты предлагаешь? – раздраженно осведомился Линкс, который склонялся к тем же самым неутешительным выводам. Любой спускаемый аппарат размолотит ко всем чертям еще в атмосфере…

– Нужно сажать «Геракл», – спокойно ответила Эйзиз.

Линкс ухмыльнулся. Повернувшись, он почти нежно посмотрел на нее и сказал:

– Эйзиз, знаешь, что мне всю жизнь нравилось в тебе?

– Ну? – нахмурилась Саша. Она не любила, когда на лице Линкса появлялась такая вот улыбочка.

– Ты сначала делаешь, а потом думаешь.

– Ну, так подумай за меня, – огрызнулась она. – Если придумаешь что-нибудь более путевое, свистни.

Пока они разговаривали, Рорих, манипулировавший сенсорами управления, закончил ориентацию «Геракла». Склонившись к тактическому дисплею, он посмотрел на данные метеозондов, сброшенных полчаса назад в бурлящую атмосферу Везелвула, и по привычке почесал металлический затылок.

– Как ни дерьмово ты будешь себя чувствовать, командир, но Саша права, – спустя некоторое время произнес он. – Шаттлы тут не пройдут.

– А наша развальня пройдет?

– Если вести с умом, то шанс есть, – спокойно резюмировал Эрни. – Только нужно хорошо посчитать нагрузки.

– Вот и займись этим. Эйзиз, я, по-моему, просил связь с гиперсферной станцией, – напомнил Линкс.

– Вызываю. Молчит. На экстренных частотах тоже, – не дожидаясь очередного вопроса, сообщила Саша. Повернувшись к панели управления ядерными телескопами, она включила питание и приникла к окулярам умножителей.

В броне «Геракла» открылось несколько портов, откуда мощные моторы подачи вытолкнули датчики оптических умножителей. Управляемые бортовым компьютером телескопы повернулись, нацелившись на заданную точку пространства.

Станция Гиперсферной Частоты (сокращенно просто ГЧ) появилась внезапно, словно вынырнув из черных глубин пространства. Огромный, утыканный целым лесом антенн шар выглядел как забавное животное.

Саша молча переключила картинку на командирский дисплей.

Линкс посмотрел на экран и выругался.

– Что за день сегодня… – разочарованно произнес он, глядя, как в поле зрения телескопов по мере вращения станции медленно вплывает огромная черная брешь, образовавшаяся в том месте, где листы обшивки оказались сняты. Отсутствовали также и некоторые характерные для таких станций внешние антенны.

– Да, забавная картинка. – Эрни заинтересованно наблюдал, как поворачивается изуродованная конструкция. – Сдается мне, кто-то очень не хотел, чтоб о случившемся узнали в Центре, – высказал он очевидную мысль.

Первой наступившей после слов Железной Башки тягостной тишины не выдержала Саша.

– Слушай, Линкс, может быть, хватит? – негромко спросила она. – Болтаемся тут, как…

– Можно не продолжать, – сквозь зубы процедил Дерек.

Внутренне он сам удивлялся, как трудно даются ему решения с того самого момента, как на борту «Геракла» появилась Эйзиз. Очевидно, тут сказывались их давние отношения. Ледышка была отличным командиром, и Линкс в свое время если не боготворил ее, как большинство более молодых пилотов, то, по крайней мере, молча отдавал дань профессионализму и отчаянной храбрости лейтенанта Эйзиз.

Колебания Линкса было достаточно легко объяснить. «Геракл» настолько очевидно и невыгодно отличался от штурмового десантного модуля, что сунуться на старом грузовозе в подобное пекло с точки зрения здравого смысла было чистейшим безумием, а с другой стороны – как они могли болтаться на орбите, в то время как внизу происходило нечто выходящее из ряда вон?..

Там были люди, что молили их о помощи, и выбора у Линкса, по сути, и не оставалось…

Повернувшись, он открыл было рот, чтобы отдать необходимые распоряжения, но наткнулся на колючий взгляд Саши Эйзиз.

Слова приказа застряли в горле у Линкса.

Что, черт возьми, она себе воображает? Их старые отношения никоим образом не должны были распространяться на день сегодняшний, но все происходило именно так. Линкс чувствовал, что на фоне Ледышки его командные потуги выглядят просто до неприличия смешно… Но они не понимали. Ни Саша, ни Железная Башка, ни Андрей.

Словно время застыло для них, как будто они продолжали жить в строю… Нет, мои милые, с непонятной самому себе жестокостью подумал Линкс. Той жизни давно уже нет… Нет ни лейтенанта Эйзиз, ни ее ведомого сержанта Дерека Линкса.

Есть капитан Линкс и куча хлама, гордо именуемая «космический корабль», между прочим, собственность корпорации, за сохранность которой несет ответственность именно он…

Все эти мысли промелькнули в голове Дерека за те несколько секунд, что он удерживал взгляд Саши.

Их молчаливое противостояние быстро разрешил Рорих одной короткой фразой:

– Связь с поверхностью, командир. Резервные частоты. Кто-то пытается дозвониться до нас снизу.

Линкс резко повернулся к панели связи, чувствуя неимоверное облегчение оттого, что теперь уж никуда не деться…

Моргающий зеленый индикатор то угасал, то вспыхивал вновь, отражая усилия автоматики по извлечению осмысленного сигнала из хаоса электростатических помех, которыми было буквально наполнено все пространство, начиная от размытой границы атмосферы.

Наконец сигнал стал более устойчив, и в рубке, перемежаясь треском помех, зазвучал далекий, слабый голос:

– Борт неизвестный… Я земля… Говорит… космопорт Везелвула…

– Слышу вас! – Линкс склонился к сеточке встроенного в панель связи микрофона, словно это могло сблизить его с невидимым абонентом. – Говорит борт транспортного корабля «Геракл». Взял ваш пеленг. Собираюсь садиться по координатам сигнала. Вы можете сообщить, сколько вас и какая требуется помощь?

– Борт, слышу вас! Слышу! – В разговор внезапно вторгся треск помех, поглотивший начало следующей фразы. – …заперты… Не знаю… автоматика… – слова безнадежно тонули в трескучих раскатах бушующей меж клубящихся внизу облаков электромагнитной бури, – …тяжелораненый… Ждем… Больше нету…

Связь оборвалась.

Линкс быстрым движением переключил канал.

– Андрей, бросай готовить шаттлы и поднимайся в рубку, – приказал он.

* * *

Рубку «Геракла» наполнял шорох вентиляторов, к которому примешивалось попискивание сигналов, негромкие зуммеры и отрывистые команды.

Этот пост управления нельзя было назвать верхом технического совершенства даже с позиции технологий той эпохи, когда строился грузовик. Теперь же, после полувека нещадной эксплуатации, некоторые системы огромного неуклюжего корабля, скользящего в данный момент на фоне желтовато-белой клубящейся атмосферы, могли вызвать у знающего пилота разве что истеричный смешок…

– Минус сорок секунд. Данные введены в навигационный блок. Смещение груза компенсировано…

– Следи за радаром, Эрни. Группы поддержки явно не будет… – Линкс облизал внезапно пересохшие губы. – Помню, там в районе космопорта пара симпатичных вышек…

– Минус десять секунд. Рысканье по курсу компенсировано…

– Есть зажигание в первой камере…

– Корректировка прошла!

Нос «Геракла» начал медленно опускаться к клубящимся внизу облакам. Корабль плавно, словно бы нехотя сходил с обиты. На самом деле его скорость была достаточно велика, просто это оказалось не так заметно на фоне необъятного грязно-белого шара.

Неприятные ощущения начались сразу же, как только стала нагреваться обшивка и вокруг с шипением разлилось молочное море облаков.

– Ни черта не видно… – пожаловался Эрни, который на мгновение поднял взгляд от приборов к обзорным экранам, словно надеялся, что там вдруг появится просвет.

Линкс пристально следил за компьютерной картой рельефа находящейся далеко внизу поверхности.

«Геракл» трясло, словно он собирался развалиться на части. Вокруг бушевал натуральный ураган, свивая плотную облачность в кружево туманных вихрей.

– Кормовая секция, датчики фиксируют деформацию корпуса, – голос Андрея слегка дрожал. – Я готов отстрелить грузовые отсеки, – на всякий случай предупредил он.

– Пока терпимо… – отозвалась Саша, которая вела корабль по пологой кривой, снижаясь и одновременно гася орбитальную скорость.

– Сканеры взяли космопорт. Триста километров. Два градуса севернее курсовой нити.

– Сейчас… – Эрни с завидным хладнокровием работал сразу на двух клавиатурах. – Нет лучей… Не могу поймать.

– Брось! Садимся по своим приборам, – Линкс взялся за дублирующие рули. – Саша, я на подхвате…

– Корма!

Предупреждение запоздало. Что-то не выдержало напора ураганного ветра, скрежет раздираемой обшивки был слышен даже в рубке, и плоский нос «Геракла» внезапно начал подниматься вверх.

– Внимание, теряем массу… Разгерметизация грузового модуля. Два контейнера сорвало. Третий… Не могу отстрелить отсек! Замки повреждены!..

– Нормально!.. – Линкс подключился к управлению. – Я держу его! Саша, отработай двигателями. Эрни, считай коррекцию!

– Чертова колымага… – прохрипел Рорих. – Сейчас поцелуемся… Спасатели хреновы…

Кому было адресовано последнее замечание, оставалось личным секретом Эрни.

Высота катастрофически падала. «Геракл» снижался, наплевав на все потуги экипажа, опустив корму и задрав нос. Очевидно, сорванный с креплений груз не вылетел наружу, а просто скопился у задней стенки отсека.

Сквозь мутный туман внезапно проступили редкие огни, прорисовавшие на экранах смутные очертания утонувших в тумане контрольных башен космопорта.

– Разнесем корму…

– Плевать… На земле отстрелим. Будем взлетать налегке!

Огромный корабль, словно раненая черная птица, пронесся меж контрольных башен, на мгновение высветив их силуэты огнем своих двигателей. Линксу показалось, что маршевым выхлопом выбило несколько рам в диспетчерских окнах, но разглядывать пейзажи было некогда – Саша осторожно сбрасывала скорость, тормозя короткими вспышками носовых двигателей, одновременно облетая мрачную глыбу космопорта по широкой дуге.

На мониторах перед Рорихом, помимо разнообразного списка повреждений и пульсирующих предупреждающих надписей, среди зеленых линий компьютерной карты появились четкие, чуть вдавленные внутрь овалы посадочных полей.

– Есть! – торжествующе воскликнул он.

Блок автоматического пилотирования в отсутствие наводящего луча был попросту бесполезен, работали лишь лазерные дальномеры да связанные с ними предохранители столкновений, остальную работу по большей части приходилось выполнять людям.

– Саша, привязка к координатам посадочного поля на твоем мониторе! – отрывисто произнес Андрей. – Давай, второго захода кораблю не выдержать!

– Вижу!.. – По лицу Эйзиз струился пот. – Линкс, бери управление системами ориентации! Попробуй приподнять корму!

Все они были первоклассными специалистами, но существуют такие ситуации, когда обстоятельства способны восторжествовать над любым мыслимым мастерством.

Когда из рваных полос сдуваемого ветром тумана показался контур посадочной площадки, на дне которой еще кое-где лежал снег и блестели лужи талой воды, транспортный корабль все еще летел кормой вниз. Двигатели коррекции, несмотря на частые вспышки под кормовой частью днища, так и не смогли компенсировать смещение центра тяжести, и «Геракл», снижаясь, задел опущенными к земле хвостовыми отсеками о приподнятый край посадочной площадки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное