Андрей Ливадный.

Алчущие



скачать книгу бесплатно

– Храбришься, значит? Ну, будь по-твоему… – он вскинул взгляд и вдруг тихо добавил: – «Хрустальная Сфера» сильно изменилась. Да и реального мира, в том виде, как вы оба помните, больше не существует.

– Шутишь?! – невольно переспросила Энея.

– Три года назад вы с Алексеем исчезли. Кластер Агриона был изолирован. Никто не мог сюда попасть.

– Подожди… – она закрыла лицо ладонями. – Подожди, «исчезли», – это как?!

– Через неделю после нашей последней встречи, ты должна была уйти в логаут. Мы договорились вместе поужинать, помнишь?

– Конечно!

– Но ты не отвечала на звонки. Сетевой статус – «не определен». В тот вечер я приехал к тебе домой. Дверь оказалась не заперта. На информационном дисплее надпись: «квартира сдается». Я вошел внутрь. Ни одной твоей вещи. Инмод исчез, от него даже креплений не осталось. Все чистенько, безлико, словно тебя никогда не существовало! Можешь понять мои чувства?!

Энея промолчала. Нетрудно представить на какие меры мог решиться Уайт, в поисках дочери…

– Я знал, куда пойти, знал какую из дверей надо вышибить, – продолжил он. – И, поверь, я это сделал. Вот только не нашел ни одной зацепки! «Инфосистемы» все отрицали. Фирма, предоставившая тебе инмод, как будто растворилась в воздухе. Илья и Стивен тоже пропали, а из нашего загородного дома исчезло оборудование, при помощи которого мы логинились в «Хрустальную Сферу». Мой нейроимплантат дистанционно отключили. Он превратился в занятную безделушку, прилепленную к виску. Смириться я не мог, хотя внезапно оказался в очень тяжелой ситуации. Бизнес неожиданно дал трещину, а затем буквально начал расползаться по швам под скоординированным натиском, – при всем накопленном запасе прочности, «ТрансЭнерджи» довели до банкротства.

– Но это невозможно! – воскликнула Энея.

– Я тоже так думал. Но, хотели правду, – не обессудьте. Три крупнейших заказчика элементов питания – корпорация «Инфосистемы», Всемирное Правительство и Военно-Космические Силы предъявили рекламации на огромные партии товара. Уничтоженная репутация, миллиардные иски, замороженные счета, остановленные производства, – все произошло в течение нескольких дней. Через месяц я остался совершенно один, ни с чем.

– Как же ты выдержал? – тихо спросила Энея.

– Я знал, что ты жива.

– Откуда?

– Допросил одного из технологов «Инфосистем», – нехотя ответил Уайт. – Сначала тот молчал, упрямился, но я умею быть настойчивым. В конце концов, он признался, что вы с Алексом пострадали в результате эксперимента с нейроимплантатами, – не выдержали нагрузки на рассудок, но при этом получили какие-то очень ценные для корпорации данные, и потому за ваши жизни будут бороться, а затем попробуют вернуть в «Хрустальную Сферу».

– И ты поверил ему?

– Я получил надежду и смысл жить дальше. В тех обстоятельствах – более чем достаточно.

– Но у тебя ведь ничего не осталось? Даже средств к существованию?! – ужаснулась Энея.

Взгляд Уайта потеплел, стал не таким колючим.

– Меня не просто свалить, ты же знаешь.

Да, какое-то время пришлось прожить в капсульных ночлежках на самом «дне» мегаполиса, а имплантат выкинуть, чтобы не отследили. Благо, та модель снималась легко, достаточно выдернуть из кожи наноиглы.

– Значит, ты скрывался от кредиторов и ждал, пока корпорация разблокирует Агрион?

– Это послужило бы сигналом, что тебя и Алексея вернули в мир «Хрустальной Сферы». Но все оказалось не так просто. Прошел год, ваш кластер по-прежнему был изолирован, а в реальном мире внезапно начались стремительные и необратимые процессы…

Энея вдруг порывисто встала, комкая в руках тонкую кружевную салфетку, прошла сквозь арку, ведущую на внешнее укрепление, облокотилась о невысокий парапет и замерла, глядя вдаль.

Я не пошел за ней. Иногда человеку требуется побыть одному, чтобы принять внезапный удар, – хотя бы отдышаться, почувствовать, как неровно бьется сердце…

Мы с Уайтом переглянулись.

– Не волнуйся, Алексей. Она справится.

Он не бросил мне в лицо ни слова обвинений, хотя мог бы.

Случайно ли мы с Энеей попали под воздействие расширителей сознания?

Нет. Моя судьба была предопределена заранее и заключалось именно в этом: сгореть во имя «прогресса». Я никогда особо и не верил в научный альтруизм корпорации. Данные, что подсунули нам для расшифровки, в виде уникального квеста, оказались для «Инфосистем» и военно-космических сил намного ценнее человеческой жизни.

Энея полюбила меня. Решила, вопреки всему, быть рядом и невольно разделила судьбу. Да и Уайт потерял все по той же причине…

– Не хмурься, Алексей, – он взял бокал, отпил глоток вина. – Прорвемся. Кстати, усадьбу в соседнем кластере я все же успел купить. И даже алхимика в штат нанял. Но там сейчас алчущие мое вино пьют… – он замолчал, услышав легкую поступь дочери.

– Извините, – она вернулась за стол. – Я перебила тебя, пап. На чем мы остановились?

* * *

– Спустя год после вашего исчезновения, «Инфосистемы» совершили ничем не обоснованный прорыв в области нейрокибернетики, – продолжил Уайт прерванную мысль. – Корпорация, традиционно занимавшаяся созданием виртуальных миров, разработала и запустила в серию первую модель нейроимплантата с интегрированным расширителем сознания «Нейрон»[3]3
  «Нейрон» – первая модель нейроимплантата. «Синапс» (фигурирует в «Призрачном Сервере») более поздняя модель, выпускавшаяся в трех модификациях «Синапс-А», «Синапс-В» и наиболее продвинутая «Синапс-Z» с возможностью подключения дополнительных кибернетических модулей расширителя сознания.


[Закрыть]
. Одновременно началось строительство так называемых «инмод-центров», где каждый желающий за скромную плату мог арендовать вирткапсулу нового поколения с функцией индивидуального поддержания жизни. Скажу сразу: такое оборудование ранее использовалось только на космических кораблях.

– И все это в массовом порядке, по доступным ценам?! – ужаснулась Энея.

Мне совершенно непонятны стылые нотки, отчетливо прозвучавшие в ее голосе.

– А что здесь такого? – удивленно спросил я. – Разве возможность полного погружения в виртуальный мир – это плохо?

– Если регулярно менять катриджи с расходниками, то человек способен провести в инмоде годы, без особого ущерба для здоровья, – ответил Уайт. – А теперь попытайся взглянуть на ситуацию с точки зрения бизнеса, – неожиданно предложил он. – Игровые консоли, генераторы окружающей среды и голограммы повышенной плотности, – это надежный, проверенный десятилетиями комплекс. Пользователь проводит в виртуалке по три-четыре часа в сутки. При этом он остается дееспособным в мире реальном. Ты, Алексей, так жил, и прекрасно понимаешь, о чем идет речь. В данном случае «лучшее – враг хорошего», в прямом смысле сказанного. Массовое внедрение новых устройств, – это крах реальной экономики. Они «подсадили» миллиарды людей на небывалый реализм ощущений, но задумайся, что получили в итоге?

– Опустевшую Землю? – интуитивно предположил я.

– И перенаселенную «Хрустальную Сферу», – кивнул Уайт. – С какой стороны не посмотри, – такой «прогресс» не выгоден никому, он ведет лишь к стремительному коллапсу цивилизации.

– Тогда я вообще ничего не понимаю! Зачем они это сделали? И кто им позволил?!

– «Инфосистемам» никто не противостоял. Наоборот, Всемирное Правительство активно лоббировало интересы корпорации. Все это было тщательно спланировано при взаимном согласии власть предержащих.

– Но зачем?! – недоуменно спросила Энея. – Не вижу смысла в таких скорых, глобальных переменах! Тому должно существовать объяснение!

Для меня необычен ход их мыслей. Энея и Фридрих еще не потеряли тесной психологической связи с реальным миром. Мне бы и в голову не пришло, чем могут обернуться высокие технологии… но выслушав Уайта, я задумался.

Получается, мы теперь окончательно стали жителями «Хрустальной Сферы», так есть ли смысл искать подоплеку событий?

– Пап, а какой была официальная версия происходящего? Не всех ведь привлекает виртуалка. Многим нужна дополнительная, мощная мотивация, чтобы арендовать инмод и в корне изменить свою жизнь!

– Выбросы ядовитого промышленного тумана, – ответил Уайт. – Они действительно происходили все чаще, а инмод-центры расположены в бункерах под землей и хорошо защищены. Говорили о грядущей реконструкции городов, – Уайт сделал глоток вина. – Но все это чушь. Людей в буквальном смысле всеми правдами и неправдами подталкивали в сторону киберпространства. Без «Нейрона» перестали принимать на работу, города быстро пустели. Учитывая скоординированные усилия ВСК, Всемирного Правительства и «Инфосистем», я допускаю, что некая угроза действительно существует, но какими бы благими намерениями не выстлан этот путь, в итоге он привел нас прямиком в ад…

– Ты о чем? Подожди, разве мы не можем нормально жить тут?! Хотя бы по законам виртуального мира? Лично меня это вполне устраивает! – сказала Энея.

– Алчущие, – скупо ответил Уайт.

– Атипичные мобы? – уточнил я.

– Да. Неожиданный побочный эффект использования нейроимплантатов.

– Так, похоже вы оба знаете, о чем идет речь? – нахмурилась Энея. – А меня кто-нибудь просветит?

Уайт собирался ответить, но я жестом прервал его, и, собравшись с духом сказал:

– Технологии «Инфосистемам» поставляли военные. Нейроимплантат – это инопланетное устройство. Его прототип был найден в космосе.

– Алекс, откуда ты знаешь?! – воскликнула Энея.

– Благодаря Дитриху, – первому из алчущих.

– А подробнее можно?! – Уайт заметно напрягся, смотрит на меня недоверчиво, с сомнением.

* * *

Я рассказал им все, начиная от случайной встречи с двумя сотрудниками корпорации из «отряда по борьбе с атипичными мобами» (оно состоялось в подземелье под заброшенной башней), затем перешел к первому знакомству с Дитрихом (произошедшему перед схваткой с архидемоном Регуаром), и, наконец, изложил свое понимание событий, случившихся в библиотеке «Храма Забвения».

– Теперь и я кое-что припоминаю… – прошептала Энея. – Значит, в момент перегрузки рассудка, нас с тобой действительно ввели в состояние искусственной комы?!

– Да. Но до моего сознания смог достучаться Дитрих.

– Зачем? – сухо спросил Уайт. – И почему ты уверен, что это был именно он?

– Дитрих искал союзника. А узнал я его по ключевой фразе. Еще в подземельях Риона он предостерег: «корпы тебя используют, а затем дадут умереть». С этих слов и начал давить, когда проник в сеть биокибернетической лаборатории и сумел изменить настройки инмода, ненадолго приведя меня в сознание.

– Алексей, прошу, пойми меня правильно, но можешь ли ты поручиться, что это не игра твоего воображения? – переспросил Уайт.

– Могу. У меня в расширителе сознания сохранилась запись, – движением руки я сформировал небольшой хрустальный экран.

…Два устройства, похожие на саркофаги, установлены на массивных постаментах. От стены к ним тянутся кабели и трубопроводы. Сипло вздыхают насосы, какие-то жидкости текут по прозрачным трубкам.

Прошелестел привод видеокамеры. Отражая мое эмоциональное состояние, кадр укрупнился, – сквозь дымчатый пластик я увидел бледное лицо Энеи! Ее глаза закрыты, черты заострились, но графики на мониторах свидетельствуют: она жива!

Медленный поворот изображения, фокусировка.

Внутри второго «саркофага» я с трудом различил собственные черты!

В основании постамента выдавлена какая-то надпись.

Снова укрупняю кадр, читаю:

«Индивидуальный модуль жизнеобеспечения. Собственность военно-космических сил Земли».

Открылась дверь. В помещение вошли сотрудники корпорации «Инфосистемы» в сопровождении представителя ВКС…

Энея и Фридрих в немом оцепенении просмотрели запись разговора корпов с полковником ВКС.

– Вот значит, куда эвакуировали твой инмод! – у Уайта непроизвольно подергивается щека. – Алексей, ну-ка открути немного назад, – попросил он. – Покажи мне вот этого типа покрупнее…

Чем заинтересовал его Артем Сергеевич? Он конечно причастен к нашим с Энеей злоключениям, но…

– Арт… Тварь… – выдохнул Уайт, – Я же доверял тебе!.. Жизнь спасал и не раз… Алекс, у тебя еще сохранился тот свиток «призыва»?

– Да.

– Дай его мне! Прошу!

– Держи, – я достал из инвентаря и протянул Уайту пергамент, который мне так и не довелось использовать по назначению.

Хрустнула надломленная печать. Свиток внезапно рассыпался в пыль, сверкнула вспышка, но никто не появился. Вместо этого возникли зыбкие, дрожащие очертания портала.

Уайт резко вскочил, едва не опрокинув кресло, рванулся к мареву, намереваясь очертя голову броситься сквозь несформировавшийся переход, но его оттолкнуло назад.

– Арт! Отзовись! – в ярости выкрикнул он.

Лицо Уайта искажено. Взгляд пылает бешенством. Не завидую я тому технологу корпорации, с которым он «поговорил по душам» после исчезновения дочери.

– Остынь, ты не пройдешь на ту сторону, уж в порталах я кое-что смыслю. В лучшем случаем мы можем взглянуть сквозь него, и попытаться снять координаты места, с которым устанавливалось соединение.

– Сделай! – отрывисто ответил он.

– Пап, не горячись. Чем тебе насолил Артем Сергеевич?

– Того, что они сделали с вами мало?!

– Но, исходя из видео, он был на нашей стороне! Алекс, попробуем стабилизировать портал? – Энея обернулась ко мне.

– Подожди, я снимаю координаты.

Над столом сформировалась карта. На ней вспыхнула точка. Вливаю в нее данные, полученные от картографического модуля, активирую свою способность «Первопроходец».

Появилось изображение древней постройки. Башня высотой в несколько этажей, окруженная кольцом заросших травой руин.

Я протянул руку, коснулся портала.

Пальцы преодолели упругое сопротивление, кисть начало покалывать.

– Что ты делаешь?! – встревожилась Энея.

– Секунду… Сейчас узнаем, что там…

Уайт прищурился. Местность ему незнакома, впрочем, нам тоже. Судя по карте, руины расположены очень далеко от Риона, где-то за океаном, разделяющим материки «Хрустальной Сферы».

Есть! Благодаря одному древнему эльфийскому заклинанию (ему меня обучил Летмиэль) и упорной практике, мне удалось использовать энергию не до конца сформовавшегося портального перехода, чтобы создать «магическое око».

Появилось еще одно изображение.

Комната, несомненно служила пристанищем магу. На столе еще теплится свеча. Сквозь стрельчатое окно проникает дневной свет. Судя по всему, там сейчас раннее утро.

Смятая постель. Подпалины на стенах, – явный след применения магии огня. Перевернутый стул, обрывок еще тлеющей, истекающей дымком ткани.

– Арт, где ты?! Покажись! – вновь выкрикнул Уайт.

Тщетно. Думаю, маг не ответит. С трудом управляя «оком», я заставил его развернуться, и в поле зрения попала вышибленная дверь, а подле нее на полу – обугленное до неузнаваемости тело.

Раздался шум. Кто-то поднимается по каменной винтовой лестнице, – ее фрагмент виден сквозь проем разбитых ударами секиры дверей.

– Он сбежал! – раздался глухой голос.

– Не может быть! – в ответе свозит раздражение. – Башня ведь окружена!

– Но он сильный маг и мог ускользнуть порталом!

По лестнице поднялись двое. Судя по виду – игроки. Их фреймы прочесть невозможно, что говорит о высоких уровнях и прокачанной «скрытности».

– Обыщем тут все. Он где-то прячется!

– Пустое. Говорю же – ушел порталом!

– Нет. Не мог! Алчущие дали мне вот это, – рослый воин показал каргонитовый амулет. – Блокирует работу любых порталов. Надо все обыскать! Скажи своим, пусть быстро соорудят лестницу и взберутся на крышу. Наверняка он затаился где-то рядом!

– Может в «невидимость» ушел?

– Тогда прощупайте каждый сантиметр стен алебардами и копьями!

– Ладно. Сделаем. А чем он алчущих так сильно достал?

– Этот маг – бывший корп. Говорят он едва Дитриха не прибил. С ним надо покончить, иначе не видать нам обещанной свободы.

– Так, это… – второй из «охотников за головами» замялся, – может мага-то стоит опасаться больше, чем алчущих?

– Просто найдите его! – судя по рыку, рвущемуся из-под забрала закрытого шлема, первый из «охотников» – орк. – Остальное сделаю сам! – он вынул из ножен странного вида кинжал. Я сделал несколько скринов на всякий случай, хотя вещица и без того запоминающаяся, – короткий клинок усеян прямоугольными выступами, похожими на микрочипы, – на каждом из них отчетливо видна тлеющая руна: древние символы языка Ушедших образует незнакомую мне последовательность.

– Что за клинок?

– Он забирает личность.

– Проклятье! Зачем мы только связались с алчущими! – второй из «охотников» вытер крупные капли пота выступившие на лбу.

– А разве непонятно? Лучше служить им, чем получить удар таким клинком. Я своими глазами видел, как их жнецы высасывают нейрограммы. Не хочу, чтобы мое эго[4]4
  Э?го – согласно психоаналитической теории, та часть человеческой личности, которая осознается как «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия.


[Закрыть]
разорвали на куски и поделили между собой эти твари!

– Мы все же люди! – нашел в себе мужество возразить второй. – А они – непись!

– Не нуби! Они – гибриды. И все, хватит разговоров! Ищем мага. Он не мог раствориться в воздухе!

Изображение вдруг начало тускнеть, а затем исчезло. Нестабильный портал подернулся дымкой и закрылся.

* * *

– Откуда ты знаешь Артема Сергеевича? – я сел, восстанавливая силы. Удержать портал открытым мне не удалось. Свиток сработал лишь отчасти из-за воздействия загадочного амулета, что был использован на «той стороне».

– Арт некоторое время провел в моем отряде, – немного остыв, ответил Уайт. – Мы познакомились больше года назад, когда появились алчущие. Потом он загадочно исчез.

– Но кто такие эти «алчущие»?! Можете объяснить толком?! – не выдержав, потребовала Энея. – Дайте хотя бы общее представление, с кем мы имеем дело?!.. Что случилось с «Хрустальной Сферой»?!

– Алчущие – бывшие НПС, – скупо ответил Уайт.

– Очень понятно и информативно! – нервничая, возмутилась она. – А нельзя ли чуть подробнее? Или ты сам ничего не знаешь, и их существование надо принимать за факт?!

– Не злись. В двух словах этого не объяснить.

– Но мы ведь не торопимся, правда?

– Хорошо. Я попробую, – он прошелся по комнате, собираясь с мыслями. – Примерно два года назад, сразу после массового внедрения имплантатов, произошла серия несчастных случаев, связанных с внезапной гибелью игроков, не выдержавших стопроцентного реализма ощущений.

– А разве уровни обратной связи не были заранее откалиброваны? – спросил я.

– Люди-то разные, – пожал плечами Уайт. – «Инфосистемы» не могли учесть всех факторов риска.

– Зачем вообще было рисковать?

– Энея, я не корп. Их мотивы мне до сих пор непонятны! Вот если бы найти Артема, и поговорить с ним по душам…

– Извини, – она сделала глоток воды.

Уайт извлек из инвентаря небольшой контейнер, поставил его на стол и осторожно открыл. Изнутри хлынул зеленоватый свет, – его источает небольшая прозрачная сфера, в оправе из каргонита. Похоже на обычный магический светильник.

– Это древний артефакт. Мне передал его Артем, еще до своего загадочного исчезновения. Просил сберечь.

– Какую ценность он представляет?

– Это «ловец душ». Прикоснитесь к нему. Ощущения могут показаться странными, даже пугающими, но вы и не через такое прошли. По крайней мере поймете, кто такие алчущие, и как они появились.

– Ну, хорошо, – я первым протянул руку.

Зеленоватое сияние окутало мои пальцы, кожу начало сильно покалывать, а затем вдруг чужие воспоминания ворвались в рассудок.

* * *

Древесный гигант Арм обитал на краю дремучего леса, недалеко от разрушенного эльфийского храма.

Ростом в два раза выше человека, он обладал мощным телосложением и недюжинной силой, но вот беда, – волокнистые мускулы частично одеревенели, отчего сильно страдала ловкость.

Модель его поведения (как и у большинства мобов «Хрустальной Сферы»), генерировал нейрокомпьютер, но Арм пока даже не осознавал факта своего существования, – несколько активных нейросетей позволяли ему комбинировать различные атаки и использовать пару способностей, неприятно удивляя забредших в эти земли игроков, но не более того.

Основные мощности, выделенные для древесного гиганта, дремали. По замыслу разработчиков Арм должен был развиваться постепенно, медленно накапливая опыт, – таким образом он не нуждался в обновлениях, с годами становясь немного сильнее и сообразительнее.

В то злополучное утро он, как обычно, грелся на солнышке, сидя на взгорке, не замечая приближающейся беды.

Фростил, маг двадцатого уровня, переживал далеко не лучшие времена. Привычная по прошлым сеттингам стезя воина закончилась позорно, – удалением аккаунта и созданием нового персонажа.

Нейроимплантат, – этот трижды проклятый образчик ультрасовременных технологий, полностью изменил геймплей, выявив слабые стороны характера: оказывается, Фростил не мог вытерпеть даже слабой физической боли. Он честно пробовал, но чем дальше, тем хуже. Мобы, на которых он раньше бросался с азартом, теперь вызывали неодолимый, быстро укоренившийся на уровне подсознания страх, заставляя подолгу прятаться в кустах, ловить момент, нападать исподтишка.

Долго так продолжаться не могло. Скрепя сердце, он пошел на крайнюю меру: удалил аккаунт и создал новый, решив начать все «с нуля».

Ему бы выбрать персонаж мирной профессии, но старые привычки взяли свое. После долгих, нелегких раздумий Фростил остановился на специализации боевого мага, решив, что, используя дистанционные заклинания, сможет избавиться от необходимости вступать в рукопашные схватки с мобами.

И тут не задалось. Персонаж вышел хилым, тряпичные одеяния мага откровенно раздражали, – он начал стыдиться своего внешнего вида. Особую неприязнь вызывал посох, – этот корявый кусок дерева, но без него вообще не получалось быстро скастовать нужное заклинание.

Еще одним крайне неприятным открытием стало первое посещение городских катакомб: там фармились, прокачивая уровни, большинство начинающих магов. В узких и темных лабиринтах внезапно дала знать о себе очередная проблема: во время каста нужно стоять неподвижно, поддерживая концентрацию, без запинки выговаривая выученные наизусть речитативы. Но когда на тебя из темного закутка подземелья вдруг неожиданно выскакивает чудовище со ржавым серпом в руках, бесконтрольный ужас захлестывает волнами. Какая тут может быть концентрация? Единственный выход – бежать со всех ног.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6