Литагент Щепетнов Евгений.

Суккуба



скачать книгу бесплатно

Плакали мечты о сыне олигарха. Улетели, развеялись миражи – острова, белый песок, голубая вода. Осталась печальная действительность – захолустный городок, безнадега, тоска и пустота.

Замуж за учителя? И это после того, как все три года связи вдалбливала, что никогда не пойдет за него замуж, и их странная связь длится до тех пор, пока она не уедет из города? Да он что-то уже и не заговаривает о женитьбе. Раньше, когда Таня почти не выходила из дома после травмы – навещал, даже приносил гостинцев. Теперь и дорогу забыл. По слухам – завелась у него новая пассия, молоденькая, как когда-то была Таня. Вот он теперь и «полирует» языком киску новой своей подружке. Зачем ему хромая девятнадцатилетняя бывшая подруга, щелочки и дырочки которой известны до последнего миллиметра? Новое – оно ведь слаще! Наверное…

Прошла зима, прошла весна. Скучно, тускло, неинтересно. Лежишь, смотришь за окно, а там…снег, грязь, и ничего более. Ни тебе пляжей с белым песком, ни тебе белого паруса в тумане моря голубом. Только улица Колхозная, да старое кладбище с покосившимися памятниками на горизонте. Пейзаж – совсем не располагающий к оптимизму.

В начале июня Таня двинулась покорять Москву. Денег дала мама, с напутствием, что больше ничего не даст – денег нет. Так что пусть цепляется Танюшка за Москву, за работу – тут ей делать нечего. И на обратную дорогу денег тоже нет. Все, что могла – дала. Теперь – сама!

Все правильно, Таня прекрасно это понимала. А все-таки резануло по душе. Значит – на бутылку для ухажера есть, а для дочери единственной – нет?

А с другой стороны – все-таки тридцать тысяч, все накопления, что у мамы были – отдала. Могла ведь сказать: «Ищи где хочешь, у меня денег нет!» – и все.

Хотя опять же – может так хотелось сплавить дочь из дома, что и за деньгами не постояла?

Лучше об этом не думать. Зачем портить настроение? Все так, как оно есть, и никак иначе.

Запах грязных носков, когда утыкаешься головой в чужие ноги, проходя по вагону. Пьяные голоса в соседнем купе – смеются, играют в карты.

Задницы девиц – то ли случайно, то ли нарочно высунутые из-под простыни.

Неповторимая атмосфера плацкартного вагона – деньги и документы в трусы, в пришитый тайный кармашек. Так, на всякий случай – остаться без денег в дороге – это не просто беда. Это катастрофа! Подальше положишь – поближе возьмешь!

Таня два раза в жизни ездила в поезде, и то – недалеко. А тут…тысяча километров! Да еще куда – в Москву!

Это странное ощущение – вот она, Великая Столица! Тут и люди какие-то другие, как чумные, будто их шилом в зад кольнули – бегут, вытаращив глаза, сумасшедшие на всю голову! Ну, вот на кой черт надо бежать по эскалатору?! Чтобы раньше на пять секунд оказаться на перроне метро?! Вот, оказался. И что это дало? Куда успел?

Понты. Одни понты! Москва – Понт с большой буквы!

Нигде не любят москвичей. Даже в самой Москве. Сосед, дядя Петя, к маме приходил, рассказывал – работал он на большом автобусе в Москве.

В принципе, и сейчас работает, домой только на побывку ездит. Так вот – когда в пробке стоит, столько сверху видит – ум за разум заходит. Все видно – что москвичи в своих машинах делают. Им кажется, что не видно, а оно как на ладони! И на трубе играют, и в туалет ходят, и сексом занимаются. А что делать? Из машины не убежишь, или в штаны – или в коробочку!

И кстати, большинство из этих, в машинах, как раз и есть приезжие. Москвичей-то настоящих на самом деле и не осталось. Растворились в толпе «понаехавших».

И Таня давно сделала вывод – самые понтовитые, самые наглые именно те, кто каким-то чудом зацепился за столицу и тут же почувствовал себя «москвичом».

Приезжала как-то одна девчонка – родители здесь жили, а потом перебрались в Москву. Так вот у нее каждое второе слово было: «А у нас в Москве!» Или: «У вас, в этой дыре…а вот у нас, в Москве!» В конце концов, огребла пистюлей от Верки и быстро слилась. Это тебе не в Москве, тут народ простой, чуть что – и в пятак!

Первое время в Москве жила у маминого троюродного брата Вальки, Валентина. С неделю прожила, пока не нашла квартирку на окраине. Вернее не квартирку, а комнату в четырехкомнатной квартире. За десятку в месяц. Валентин предлагал пожить подольше, не спешить, но его жена, Машка, так косо на него посмотрела, а потом на нее, что Таня быстренько решила переместить свое тело подальше от крепких Машиных рук, тем более, что Валька этот самый явно заглядывался на молоденькую «племяшку», будто ненароком приобнимая ее, или «случайно» хлопая по заду. И его ничуть не отпугивала Танина хромота и шрамы на ноге, видные, когда та в трусах, или короткой ночнушке пробегала в ванную комнату для умывания.

Все-таки смазливая мордашка для мужчин – это главное. Потом – все остальное. Хоть парни всегда говорили, мол, повернул задом, поставил рачком – и морды не видать! А сами только и лезли к Таньке, пуская слюни при взгляде на свежее «детское» личико Танюшки. Издалека пуская. Много вас таких, слюнявых, а Танька одна!

Два месяца. Столько времени Таня искала настоящую работу. Оказалось – не такое уж это и легкое дело – найти работу. Вернее, так: найти работу несложно. А вот получить за нее зарплату – совсем другой вопрос. Частенько – не проистекающий из первого.

Первым был магазин, где якобы требовались менеджеры в торговый зал. Нет – так-то требовались, да, но вот только с месячным испытательным сроком – почти без зарплаты. Таня вышла на работу, потолкалась пару дней, и быстренько выяснила, что это все сплошное кидалово – набирают молодых, обещают золотые горы, а когда наступает срок выплаты зарплаты – увольняют. Мол, не подошли вы нам!

Вторым был офис какой-то фирмы, продающей услуги экстрасенсов. Нужно было сидеть в офисе, обзванивать потенциальных клиентов, в основном старушек и старичков, и впаривать им услуги колдунов и колдуний, запугивая рассказами о несуществующих болезнях. Вроде бы и выгодная работа, но…не такая уж и выгодная. И финансово, и морально. Только представить – сидишь целый день и пытаешься обмануть стариков! Гадко это все. Подло! Выманивать у людей последнее, смертные деньги!

Нет, такое не для Тани. Только не это. Да и опасно – громят офисы этих аферистов почем зря, слишком уж нарисовались, много народа обманули. Хозяин-то смоется, а девкам на телефонах нервы потреплют. И поделом! Нечего было тут сидеть, идиотки!

Каждый день она начинала со звонков по объявлениям работодателей, и день ото дня укреплялась в подозрении, что закончиться вся ее авантюра может вполне себе бесславно. И что нужно оставить денег хотя бы на билет до дома. Работодателям не нужны были выпускницы красноармейской средней школы, да еще и с одной ногой короче другой. Работодателям нужны программисты, переводчики, электрики и слесари на СТО. Или просто смазливые девицы с ногами от ушей, готовые раздвигать ноги всегда и везде.

Таня не обладала ногами, отросшими от ушей, и не готова была раздвигать их перед первым встречным работодателем. Потому перестала звонить по объявлениям, в которых содержался хотя бы небольшой намек на подобные отношения.

Дни шли, надежда таяла, как и деньги – хотя Таня и старалась питаться как можно скромнее. Ее уже тошнило от «Ролтона», и от вареных вкрутую яиц с майонезом и кетчупом.

А потом ей повезло! По крайней мере – так показалось с первого взгляда. Ночной клуб-кафе-ресторан «Торпеда» на окраине города – им требовались официантки, можно без опыта, зарплата небольшая, но чаевые – все ее! А что еще нужно? Уж ей-то точно надают чаевых, это – без всякого сомнения. Хромая может помешать, но если постараться, можно и скрыть свою хромоту. Будет почти незаметно!

После короткой беседы с директором, довольно молодым, симпатичным мужчиной за тридцать, тут же в бухгалтерию, и вот – она уже официантка. Пока что стажер, но это на неделю, не больше – выучится как следует, поднатаскается, и вперед, работай, греби деньги лопатой! Наконец-то, она нашла то, что хотела!

Нога болит после беготни – но это ничего, натренирует, ну…потерпит, если что. Зато – десять процентов от стоимости заказа – на карман!

Через три дежурства выяснилось, что не все так благополучно, как ей казалось. К ней подошла одна из девиц-официанток, вечно отирающихся возле администратора, моложавой женщины лет сорока, и сообщила, что тридцать процентов от чаевых Таня должна отдавать этой самой администраторше, иначе долго в «Торпеде» не задержится, а если и задержится – будет обслуживать таких клиентов, что не только чаевых не дадут, а еще и с нее денег потребуют.

Таня не была дурой, все прекрасно поняла, вздохнула, и…согласилась. А куда деваться? У нее уже завелись кое-какие деньжата, посетители не скупились на чаевые для улыбчивой, милой девчонки, больше похожей на восьмиклассницу, чем на официантку третьеразрядного кабака. Не директору же идти жаловаться? Вообще-то так было всегда и везде – заработала бабла – поделись с начальником. Обычное дело!

Две недели она «наслаждалась», если можно назвать наслаждением беспрерывную беготню между кухней и столиками клиентов, и с удовольствием подсчитывала деньги, которые перепадали от щедрых, и не очень клиентов. А потом все закончилось – быстро, и глупо. Впрочем – как часто и бывает в этой непредсказуемой жизни.

«Торпеда» начинала работать с семи вечера, но официантки приходили раньше, за час до начала работы – таковы правила заведения. Спокойно переодеться, умыться, накраситься, проверить столики, которые закреплены за тобой на предмет чистоты и порядка.

В этот вечер все пошло не так. Как только Таня появилась в дверях, с облегчением окунувшись в прохладу кондиционированного воздуха (после августовской уличной сырой московской жары просто кайф и наслаждение!), к ней тут же подбежала официантка Катя – старшая смены, та самая, что собирала деньги для администратора, и загадочно улыбаясь, сообщила, что ее, Таню, требует к себе директор – на разговор. О чем разговор – ответить отказалась, и тут же унеслась вглубь ресторана, растворившись в полутьме, как помоечная крыса.

Нет, так-то Катя была в общем-то неплохой девкой – Таня видала девок и похуже, но никакого желания дружить с этой девицей у Тани не возникало. Поговаривали, что Катька мужчинам предпочитала женщин (девчонки-официантки шепнули по секрету), и в подругах у нее была та самая администраторша, у которой Катя и была на подхвате.

А еще – однажды Таня увидела в отражении то, с каким брезгливым лицом Катька смотрит на ее, Тани, изуродованную ногу. Будто увидела не девичью ногу, покрытую не очень-то и заметными со временем шрамами, а нечто отвратительное – вроде чумных нарывов, или стригущего лишая.

Потом девки рассказали, что Катька высказалась при всех, что хромоногим инвалидам не место в приличном заведении. Да и вообще – инвалидам, не только хромоногим. А потому – от этой девки нужно избавиться как можно скорей. Но все как-то затихло, а Таня теперь старалась переодеваться так, чтобы никто не видел ее физического изъяна.

Не заходя в раздевалку, Таня прошла к кабинету директора, постояла у двери секунд десять, утихомиривая дыхание, осторожно постучала, дождавшись ответа, толкнула дверь.

Директор, Сергей Петрович, сидел на кожаном диване возле окна, широко расставив волосатые ноги, выглядывающие из широких шорт. Таня не общалась с ним после единственного разговора во время приема на работу, да и разговор этот был чисто формальным: «Откуда приехала? Сколько лет? Точно – девятнадцать?» – ну и все такое прочее. Потом она с ним только здоровалась, встречая где-нибудь в коридоре ресторана. Никаких чувств у нее он не вызывал – начальник, и начальник. Она ему никто, одна из десятков наемных работников – не модель, не стриптизерша. Всего-то и достоинства, что детское свежее личико. В общем – никаких у него с ней дел быть не может, кроме как служебных.

Так-то девки говорили, что директор не женат, но что у него случилось, почему не было семьи, детей – Таня не знала, а спрашивать стеснялась. Новенькая, ей не больно-то что расскажут. Да и не ее это забота – кто женится, и кто разводится. Нечего голову забивать чужими проблемами! А еще намекали, что время от времени он вызывает к себе официанток. Зачем – не говорили, но Таня догадывалась. И с замиранием в сердце ждала, когда это дело коснется и ее. На секс она точно не согласится, ну а если попросит поработать руками – почему бы и нет? От нее-то не убудет! Но минет делать не будет, это без вариантов!

– Иди сюда! – директор похлопал рукой по бежевой коже дивана рядом с собой, но потом вроде как передумал, махнул рукой – Дверь запри! На защелку запри, чтобы не мешали!

Он задумчиво почесал шею, склонив голову на бок, как здоровенная птица, и у Тани вдруг сжалось все внутри – закрывать дверь? Кто и чему помешает? Ответ напрашивался сам собой, но Таня упорно изгоняла его из головы, отказываясь признать очевидное. Зачем Сергею Петровичу она, хромоножка?! Да и он ей не больно-то нужен! Ей вообще сейчас мужики не нужны! Вот встанет на ноги, денег подзаработает, присмотрится – куда получше пристроиться, с ногой займется! Вытянет ее аппаратом Илизарова, шрамы в клинике заполирует – тогда можно подумать и о мужике! Сейчас ей точно не хотелось никаких отношений!

Секс? Она уже давно научилась доводить себя до оргазма так, что никакой мужчина так не сумеет! Наверное – не сумеет… Отношения с учителем литературы приучили к тому, что Таня теперь должна регулярно получать оргазм – пусть даже и такой, «пальчиковый», да и для здоровья полезно. Она его и получает. Ежедневно. Если не слишком устала.

– Садись… – директор хлопнул по дивану, и Таня осторожно присела, устраивая попку на самый краешек кожаного произведения искусства, стоившего как неплохой (по меркам Красноармейска) автомобиль. Перед диваном, на столике из голубоватого стекла пузатая бутылка коньяка «Хеннеси», похожая на толстую бабу, севшую на задницу. Название коньяка Таня прочла, отметив про себя, что этот коньяк точно не паленка – сидя на диване за несколько сот тысяч деревянных вряд ли будешь пить дешевое пойло.

Рядом с коньяком закуска – бутербродики с красной рыбой, икрой, еще какая-то снедь – Таня толком ее не разглядела. Не до того!

– Ты что, инвалид? – вдруг спросил Сергей Петрович, подняв широкий бокал с налитой в него чайного цвета жидкостью, поболтал, посмотрел на свет, принюхался – Говорят, ты еле ходишь, как утка переваливаешься. Что у тебя с ногами?

Таню как ошпарило! Ах, сучка! Все-таки доложила! То-то она так хитро поглядывала! Ну, вот зачем, зачем твари это нужно?! Крыса поганая!

– Я в ав…аварии была! – заикаясь выдавила из себя Таня, покраснев, как рак – Но сейчас все в порядке! Я только немного прихрамываю! И мне это совсем не мешает!

– Не мешает… – задумчиво протянул директор, и облизнул толстые губы красным, будто в крови испачканным языком – Покажи. Да покажи, покажи – чего стесняешься? Сними платье!

Таня встала, держа спину прямо, будто в позвоночник ей забили осиновый кол, негнущимися руками взялась за подол своего лучшего платья, купленного на распродаже, и медленно потянула вверх, надеясь, что директор ее остановит. Но он не остановил, с интересом глядя на то, как обнажаются Танины ноги. Когда показались трусики в цветочек, ухмыльнулся уголком рта, поощрительно покивал головой:

– Снимай, снимай! Совсем снимай! Давай! И трусы снимай! Раздевайся – совсем!

Таня аккуратно сложила платье на край дивана, сунула большие пальцы рук под резинки трусов и медленно потянула вниз, стараясь не смотреть на мужчину перед собой.

Ей было почему-то ужасно стыдно, и она сама не знала – почему. Ведь с учителем – десятки раз, на столе, с раздвинутыми почти в шпагат ногами, под внимательным, жадным взглядом «полулюбовника», как смеясь сам называл себя Николай. Ничего не стесняясь, чувствуя, как язык проникает внутрь, касаясь девственной плевы – и это не было так стыдно, как сейчас, простое стаскивание трусов до колен!

Может потому, что там все было по согласию, полюбовно, а тут…тут что-то вроде изнасилования! Человек, который выше тебя в социальном статусе насилует твою душу и тело, заставляя сделать такое, что не принято, что неприлично, что ему, начальнику, никак нельзя делать!

Это только в порнофильмах, которых Таня видела немало (а на что еще интернет, как не воровать книжки с фильмами, и не смотреть порнушку?!), любая подчиненная босса, секретарша, или служанка, радостно и с готовностью подставляет свой рот хозяйскому члену, захлебываясь в ненатуральных радостных стонах и выбросах липкого семени. В жизни все это гадко и походит на обычное изнасилование, под воздействием если не грубой силы, то жестокого насилия над душой – точно.

Почему-то ей вдруг стало стыдно, что уже с неделю не брила лобок. Раньше, когда была с учителем – всегда следила за тем, чтобы тут все было чисто и гладенько. А здесь, в Москве…все равно некому показывать? Мужчины-то нет! И не намечается! Пусть, мол, кожа отдохнет. Вот и устроила «кактус» вместо гладкой «коленки»!

Трусики застиранные…стыдоба!

Так не на свидание ведь шла, черт подери! И лифчик не надела, да! В принципе – зачем ей лифчик? Не старая бабка! Титьки пока еще и так торчат!

И опять застеснялась – одна сиська больше другой! Говорят, что это у всех так, что это нормально. Но ведь брехня! Полно девок с грудями одинакового размера! А ей какого черта две разные достались?! Одна второго размера, другая полторашного! Коля успокаивал, мол, ему так больше нравится, сразу видно – натуральные, но от этого-то не легче!

Через пару минут – голая, прикрывающая грудь и низ живота руками. И красная, как рак! Всегда легко краснела – кожа белая, тонкая, аж сосуды видать. Прозрачная! Мать тоже такая, у нее такую кожу взяла. Мраморная статуя, а не девка! Тем более, что давным-давно уже не загорала – из-за шрамов, да.

– Хмм…а ты ничего так…и даже нога не портит! – директор ухмыльнулся, и залпом выпил содержимое бокала – Иди сюда. Ну!

– Не надо… – голос Тани сел, и вместо звонкой речи получился какой-то хрип. Горло пересохло.

– Да что не надо-то? – искренне удивился директор – Тебя начальник зовет! Иди сюда, ну!

Сергей Петрович вдруг наклонился, вытянул руку и поймал Таню за запястье прежде, чем она успела уклониться. Таня ойкнула, но через секунду уже стояла перед мужчиной, едва не упираясь пупком ему в лицо.

– Пахнешь хорошо! Чистая! Не то что эти…кобылы! – с удовлетворением хмыкнул Сергей Петрович, и провел рукой по спине Тани. Спина тут же покрылась крупными мурашками, Таня вздрогнула, изогнулась. Директор хмыкнул, и опустив руки по талии девушки вцепился широкими ладонями ей в ягодицы – больно, будто сжимал столб, боясь оторваться и упасть:

– Крепкие булки! Не люблю, когда у девок жопа рыхлая, как кисель налили! И кстати – не такие уж у тебя и страшные шрамы. Ерунда совсем! А расписали – Квазиморда какая-то, а не девка! Злобствуют девки, конкурентку почуяли, дуры! Знают, люблю таких – чистеньких, молодых, чтобы молочком от них пахло! Хмм…а лобок брить надо, девочка. Только колхозницы из Задрищева сад-огород между ног растят! Будешь брить, а?

Он отпустил левую ягодицу Тани и переставил руку ей на лобок. Палец скользнул между лепестков, и Таня вздрогнула, задохнулась от предвкушения. Давненько ее не трогал мужчина! Все-таки, когда ты делаешь это сама – не такое острое удовлетворение.

– Ножки коротковаты, и в спортзал бы тебе походить – жирок подсушить. А так – вполне себе сочная девка! Становись рачком. Ну? Тебе смазка нужна? А! Вижу – ты и своей обойдешься. Потекла, чертовка! Любишь секс, да? Шлюшка! Грязная шлюшка! Сейчас я тебе дам то, что ты хочешь…

Таня опомнилась, и вырвавшись из рук директора, порывисто шагнула назад:

– Я девственница! Не надо меня трогать! Я девочка! Пожалуйста, не надо!

– Чо, внатури?! – директор вытаращил глаза, и недоверчиво помотал головой – В девятнадцать лет?! Сцука, да ты вообще уникальная девка! Раритет, внатури! Ложись! Ложись, я сказал! Да не буду я тебя трогать – только посмотрю! Ну?! Вот так! Раздвинь ноги! Черт! Точно! Девка! И почему?! Что, никто не позарился, что ли?

– Я для мужа себя берегу! Отпустите! – Таня вдруг обозлилась. Ну что он ее как куклу валяет?! Какого черта заглядывает во все дырки?! Да кто он такой?! Волосатый мудак!

– Для мужа?! Ха ха ха… – директор закатился радостным смехом, и вдруг сильно, звонко хлопнул Таню по бедру, оставив красный отпечаток пятерни – Дура! Какому мужу?! Давай я тебе дам двести баксов, типа – за целку, и мы с тобой нормально потрахаемся! Я буду осторожен, обещаю!

– Я не шлюха! – у Тани от возмущения перехватило горло – Не надо мне ваших долларов! Найдите себе проститутку, и с ней трахайтесь! Я с вами не буду! Что это еще такое?! Как вы смеете?! Да я на вас вообще заявление в милицию…то есть – в полицию подам!

– Чего ты сделаешь, дурища?! Заявление?! Я тебе, сука, покажу заявление! – Сергей Петрович зло ощерился, а потом вдруг с размаху хлопнул Таню по щеке так, что у девушки зазвенело в ушах и перед глазами поплыли красные пятна – Будешь кобениться, ты вообще отсюда не выйдешь своими ногами! Потом прикопаю за городом, и все! Искать никто не будет! Заявление она подаст, сука! Иди сюда! Быстро!

Директор схватил Таню за волосы, дернул к себе, она опрокинулась вперед, и уткнулась головой ему в колени. Глаза сразу наполнились слезами – было не только больно, но еще и унизительно. Никогда и никто с ней так не обращался! Домашняя девочка, не шлюха какая-нибудь, как он смеет?!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6