Линдсей Армстронг.

Свидание с прошлым



скачать книгу бесплатно

Lindsay Armstrong

THE RETURN OF HER PAST

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A. Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

The Return of Her Past

© 2013 by Lindsay Armstrong

«Свидание с прошлым»

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав.

Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Пролог

Когда внезапно разразился шторм, Мия Гардинер тихо и мирно готовила дома, в просторной кухне, ужин для матери.

Секунду назад она неторопливо месила тесто, а потом сорвалась и забегала по огромному поместью семьи О’Коннер, закрывая двери и окна под неистово забарабанивший по крыше дождь.

И стоило ей добежать до парадной двери, как над ней нависла тень огромного, промокшего до нитки незнакомца.

Но не успела она еще толком испугаться, как узнала шедшего к ней мужчину.

– Карлос! Это ты?.. Что с тобой? Все в порядке? – Она только сейчас заметила капавшую с виска кровь. – Что случилось?

Она ухватила покачнувшегося Карлоса за руку.

– Когда я шел от гаража к дому, на меня упала ветка. По голове ударила, – говорил он не слишком внятно. – Ничего себе погодка.

– Пойдем, я тебя перевяжу.

– Мне нужна не перевязка, а что-нибудь покрепче.

Карлос снова покачнулся.

– Пойдем.

Она потянула его за собой в маленькую уютную гостиную, находившуюся в полном распоряжении экономки, и только успела убрать с дивана материнское вязанье, как на него, закрыв глаза и глухо застонав, сразу же свалился Карлос О’Коннер.

Не обращая внимания на бушующие за окном ливень и град, Мия бросилась промывать и перевязывать рану.

А потом вдруг резко выключился свет, и она лишь цокнула языком от досады. И как она только не догадалась? В плохую погоду электричество зачастую отключали, но, к счастью, у мамы были в запасе керосиновые лампы, которые она довольно быстро сумела отыскать.

Вернувшись в гостиную, она посветила на бледного Карлоса, который все еще полулежал на диване с закрытыми глазами, чувствуя какой-то непонятный прилив нежности к великолепному подтянутому темноволосому красавцу ростом за метр восемьдесят, в ком с первого взгляда угадывались испанские корни. А эти серые глаза, что порой так задорно подмигивали…

Она влюбилась в Карлоса еще в пятнадцать, да и был ли у нее выбор? Пусть он и был на десять лет старше, но даже в свои восемнадцать, она никак не могла устоять перед настолько сексуальным мужчиной.

Ну а возраст, в конце концов, это всего лишь цифры, разве нет?

Правда, в последние пять лет они не так уж и часто встречались. Он уже давно жил не в поместье, а в Сиднее, но вырос он именно здесь. А теперь лишь иногда сюда возвращался на пару дней, но до сих пор ездил на лошадях и квадроциклах, а ей разрешалось держать лошадь в конюшне поместья, так что хоть что-то общее у них было.

И порой они даже вместе галопировали, но, если он и замечал, что от одного его общества ее сердце бьется в три раза быстрее, никогда не показывал виду.

Раньше ее девичьи мечты были совсем простыми и немудреными, но в последние годы она строго-настрого приказала себе о нем забыть, да и что может быть между мультимиллионером и дочерью простой экономки, а потом перешла к куда более детальным и смелым мечтам.

Но их миры все равно оставались бесконечно далеки друг от друга. Да и разве по силам ей тягаться с теми красотками, что иногда сопровождали его во время кратких визитов домой?

– Мия?

Вздрогнув, она вернулась к реальности, поймав на себе взгляд серых глаз.

– Ты как? – Опустившись на колени рядом с диваном, она поставила лампу на столик. – Голова не болит? В глазах не двоится? Не тошнит?

– Нет. – Он на пару секунд задумался.

– В чем дело? Говори прямо, потому что подозреваю, что в такую погоду доктора мы здесь не дождемся, но если ты…

– Да не нужен мне доктор, – выдохнул он, потянувшись к Мии. – Просто ты так выросла… Стала совсем взрослой. И невероятно прекрасной…

Очутившись в сильных руках, она невольно выдохнула и вдруг почувствовала, что каким-то непостижимым образом уже лежит рядом с ним на диване.

– Карлос! – возмутилась она, пытаясь сесть. – Что ты творишь?

– Расслабься, – выдохнул он едва слышно.

– Но… Даже если забыть обо всем остальном, вдруг у тебя череп разбит?

– В таком случае мне точно нужны тишина, тепло и забота. Как ты считаешь?

– Я… ты… наверное, но… – Не в силах спорить, она замолчала.

– И именно ими вы вполне можете меня обеспечить, мисс Гардинер, так что не могли бы вы перестать вертеться, как селедка на сковородке?

– Как селедка? Да как ты смеешь?

– Извини, наверное, действительно не самое приятное сравнение. А как насчет пойманной русалки? – Легонько погладив Мию по телу, он прижал ее к себе чуть крепче. – Селедка! Да как мне только в голову пришло такое сравнение!

Набрав воздуха, чтобы возмутиться, Мия вдруг звонко рассмеялась. А потом обнаружила, что они оба смеются, и ей стало невероятно хорошо и спокойно.

Улыбаясь, она лежала в руках Карлоса, и, когда он ее поцеловал, не стала сопротивляться, наслаждаясь умелыми объятиями и поцелуями, пока он говорил, какие у нее роскошные губы, нежная кожа и шелковистые волосы, впервые чувствуя пробудившееся в теле желание и необычайно остро осознавая мужскую силу, четкие черты лица, широкие плечи и умелые руки.

Мия не просто не сопротивлялась, но и жадно отвечала на поцелуи, а когда все закончилось, снова мирно лежала подле него, крепко обвив подтянутое мужское тело руками, впервые в жизни ясно понимая, что и его может тянуть к ней. Потому что с чего бы еще ему вдруг лезть к восемнадцатилетней девчонке? Да еще и говорить, что она стала совсем взрослой и невероятно прекрасной?

Нельзя же все это списать на сотрясение мозга?


Два дня спустя Мия покинула поместье О’Коннеров и направилась в университет в Квинсленде, попрощавшись с гордыми и немного грустными родителями, которым оставалась любимая работа. К тому же отец всегда очень уважал Фрэнка О’Коннера, сумевшего добиться от своей строительной компании миллионных оборотов. Правда, Фрэнк недавно перенес инфаркт и оказался в инвалидном кресле, передав все дела Карлосу.

Имя же сыну дала мать, миниатюрная испанка, красавица в молодости, сохранившая чувство стиля и больше всех в семье любившая поместье, за которым ухаживала мать Мии, и сад, за который отвечал ее отец. Сама же Мия в некотором роде унаследовала таланты обоих родителей, обладая, как выражался отец, «зелеными руками», и при этом отлично умея создавать уют и готовить.

А еще она никогда не забывала, скольким обязана родителям, годами копившим деньги, чтобы дать ей лучшее образование в частной школе-интернате, именно поэтому, возвращаясь домой, она не покладая рук помогала по хозяйству, а теперь с радостью готовилась воплотить их мечту, получив университетское образование.

Но через два дня после шторма она уезжала в полном смятении.

Голова шла кругом, но оглядываться назад она не собиралась.

Глава 1

– Придет Карлос О'Коннег, – объявила Гейл, помощница Мии.

Готовившая цветочную композицию Мия на секунду замерла, а потом все же поставила розы в вазу.

– Он брат невесты, – закончила она, как ни в чем не бывало.

Опустив список приглашенных, Гейл посмотрела на начальницу.

– Откуда ты знаешь? У них разные фамилии.

– Если точнее, сводный брат, – поправилась Мия. – Одна мать-испанка, отцы разные. Она на пару лет старше, кажется, ей года два было, когда умер ее отец, а мать повторно вышла замуж, и у нее родился Карлос.

Отступив на шаг, Мия пристально оглядела свою работу.

– А чему ты удивляешься? Имя О’Коннеров всегда на слуху.

Гейл поджала губы, но спорить не стала. Она снова принялась изучать список.

– Тут говорится Карлос О’Коннер плюс один. Без уточнений. Кажется, я читала что-то про Нину Фрэнч. Настоящая красотка, да и кому не захочется получить все его деньги? Он же невероятно богат, верно? Да и сам чертовски хорош, как ты считаешь?

– Точно. – Нахмурившись, она разглядывала лежавшие у ног голубые и розовые гортензии. – И куда мне их поставить? Может, как ни странно это звучит, в веджвудскую супницу? Они неплохо в ней смотрятся. Ну а ты, Гейл?

Очнувшись от приятных мечтаний о Карлосе О’Коннере, помощница вздохнула:

– Уже иду накрывать столы.

Поморщившись, Мия отправилась на поиски супницы.


Когда несколько часов спустя солнце село за горой Вильсон, Мия все еще продолжала упорно работать, устроившись в крошечном кабинете поместья «Беллберд», из которого по большей части и руководила стремительно разраставшимся делом по организации мероприятий, попутно наслаждаясь старинной мебелью, вазами, светильниками, обивкой и потрясающей коллекцией фарфора, из которой и взяла веджвудскую супницу.

Занималась же она всем, что предлагали. Свадебные приемы, вечеринки на дни рождения – она ни от чего не отказывалась. Отличная кухня, симпатичный дом и, главное, гора Вильсон, открытая в 1868 году в Блу-Маунтинс к западу от Сиднея и ставшая неким аналогом индийских «горных станций», где люди ищут убежища на время летней жары – домики в британском стиле, прохладолюбивые английские сады в непривычном окружении, дождевые леса…

Все новоприбывшие сразу же отмечали невероятную красоту горы Вильсон и крутой дороги, вившейся среди платанов, лаймов, вязов, буков и амбров, радовавших глаз яркими красками. И разумеется, нельзя забывать о тянувшихся к небу величественных эвкалиптах и бесконечных папоротниках, окружавших кованые заборы, за которыми виднелись старинные каменные дымоходы и сады, в которых нередко встречалась глициния.

Мия никогда не высказывала свои мысли вслух, но в глубине души считала, что округа горы Вильсон так и кричит о деньгах, и не важно, новых или старых, все равно о деньгах, и порой эти райские сады открывались для всех желающих. Но как же повезло этим счастливчикам, имеющим райское прибежище от знойной духоты сиднейского лета…

И завтра Хуанита Ломбард, сводная сестра Карлоса О’Коннера, выйдет в Голубых горах, а точнее, прямо здесь, в «Беллберде», замуж за Дамиена Миллера, чья мать и заказала торжество, не удосужившись уточнить, как зовут невесту, а когда Мия все узнала, она уже не могла отказаться от своих обязательств, не поставив крест на деловой репутации.

Поднявшись, Мия потянулась и потерла спину. Ладно, хорошего понемножку, сегодня она и так потрудилась на славу.

Сама она в главном доме не жила, предпочитая куда более современный, хотя и немного необычный коттедж садовника, первоначально выстроенный как мастерская художника. Голые кирпичные стены, пол из песчаника, печка, кровать в нише, до которой нужно подниматься по лестнице…

Иными словами, идеальное место для увлекавшейся фотографией Мии, обвешавшей стены своими снимками дикой природы и мирных деревенских пейзажей. Сюда отлично вписались ее южноамериканское пончо и глиняные горшки, да и конюшня была совсем близко, куда она и направилась к своему коню, Длинному Джону Сильверу, чтобы почистить его и накормить.

Несмотря на лето, клочки тумана цеплялись за ветви деревьев, а мороз колол пальцы, щеки и нос, но это не мешало Мии любоваться волшебным золотисто-розовым закатом, обняв коня за шею, и раздумывать над странными дорогами судьбы. Кто бы мог подумать, что жизнь снова сведет ее с Карлосом О’Коннером?

Покачав головой, она завела Джона в стойло, насыпала ему корма, долила воды, похлопала на прощание по шее и заперла.

И только потом зарыдала. Собрав дрова и бросив последний взгляд на догорающий закат, она вдруг почувствовала, как на нее вдруг нахлынули воспоминания, от которых она старательно ограждала себя с той самой секунды, как узнала, кто приедет завтра на свадьбу.

– Я обязательно со всем справлюсь, – выдохнула она еле слышно. – С тех пор я столько всего добилась, кончено же я теперь могу со всем справиться.

Устало закрыв глаза, Мия позволила себе роскошь представить Карлоса. Роскошь? Зачем она снова себя пытает?

Ладно, не важно, в любом случае разве можно забыть шелковистые темные волосы, что порой падали ему на глаза? Доставшуюся от матери оливковую кожу и серые глаза, унаследованные от отца-ирландца, спокойные, как Северное море, а от одного их взгляда у нее по спине бежали мурашки.

А его смех и необузданный юмор?

Да и те времена, когда никто и помыслить не мог, что именно он стоит у руля международной строительной компании? Те времена, когда он, не задумываясь, менял дорогой костюм на потертые джинсы и рубашку, чтобы вволю ходить под парусом, ездить и летать? У Мии даже как-то не сразу получилось вспомнить, чтобы она видела его тогда в костюме. И прежде всего, разве могла она забыть, как лежала в его объятиях?

Простояв неподвижно несколько секунд, она все-таки вытащила из кармана носовой платок, промокнула глаза и тряхнула головой. Выбора у нее нет. Душевное равновесие нужно восстановить до завтра.


Проснувшись рано утром, Мия сразу же убедилась, что хоть с погодой им повезло, и солнце как раз начинает взбираться на безоблачное небо. Разумеется, у нее были заготовлены варианты и на случай любой неожиданности, но как же хорошо, что к ним не придется прибегать…

Быстро встав, Мия надела джинсы и старую рубашку, заварила чай и с чашкой в руке вышла в любимый сад, поражавший своими размерами. В «Беллберде» садовник был, но она все равно тщательно следила за всем, что сюда попадает, иногда вступая с этим самым шестидесятилетним садовником, всю жизнь прожившим в горах, Биллом, в самые настоящие битвы. Билл с женой, Люси, жили в отдельном коттедже, и сейчас Люси уехала, чтобы традиционно провести месяц с дочерью и шестью внуками в Кэрнсе. Билл же лишь изредка навещал их на пару дней, а в остальное время Мии приходилось терпеть его несносный характер, становившийся без жены еще хуже. А сейчас он еще не вернулся, и она могла наслаждаться редкими минутами тишины и покоя.

Да и в любом случае ей несказанно повезло, что у нее была возможность заниматься организацией мероприятий именно в «Беллберде», а началось все со встречи с его хозяйками, восьмидесятилетними сестрами, с которыми она познакомились во время первой поездки в Голубые горы. Тогда она замерла на смотровой площадке и жадно впитывала в себя прекрасные виды, а сестры сидели рядышком на скамейке и неторопливо общались. Так она и узнала о поместье «Беллберд», о том, что его владелицы сами живут в доме престарелых в Катумбе, для которого у них не нашлось ни единого доброго слова, и что они как раз подыскивают какое-либо применение родному поместью.

Мия же рассказала им о своем проекте, а затем чисто деловые отношения быстро переросли в настоящую дружбу, и она частенько навещала их в богатом и отлично обустроенном доме для престарелых, привозя цветы и свежие сплетни с гор, понимая, как старушкам не хватает родных краев.

Единственное, что ее беспокоило, – так это необходимость ежегодно продлять аренду, а срок последнего договора как раз подходил к концу. Сами хозяйки с радостью готовы были продолжать взаимовыгодное сотрудничество, но обмолвились, что на них давит племянник, ближайший родственник и наследник, уговаривая продать поместье и вложить полученные деньги в дело, что станет приносить им больший доход.

* * *

Предстоящая церемония должна была состояться в ротонде в саду, потом их ждал банкет в главном обеденном зале, в котором легко могли разместиться все семьдесят пять гостей, танцы же предполагались на прохладных плитах внутреннего дворика, где под крытой галереей гостей ждали богато убранные столы и кресла.

– Все готово, – объявила Мия, встречая приехавшую Гейл, которая жила неподалеку. – А вот и еду подвезли. Ладно, начали!

И они, следуя давно и прочно установившейся традиции, звонко ударили друг друга по рукам.


Напоследок оглядев комнату, отведенную для того чтобы участники церемонии могли привести себя в порядок, Мия посмотрела на себя в зеркало. Она всегда одевалась достаточно элегантно, чтобы ничем не выделяться среди гостей, но при этом достаточно скромно. Сегодня же на ней было обтягивающее тайское шелковое платье без рукавов цвета нефрита, подобранные в тон туфли на невысоком каблуке с золотыми блестками и шляпка с пером и вуалью.

Что ж, остается надеяться, что он ее просто не узнает. Вздохнув, Мия снова пристально оглядела шляпку, придававшую ей невероятно загадочный вид, но даже и без шляпки она изменилась до неузнаваемости. Джинсы, свежий воздух, бесконечная верховая езда. Да она даже прическу давно сменила. Мия поморщилась. Волосы всегда были ее больным местом. Почти черные, вьющиеся и совершенно непослушные, так что чаще всего, соблюдая деловой стиль, она стягивала их на затылке. В юности же она никогда так не делала.

Правда, глаза совсем не изменились. Остались все такими же зелеными, а Гейл как-то сказала, что за такие ресницы, да и губы, и умереть не жалко. Ну и ямочки, разумеется, тоже никуда не делись, хотя они ее и не слишком радовали. В конце концов, утонченным особам, к которым она хотела себя отнести, ямочки не полагаются.

Отвернувшись от зеркала, она легонько пожала плечами и вдруг поняла, что буквально дрожит от страха.

Она только сейчас поняла: несмотря на то что все это время она старательно готовилась к встрече с семейством О’Коннер, в глубине души ей больше всего хотелось развернуться и убежать как можно дальше.

А теперь слишком поздно. Ей придется выпить эту чашу до дна, придется вежливо общаться и с Аранчой О’Коннер, и с ее дочерью Хуанитой. И разумеется, с самим Карлосом.

Если, конечно, они каким-то чудом не узнают ее.

Глубоко вдохнув, Мия расправила плечи.

Решив напоследок чуть подвинуть прекрасную веджвудскую супницу с роскошными гортензиями, она вдребезги разбила хрупкий фарфор.

И от ее вновь обретенной уверенности не осталось и следа.

– Мия? – На звук прибежала Гейл.

– Так ж-жаль, – непослушным языком выдавила Мия. – Зачем я это сделала? Было же так красиво…

Гейл нахмурилась, только сейчас понимая, что последние пару дней начальница была сама не своя.

– Наверное, случайно?

– Точно, случайно. – Мия благодарно кивнула, но с места так и не сдвинулась.

– Тебе стоит переобуться, а я тут пока все уберу. У нас совсем мало времени.

– Точно. – Мия посмотрела на промокшие туфли и наконец-то пошла к дому, даже не заметив, каким взглядом ее наградила помощница.


Участники церемонии приехали точно вовремя.

Стоя у стеклянных дверей и сжимая занавески так, что даже костяшки пальцев побелели, Мия наблюдала, как из машины выходят невеста, ее подружки и мать. Глубоко вдохнув, она досчитала до десяти и пошла встречать гостей.


Отведенная невесте комната больше всего сейчас напоминала растревоженный улей. За дело взялись приглашенные Мией парикмахер, визажист и флорист, вооружившись феном, спреями и духами, но только она хотела с облегчением выдохнуть, решив, что ее все-таки не узнали, как поняла, что ошиблась.

Ее узнали.

Все уже привели себя в порядок, когда Аранча О’Коннер вдруг повернулась к Мии и объявила:

– А я тебя знаю! Мия Гардинер.

На секунду застыв, Мия все-таки взяла себя в руки:

– Верно, миссис О’Коннер. Не думала, что вы меня еще помните.

– Ну конечно помню! Мия-Мия… – Она пристально оглядела ее с ног до головы. – Ты определенно приобрела немного лоска. Хотя… – Аранча посмотрела по сторонам, – можно считать, что это всего лишь более привилегированная версия должности экономки. Хуанита, помнишь Мию? – Она повернулась к дочери. – Ее родители на нас работали, мать на кухне, отец в саду.

Бесподобно выглядевшая в белых кружевах и шелке Хуанита слегка нахмурилась.

– Привет, Мия. Да, теперь я тебя вспомнила, но не думаю, что можно сказать, что когда-то мы действительно друг друга знали. Кажется, ты появилась там уже после меня. Мам, – она посмотрела на зажатый в руке телефон, – Карлос опаздывает, и он приедет один.

Аранча разом посерьезнела:

– Почему?

– Не знаю. – Хуанита снова повернулась к Мии: – Не могла бы ты немного изменить посадку за столом невесты, чтобы рядом с Карлосом не было пустого места?

– Разумеется.

Мия хотела уже было уйти, но Аранча поймала ее за руку:

– У Карлоса отличная подруга. Модель, да к тому же еще и дочь посла. Нина…

– Нина Фрэнч, – сухо оборвала ее Мия. – Да, миссис О’Коннер, я о ней слышала.

– К сожалению, у нее что-то случилось, и она не сможет приехать, но…

– Не волнуйтесь, с моей стороны Карлосу ничего не грозит, даже если мисс Фрэнч и не сможет его защищать. А теперь, если вы не против, я займусь работой.

Быстро развернувшись, она все же успела заметить гнев в темных глазах испанки.

* * *

– Пока все неплохо, – шепнула Гейл, когда чуть позже мельком пересеклась с Мией.

Кивнув, она нахмурилась. Только «неплохо»? А что не так? Она до сих пор дрожала от злости после разговора с Аранчей О’Коннер и не могла сосредоточиться ни на чем другом.

Годами выработанное умение подбирать подходящую музыку, настоящий дар сводить людей вместе и мастерское руководство гостями разом исчезли, стоило Аранче свести ее от профессионала своего дела до дочки экономки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное