Линда Ла Плант.

Флэш-Рояль



скачать книгу бесплатно

– Ослепительно! – восторженно сказала Кристина и поцеловала Хелен в щеку, передавая гостье бокал шампанского.

Де Джерси засмеялся и слегка хлопнул Дэвида по цилиндру, который надвинулся на его покрасневший, взмокший лоб.

– Скажу, что ваш муж отчаянный человек, – усмехнулся де Джерси. – Дэвид, что случилось? В «Мосс броз» не осталось костюмов твоего размера?

Дэвид натянуто улыбнулся, испытывая неловкость. Как и жена, он никогда не ходил на Королевские скачки. К выбору одежды он всегда относился весьма придирчиво, но на работе у него случился такой аврал, что костюм пришлось взять напрокат в последний момент…

– А мне кажется, вы выглядите потрясающе, – сказала ему Кристина, скрашивая прямолинейные слова мужа и передавая Дэвиду бокал шампанского. – Если понадобится помощь со ставками, Наташа вам подсобит. Эдвард уже назвал возможного победителя первого заезда, но я обычно не слишком прислушиваюсь к нему. Ставлю на того, чья кличка мне по душе.

Дэвид торопливо снял цилиндр, прошел вглубь ложи, сел и закурил сигару. К нему присоединился де Джерси.

– Дэвид, я рад, что ты выбрался. Сколько мы уже не виделись? Несколько недель или даже месяцев? А мне есть за что тебя поблагодарить. Ты сделал меня богачом.

– На работе полно дел, но я пытался дозвониться до тебя, – сказал Дэвид, опустошив бокал, который де Джерси тут же наполнил снова.

Они знали друг друга двадцать пять лет, но в неформальной обстановке встречались крайне редко. Последнее деловое предприятие Дэвида – инвестирование в интернет-компанию – оказалось золотой жилой. Испытывая благодарность за дельный совет, де Джерси пригласил своего финансового консультанта на скачки, однако с самого начала сомневался, стоит ли звать его вместе с викарием: Лионс обожал забористые анекдоты. Кристина же полагала, что викарий вряд ли попадет в неудобную ситуацию из-за юмора Дэвида, а скорее отпустит пару собственных шуточек. Де Джерси почти не появлялся в местном приходе и не знал, что викарий еще тот юморист, а уж в способности поглощать алкоголь ему не было равных. Когда же де Джерси оставил Дэвида и направился к Кристине, его финансовый консультант и викарий принялись оживленно обсуждать предстоящий заезд.

Через минуту Лионс, зажав сигару меж зубов, окликнул де Джерси:

– Выкладывай, Эдвард. Ты же располагаешь всей информацией. Какая ставка будет беспроигрышной?

– На все сто предугадать не получится, – отозвался де Джерси.

Он задумался. Вопрос Дэвида странным образом всколыхнул прошлое. Отец часто отвечал точно так же. Навеяны ли мысли о нем встречей со Смедли, де Джерси не знал, однако им овладело острое желание пообщаться с кем-нибудь о былых деньках. Правда, он понимал, что не сможет этого сделать. О его происхождении Дэвид ничего не ведал, а узнай он хоть толику того, что прежде совершал де Джерси, его бы хватил сердечный приступ. Лионс отличался своей прямолинейностью и честностью, оттого Эдвард так глубоко доверял ему.

– Знаешь, Дэвид, я правда рад, что вы с Хелен присоединились к нам сегодня.

Теперь я могу поблагодарить тебя.

Лионс улыбнулся. Его зубы всегда сверкали белизной, а кожа выглядела загорелой. Залысина и большие уши часто становились поводом для шуток, но обычно Дэвид держался уверенно. Он имел собственный стиль и одевался как с иголочки, хотя де Джерси и предпочитал костюмы совсем других фасонов. После шампанского Дэвид немного разрумянился и, очевидно, расслабился, почти позабыв о неудобном парадном костюме, слегка ему великоватом.

– Эдвард, слушай, я вообще сомневался, появлюсь ли тут сегодня. Хелен с этой чертовой клумбой на голове, да еще этот костюм! Я сказал пареньку из «Мосс броз»: нельзя ли укоротить брюки? Нет, ответил он, а потом нахлобучил на меня пиджак, где у меня даже рук не было видно. Я говорю: «Вы обязаны укоротить мне рукава». Не могу же я пойти на Королевские скачки как придурок. Я спросил, не посоветует ли он, где взять костюм моего размера, и знаешь, что он ответил? Никто не заметит! Еще как заметят, сказал я, когда я шлепнусь на зад перед королевой. Я позвал администратора, а тот принялся ползать вокруг меня с булавками во рту. «Не могли бы вы встать на табурет?» – говорит он. «Это не поможет! – отвечаю я. – Как я буду ходить так по ипподрому!»

Дэвид фыркнул со смеху и продемонстрировал подогнутый край на брюках, а Хелен смущенно зарделась, но после двух бокалов шампанского она, как и супруг, стала чувствовать себя спокойнее.

Когда Кристина позвала гостей к столу, те увлеченно беседовали друг с другом. Викарий увязался за Дэвидом к тотализатору и поставил чуть ли не на каждую лошадь в первом заезде. Часы показывали половину второго. К устрицам открыли еще шампанского и охлажденное белое вино – шабли. Следом принесли заливное из дикого лосося с молодым картофелем и салатом. За столом разговоры крутились в основном возле предстоящих скачек. Первый заезд должен был стартовать во время обеда, и гостям предлагалось сделать перерыв в трапезе и понаблюдать за происходящим с балкона.


Когда гости доели устрицы, послышались радостные приветствия толпы. Покинув обеденный стол, все переключились на королевскую процессию, которая как раз проезжала под их балконом. Через несколько минут со старта сорвались первые скакуны. Кристина с улыбкой наблюдала, как гости во главе с Дэвидом подбадривают претендента на победу. Дэвид и викарий отметили триумф Чаркоула с выигрышем двенадцать к одному и тут же помчались его забирать.

Желудок де Джерси скрутило еще сильнее. Осталось два заезда до того, как он сам спустится в конюшни.

Перед вторым заездом Дэвид проследовал к тотализатору этажом ниже ложи де Джерси. Наташа только что сделала ставку и увидела, как Лионс встал в очередь. Она решила подождать его, чтобы вместе вернуться в ложу. Поднявшись наверх, Дэвид поспешил на балкон, а Наташа присоединилась к отцу:

– Папа, Дэвид поставил огромную сумму денег. Я еще никогда не видела столько банкнот!

– Тише, не шуми, – одернула ее Кристина.

– Дорогая, он может себе позволить такое, к тому же тебя это не касается, – сказал де Джерси с широкой улыбкой. – На кого он поставил?

– Клэсси Леди, – хихикнула Наташа. – Возможно, его вдохновил розарий на шляпе его жены. Какая безвкусица!

– Довольно, Натти, – строго сказала Кристина. – Эдвард, не надо ей потакать. Они же твои гости.

– А я тут при чем? – с невинным видом отозвался де Джерси. – Я и слова не сказал.

Наташа встала на носочки и поцеловала отца.

– Я поставила на Блю Бабушку, аутсайдера, пятерку на победителя.

– Тогда отправляйся к остальным, иначе пропустишь заезд, – сказала Кристина и взглянула на стол, где сменились блюда.

Наташа ушла, а де Джерси сел и уставился на экран, наблюдая, как скакуны легким галопом идут к стартовым воротам.

– Флэш-Рояль выйдет последним, – сказал он. – Хотя поездка и прошла гладко, но он может легко вспылить. Возможно, я еще раз спущусь и взгляну на него.

– Сперва, дорогой, мы закончим обед. У тебя впереди еще два часа… Дорогой?

Несколько секунд де Джерси не отрывал взгляда от экрана, потом повернулся к жене:

– Кристина, у него отличные шансы, и в следующем году мы попытаем счастья в дерби. Я мечтаю, чтобы мой скакун завоевал там победу.

Де Джерси погрузился в молчание. Его жена подошла и села рядом. Иногда ему хотелось все ей рассказать – про отца, детство, прошлое, которое он похоронил, став новым человеком. Однако для нее безопаснее было ничего не знать. Всегда оставался риск, что на поверхность могли всплыть нелицеприятные факты его биографии. Нечто намного опаснее безобидного Гарри Смедли.


После второго основного блюда в ложу вошел Дональд Флеминг.

– Микки в весовой, – сказал он и помахал жене.

– Я выиграла в предыдущем заезде! – сообщила та.

Флеминг послал ей воздушный поцелуй и повернулся к Кристине:

– Спасибо, что пригласили мою жену. Она несколько недель подбирала себе наряд. Если честно, я сомневался, выйдет ли она из дому.

Кристина похлопала его по руке:

– Выглядит она просто замечательно.

– Да, благодаря вам и платьям, которые вы ей передали, она радовалась не хуже маленькой девочки в рождественский день. Только не говорите, что вы это больше не носите, на некоторых вещах были ценники.

– Надеюсь, вы не против? – взволнованно спросила Кристина. – Я знала, что ей нездоровилось, а если еще ходить по магазинам…

– Против ли я? Конечно нет! Я безумно рад, что она здесь. А если и Флэш-Рояль станет победителем, то день будет поистине особенным.

Флеминг направился к жене, сидевшей рядом с Хелен Лионс и обсуждавшей с ней последнюю операцию по удалению молочной железы. Хелен слушала с огромным интересом.

Де Джерси взглянул на часы. Ему не терпелось отправиться в конюшни.

– Что там с его женой? – повернулся он к Кристине.

– Я просто отправила ей на выбор несколько платьев. В последнее время она не слишком хорошо себя чувствовала.

– Мне казалось, операция прошла успешно, – сказал де Джерси, снова глянув на часы.

– Так и есть, но вот ее уверенность в себе сильно пошатнулась. – Кристина коснулась лацкана жакета и проверила, на месте ли брошь с бриллиантами и изумрудами. – Не проверишь ли застежку? – попросила она мужа. И сказала, когда он нагнулся к ней: – Не знаю, зачем ты заставил меня надеть эту роскошь. Я всегда до ужаса боюсь ее потерять, а при таком скоплении народа меня могут и обворовать. Все в порядке?

– Вроде бы да. Она очень подходит к твоему наряду.

Кристина засмеялась и провела ладонью по шее мужа:

– Милый, такая красота любой женщине подойдет, к любому наряду. Шикарная вещица!

Де Джерси ответил по-мальчишечьи широкой улыбкой. Он обожал делать жене дорогие подарки, но брошь, купленная в ее прошлый день рождения, стоила целое состояние. Сейчас у него в кармане лежали серьги, которые составят с брошью комплект. Де Джерси приобрел украшения несколько недель назад и сперва хотел подарить их утром перед выездом из дому, но решил, что сделает это позже, а в случае победы Флэш-Рояля этот день станет особенным и для Кристины.


К старту вышли участники следующего заезда. Флеминг просигналил, что пора покинуть ложу и подготовить Флэш-Рояля. Де Джерси повернулся к Кристине и попросил ее привести дочерей на парадный круг: он пообещал встретить их там.

– Милая, только ты и девочки, – сказал он, придвинувшись ближе. – Сама знаешь, я не люблю, когда на седловке много людей.

Кивнув, Кристина вернулась на балкон к гостям, а де Джерси и Флеминг покинули ложу. Хозяйка предупредила, что вместе с семьей ненадолго отлучится, а после заезда присоединится к остальным. Дэвиду тоже загорелось взглянуть на парадный круг, но Кристина разъяснила ему переживания Эдварда насчет того, как поведет себя Флэш-Рояль среди большого количества людей. В любом случае все желающие могли проследовать на трибуны у парадного круга и оттуда посмотреть, как жокей оседлает коня.

– И королева тоже будет там со своим скакуном? – с детским любопытством спросил Лионс.

– Скорее всего, ведь ее лошадь выступает в том же заезде.

– Черт возьми, я ни за что этого не пропущу. Мы пойдем на трибуны, как только закончится заезд. Где это? В смысле, куда нам идти?

Кристина проинструктировала Дэвида, потом махнула дочерям и после недолгого разговора согласилась взять с собой их подруг. Впятером они покинули ложу, а официанты вновь открыли шампанское.

Вместе с девушками Кристина прошла под аркой и двинулась через газон к арене, где коней подводили к владельцам и тренерам. Там же жокеи получали последние напутствия, седлали скакунов и проезжали по дорожке к стартовым воротам. Вдоль ограждения стояли зрители, желая посмотреть на королеву, которая тоже направлялась к парадному кругу.

Де Джерси явился на конюшню как раз в тот момент, когда лошадей выводили наружу. Они шли без седел, а с чепраками в цветах владельцев и с номером, прикрепленным к узде. Солнце припекало, и многие кони уже вспотели. Флэш-Рояль выступал под номером «семь». Он тряс гривой и вставал на дыбы, а по боковой дорожке вели еще пару брыкавшихся скакунов. Толпа стала плотнее, когда ее величество направилась к парадному кругу. Королеву сопровождал тренер, в шести футах от нее спереди и сзади находились телохранители. Они переговаривались по рации и не спускали глаз с толпы, но общая атмосфера была спокойной. На скачках в Аскоте королева могла позволить себе расслабиться и насладиться своим любимым видом спорта. Она принимала приветствия и в то же время оживленно беседовала с тренером.

В некотором отдалении Кристина с дочерьми тоже шагала к парадному кругу. Обе ее дочки и их подружки восхищенно глазели на знаменитостей. Молодежь радостно отмечала звезд кино и телевидения, бросая взгляды вперед, на королевскую процессию.

Флэш-Рояль все еще гарцевал, когда его завели в паддок. Флеминг и де Джерси принялись устраивать на нем седло. Де Джерси обмакнул губку в ведре и выжал воду на морду скакуна, не переставая разговаривать с ним, однако управляться с конем получалось все труднее. Когда седло наконец закрепили, жеребца вывели на улицу: он встал на дыбы и прижал уши.

– Настрой у него что надо, – тихо сказал Флеминг.

Де Джерси обеспокоенно поднял голову:

– Чересчур жарко для него.

Конюх взялся за уздечку, и де Джерси похлопал парня по плечу:

– Увидимся на круге.

– Да, сэр. Вот увидите, он успокоится. Ему просто хочется побыстрее выйти на скаковую дорожку.

Де Джерси поправил на шее серый шелковый платок, затем цилиндр и повернулся к Флемингу:

– Идем.

Двое мужчин плечом к плечу зашагали в направлении парадного круга. Когда они достигли центра, сотни людей уже толпились у ограждения, а на газоне собрались владельцы и тренеры. Шейх тоже был там, ожидая своего скакуна, а Кристина и дочки болтали с их подругами. Де Джерси двинулся к ним.

Проходя мимо королевы и ее тренера, Эдвард чуть склонил шляпу в приветствии. И потрясенно увидел, что ее величество заметила его. На нескольких мероприятиях де Джерси уже встречал королеву, но еще ни разу не удостаивался беседы с ней.

– Вы играете в карты, мистер де Джерси? – улыбнулась королева.

– Крайне редко, мэм, – поклонился он.

– Мне весьма любопытно, откуда у вашего скакуна такая кличка.

Де Джерси покраснел до ушей: флэш-рояль был наивысшей комбинацией в покере.

– Мэм, время покажет, насколько подходит ему это имя, – ответил он.

Королева кивнула, завершив на этом их беседу.

Вновь поправив цилиндр, де Джерси возобновил шаг. Сердце грозило выпрыгнуть из груди. Неужели ее величество знала его имя? Невероятно! Он понял, что ему нужно немного перевести дух.

– Эдвард, вы как? – спросил Флеминг.

– Порядок, просто… Дональд, она знает, кто я такой!

– Она в курсе всего на свете, – рассмеялся тренер. – Можете даже не сомневаться, что она вас знает. Королева владеет целой конюшней, которой ваши скакуны ничуть не уступают. Конечно же, она понимает, какую конкуренцию представляет наш мальчик. А вот, кстати, выводят на круг ее участника.

Де Джерси повернулся и увидел великолепного гнедого коня в чепраке королевских цветов. Он был крупнее Флэш-Рояля, но намного спокойнее. Темно-каштановый, почти черный, скакун де Джерси по-прежнему мотал головой, а по его шее струился пот.

– Чертовски жарко для второй попытки, – сказал тренеру де Джерси.

Он подошел к Кристине и обнял ее за талию, наблюдая, как конюх ведет Флэш-Рояля по кругу.

Микки Роулэнд в это время застегивал шлем, зажав хлыст под мышкой. Он поискал взглядом босса и, заметив де Джерси, тут же подошел к нему.

– Жарковато сегодня, да? – пробормотал он и кивнул Кристине.

– С моими дочерьми вы знакомы, а эти юные леди… – Де Джерси забыл, как звали их подружек.

На выручку пришла Кристина, а в следующую секунду де Джерси увидел, что Леони приготовилась сделать фото.

– Не сейчас, – резко сказал Эдвард.

– Но, папа…

– Нет! Кристина, немедленно забери фотоаппарат!

Леони испуганно опустила его, а Кристина шагнула вперед и забрала камеру из рук дочери:

– Дорогая, это плохая примета! После заезда фотографируй сколько душе угодно, но не сейчас.

Тем временем де Джерси, Флеминг и Микки увлеклись беседой, позабыв об инциденте.

– Думаю, лучше дать ему немного свободы. При таком грунте скорость будет отличной. Проверим, на что он способен. На полпути воспользуйся хлыстом, но не слишком сильно, чтобы немного раззадорить коня, и держись центра. Там земля взрыхлена, а если будет слишком твердо, уведи его в сторону.

Лицо Микки оставалось невозмутимым, пока он слушал наставления. Флэш-Рояль уже ждал своего выхода, и вместе с де Джерси они направились к скакуну.

Де Джерси склонился к жокею, чтобы их никто не слышал:

– Микки, ты знаешь его лучше, чем кто-либо другой. Действуй по ситуации. Посмотрим, чего он стоит.

– Хорошо, сэр, – улыбнулся тот. – Встретимся на чествовании победителей?

Засмеявшись, де Джерси помог жокею сесть в седло. Микки поправил перчатки, постучал по шлему рукояткой хлыста и повел Флэш-Рояля на круг. Скакунам предстояло неторопливым шагом пройти до стартовых ворот, пока зрители вернулись бы на трибуны, чтобы посмотреть заезд.

Де Джерси стиснул кулаки и зашагал вперед, поручив Флемингу проводить Кристину и девочек на трибуны для владельцев и тренеров, откуда Эдвард предпочитал наблюдать за скачками. Он не увидел Дэвида и Хелен Лионс, махавших ему из-за ограждения, а вот они стали свидетелями того, как де Джерси общался с королевой, и даже запечатлели этот момент на фотоаппарат.


К трибунам их компания подошла, изнывая от жары. Пока они поднимались по ступенькам к переднему ряду, Кристина обмахивалась программкой, как веером. Она знала, что с мужем сейчас разговаривать бесполезно, Флеминг же казался спокойным. Де Джерси посмотрел на шедшего легким галопом Флэш-Рояля в бинокль. Опустил его, взглянул на огромный экран и снова приник к окулярам.

– Еще минута, и он примется выплясывать, – шепнул Флеминг Кристине.

Оба улыбнулись. Всякий раз перед выступлением своих скакунов де Джерси переминался с ноги на ногу, словно стоял на горящих углях.

Комментатор наконец объявил, что все участники прибыли на ворота, за исключением Флэш-Рояля. Следом появился и он, а через мгновение лошади сорвались со старта. Флеминг подошел к де Джерси вплотную.

– Хорошо пошел, но его зажимают, – бормотал тот. – Выводи его вперед, Микки, вот так… молодец, он занял отличную позицию.

Сощурившись, Кристина взглянула на экран, а Натали подалась вперед, интересуясь, каким по счету идет Флэш-Рояль.

– Думаю, он четвертый, нет, пятый – он ровно в середине. Видишь звезду у Микки на шлеме?

Де Джерси ахнул, привлекая к себе любопытные взгляды: владелец Флэш-Рояля едва ли не подпрыгивал на месте.

– Его обходят! Что, черт подери, он творит? – грозно воскликнул де Джерси. – Давай же, Микки, давай! Выводи его! Вот так! Так! – Де Джерси сильно пихнул Флеминга в бок, чуть не сбив тренера с ног. – Видишь, он выходит вперед, занимает великолепную позицию.

Однако гнедой королевы сильно опережал остальных, обходя их на целый корпус.

– Он не сможет, – тихо сказал де Джерси, опуская бинокль.

Скакуны вышли на финишную прямую. Флэш-Рояль по-прежнему держался четвертым, но выглядел уставшим. Его зажимали с двух сторон, и он пытался не сдавать позиций, идя с обеими лошадьми голова в голову. Внезапно он рванул вперед.

– Он набирает скорость! – завопил Флеминг.

Кристина посмотрела на мужа: тот замер, вытянув руки по швам. Казалось, он ничего не видит перед собой.

– Давай! – что есть мочи закричала Кристина. – Давай же! Да, вот так! Давай!

Флэш-Рояль будто обрел второе дыхание. Он понемногу набирал обороты, а потом умчался вперед: с четвертого места стремительно вышел на третье, а дальше его было не остановить. Он пересек финишную черту, обойдя соперников на два корпуса. Микки встал в седле, обернулся и победоносно поднял хлыст.

Флеминг посмотрел на де Джерси. Несколько мгновений оба потрясенно молчали.

– Он сделал это, как вы и думали! – восторженно выдохнул Флеминг.

Де Джерси еле сдерживал слезы. В следующую секунду его обнимали Кристина и дочки, а отовсюду слышались поздравления. Но у де Джерси заложило уши, а сердце бешено стучало в груди.

Все они заторопились к загону для чествования победителей, чтобы успеть к приходу скакунов. Микки въехал под аплодисменты, и де Джерси с Флемингом перехватили поводья вспотевшего жеребца. Жокей спрыгнул с Флэш-Рояля и обнял коня за шею. Затем снял седло и собрался идти в весовую.

– Под его капотом еще столько мощи, – сказал он, ослабляя застежку шлема. – Ничего подобного я не испытывал. А ведь я к нему почти не прикасался.

Де Джерси приблизился и обхватил руками лошадиную морду.

– В следующем году, мальчик мой, выступишь в дерби.

– Дайте ему передохнуть! – засмеялся Флеминг. – Он только что одержал победу в «Чешэме». Это уже отличный результат.

На награждении победителей де Джерси был как в тумане, с трудом сохраняя самообладание: ему хотелось кричать, взобравшись на какую-нибудь крышу, или подбросить в воздух шляпу. Теперь он знал, что заполучил чемпиона среди лучших скакунов. Каждый тренер и заводчик мечтал о таком коне, так что двадцать лет упорного труда не прошли даром. Через несколько минут Флеминг отвечал на вопросы телевизионных спортивных каналов, а де Джерси скрылся в тени. Он терпеть не мог камеры и не давал интервью ни для передач о скачках, ни для новостей, поручая это Флемингу.

Проследив за тем, чтобы коня сполоснули и приготовили к поездке домой, де Джерси в отличном настроении вернулся в свою ложу. Все гости обсуждали лишь Флэш-Рояля, ведь они делали ставки именно на него. Дэвид стоял на стуле и размахивал пачкой купюр по пятьдесят фунтов, распевая: «Мы в деньгах, мы в деньгах!»[4]4
  «We’re in the Money» из альбома «A Tribute to Betty Boop: Songs of the 1930’s» группы The Hit Co. Также в переводе с английского – финиш лошади в призовых местах.


[Закрыть]
Празднования продлились до вечера, а супруги Лионс последними покинули ложу де Джерси. Хелен заверила Кристину, что Дэвид вполне может сесть за руль после стольких чашек кофе, которые она заставила его выпить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11