Лина Мур.

Пока любовь не оживит меня



скачать книгу бесплатно

– Санта, она взрослая женщина, и может сама принимать решения. Она отличается от тебя, поэтому дай ей возможность жить так, как она хочет. Нет необходимости снова с ней спорить, – останавливает меня.

Прищуриваясь, смотрю на него.

– Ты заинтересовался моей сестрой, – догадываюсь я.

– Нет, – смеясь, качает головой.

– Плохо играешь, ты заинтересовался моей сестрой, – делаю шаг к нему.

– Да нет же, я не заинтересован женщиной, которая работает в сексе по телефону. Конечно, мне обидно, что меня послали, чувствую себя оскорблённым, ведь я красивый мужчина. Даже у моего брата есть ты, а вот я ни с кем. Как-то обидно, но это не означает, что я заинтересовался грубой и наглой, рыжеволосой извращенкой, – слишком эмоционально он это говорит, да и сам понимает.

– Не хочу больше обсуждать эту тему, – отрезая, плюхается на софу.

Джоршуа и Рейчел. Нет, моя сестра его убьёт. Даже думать об этом не собираюсь. Возвращаюсь на место, но всё же, мысли о том, что Рейчел может немного развлечься с Джо, не дают покоя.

– Скажи мне, только честно, он не пугает тебя? – После долго молчания, подаёт голос Джо.

– Кто? – удивляясь, поднимаю на него голову.

– Ред.

– А он должен пугать? – Усмехаюсь я.

– Его шрамы, мы пытались их поправить косметически, даже пересадку кожи делали, но не на всех участках это можно было сделать. Большинство, ладно, признаю, что лет десять и я не мог смотреть на него спокойно. У меня кровь стыла в жилах.

– Нет, меня не пугают его шрамы. Мне они нравятся. Мне плевать на то, как он выглядит. Правда. Когда я дотрагиваюсь до них, то он напрягается, а я ощущаю приятное покалывание в пальцах. Наверное, я больна, но мне кажется, что Ред удивителен. Я даже не вижу их, когда смотрю на него, потому что вижу только глаза, чувствую его ярость или же притяжение. Но меня не пугает его внешность, не имею понятия, по какой причине она меня возбуждает, – тихо признаюсь я.

– И Ред позволил тебе трогать шрамы? – Недоверчиво уточняет Джо.

– Боже, да это обычная кожа, – уже громче добавляю. – Немного выпуклая, местами гладкая, но кожа. Как можно испытывать отвращение, когда дотрагиваешься до неё? Ведь искусственная грудь, губы, ягодицы и другие места не отталкивают мужчин, так отчего обычная кожа должна вызывать неприятные ощущения? Многие ложатся на операционный стол, чтобы подогнать себя под несуществующие стандарты, превратиться в куклу и поймать на крючок кого-то вроде Филиппа. Но я знаю, без этих ухищрений, что красота губительна. Она не приносит счастья, мне не принесла. И я думаю, что другим тоже. Возможно, только единицы добиваются того, чего хотят, но при этом теряют себя.

– Не поверю, что не нашлось женщины, которая бы спокойно приняла его внешность?

– Женщин у него было много, – задумчиво отвечает Джо. – Но спокойно ни одна не приняла его таким, какой он есть. Ещё хуже становится, когда появляюсь я. Тогда они теряют интерес к брату, получая эстетическое удовольствие от меня.

Поэтому мы, когда находимся вместе, завязываем им глаза.

– То есть, – кривлюсь от грязи в его словах, – это правда, что вы… вы спите с ними вместе?

– Абсолютная, – кивает он.

– Боже, как гадко. И не противно? Мне тоже такую участь придумали?

– Нет, не противно, даже интересно. Секс втроём очень возбуждает, да и женщины получают удовольствие. Их никто не принуждает к этому, они сами хотят. А это ты мне ответь, не желаешь попробовать?

– Никогда. Это неприемлемо для меня, – зло отвечаю ему.

– И даже если это будет женщина?

– Издеваешься? – Шиплю на него, получая отрицательное мотание головой.

– Это ещё хуже. Унизительно находиться с мужчиной, да ещё и с одной женщиной. Выходит, что ты, как партнёрша, не можешь доставить удовольствие ему. Это унижает, оскорбляет, и ни за что я не позволю так с собой поступить. Секс только для двоих, третьему нет места там. А если Ред думает иначе, то лучше всё завершить сейчас. Делить с другой мужчину не собираюсь, это измена. Для меня это самое ужасное предательство того, что создано только для двоих.

– Не кипятись, я всего лишь спросил. Нет, брат не планирует. Мне интересно, как ты смотришь на такие отношения, – Джо, защищаясь, выставляет руки впереди себя. Закатываю глаза, ненавидя его, что заставил испытать ревность даже к мысли о том, что они обдумывают варианты использовать меня для таких вот грязных вещей.

– Ты узнал, как я смотрю на них. Точнее, не желаю видеть такое, – резко отвечаю ему.

– Но попробовать нужно всё, – замечает он.

– Не то, что не вписывается в рамки. Для меня это за пределами. И я не понимаю тех, кто терпит то же самое насилие. Не понимаю, как это может нравиться. Мужчинам, да, вы наслаждаетесь, ведь рядом с вами аж две женщины. Но ни одна нормальная женщина не будет делить своего мужчину с другой. Ни одна, а если она это делает, то, значит, потеряла всю власть над разумом партнёра, и это уже заведомый конец всему.

– Не все мужчины раскрепощены, но многие видят это в фантазиях.

– Пусть это и останется там, а я не собираюсь иметь к этому отношения, – отрезаю.

– Ладно, твоя взяла. Ты права, – от слов Джо довольно улыбаюсь. – Но…

– Вот продолжение лишнее. Я права, этого достаточно, – перебиваю его.

– Я только одного не понимаю, как с твоим характером, силой и вот этими суждениями, ты превратилась во всепрощающую куклу?

– Я тоже этого не понимаю, раньше я не была такой. У меня сильные пробелы в памяти и сейчас, оборачиваясь назад, могу назвать себя только идиоткой. Возможно, алкоголь сотворил со мной это, а, может быть, мне было комфортно жить в своих мечтах. Но когда я увидела красные капли на своей юбке в ту ночь, вспомнив об измене Филиппа, первой измене, то ощутила невероятный страх. Я не могла его описать, найти причину, но знала, что должна бежать. Я вышла через заднюю дверь, чтобы охрана меня не видела. В нашей изгороди есть участок, через который можно пролезть. И я сразу же направилась в аэропорт, – ярко вспоминаю тот день, и всё теперь встаёт на свои места. Я не нашла бутылку белого вина, но от жажды, наконец-то, выпить, слишком резко открывала красное. Бутылка выскользнула из моих рук. Осколки, красные пятна, напоминающие кровь. В ночь первого замужнего насилия, которое я помню, на мне была тоже белая юбка.

– А сейчас нет желания глотнуть спиртного? – Интересуется Джо.

– Нет, я боюсь его. Опасаюсь, что как только это сделаю, то снова превращусь в куклу или же вспомню нечто ужасное. Намного страшнее того, что было до этого. Хотя признаю, когда прилетела, у меня была ломка. Сильная ломка, и я пила.

– Это тоже довольно необычно, ведь люди, подверженные зависимости, так легко не соскакивают с неё.

– Знаю, и… давай, не будем говорить об этом, – качаю головой, не желая разбираться в своём состоянии.

– Хорошо. Тогда поболтаем о погоде? Холодно нынче, обещают суровую зиму, – от слов Джо улыбаюсь.

– Это глупо.

– Очень.

Мы смеёмся, расслабляясь оба от напряжения, как дверь кабинета распахивается и в комнату входит Ред. Он выглядит очень странно. Его мрачный взгляд прикован ко мне, но в то же время словно стеклянный. Лицо посерело, а шрамы резче выделяются на щеке.

Замолкаем, наблюдая, как он без слов направляется к стеллажам с книгами и открывает один из шкафчиков. Берёт бокал и щедро наливает туда из хрустального графина тёмную жидкость. Выпивает залпом, и слышу его тяжёлый вздох.

– На него всегда так действует починка труб? – Удивляюсь весело я, но замечаю, что Джо хмуро смотрит на него. Даже с беспокойством. Возвращаю свой взгляд на Реда, наливающего новый бокал и проделывающего с ним то же самое.

– Джаред, – напряжённо зовёт брата Джо.

– Оставь нас, – тон, который сейчас присущ Реду, можно назвать могильным. Именно так сообщают о смерти, и это поселяет страх в душе.

– Но…

– Я отправил тебе данные, иди к себе, позову. Джоршуа, уйди, оставь меня наедине с ней, – Ред разворачивается и не сводит глаз с брата. Тот, молча кивает, и натянуто улыбается мне, желая приободрить.

Как только закрывается дверь, то я слышу:

– Иди ко мне. Ну же, иди.

Не понимая, что происходит, поднимаюсь с кресла и направляюсь к Реду. Вкладываю руку в его протянутую, и он рывком тянет на себя, что с оханьем падаю на его грудь. Чувствую, под ладонью быстрое биение сердца.

– Что случилось? – Шепчу я, поднимая к нему лицо. А в его глазах такая боль, от которой кислород медленнее начинает поступать в лёгкие. Зелень полностью поглощает золотистый свет, и я боюсь ступить в очередной мрак, ожидающий меня.

Глава 7

Не знаю, сколько уже мы сидим на небольшом диванчике. Не имею понятия, что происходит сейчас. Но лишь ожидаю, когда Ред произнесёт хотя бы что-то, а он смотрит в одну точку, крутит пустой бокал в руке и молчит. Страх парализует моё сознание, держит его в когтистых лапах, не позволяя дышать спокойно.

– Что-то с Рейчел? С родителями? – Решаюсь первая нарушить мрачную тишину.

Никакого ответа.

– Ты пугаешь меня. Пожалуйста, скажи, что случилось? Филипп хочет причинить вред им или уже это сделал? Он в Дублине? Боже, Ред, прошу, хотя бы что-то произнеси, – дрожащим голосом умоляю. Забирая у него стакан, отставляю и сажусь на столик.

Медленно поднимает на меня голову, словно не узнаёт.

– Я не чинил трубы.

– Хорошо, – киваю на это признание.

– Ты не просила у него спасения. Ты ошиблась. Ты не сдавалась. Ты обманула меня, никогда не была слабой. Ты сильная. Откуда в тебе столько силы, Санта? – Очень сложно разобрать, что он говорит. Низко, не делая даже расстановки.

– Не понимаю, – мотаю головой, вглядываясь в его лицо. Но нет ни единой подсказки, о чём он говорит.

– Я был прав, мои догадки верны, – медленно поднимает голову.

– Какие из всех?

– Они собирают на тебя досье. Целую папку, там не только видео, но и фотографии, письма с прощанием к твоим родным, заключение психиатра и чеки по оплате приёмов у психотерапевта. И я это видел, – снова отводит взгляд, не желая смотреть на меня.

– Ты… – догадываясь, что он может иметь в виду, сглатываю и делаю глубокий вдох.

– Ты видел то самое? То, где… как появились шрамы на запястье?

Слабо кивает головой, вызывая у меня внутри непонятную ярость, что и это теперь он знает. Все мои минусы для него как на ладони. И мне не хочется падать резко вниз, быть жалкой, хотя признаю, его реакция именно такая, какая должна быть у влюблённого человека. Но сейчас мои мысли заняты не чувствами, а тем, что будет дальше. Что он хочет? Как он всё представляет дальше?

– Филипп хранит их? Как тебе удалось достать это? – Шепчу я.

– Не Филипп, это всё хранится в квартире его приятеля. Нашим знакомым, точнее, одной девушке, работающей проституткой, удалось проникнуть в его место жительства. Она подсыпала ему снотворное и скопировала всё. Бумаги и всё, что было на электронном носителе, – Ред поднимается с софы и обходит её.

– Она удалила это? – Мне плевать, что это за девушка, откуда с ней знакомы Ред и Джо, меня тревожит другое.

– Даже если бы она это и сделала, то я уверен, что запись, как и оригиналы хранятся в ином месте. Это лишь копии, которые Милтон оставил у себя. Зачем? Скорее всего, играет на двух сторонах: с Филиппом и за себя. Если первый струсит и всё же отпустит тебя, но такого не будет, то второй будет иметь копии, которыми сможет шантажировать. Но вряд ли твой муж сдастся, он намерен запрятать тебя в психиатрическую клинику. Предполагаю, что это его основной план, а сейчас у него есть выбор, как избавиться от тебя. И в связи с его любовью к жестокости, он выберет второй, – сжимает пальцами мягкую обивку диванчика, а я прикрываю глаза, всё ещё не веря, что Ред всё видел. Унизительно.

– Чёрт возьми, скажи мне, зачем ты это терпела? Зачем ты обманывала? Зачем? – Ударяет ладонями по резному дереву и отталкивается от софы.

– Я…

– Почему ты продолжала играть роль идеальной жены, когда за воротами происходил такой ужас? – Не позволяя даже оправдаться, повышает голос. Он зол, и я не понимаю причин его ярости. Конечно, это моя глупость, но его буквально трясёт от ярости.

– Почему никому не сказала? Почему улыбалась и выбрала такой исход? Зачем? Да, неужели, в тебе нет ни капли чувства самосохранения? По какой причине так жестоко обманула всех? Ответь, ты думала, что Филипп одумается и оставит тебя в покое? Столько времени, когда ты могла оборвать всё, столько возможностей, но ты продолжала! Ты улыбалась, даже на видео ты улыбалась! Дура! – Запускает руки в волосы и оттягивает их назад, обхватывает свою шею, желая, как будто сам себе причинить боль.

– Ред, я не знаю, – честно признаваясь, поднимаюсь со столика. – Не знаю, правда. Дура, не отрицаю. Идиотка, но я бы ни за что не поступила иначе.

– Что? То есть ты наслаждалась всем этим? Наслаждалась, когда резала себя, когда он бил тебя? – С отвращением спрашивает, отчего я быстро мотаю головой.

– Нет. Я бы никогда не позволила себе поступить иначе, потому что не желала быть посмешищем, как в детстве. Я обижалась на родителей, я ненавидела их, ведь отец изменял маме. И я хотела вырваться из этого дерьма, хотела обрести деньги и лёгкую жизнь, тогда и подвернулся Филипп. Я бы ни за что не бросила попыток увидеть роскошь, потому что боялась вести тот образ жизни, который мне претит. Я желала доказать всем, даже себе, что могу быть куклой, могу иметь всё, что мне захочется. Даже если бы вернулось время обратно, то я поступила бы так же, – всплёскиваю руками, в отчаянии пытаясь ему объяснить, ещё больше растоптать себя.

– Понравилось? – Ехидно кривится он.

– Не нужно так со мной, Ред. Думаешь, я не виню себя? Виню. Думаешь, я бы не хотела сейчас всё решить мирно и не вспоминать тот ужас? Хочу. Готова всё отдать, только бы не помнить больше, закрыть навсегда эти главы моей жизни, чтобы жить дальше. Но я валютная шлюха, понимаешь? Я пользуюсь тем, что мне дарят мужчины, не заботясь о последствиях. Да, я такая, и не отрицаю, что это гадко и грязно. Другая бы давно умерла, а я, возможно, ещё дышу от своей любви к роскоши. Не знаю, по какой причине дышу, но ещё это делаю. Стыдно ли мне? Очень, ведь я натворила столько глупостей, за которые расплачиваюсь. И мне не жаль себя, больше не жаль, я это заслужила, – отворачиваюсь от него, только бы не видеть пренебрежения во взгляде. Только бы не знать, что он испытывает омерзение ко мне. Это будет концом. Хотя он, наверное, давно уже наступил.

– Я сейчас не имею понятия, что делать дальше. Я в тупике, не могу разумно соображать, потому что внутри меня клокочет такая ненависть. Я готов нарушить все правила, но убить его. Придушить своими руками, ведь картинки до сих пор в моей голове. И там тебе больно, – от его слов качаю головой оборачиваясь.

– Зачем тебе это? Скажи мне. Скажи честно, предполагал ли ты, что, выбрав меня, встретишься с этим ужасом? – Шёпотом спрашиваю его.

– Нет. Я видел всё иначе, – моментально отвечает. – Я готов увезти тебя, спрятать, оттянуть ещё время, чтобы спасти. У меня сейчас нет ничего, чтобы отдать взамен за твою жизнь, Санта. Ничего.

– Я не хочу больше прятаться. Хватит, Ред. Филиппу нужна я, не ты или кто-то другой, а я. И он не успокоится, пока не найдёт меня. Не нужно меня прятать, я этого не заслуживаю.

– И ты предлагаешь мне смотреть, как этот ублюдок будет продолжать поступать с тобой?

– А какие у тебя причины влезать в это дело? Может быть, проще поставить точку? Просто отпустить меня, и я вернусь к нему, чтобы оборвать всё? Ведь итог уже предрешён, бороться не за что, да и ничего у меня нет. Ты хотел найти в моём лице новое увлечение, наслаждение, но теперь это может быть губительным и для тебя, – тяжело вздыхая, произношу я и с напряжением смотрю на Реда.

– Ты права, у меня нет никаких причин. Но…

– Нет, не надо, – прикрываю на секунду глаза и подхожу к нему. – Не надо лжи. Ты был честен, и я ценю это. Во мне слишком много минусов, чтобы нравиться полностью. Тебе нужно отпустить меня, не удерживать, не давать повода вернуться.

– То есть ты готова вот так легко уйти и вылететь в Лондон? К этому ублюдку, который наверняка убьёт тебя? – Недоверчиво спрашивает он.

– Готова. Мне страшно, признаю, но другого выхода нет. Джо ничего больше не найдёт, да и времени слишком мало. Ты должен меня отпустить, – дотрагиваюсь ладонью до его щеки, поглаживая шрамы, а он молчит. Чёрт, мне больно. Моё сердце плачет кровавыми слезами из-за невозможности остаться с ним. Это никогда не закончится, потому что я – и есть причина, по которой человеку, ставшему для меня кем-то особенным, может быть плохо. А я не могу этому позволить свершиться. Не могу.

– Спасибо тебе, что попытался. И я была счастлива встретить тебя. Ты самый удивительный и красивый человек для меня, для тебя есть место в моём сердце. Только отпусти меня, – приподнимаясь на носочки, превозмогая желание расплакаться, целую его шрамы. Слышу, как шумно втягивает в себя воздух, и вижу, как закрывает печальные глаза. И сейчас самое время сказать, что я влюблена в него. Без каких-либо причин я влюбилась в этого мужчину, но могу сделать хуже. Ему. Не хочу.

Он так и стоит, не двигается, не удерживает, а я уже простилась. Внутри – нет, не желаю уходить, но осознаю всё, что может ожидать всех нас, если задержусь здесь. В эту минуту не собираюсь быть больше той, кого играла всю свою жизнь. Не буду слабой и эгоистичной, думающей только о своём будущем. Нет, теперь у меня есть человек, который может исчезнуть навсегда. Лучше уж это буду я.

И всё же, как только выхожу из кабинета, слёзы прорываются и скатываются по щекам. Я не хочу, чтобы мне перекрыли путь к тому, на что решилась. Я одна должна отвечать за свои ошибки. Но мою руку обхватывают сильные и горячие пальцы, отчего слёзы текут быстрее. И мне бы вырваться из этих рук, но сердце думает иначе. Оно ищет спасения, даже когда всё завершено. Оно жаждет его.

– Отпусти, – шёпотом прошу я не поворачиваясь.

– Думаешь, это легко? – Так же отвечает Ред, и я чувствую, всей своей кожей чувствую его тепло позади себя.

– Думаешь, я смогу жить, зная, что тебя нет? Что ты, по каким-то идиотским соображениям, решилась отдать себя ему в лапы? – Уже рычит, дёргая на себя и поворачивая.

– Идиотским? Для меня твоя жизнь и жизнь Джо не идиотские соображения, Ред! – Ударяю его по плечу, желая оттолкнуть, пусть лучше ненавидит.

– Нам не угрожает опасность, – перехватывает моё второе запястье и прижимает к своей груди.

– Правда? Я считаю иначе. Если он узнает, если увидит или же проследит за мной, а, возможно, уже это сделал, то в курсе, что вы помогаете мне. Ты и Джо, а ещё Мэтью и Мёрл. Неужели, ты не хочешь подумать о них? Я не могу… чёрт, я не могу так поступить с вами. Я виновата, и вы ни при чём, – дёргаю руками, но он держит крепко.

– Им ничего не угрожает, только тебе. Санта, у тебя есть причины, чтобы жить. Ты должна бороться за себя, а не сдаваться раньше времени. Тогда ты улыбалась, ты была сильной, и это помогло тебе выжить. Так что изменилось сейчас? Ты прошла через ад, а испугалась лёгкого пламени.

– У меня больше нет сил. Я не нужна никому, понимаешь? Лучше одна жертва, чем потащить за собой столько судеб. Я…

– А как же Рейчел, родители? Тебе всего двадцать четыре, – перебивая, возмущённо шипит в моё лицо.

– Рейчел меня ненавидит, она счастлива быть одна. Родители, боюсь, что Филипп уже осуществил свой план, и они забыли обо мне. Какая разница, сколько мне лет? Никакой, потому что прожитые годы были лишь иллюзией, и я за неё готова ответить. Мне незачем дальше продолжать бороться, потому что в будущем меня никто не ждёт. У меня его попросту нет, – от злости и от боли внутри с силой вырываю свои руки из его. Отступаю, как и он, словно дала пощёчину. Но разве я не права? Разве кто-то вспомнит меня добрым словом? Нет!

– А я? Как же я? – Его тихий, едва уловимый шёпот доносится до моего воспалённого сознания, и это так сильно ударяет по груди, что дышать нечем.

– Ты найдёшь кого-то другого. Не обманывай меня, не создавай новую фантазию, где будет всё хорошо. Мы лишь любовники и не больше, ты забудешь, переключишься на новую девушку и закроешь дверь. Лучше сейчас, а не потом, когда я буду желать умереть из-за мук, которые принесёт будущее. Не хочу, поэтому не убеждай меня, что я тебе нужна. Я ведь права, да?

– Абсолютно. Пройдёт время, и я буду занят другой женщиной. Снова начнётся игра, где будет темнота, возбуждение и адреналин. Всё будет повторяться, как обычно. Я встречусь с отвращением, с желанием, с новой практикой, – его подтверждение разрубает на кусочки моё сердце. Но я знала это, поэтому ещё больнее.

– Спасибо за честность, хоть она и гадкая, но я так и предполагала, – у меня не остаётся иного выбора, как развернуться и направиться в его спальню, чтобы переодеться, собрать багаж и сделать последний шаг в пустоту.

– Но моя совесть никогда не позволит забыть тебя. Я не смогу легко наблюдать, зная последствия, твоего решения – выйти отсюда. Я видел много, и это мало меня заботило. А ты меня заботишь, и если сделаешь это, то мне придётся убить его. Лишить жизни, потому что никогда не позволю этому ублюдку наслаждаться миром, где нет тебя.

Зачем он это говорит? Зачем так нежно и жестоко дарит надежду?

– Я ничего не знаю о тебе, Ред. Мы незнакомцы, которых свёл случай, – останавливаясь, отвечаю ему.

– Ты знаешь.

– Что? – Поворачиваясь, повышаю голос. – Что я знаю о тебе? Ничего. Я не имею понятия, кто ты такой. Ты призраком останешься в моей памяти, словно тебя и не было, потому что ни одной причины у меня нет, чтобы узнать тебя. Да и ты не позволишь. У меня нет ничего, чтобы попросить тебя об этом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8