Лина Мур.

Пока любовь не оживит меня



скачать книгу бесплатно

– Твой муж нетрадиционной ориентации, и ты ему неинтересна, как женщина.

Глава 5

Сгибаясь пополам, не могу успокоиться. Хохочу, как сумасшедшая, пока Ред спокойно ожидает в кресле. А я не в силах оборвать хохот, даже живот болит. Уму непостижимо, какая глупость. Филипп – гей! Боже, гей! Чёрт возьми, я сейчас умру от этого веселья.

Стираю с глаз слёзы и шумно дышу, чтобы прийти в себя.

– Ничего, можешь ещё посмеяться, ведь дальше будет не до этого, – Ред делает взмах рукой, которой держит листы.

Продолжая улыбаться, подползаю и встаю на колени рядом с ним.

– Ты-то сам понимаешь, что сказал? Мой муж не может быть геем. Не может быть, – постоянно хрюкая от смеха, произношу я.

– Я точно понимаю свою речь, а вот ты пока в шоке, сладкая, – подхватывает другой рукой мой подбородок и поглаживает его пальцем.

– Тогда объясни мне, откуда… кто выдумал такую глупость? – Наклоняю голову вбок, совершенно не веря в эту информацию.

– Факты. Начнём вот с этого, – отпускает меня и протягивает другой лист.

Беру его в руки и рассматриваю незнакомого молодого парня, которого ни разу в своей жизни не видела.

– И кто это? – Поднимаю взгляд на Реда.

– Санта.

– Ещё раз? – Давлюсь от смеха, вновь рассматривая парня на фотографии.

– Его зовут Санта. Теперь интересно? – Ред спускается на пол ко мне и садится рядом.

– Но это же мужчина, как он может быть Сантой? Это, вообще, редкое имя. И он совершенно не похож на испанца или же кого-то, кто может носить его, – несколько обиженно замечаю я.

– Верно, а вот она может назвать себя, как угодно, – показывает мне лист со шлюхой Филиппа.

– Ничего не понимаю. То есть, эта тварь имеет такое же имя, как и у меня? И всё это подтолкнуло тебя на мысль, что Филипп гей? – Ещё больше изумляюсь.

– Это один и тот же человек, – Ред забирает из моих рук лист и кладёт оба на пол.

– Что? Но у неё грудь есть, я помню, на фотографии она была по пояс обнажена и у неё внушительный бюст, как и длинные волосы светлого цвета, бёдра, в конце концов. Я видела женщину, Ред, но никак не этого парня, даже в парике они отличаются, – указываю пальцем то на одну, то на вторую фотографию.

– Гормоны, силиконовые имплантаты, наращивание и окраска волос, косметологи и пластическая операция сделали из Стюарта Санту. Он трансвестит. В обличье женщины и с мужскими гениталиями. Он состоит в элитном эскорт-агентстве для богатых клиентов. Сейчас это довольно прибыльно и востребовано, каждый мужчина извращён по-своему, и твой муж предпочитает парней. Он не первый раз пользуется услугами этого агентства, но вот этот человек стал постоянным товаром для него на протяжении последних полутора лет, – Ред делает паузу, а я хлопаю ресницами, обескураженная… нет, я не могу даже понять, что он говорит. Это невероятно, ведь я знаю другого Филиппа.

– Джоршуа попросил своих ребят, которые помогают ему в Лондоне, узнать, кто эта женщина.

В данный момент она находится в съёмной квартире, и Филипп с ней. Она уволена, то есть не принимает заказы, но другие, её коллеги, с готовностью за несколько тысяч всё расскажут. И именно эта информация пришла на почтовый ящик брата, я ждал её ещё вчера, но, видимо, Филипп и там запугал всех, – продолжает Ред, пока я прихожу в себя.

– Но… нет, он не может. Нет, – мотаю головой, отодвигаясь от фотографий.

– Он гей, сладкая моя. Он выбирает тех, у кого есть член, – настаивает на своём Ред.

Перевожу на него взгляд и продолжаю качать головой.

– А как же… – на секунду замираю, – а как же я? То, что он делал со мной? Он изнасиловал меня в первый раз. И потом, мы занимались сексом! Между нами он имел место быть!

Подскакиваю на ноги и нервно расхаживаю перед всё так же сидящим на полу Редом.

– Хорошо. Давай по-другому, – вздыхая, поднимается и перекрывает мне путь.

– Успокойся, пойдём, – берёт меня за руку и ведёт к постели. Усаживает и сам опускается рядом.

– Скажи мне, точнее, опиши ваш секс с Филиппом. Какой он был? – От его вопроса покрываюсь краской.

– Если ты хочешь знать, лучше ли ты, то да, намного. И ты был прав, я не испытывала оргазма ни разу, тогда был первый, – тихо признаюсь я.

– Сладкая моя, мне не нужно подтверждения того, что я лучше. Я это знаю, – усмехается он. – Я хочу услышать другое. Что ты чувствовала, когда вы занимались сексом?

– Описать? Но… я не помню так чётко, просто общую картинку, – опускаю голову и нервно тереблю кромку рубашки.

– Давай общую.

– Хорошо, – делаю глубокий вздох, чтобы набраться мужества сделать новое признание.

– Больно. Сухо. Я лишь терпела. Обычно на животе. Очень часто у меня после этого всё болело, пару раз была кровь. Я помню, что Филипп что-то упоминал о разрывах и о моей нежной коже, слабых мышцах и делал перерывы.

– Как часто это было?

– Раз-два в месяц. В основном я находилась в пьяном состоянии, поэтому немногое из этого помню, как и то, что ощущала. Но я ни разу не кусала губы от страсти, только от желания закричать и прекратить всё, – стираю быстро слезу, появившуюся неожиданно в глазах.

Ред дотрагивается до моей влажной щеки и пальцем ведёт к подбородку, заставляет посмотреть в его серьёзные и напряжённые глаза, чтобы вновь пожалеть себя. Хотя сама виновата, я терпела только из-за денег и своего статуса.

– Поэтому он не может быть геем, он целовал меня, пытался что-то делать с грудью, но бросал это занятие, разворачивал и трахал. Он не гей, просто ублюдок, – сглатываю горечь и ожидаю, что дальше скажет Ред.

– Это и подтверждает то, что он полноценный гей, – снимает свою руку с моего лица и поднимается с кровати.

– Первый раз, когда ты появилась здесь и стала моей, я ощутил нечто странное. Обычно, у женщин, занимающихся сексом не так всё туго, даже если редко. А ты была очень плотной и испытала боль. Ты испугалась её, а я наблюдал. У меня не было девственниц, потому что я не беру их в любовницы, считая, что они должны подарить эту особенность тому, в кого хотя бы немного влюблены. Но по описанию, всё очень походило на то, что я был первым. Крови не было, ничего не было, чтобы полностью убедиться в этом, – Ред присаживается на корточки рядом со мной и берёт мои руки в свои.

– Во второй раз. У стола. Я заметил, что вторая твоя дырочка, анальная, открыта. Сначала не поверил, но ты легко приняла один мой палец, затем второй и даже не испытала той боли, которая должна быть. Она была разработана, Санта. Но ты не из тех, кто экспериментирует, ты зажата и скована в сексе, поэтому мне показалось это странным. Я высказал свои предположения Джо, и тогда мы решили проверить всех, с кем спал Филипп. Нашлось только двое, Стюарт и ещё один парень. Все из одного агентства. Оттуда же я узнал, что он предпочитает только мужчин в обличье женщин. Раньше, возможно, пользовался и обычными парнями, но сейчас вкусы его расширились. И он выбирает анальный секс, без исключения.

– То есть… ты… скажи это, – шепчу я, с мольбой смотря в его глаза, ведь сама не могу произнести такую мысль.

– Тебе было больно, сухо и неприятно, потому что он трахал тебя так, как привык. Кровь появляется от разрывов стенок прямой кишки, это может быть опасно, по этой же причине он делал паузы. Он не желал тебя убить быстро, а издеваться ему нравилось. И сегодня я полностью убедился, что ты разработана для принятия члена, ты впускаешь его легче, чем другие. Да ещё и удовольствие получила. Он не занимался с тобой вагинальным сексом, только раз, чтобы, как говорится, снять пробу, он насиловал тебе иначе.

– Господи, – закрываю лицо руками, не желая верить в такую нечеловеческую жестокость. Это же… поэтому не было никакого оргазма, поэтому я ненавидела секс и прикосновения мужчин, потому что Филипп извратил сам процесс наслаждения.

– Зачем тогда он женился? Зачем насиловал меня? Зачем я ему? – Всхлипывая, издаю стон от боли, которая разрывает моё сердце. А я не замечала, ведь мне было плевать на всё. Не помнила, пила, забывалась, но сейчас мне больно от того, на что сама себя обрекла. Собственными руками закрыла клетку и не подарила себе даже возможности на спасение.

Меня обнимают сильные, настоящие мужские руки. Ред прижимает к себе, и я хочу расплакаться, но только сухо всхлипываю. Мне обидно, гадко и я чувствую, насколько погрязла в богатом мире и роскоши. Не хочу возвращаться, не хочу вновь видеть его лицо, теперь зная, что он полный и законченный подонок.

– Предполагаю, что он женился на тебе, чтобы иметь ширму. Хоть к меньшинствам относятся толерантно, но всё же, вряд ли бы он сейчас был так богат. Насиловал? Из-за ненависти, что не может быть таким, каким его создала природа. И он отыгрывался на тебе, сладкая моя. Ты его груша для битья, для срыва из-за неудовлетворения. Также страх, что ты можешь всё рассказать. Сначала о любовнице, а когда опознаешь её, то все узнают, кто Филипп на самом деле. Ты таишь в себе информацию, которую он боится обнародовать, – целует меня в макушку и потирает плечо.

Открываю глаза и бессмысленно смотрю впереди себя.

– Поэтому насилием пытался меня запугать? Он говорил, что выбрал меня за мою внешность, красоту и, наверное, за глупость. Он знал, что я не люблю его, я предпочитаю деньги. И видел всё, а я, действительно, дура, которая попала в ловушку. Боже, и что мне делать? Что теперь делать, Ред? – Поднимаю на него голову.

– Для начала, принять этот факт и подумать, что ещё ты знаешь. Я уверен, есть что-то ещё. Когда ты начала пить? Не поверю, что сама. Ты не такая, сладкая моя, я знаю тебя, ты ни за что бы сама не притронулась к бутылке.

– С ним. Он учил меня это делать, иногда даже заставлял, пристрастил к алкоголю, а дальше я сделала всё сама. Ты прав, я одинока в своей глупости. Я искала богатство, чтобы никогда не воровать косметику, не донашивать за сестрой вещи. Я мечтала о принце, ведь в сказках никогда не бывает полигамных семей. Я нашла это всё, и теперь же раскаиваюсь. Я не думала, что это будет так больно, – утыкаюсь носом в его шею, и всё же, горячие капли скатываются по щекам.

– Ему было выгодно, чтобы ты находилась под алкогольным воздействием. В таком состоянии легче манипулировать и запугивать, ты можешь наутро и не вспомнить, а вот в голове всё отложится. Тише, Санта, моя сладкая Санта, не плачь, не надо, – сжимает меня в своих руках, и я верю ему. Верю, что поможет и защитит, не отдаст. Верю, что другой, возможно, слишком странный и не тот, о котором мечтала, но он так близок к моему сердцу. Он обнимает его своим теплом и приносит спокойствие. Он позволяет мне быть слабой и вызывает самые яркие эмоции.

– Скоро его день рождения, и он заберёт меня, раз я для него прикрытие. Он не выйдет в свет один, поэтому так и злился, требовал, чтобы я прилетела. Я боюсь, лучше умереть, чем снова оказаться в его руках. Лучше умереть…

– По этой причине мы должны найти то, что не даст ему полномочий, понимаешь? – Обрывая мою речь, подхватывает меня за подбородок и вынуждает смотреть в его глаза. А мне стыдно. Действительно, стыдно, что настолько безграмотна в сексе, что не отличила разные проникновения, не имела понятия, как меня насилуют. Просто терпела, а сейчас гадко.

– У меня нет этого, Ред. Только жестокость и насилие, – пытаюсь вырваться из его рук, но удерживает крепче.

– Есть. Я уверен, что есть. Когда у человека во время того, что было с тобой, вырабатывается адреналин, то он предпочитает больше говорить. Он выдаёт свои тайны, чтобы причинить как можно больше боли. И это даже не БДСМ, а психическое насилие над сознанием. Филипп должен сидеть за решёткой, за то, что делает. Но доказать его причастность к твоим шрамам очень сложно, тебе не поверят. Он найдёт уйму причин, где выставит тебя жадной до его денег и больной от зависимости к алкоголю. Сейчас я жду именно этих подтверждений, я думаю, что он хочет быть для других героем, пытающимся спасти тебя. Поэтому он выжидает время, – Ред отпускает меня и поднимается с кровати.

– Есть ещё один человек, который, возможно, причастен к этому делу. Тот самый, сидящий в офисе, которого видела, когда ты пришла к Филиппу. Тот, кого тебе показывал Джо. Он отвратительный, гадкий и бедный, зависим от игр на крупные суммы денег и постоянно в долгах, которые оплачивает Филипп. К тому же сейчас он проживает в том же доме, что и любовник твоего мужа.

– Он шантажирует его? – Выдаю предположение.

– Может быть, но, по моим сведениям, и наблюдениям, они приятели. Именно так и выглядят, когда встречаются за обедом. Также, вероятно, что оба предпочитают мальчиков и устраивают оргии. Я не уверен, потому что Милтон, так зовут этого человека, часто снимает обычных, дешёвых шлюх. За закрытыми дверьми сложно что-то понять, поэтому ты должна вспомнить, где видела его ещё.

Хмурясь, пытаюсь копаться в памяти, но только тот день и есть в ней. Возвращаюсь назад, затем снова к моменту, где мужчина говорит, что Филипп должен разобраться со мной.

– Свадьба, – неожиданно для себя произношу я. – Он был на свадьбе. Приглашённых было очень много, около тысячи человек, но я, по-моему, видела его.

Поднимаю голову и смотрю на Реда, ожидающего продолжения. Жмурюсь, чтобы воспроизвести в голове тот день: приготовления, подарок от Филиппа, украшения, церковь, тяжёлое платье, переодевание в другое, клятвы, а затем ресторан. Мы подъезжаем к нему в карете, и залпы фейерверков тут и там взрываются по обеим сторонам от дорожки. Я полностью поглощена роскошью, не замечая ничего вокруг, я счастлива, что мне удалось женить на себе Филиппа, и теперь всё будет принадлежать мне.

– Мы шли по красной дорожке, а по бокам от неё стояли гости и поздравляли нас. Я многих не знала, только улыбалась. Дальше, близкие друзья и родители, которые целовали нас и снова поздравляли. Мы вошли в зал, и нас приветствовали, а потом Филипп отошёл, чтобы переговорить с отцом, и мне стало как-то не по себе. Я обернулась и увидела его. Он поднял бокал шампанского, и от его взгляда меня бросило в холодный пот. А он смотрел, нагло улыбался и словно ожидал, когда я окунусь полностью в идеальную жестокость. Филипп вернулся, и когда я спросила, что это за человек. Его уже не было, дальше я забыла о нём, потому что первый танец меня волновал больше, как и тосты, развлечения и блеск вокруг, – распахиваю глаза, оказываясь в знакомой спальне.

– Значит, он давно уже в курсе ориентации твоего мужа. Он получил юридическое образование, но не выиграл ни одного дела. Затем занялся незаконным распространением пиратских копий фильмов, музыки и другого барахла. Но вот сейчас он живёт и ни в чём не нуждается. Филипп помогает ему, и мы должны узнать причину, почему он это делает. Милтон не из тех людей, с которыми хочется дружить. Он подлый, скользкий и мелочный.

– Откуда ты столько знаешь о нём? – Удивляюсь я.

– Делаю выводы и сопоставляю факты, – быстро отвечает Ред.

– Они что-то скрывают не только настоящую суть Филиппа, но и что-то ещё. Уверен в этом. Я должен знать, что это, чтобы уничтожить этого ублюдка, изуродовать его и навсегда заставить корчиться в муках, – в его голосе столько злости и ужасающей ненависти, отчего по моей спине пробегают мурашки. Неужели, он, действительно, так относится к незнакомому человеку из-за меня? Но это означает, что Ред всё же, испытывает ко мне чувства, верно?

– И ты тоже знаешь это, но пока не догадываешься о том, насколько важна в этой войне. Он мог легко убить тебя, столько было возможностей, но нет, он оставляет тебя в живых. Делает с тобой нечто страшное, поэтому ты не можешь вспомнить всё полностью. Алкоголь, он убийственен для тебя. Только зачем? У тебя есть родители, есть сестра, ты не сирота, тебя будут искать, если пропадёшь. Он мог взять именно вот такую, безродную и ещё более любящую деньги, но выбрал тебя. Что же ты скрываешь, Санта? – Ред присаживается на корточки и изучает моё лицо.

– Ничего, я всё тебе рассказала, правда. Всё, что помнила, – шёпотом заверяю его.

– Нет, ты не хочешь, ты боишься. Чего, сладкая? Смерти? Так я не позволю тебе умереть. Боли? Иногда необходимо испытывать её, чтобы потом забыть навсегда. Почему он выбрал тебя?

От его взгляда мне становится холодно, Ред словно не слышит меня, а полностью сосредоточен на собственных мыслях.

– Да, ты красива. Очень красива, такая красота не забывается. Ты нежна и обаятельна, эмоциональна и довольно яркая внутри. Но последнее Филиппа не интересует, ему нужна твоя внешность, чтобы не быть посмешищем среди друзей и коллег. Он ненавидит тебя и ждёт. Чего? Он неглуп, знает, что здесь, далеко от него, ты можешь всё вспомнить. И он дал тебе эту возможность, считая, что ты расскажешь о своих переживаниях Рейчел. Убрать двоих будет слишком нелогично, и улик останется так много, что ему не отвертеться. Тогда зачем? – Продолжает говорить, разглядывая меня.

– Или же Рейчел может тебе сказать что-то о нём.

– Он приставал к ней на одном из ужинов, но в тот же вечер признался, что она сделала ему предложение о ночи с ней. Я разозлилась и поругалась с ней, у нас и так напряжены были отношения, она намекала мне, что Филипп не тот, кто мне нужен. И я расценила это, после слов Филиппа, как желание самой заполучить моего жениха. Вычеркнула из списка подружек невесты и игнорировала. Филипп не любит Ирландию и мою семью, он разрешает говорить с ними два раза в месяц, но Рейчел звонит чаще, и я обрываю с ней разговоры, чтобы не ссориться. Но когда я это делала, то до сих пор считала, что сестра хочет моего мужа, его деньги и забрать мою роскошную жизнь. Я помнила только о том, как она хотела предать меня.

Ред поднимается на ноги и медленно обходит кровать, направляясь к камину. Смотрю на него, понимая, насколько мой муж хитро всё обыграл.

– Он хотел, чтобы я отдалилась от семьи, чтобы они возненавидели меня и вычеркнули из жизни, – следую примеру Реда и подхожу к нему. Поворачивает ко мне голову, кивает.

– Чтобы ты осталась одна, и никто не пришёл на помощь. А сейчас проявил слабость, отпустив тебя.

– Я сбежала, и если бы он насильно привёз меня обратно, то Рейчел бы возмутилась, сказала отцу, а тот бы поднял на уши и маму. Он позвонил бы его родителям и потребовал… не знаю, но ссора бы разгорелась знатная. Поэтому он позволяет мне быть здесь, до сих пор уверенный, что я ничего не помню. Тем более последний разговор его убедил в этом, – хмыкаю от своих слов. Ред приподнимает бровь, молча спрашивая о предмете нашего разговора.

– Я предложила ему усыновить ребёнка, он же рассказал мне о том, что мы можем родить его. И он ждёт этого, он ждёт меня, чтобы заставить носить ублюдка, похожего на него. Никогда, – шиплю я.

– Раньше от него таких предложений не было?

– Нет, он уходил от темы, раздражался, говорил, что рано. А сейчас я чувствую, что он именно этого и хочет добиться. Сделать меня беременной от него, потом же использовать ребёнка против меня. Но я и так уже ненавижу обоих, поэтому вряд ли ему удастся напугать меня лишением прав.

– Не любишь детей? – Спрашивает Ред.

– Не задумывалась, но определённо ублюдка от Филиппа буду ненавидеть. Уже ненавижу саму мысль о том, что во мне будет расти подобие этого подонка, – дотрагиваюсь рукой до живота, с отвращением искривляя лицо.

– Он изменил планы. Я не думаю, что раньше в них входило потомство. А сейчас… – Ред делает паузу, и я поворачиваюсь к нему. Что-то странное пробегает в его глазах, и он закрывает их.

– Чёрт, как же я сразу не понял, – он издаёт смешок, и его лицо мрачнеет.

– Он не просто так отпустил тебя, сладкая моя. Он подарил тебе свободу, чтобы вскоре навечно забрать всё. Ты сама дала ему вариант, лёгкий способ избавится от тебя.

– Я? Какой? – Страх внутри нарастает, глаза Реда наполняются ненавистью и решительностью сотворить что-то ужасное.

– Ребёнок. Ему он тоже не нужен. Беременная женщина слаба и не защищена, плод внутри может стать смертельным. Кровотечение, падение, много вариантов, чтобы ни ты, ни он не выжили. И самый последний, который, предполагаю, выбрал Филипп издеваться над тобой, чтобы ты сама хотела умереть до самых родов. Они же и принесут тебе темноту. Навечно. Он не позволит ни тебе, ни тому, кто внутри, дышать и жить. И никто не будет виноват в том, что ты слаба и не смогла справиться с муками при родах. Никто не узнает, что именно он выпил из тебя все силы, чтобы не оставить возможности выжить.

– Боже, – выдыхая, закрываю рот рукой.

– Чтобы понять ход мыслей Филиппа, нужно на несколько секунд увидеть всё его глазами. И ты сама дала ему возможность избавиться от такой неприятности, как брак. Это твоя последняя прогулка на земле, если мы не найдём вариант получить развод, – рука Реда ложится на мою щёку, и я вижу боль, ведь он знает больше, чем сейчас рассказал мне. Он не хочет пугать меня, но я уже боюсь. Его глаза передают столько эмоций, в том числе и волнение. Но самое жуткое и отчаянное.

– Не отпускай меня, пожалуйста, – шепчу я, накрываю его руку своей и прижимаюсь к его ладони.

Другой рукой обхватывает мой затылок и дёргает к себе. В секунду оказываюсь в его руках и вдыхаю аромат тепла и защиты. Не позволяю себе плакать, наслаждаясь секундами, где не нужны слова.

Я боюсь того, что будет завтра. С каждым днём всё становится хуже и страшнее. Вряд ли Ред подозревал, сколько во мне скрыто проблем и опасности для него и для брата, когда решил обладать мной. Да и я не могла предположить, что, оказавшись в его руках, захочу бороться за возможность жить. У меня не было до этого причин, ведь остальные, мои родные, счастливы каждый по-своему, им нет дела до меня. А вот он, этот странный и уродливый мужчина, превратился для меня в самое необходимое на всей планете. Он ещё не знает, что с каждым днём я всё больше влюбляюсь в него, и пусть это глупо, но именно эти чувства не позволят мне сдаться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8