Лина Мур.

Останься только на время



скачать книгу бесплатно

– Но из гусеницы родилась бабочка, а не мотылёк.

– Кстати, слышала, что мы увольняем людей.

Изгибаю бровь, предлагая ей продолжать, пока обедаю.

– Я сегодня пропустила собрание…

– Я это заметила, и больше так не делай.

– Не нуди. Рокси у нас – плюшевый пингвинёнок, и я предупредила, что отлучусь, – цокает она.

– Мистер Роксборро, и никак иначе. Он наш босс и он нам подарил эту роскошь, – сухо напоминаю ей, отчего девушка поджимает недовольно губы.

– В общем, пошла волна слухов, и она двинется дальше через пару часов. Нас начнут атаковать модельные агентства. Ты подкинула неприятно пахнущую работёнку всем.

– Работа не может иметь плохого аромата, есть только запах денег. Если кому-то что-то не нравится, то всегда есть дверь и выход. На этом я заканчиваю обед и желаю тебе приятного аппетита, – откладываю салфетку и допиваю фрэш.

– Посиди ещё, Шай, – обиженно тянет Тина.

– Ты знаешь мои правила…

– Всё по расписанию. Боже, надо все твои часы сломать, – подруга недовольно складывает руки на груди.

– У меня всё записано здесь, – вставая, указываю на висок. – Заказывай, что хочешь и сиди сколько хочешь. Но отчёт чтобы завтра был у меня на столе.

– Будет, как обычно.

– Не забудь собрать чеки, – останавливаюсь рядом с ней и наклоняюсь.

– Ещё раз поздравляю вас, дорогая. Береги себя, – целую её в макушку и дарю заученную улыбку, а она мягкую и нежную.

– До встречи.

Надеваю солнечные очки и прохожу по едва заполненному залу закрытого ресторана для звёзд Голливуда. Мне открывают двери, вкладываю в руку мужчины хрустящую стодолларовую купюру и выхожу из здания.

Сажусь в «Ауди» и завожу мотор. Моментально встаю в пробку, надеваю наушник и проверяю почту, затем отчёты за полдня. Так, это мне уже не нравится. Нажимаю на номер моей помощницы – Мавис.

– Мисс Лоу, – моментально отвечает она.

– Заказ для модного дома в отчёте номер три нуля единица восемь три. Что за «мотылёк»?

– Секунду.

Стучу по рулю в ожидании ответа.

– Мисс Лоу, «мотылёк» номер тридцать четыре. Второй уровень.

– Собери все отзывы о её работе и пришли мне. А также где она сейчас. Пять минут на задание.

Отключаю вызов, наконец-то, двигаясь вперёд по дороге.

Я всегда слежу за всем, за каждым работником по возможности. Недочёты всплывают у подчинённых в течение семи-десяти дней, а вот у моделей всё сложнее. У нас есть три негласных уровня. Первый – те, кто знамениты и приносят нам основную кассу. Второй – модели подиумные и с рекламных плакатов, второстепенных ролей в сериалах и фильмах. Третий – здесь находятся «мотыльки», которые или не пробились, или снизили планку, или же пушечное мясо, которое мы спокойно продаём менее популярным агентствам и выручаем за их аренду деньги. Но чаще всего мы их оставляем им и забываем. Но, когда второй уровень «мотылька» выдаёт некачественную работу, то наши аналитики сообщают об этом.

В этот раз такого не произошло, это сделал сам заказчик, высказав нам претензию. А это плохо. Это гниль, которая не должна быть в корпорации. С ней обычно мы прощаемся мгновенно.

– Да. Слушаю.

– Мисс Лоу, всё отправлено.

– Прекрасно. Жди дальнейших указаний. Мистер Роксборро вернулся?

– Нет ещё, но его младший, самый младший, брат здесь.

– Проведи его в конференц-зал и предложи кофе.

– Выполнено. Он ожидает вас.

Закрываю на секунду глаза и делаю глубокий вдох. Откровенные заигрывания от тридцативосьмилетнего, женатого Двэйна Роксборро порядком поднадоели, как и его просьбы поговорить с боссом, чтобы он взял его в качестве заместителя. Обычно они оканчиваются прямым отказом, но из-за природной наглости или тупости, пока не решила, что ему подходит больше, Роксборро-младший продолжает свои наступления.

– Скажи, что его нет в моём расписании. До скорого.

Обрываю звонок и съезжаю на обочину. Открываю почту и быстро просматриваю отчёты. Вбиваю в навигаторе место, где сейчас проходят съёмки, и направляюсь туда. Нет, мне несложно съездить и убедиться в своих догадках. Ничего не сложно, если от этого зависит моя карьера и денежный приход, как и престиж корпорации. Поэтому спокойно доезжаю до студии и выхожу из машины. При упоминании моего положения и имени меня сразу же пропускают и услужливо подсказывают, где именно сейчас наш «мотылёк».

К вспышкам, рабочим процессам и крикам привыкла, потому что начинала именно в таких условиях. Следила и делала анализы, просчитывала всё наперёд и вырвалась.

Тёмная комната, где проходят съёмки, ничем не отличается от других. Кроме как более дорогим оборудованием и именитыми фотографами.

– Добрый день.

– Круэлла собственной персоной, – мужчина отрывается от камеры и оборачивается ко мне.

– Покажи материалы, – пропускаю мимо ушей кличку, которую слышу слишком часто за последнее время. Отмечаю, что блондинка, которую сейчас пытаются подретушировать, выглядит совершенно не важно.

Меня проводят к мониторам, где парень отодвигается и демонстрирует мне кадры. Поджимаю губы, испытывая крайне неприятное чувство. Горит.

– Остановите работу, – бросаю работникам и подхожу к «мотыльку». Девушка бледнеет при виде меня, а затем немного отодвигается.

– Мисс Лоу… я…

– За мной, – командуя, разворачиваюсь и направляюсь в отдельную комнату. Завалы одежды, косметики и запах дезодорантов неприятно щекочут нос. «Мотылёк» входит и закрывает за собой дверь.

– Мисс Лоу, я могу всё объяснить. В последний раз мне было плохо. Месячные так проходят, – мямлит она. Рассматриваю девушку и улыбаюсь ей.

– Всё понимаю, милая. Сейчас тоже больно? – Ласково спрашивая, подхожу к ней.

– Да. Даже таблетки не помогают, – её губы дрожат. А тело в нижнем белье, рекламу которого сейчас снимают, покрыто мурашками. От страха. Зрачки слишком расширены для этого чувства. Уверена, что спина её покрывается липким потом.

– Ты очень похудела, – замечаю, дотрагиваясь до её плоского живота с выпирающими рёбрами. Вздрагивает, удерживаю зрительный контакт.

– Модель всегда должна иметь такой размер… ох, чёрт. – Дёргается снова, но рукой сильнее удерживаю её за плечо, пока другой резко проскальзываю в трусики и легко проверяю слова.

– Мисс Лоу…

– На чём сидишь? – Кривлюсь от отвращения, отпуская девушку.

– Нет… я… не наркотики…

– Готова сдать анализы? – Спрашивая, подхожу к столику и достаю влажные салфетки, отмывая пальцы от слизи из её влагалища, в котором нет тампона и никаких признаков женской особенности, то есть месячных.

– Я…

– Не готова. У тебя сухая кожа, она, немного покрасневшая, и трескается. Тебя трясёт от ломки, из-за этого кадры не получаются. У тебя нарушена психика по понятным причинам, поэтому в последний раз ты закатила истерику. Ты не можешь сконцентрироваться на работе, мечтая о новой «снежной» дорожке или же о чём-то покрепче. Помимо этого, злоупотребляешь алкоголем, но количество не ощущается под дозой. Мешки под глазами, синяки и неприятный запах. Шмыгаешь носом, но не простужена. Я не люблю, когда мне врут. Ещё больше не люблю, когда меня подставляют, мотылёк, – прохожу мимо девушки.

– Пожалуйста… я брошу… обещаю…

Ещё один вздох и выхожу из комнаты, сообщая, что съёмка завершена, и мы завтра пришлём иных моделей первого уровня. Здание остаётся позади, нажимаю на вызов в телефоне.

– «Мотылёк» тридцать четыре сгорел.

Приговор, который ничто не изменит. Никогда. Вот так заканчивается карьера, и это очень часто. Чтобы жить в этом мире, нужно иметь немного больше, чем внешность. Необходимо быть сильным внутри и ни сломаться, ни соблазниться дешёвым огнём, который спалит до основания. Больно ли гореть? Нет. Падать больно и разбиваться насмерть. Таковы правила мира, которым правлю я.

Глава 3
Рейден

– Чёрт, смотри, куда прёшь, – шиплю, когда серебристая «Ауди», вылетая с парковки, подрезает меня и девица за рулём даже не обращает внимания на то, что едва не столкнулись.

Ненавижу самовлюблённых девок, которым купили машины их покровители. Очередная зазнавшаяся модель, которую пропихнул «папик».

Ладно, мне необходимо успокоиться. Сегодня важный день, чтобы тратить энергию на внутреннее раздражение. Более пяти месяцев ни одной хорошей съёмки, с каждым днём всё хуже и хуже, а порой, вообще, нет работы. Но этот день, определённо, мой. Должно всё получиться, и чёрная полоса пройдёт.

Модель. Многие считают, что мы тупые и необразованные. Умеем только задом вертеть, и абсолютно все – геи. Ложь. Большинство имеет высшее образование, но это не наша стезя. Мы просто делаем то, что любим и для чего рождены. Голливуд – прекрасное место для нас, а если ты был рождён среди звёзд и славы, то другого пути нет. Каждодневные тренировки по два раза, правильное питание, салоны красоты, чтобы поддерживать свой товарный вид. Кто-то прибегает к пластической хирургии, а кто-то теряется, так и не добившись своей мечты. «Город Ангелов» может дать надежду и забрать её, похоронив заживо. Здесь живут падающие звёзды. Я же должен гореть вечно. Уже поздно что-то менять, тем более наконец-то улыбнулась удача.

Показываю свой пропуск, и мне открывают проезд. Бросаю машину и хватаю сумку с вещами. У моделей моего уровня нет личных стилистов и визажистов, поэтому необходимо уметь делать всё самому. Это привычка, которая должна появиться с молоком матери. Мне передалась с генами.

– Ден, – не успеваю дойти до фотостудии, как вижу своего агента, работающего со мной на протяжении десяти лет. Берт Бенни – сорокалетний холостой мачо, который пытается помочь мне найти моё место в этом мире.

– Привет. Ещё нет и половины второго, – кивая, протягиваю руку, которую он пожимает.

– Съёмки отменены.

От его слов бросает в холодный пот и настроение опускается до отметки «ноль».

– Почему? Они же… это было срочно, – запуская руку в волосы, устало смотрю на Берта.

– У «Рокси» какая-то накладка. Приехал их представитель, пока были пробные кадры, и закрыл всё.

– Дерьмо. Я надеялся на этот шанс, – подхожу к окну в коридоре и бессмысленно смотрю в него.

– Прости, Ден.

– А завтра? Они перенесли её? – Бросаю на уже стоящего рядом мужчину взгляд, но всё понимаю без ответа.

– Прости. Они пришлют своих. Лучших.

– Дерьмо, – жмурясь, надавливаю на глаза пальцами, чтобы справиться с разочарованием.

– Тебе тридцать…

– Ещё не исполнилось. Будет пятнадцатого мая, поэтому не надо говорить мне о возрасте, – обрываю его, продолжая массировать глаза, точнее, причинять себе намеренно боль.

– И всё же. Сейчас хотят молодые лица для таких съёмок. А модели твоих лет… они или уже зашибают бабки, или как ты, бултыхаются в болоте.

– Дерьмо. Другой работы нет? – Отрываю руку и распахиваю глаза, по которым бьёт резкий свет.

– Боюсь что…

– Тебе насрать на меня, так и скажи. Ты занят другими, – зло поворачиваюсь к нему и смотрю в тёмные глаза. Ублюдок. Когда мог, он меня отправлял на низкопробные съёмки.

– Если бы я был занят другими, то ты здесь не стоял бы, Ден. Поэтому не моя вина, что твоё время прошло. Будет что-то, позвоню.

Ни черта он не найдёт для меня. Эту песню слышу последние месяцы, а потом со страниц журналов на меня смотрят модели, которых он протаскивает. Да, сам виноват. Не следовало идти к нему в девятнадцать, но другие не хотели брать, хотя я из кожи вон лез. Я должен добиться… должен, иначе проиграю. Всё проиграю. Не могу себе позволить этого.

– Сука, – шипение раздаётся за моей спиной, и я оборачиваюсь на него.

Из фотостудии вылетает блондинка, трясущимися пальцами роясь в сумочке «Диор». Наблюдаю, как она что-то ищет, и всё содержимое падает на пол. Тоже разочарована, как и я. С ней мне пришлось бы работать. Красивая и идеальная для нашего бизнеса.

– Не переживай, будут другие заказы, – бросая свою ношу на пол, подхожу к ней и присаживаюсь на корточки.

– Ни хрена не будет. Эта тварь уволила меня. Сука, – зло произносит девушка, собирая свои вещи. Замечаю прозрачный пакетик с травкой и грустно усмехаюсь.

– Из-за этого? – Подхватываю наркотик раньше, чем она прячет его. Блондинка поднимает на меня взгляд светлых глаз, и я вижу в них ненависть.

– Не твоего ума дела, придурок, – выхватывает из моих рук пакет и бросает в сумку.

Поднимаюсь и качаю головой. Вот, скорее всего, причина срыва съёмки. Моей надежды на взлёт. Из-за дерьмовых наркотиков. И, думаю, это самое безобидное, что она употребляет. Многие, чтобы не сойти с ума от выматывающей работы, попадают в эти лапы, которые обещают им энергию. И они же убивают их. Дерьмо. Действительно, дерьмо.

Подхватывая сумку, направляюсь к выходу и сдаю пропуск. Вряд ли сюда ещё когда-нибудь приеду. Фотостудия находится недалеко от съёмочных площадок, где я мечтаю быть. Где она мечтала, чтобы я был. И я сделаю всё, чтобы выполнить обещание.

К матери ехать нет желания, хотя собирался ей всё рассказать. Но она будет утешать, а мне это необходимо сейчас в последнюю очередь. Домой. К Лорейн. Она поймёт меня, всю жизнь понимала и поддерживала, подогревала мою жажду идти дальше. И сейчас поймёт.

Паркуюсь у комплекса, где мы живём, на съёмной квартире последние пять лет. Дорогая рента, здесь всё дорого, но другого она не хочет. А я люблю её, поэтому пытаюсь работать, где придётся, только бы она была счастлива.

– Ден? Ты уже вернулся? – Девушка выскакивает в коридор, протирая белокурые влажные волосы полотенцем.

– Привет, детка, да. Отменили всё, – бросаю ключи на тумбу, а сумку на пол.

– Как жалко. Значит, не полетим отдыхать, – она вздыхает, и от этого паршиво. Я обещал ей, что справимся.

– Может быть…

– Нет, Лорейн, никаких звонков твоему отцу, – опережая её предложение, прохожу на кухню и наливаю себе бокал воды.

– Но, Ден, он поможет. Его знают многие, и он богат. Он всего лишь…

– Нет, – зло поднимаю взгляд, встречаясь с обиженным взглядом серых глаз. – Найду что-то. Не первый раз.

– Что ты найдёшь? – Она бросает полотенце на стул, а я стискиваю зубы.

– Ты ищешь уже год…

– Пять месяцев, – поправляю её.

– Плевать. Это довольно длительный срок для такой жизни. Мы не ходим никуда, перебиваемся самыми дешёвыми продуктами! Ты сказал, что сможешь содержать меня!

– Я содержу тебя, Лорейн! Я делаю всё, чтобы у тебя была лучшая одежда, еда и место проживания. За эту дерьмовую квартиру плачу я, как и за всё. Чёрт, Лоло, мне хреново сейчас, – устало смотрю на неё в поиске хоть каких-то слов поддержки.

– А мне нет? Я позвоню отцу, и пусть денег пришлёт! Хватит! Ты обещал нам софиты, обещал, что всё будет. Твоя страничка в «Инстаграм» тухнет, от тебя отписываются, потому что теряешь форму и стареешь…

– Всё! Закончили! – Поднимая руку, останавливаю её упрёки.

– Не смей уходить от меня, когда я с тобой говорю! – Летит в спину, пока направляюсь в спальню.

– Ты не говоришь, ты орёшь. А мне сейчас нужно искать работу, чтобы в следующем месяце было на что жить, – подхватываю ноутбук и направляюсь к столу.

– Ден…

– Лоло, хватит. Правда, хватит. Я помню всё, что обещал. И буду стараться, – не поворачиваясь, произношу я.

– Милый, прости… я так переживаю за тебя… за нас, – она обнимает меня за шею, и я улыбаюсь ей в отражении тёмного экрана.

– Знаю, детка, всё у нас получится. Ещё немного потерпеть, и вырвемся. Ты же веришь в меня? – Поворачиваясь в её руках и вглядываясь в глаза, ищу подтверждение своим словам.

– Ден, – отпуская, тяжело вздыхает. – Не знаю. Ты очень красивый, у тебя идеальное тело, но ты не продаёшься. Может быть, бросить это занятие и начать что-то иное, пока не поздно?

– Бросить? Ты предлагаешь мне бросить карьеру из-за чёрной полосы? Нет. Не собираюсь. Я рождён в этой стезе, мне завещано большое состояние, если прорвусь. И я должен это сделать, ты ведь знаешь. Тогда мы откроем наш ресторан.

– Снова ты о ресторане. Помещение давно сгнило, Ден. Это не твоё, пора признать. Я могу поискать для тебя место у нас.

– Я не дизайнер, как ты, Лоло. Окончил финансовый, только чтобы вести дела ресторана. Но пока нет возможности, поэтому найду что-то на этот вечер. Скорее всего, официантом или на каком-нибудь приёме…

– На побегушках, как обычно. Ден, это унизительно. Мне не хочется рассказывать девочкам, где ты работаешь. Я вру им, что вот-вот они увидят тебя на плакатах и в рекламе духов первой линии…

– Стыдишься меня? – Горько усмехаясь, ощущаю внутри давление. Самому стыдно за такую жизнь, но это я. Неудачник. А она должна меня поддержать, должна уверить – смогу.

– Поэтому не хочешь, чтобы я ходил с тобой на ваши посиделки. Поэтому последнее время ты пропадаешь где-то. Может быть, проще тебе уйти? Закончить всё и расстаться? Зачем мучить друг друга? – От своих же слов гадко, но правду не скрыть. Всё идёт под откос.

– Ден, ты хочешь бросить меня? После всего, что мы прошли? Хочешь… хочешь… – громкие всхлипы наполняют слух.

– Дерьмо. Лоло, прости, я не в себе. Милая моя, – подскакивая к ней, опускаюсь на колени и сжимаю в своих руках её пальцы. – Прости, я тоже устал от такой жизни. Ещё год назад всё было хорошо, и это обещало намного лучшее существование. Не знаю, что сделал не так. Не знаю. Но я должен продолжать, слышишь? Хорошо, ври кому хочешь и что хочешь. Но лучше говорить так, как есть. Прости, я не хочу с тобой расставаться. У нас же планы. Свадьба. Дети. Всё будет, Лоло.

– Я тоже не хочу. Мы готовимся к свадьбе уже три года, а ты так и не сделал мне предложения. Даже кольца нет. Нет денег на бриллиант, который я хочу. Нет денег на торжество, чтобы пригласить моих родителей и их друзей. Нет денег ни на что, даже на свидания. Эти дешёвые букеты, которые ты таскаешь, меня раздражают. Возможно, ты и прав. Может быть, нам следует взять передышку? Мы столько лет вместе, и между нами нет уже той близости. У нас даже секса нет, ты выдумываешь отговорки, что устаёшь. Когда прихожу, тебя нет или ты уже спишь…

– Лорейн, потому что я работаю! Я пашу физически, где удаётся найти место! И да, я устаю! А секс… чёрт, прости, но не хочу сейчас его. У меня мысли заняты иным, – зло обрывая её, срываюсь на крик. Внутри неприятно от её выводов.

– Вот, я же говорю. Полечу к родителям в Нью-Йорк. Отдохну немного, и ты пока определишься. А дальше посмотрим.

Наблюдаю, как девушка подскакивает и направляется к шкафу. Она не теряет ни минуты, пока складывает, словно уже подготовленные вещи в чемодан.

– Ты это спланировала заранее? – Догадываюсь. Её руки на секунду замирают, а затем она продолжает укладывать одежду.

– Нет, Ден. Говорила с отцом вчера. Он предложил мне прилететь, чтобы побыть дома. Они скучают по мне, я их не видела уже три месяца. Сначала отказалась, но сегодня… сейчас, думаю, это верное решение для нас. Да и студию проверить надо, я её забросила, совсем не слежу, потому что здесь с тобой. Мы живём в маленьком мирке, ограниченном этими квадратными метрами, который с каждым днём трескается. Не могу так больше, прости. Мне нужно снова стать собой, а я забыла уже, каково это когда ты ходишь в СПА и не заботишься о каждом потраченном долларе.

– Но ты обещала быть со мной, Лоло. Ты обещала…

– Ден, нам двадцать девять. И не называй меня Лоло, я давно выросла. Да, обещала, но не могу. Мне нужно время. Я люблю тебя, Ден, хотя сейчас слишком расстроена, могу расплакаться. Прости меня, я лишь отдохну, поговорю с отцом. Он подскажет, что нам делать, и всё же, попрошу об услуге. Я не бросаю тебя, а пытаюсь помочь. А ты, пока меня не будет, сможешь тоже подумать. Может быть, из-за меня тебе не удаётся решиться на окончание твоей карьеры и признать провал. Ты не упадёшь в моих глазах, поверь. Но ты не модель, Ден. Ты просто красивый мужчина, каких полно в Голливуде, – она застёгивает чемодан, и наспех натягивает на себя шорты и блузку.

Не знаю, как чувствую себя в этот момент. Потому что ни одной эмоции понять не могу, кроме тяжести, которая давит на плечи. От неё же опускаюсь на постель и жду, когда Лорейн соберётся и оставит меня. Всегда думал, что мы будем вместе до старости. Мы мечтали об этом. О большом доме, о красивой жизни и о наших детях. Она из обеспеченной семьи, королева выпускного и я, парень, который старался подарить ей всё это.

– Ден, милый.

Моргаю, когда она останавливается напротив.

– Посмотри на меня. Я не бросаю тебя, потому что люблю. Но нам обоим нужны время и силы, чтобы двигаться дальше. Я вернусь, обещаю, через пару недель. Буду каждый день писать тебе и звонить. Всё будет хорошо, Денни.

– Да, конечно, Лорейн, – натягиваю улыбку, поднимая голову. – Тебя отвезти в аэропорт?

– Нет. Я уже вызвала службу такси, и меня ждёт самолёт до шести вечера. Папа прислал. Если хочешь, можем отдохнуть вместе? Только представь, Хэмптон, светские приёмы и званые вечера. Лучшие рестораны. Будем жить у моих…

Качаю головой, и она замолкает, не понимая, что делает ещё хуже, чем раньше. Это доказывает, что как мужчина я не состоялся. Не смог ей ничего дать, раз она с такой радостью и быстротой бежит от меня. Я расцениваю её отъезд, как побег.

– Поезжай одна. Передавай родителям привет, а мне нужно найти работу на сегодня, – обхожу девушку и сажусь на стул.

– Ден…

– Ты опоздаешь. Порадуй их, сама отвлекись от забот и возвращайся, – щёлкаю на кнопку, включая ноутбук.

– Я привезу тебе что-нибудь дорогое, ладно? Может быть, часы или же новый гардероб. Папа с радостью позволит мне это сделать для тебя. Для нас.

Не хочу отвечать. Унизительно слышать такое. Дерьмово думать о том, что она так представляет меня. Альфонсом. Я зарабатываю сам, сколько себя помню. Хоть моё обучение и было подарком бабушки, но всё остальное – нет. Я пахал, как проклятый. Съёмка за съёмкой, шаг за шагом пробивался среди миллиона похожих на меня парней. И получилось. Ненадолго, но получилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13