Лина Мур.

Небеса всё знают



скачать книгу бесплатно

– Джесс… – хриплю, отталкиваясь от стены. Цепляюсь руками в ребят и разбрасываю, словно обжигаюсь о них. Кручу головой, повторяя снова и снова её имя, но нет. Она уже исчезла, и я вновь слышу смех, кто-то щупает меня за задницу, а другая рука проходит по рубашке на груди.

– Отвали, – цежу, и даже не думая о том, с какой силой толкаю человека позади себя, снова толкаюсь среди людей. Чёртов ад из миллиона лиц, улыбок, поцелуев, стонов. И я схожу с ума. Калейдоскоп вращает меня, и паника, такая ядерная, всё тело покрывается липким потом.

Поворачиваю голову и наблюдаю, как под звуки рока, ударяющего по вискам басами, прыгает девушка, являя всем голые ягодицы. Она даже без белья, и стоящий рядом парень не упускает возможности схватиться за её задницу и притянуть к себе. Завладеть губами, и она отвечает ему, а я его вижу в первый раз. Это уже третий на моей памяти за такое короткое время. И всё это снимает пелену с глаз, рождает внутри невероятной силы гнев, и злость, которую не помню ни разу в своей жизни. Никогда я не горел так сильно, чтобы стать чудовищем.

Сцепляя зубы, разворачиваюсь и направляюсь к стойке диджея.

– Эй… – не даю ему даже воспротивиться и с силой толкаю, отчего он падает в толпу.

Вырываю из розетки все шнуры, и наступает тишина. Десятки глаз устремлены на меня, но я нахожу одни, изумлённые, через секунду насмешливые.

– Все. Вон, – громко произношу, раздаются возмущения. Со всей силы ударяю по ноутбуку, который стоит передо мной, и он потухает.

– Вон! Я сказал! Если увижу кого-то через минуту, вызову полицию! Проведёте время в тюрьме! Вон! – Хватаю ноутбук и швыряю в стенку.

Визг, крики и полный бедлам, пока молодёжь сбегает, толкая друг друга.

– Флинт! Мать твою! Ублюдок! – Среди всех распознаю голос Джесс, она медленно подходит ко мне. Голубые глаза сверкают от ярости, маленькие ручки сжимаются в кулаки, а меня это ещё больше злит. Стерва. Потаскуха. Убью. Действительно, хочется придушить её, сжать её горло и услышать слова извинений за всё, что она во мне затронула.

– А ты сейчас получишь, – указываю пальцем на Джесс и спрыгиваю с импровизированной сцены.

Меня мало волнует, что обо мне подумают ещё оставшиеся люди. Смотрю на неё, готовую драться со мной за эту паршивую жизнь, но мне этого мало. Мало остановить бедлам и рассадник похоти, мне нужно наказать её. Именно она стала моим кошмаром сегодня, она разрывает всё внутри, и она же поплатится за это.

– Как ты смеешь?! Будешь оплачивать…

– Закрой рот! Закрой свой грязный рот! – Повышая голос, хватаю её за руку и тащу за собой.

– Отпусти меня! Флинт! Живо отпусти меня! Убью! Козёл недоразвитый! – Визжит Джесс, пытаясь вырваться. Обхватываю её за талию и несу по лестнице.

– Я покажу тебе, какие бывают последствия! Научу, как это быть приличной! Шлюха! – Меня не особо трогают её попытки освободиться. Я сильнее её, крупнее и выше на целую голову. Во мне сейчас огромная мощь и желание раздавить её в своих руках.

Причинить такую боль, которую она на всю жизнь запомнит. И подливают масла в огонь картинки разбросанных ног, её стонов и порочной мольбы.

– Отпусти меня! Ненавижу тебя! Хочу, чтобы ты навсегда оставил нас! Навсегда! Ты не нужен здесь! Ты лишний! Предатель! Подонок! – Кричит Джесс и я, расслабляя руки, толкаю её к стене в ванной.

– Подонок? По какой причине я стал подонком? Потому что не желаю видеть, как тебя трахают? Потому что это всё не ты, Джасмин? Ни черта я не лишний! Тебе порки не хватало! Ты избалованная маленькая потаскуха! – Воздуха не хватает от злости, кипящей внутри.

– Да, шлюха! И мне нравится быть такой! Мне нравится трахаться с разными парнями и сосать! Обожаю члены! Обожаю трястись от оргазмов! Обожаю быть потаскухой! – Безумный смех вырывается из её груди, и это ужасает. Ужасает то, что она превратилась в низшее существо, которое даже не понимает, насколько это унизительно быть такой.

– А ты же питаешься шлюхами. Ты выбираешь их, чтобы насадить на свой член, а потом жениться на них. Так чего ты возмущаешься? Лицемер! Ты хотя бы знаешь, как тебя называют? Тупой кобель, без разбора трахающийся со шлюхами. Наркоман, наслаждающийся развратом. Не строй из себя добропорядочного, ты окончательно потерял это свойство. Это ты шлюха, которую использует каждая девка, умеющая сосать. Ты… – не выдерживаю оскорблений, они до боли стягивают сердце, и происходит взрыв.

В одну секунду хватаю Джесс за волосы и наклоняю над раковиной.

– А вот теперь я вымою твой язык с мылом, – шипя, открываю воду и выдавливаю жидкую суспензию на руку.

– Отпусти! Больной…

– О, да, больной, наркоман. Что ещё скажешь, шлюха? Чем ещё бросишь в меня? – До безумия сейчас схожу с ума, хватая её рот и, заставляя его открыть. Дерётся ногами, ударяет по мне, даже царапает ногтями руку, но удаётся растереть на её языке мыло. И никакого удовлетворения.

– Отмою твой рот, чтобы ты напрочь забыла о том, что такое член! Вкусная сперма была? Так вот вкуси ещё и мыла! – Мне мало. В такой ярости я ещё не был. Кажется, злее стать нельзя, но с каждой секундой это только нарастает. Наслаивается, пока я натираю её язык и с силой подставляю рот воде. Кашляет, удары становятся слабее.

– Я убью тебя… кастрирую… – шипит, выплёвывая воду, разбрызгивая её по всему пространству.

– Убьёшь? Попробуй! Сейчас ты получишь! Получишь за всё, что сделала! – Подхватываю пальцами её юбку и немного отклоняюсь. Оголённые ягодицы так манят, создавая алый туман в голове.

– Нравится секс? Так получай! – С огромным размахом и немыслимой силой моя ладонь встречается с её кожей. Дёргается. Кричит, но я ещё грубее хватаю её за волосы, чтобы она захлебнулась в воде.

– Нравится быть оттраханной? Нравится узнавать, что такое взрослая жизнь? Пожалуйста! Боль нравится? И это я тебе дарю! – Новый удар, а ладонь горит. Её кожа окрашивается в розоватые отблески моих отпечатков, а мне мало. Ударяю снова и снова, пока она не затихает, и до разума не доносятся тихие всхлипы.

Секунда, чтобы понять насколько у меня болит рука. Секунда, чтобы резко выпустить её и отскочить. Секунда, чтобы остыть моментально и ужаснуться своему поведению. Довела… довела до сумасшествия, и я не узнаю теперь себя. Чудовище.

– Ненавижу, – тихо плачет Джесс и выпрямляется. Косметика на её лице стала жутким зрелищем, глаза опухли и красные от слёз, а они текут по её щекам.

– Конфетка…

– Ненавижу тебя. Когда-то я думала, что ты часть моей души. Когда-то думала, что ближе человека у меня не будет. Когда-то я ждала тебя. А сейчас ненавижу, но уже иначе. Ненавижу тихо и в сердце. Ненавижу за то, что ты унизил меня. Ты никто… никогда не станешь большим снова… ненавижу, – каждое слово сопровождается всхлипами и замечаю, как её трясёт. Какая она маленькая и слабая. А я ублюдок.

– Джесс… прости… я… не знаю… Джесс… – делаю шаг к ней, хотя мне так противно от самого себя. Я в ужасе, в ступоре оттого, что, действительно, отлупил её.

– Не подходи, – выставляет дрожащую руку вперёд и пятится к двери, ведущей в её спальню.

– Джесс, прости меня, я с ума сошёл… не ведал, что делаю… я…

– Хочу, чтобы ты исчез. Навсегда. Без тебя… без тебя было намного лучше. Ненавижу тебя… не подходи ко мне… не смей… – её тихие всхлипы тонут в грохоте двери, которую она закрыла передо мной. И меня бросает в ледяной пот, он скатывается по мне. Так и держу ладонь перед собой, смотрю, как полыхает кожа, и мне страшно. Я не знал, что могу на такое решиться. Не знал… но оправдание у меня есть. Мне не хочется, чтобы она была такой. Я мечтал видеть совершенно другого человека, который не будет говорить мне о том, как любит мужчин. Я мечтал, чтобы она стала намного лучше, чем я. Но узнаю себя. В этом создании отчётливо вижу себя. Отражение, которое тоже противно.

Эти мысли сдавливают грудную клетку, словно меня бьют по ней. Сердце отвечает такими же острыми ударами, а слышать плач Джесс через дверь, усугубляет моё состояние.

– Джасмин, прошу, открой. Я… прости меня… прости… прости… – шепчу, выключая воду, и сбегаю к себе. Сжимаю руками голову, чтобы оборвать повторяющиеся события. Не видеть перед глазами то удовольствие на её лице, то слёзы. Не повторять её слова внутри и не причинять себе боли. Да я всё вытерплю, но не её боль. А я причинил ей эти страдания. Не моё это дело было лезть в её воспитание. Не моё дело… я лишний. Здесь всё чужое, не моё. Я стал самым чуждым звеном в семейной цепочке. И я усугубил положение.

Не знаю отчего, но хочу, чтобы именно она приняла меня. Разрешила остаться, позволила узнать её снова и подружиться. Ведь я её дядя, хотя всё, что сегодня произошло со мной, совершенно вышло за рамки семейных отношений. Мне лучше уехать, бежать отсюда, чтобы не натворить глупостей. Я и так их сделал достаточно. Сам показал ей, что быть доступным это правильно. И меня рвёт изнутри, меня трясёт от понимания этого. Разорвать бы грудь, разорвать самого себя за ошибки, за неверный пример, и вернуть обратно то время, когда мог бы что-то исправить. Быть с ней, наблюдать за всем и не позволить оступиться. Но всё уже сделано. Моя глупость и юность, жажда скрыться и доказать неведомо кому и неведомо что, сотворили непоправимое.

Выхожу из своей комнаты и как в тумане бреду по коридору, где разбросаны стаканчики. В доме тихо, только бардак, перевёрнутая мебель, разбитый плафон, липкий пол и отвратительный запах. А меня это не волнует. Сажусь на диван и просто смотрю впереди себя. Не знаю, когда я превратился в этого мужчину, который сейчас живёт во мне. Не понимаю, какой чёрт меня дёргает дотрагиваться до девушки, которая приходится мне племянницей. А ещё страшнее осознавать, что мне это нравится. Нравится ругаться, нравится воспитывать, нравится видеть страсть в её глазах, даже когда она говорит ужасные вещи. Нравится до сих пор горящая ладонь и воспоминания, где картинка подстраивается под мои фантазии. Где только для меня звучат стоны родной племянницы. Кажется, что воздух, сгущающийся вокруг меня, знает мои мысли. Знает обо всём и смеётся.

Я должен уехать, потому что со мной творится что-то страшное. Это было ошибкой сюда вернуться, ошибкой думать о том, что разберусь в себе. Нет! Я не изменюсь, причин нет. Вновь прилечу в Нью-Йорк, встречу кого-нибудь, чтобы забыть об этих происшествиях. А потом женюсь. Это мой чёртов круг ада, который неподвластен мне. Но последнее, что я должен сделать, это извиниться. И пусть моя жизнь летит к чертям, пусть я потерял себя уже давно, и нет смысла искать. Но её спасу. Только как, когда чувствую себя больным монстром?

Поднимаюсь обратно в таком же тумане и сумятице, с болью и кровяными сгустками в сердце.

– Джесс, открой, нам надо поговорить, – тихо стучусь в её спальню. – Джесс, я не хотел, чтобы ты меня ненавидела. Я ведь помню тебя другой… чёрт, да мне сложно видеть, как тебя трогают. Сложно наблюдать, как ты корчишься от оргазма. Я не могу принять этого. Джесс.

Надавливаю на ручку, и она поддаётся. Думал, что заперта.

– Джесс, конфетка, прости меня, – продолжая раскаяние, вхожу в тёмную спальню. Но ответа нет. Осматриваю каждый уголок, ничего. Только окно настежь распахнуто, и она ушла. Убежала от меня, испугалась и ещё больше дорвала моё сердце.

– Прости меня, – запускаю пальцы в волосы и смотрю в пустоту.

Сладкий аромат, который всегда преследовал меня, кружится вокруг, напоминая, что изменилось всё. Время ушло, и никто его не подарит вновь, чтобы доказать единственному человеку, который верил в меня, – я достоин этого. Нет.

Расплачивайся, Флинт, ты сам виноват. И пусть боль сожрёт тебя до основания. Потеряй человеческий облик, стань настоящим посмешищем, и вот она твоя жажда быть другим. Ты стал им. Только принесло ли это счастье?

Глава 5

Два дня мучений и ожидания. Два дня, за которые убрал весь дом, восстановил поломки и продолжал ждать. Джесс так и не появилась. А я не знаю, что мне делать. Принял решение: уехать, но для начала нужно извиниться. И как назло, её нет. Это ещё больше сводит с ума, чем безумная вечеринка и порнографические картинки в голове. Даже из дома выходил всего на пару часов, чтобы не пропустить возвращение Джесс. Нет. Ничего. У меня не остаётся выбора, как позвонить сестре, чтобы узнать адреса её подружек. Думаю, она у них. Не хочу, но я должен это сделать. Обязан вернуть Джесс домой и объясниться, иначе вина съест меня и оставит только кости.

На третий день не выдерживаю ломки, и после долгих гудков, наконец-то, раздаётся сонный голос:

– Да.

– Зои, привет. Прости, что отвлекаю тебя от отдыха. Но мне нужно… хм, мне нужен адрес подруги Джесс. Меня пригласили на вечеринку к одной из них, но я не запомнил куда, – кривлюсь ото лжи.

– Флинт?

– Да, это я.

– Ты собрался на вечеринку? – Удивляется Зои, а на заднем фоне слышится голос Скота.

– Да, чтобы следить за Джесс и не дать ей попасть в неприятности.

– Понятно, – смеётся она. – В нашей спальне правая тумбочка, там, в блокноте найдёшь фамилии Дриз и Атейнсон. Тебе они и нужны. У вас всё хорошо?

– Да, всё прекрасно. Мы поговорили с Джесс и пришли к согласию, – заверяю её.

– Молодцы. Хорошей вечеринки, только прошу, не женись ни на ком…

– Зои, всё. Хорошего отдыха, – закатывая глаза, кладу телефонную трубку на место.

Нет, я, конечно, идиот, но не настолько, чтобы жениться на восемнадцатилетней. Да, и это попахивает педофилией. Они же дети совсем, хотя игры у них совершенно недетские. Взять Джесс и этот образ на столе. Всё, не думай об этом.

Нахожу упомянутый блокнот и переписываю себе адреса. Выезжаю из дома, сначала по первому, там мне сообщают что их дочь находится у Кади Дриз, как я узнал это та самая блондинка. Останавливаюсь у большого дома, который явно на разряд лучше, чем у моих родственников, и неприятное чувство снова появляется внутри. Я мог бы им купить такой же, даже лучше. Построить что-то необычное, сделать чертёж, прислать своих строителей. Всё мог, но не сделал. Нажимаю на звонок и делаю глубокий вдох. Через несколько минут передо мной распахивается дверь, и удивлённый взгляд блондинки скользит по моему телу.

– Привет. Я Флинт, дядя Джесс. Она у тебя? – Спрашиваю её.

– Эм… привет. Нет, она не у меня, – медленно отвечает девушка.

– Врёшь. Позови её.

– Да, правда, у меня её нет. Джи исчезла после вечеринки, которую ты испортил. У неё бывает такое. То пропадает, то появляется. Может быть, у Билли, хотя нет, она с ним рассталась вроде бы. Не знаю, – пожимает спокойно плечами.

– Ты же её подруга, должна знать обо всём. Там тайны и девичьи штучки, – прищуриваюсь, не веря ей.

– Джи скрытная. В плане своих мыслей и желаний, а я не настаиваю.

– Ясно. Если появится здесь, то передай ей, что я уезжаю и хочу с ней поговорить. Идёт?

– О’кей, – кивает она.

Разворачиваюсь и иду по дорожке, как слышу смеющийся голос:

– Эй, трахни меня, а это правда, что ты был женат десять раз?

– Что? – Недоумённо оборачиваюсь.

– Джи говорила…

– Как ты назвала меня?

– Трахни меня. Так Джи тебя называет, – продолжает хихикать, а моя челюсть сейчас отвалится.

– Ну так что? Ты был женат десять раз? И сейчас разведён?

– Я был женат пять раз. И, да, сейчас разведён, – зло цежу я.

– Не хочешь снова жениться? Обещаю, буду хорошей девочкой, – это издевательство какое-то. Даже до этого города дошла моя «слава».

– Нет. Не собираюсь связывать себя узами брака. Да и хорошие девочки ведут себя иначе, чем ты и твоя подруга. Удачи, – едко отвечая, иду к машине Скота.

Прекрасно. Замечательно. Одуреть! Как Джесс, вообще, могла рассказывать им про меня? Да и выставить в таком свете? Почему «трахни меня»? Что за пошлость? Унизительно. Есть место, где никто не будет знать меня? Хоть маленький остров, куда я свалю с этой планеты? Чёрт возьми, что происходит? «Трахни меня». Я же её дядя, в конце концов, хоть какое-то уважение должно быть! Нет, она меня ни во что не ставит. Супер.

Щёлкаю пультом, меняя картинки на экране, и не помню, чтобы вечером находился дома. Никогда. Даже когда был женат. Мы всегда были или в баре, или в ресторане, или на каком-то приёме. Моя жизнь была наполнена движением, гонкой в никуда. А сейчас тишина, какое-то спокойствие, которого никогда не знал.

Над головой раздаётся глухой грохот, и я подскакиваю на ноги. Выключаю телевизор и прислушиваюсь. Определённо наверху кто-то есть. Вот ещё не хватало грабителей. Хотя, что здесь брать? Осматриваясь, не вижу ничего подходящего. Да и плевать как-то. Честно мне всё равно, даже если прикончат. Медленно поднимаюсь по лестнице и ничего больше. Ни единого звука. Может быть, окончательно спятил? Но всё же, останавливаюсь у комнаты Джесс и нажимаю на ручку двери. Заглядываю и различаю силуэт девушки, сидящей на широком подоконнике.

Облегчение, даже некое подобие радости появляется в груди, когда слышу грубый голос:

– Свали отсюда.

– Конфетка, прости меня. Я искал тебя. Где ты была? – Закрываю за собой дверь и подхожу к Джесс.

Не менее короткие шорты, бесформенная майка на одно плечо и волосы, собранные небрежно на макушке. Но взгляд привлекает иное. Огонёк, который озаряет лицо девушки, и затем дым, о котором уже забыл.

– Ты ещё и куришь, – горько усмехаюсь, когда она снова затягивается и поворачивает ко мне голову, демонстративно выдыхая дым.

– Свали отсюда. Серьёзно, Флинт, у меня нет желания видеть тебя после того, что ты сделал, – как-то безжизненно, что несвойственно ей, произносит Джесс и вновь смотрит в открытое окно.

А я не могу двинуться, смотрю на неё и сейчас вижу совершенно другого человека. Я не знаю её, не понимаю, для чего это всё. И все решения рушатся, вытаскивая желание остаться. Наблюдать за ней, как подносит к губам сигарету и втягивается. Как выпускает пухлыми губами, невозможно красивой формы, дым, и затем цокает.

– Ты перестал понимать человеческую речь? – Бросает на меня усталый взгляд.

– Прости меня. Правда, я никогда в жизни не бил женщин. А в тот момент… чёрт, Джесс, это так сложно объяснить. Я ведь помню тебя ребёнком, который даже слова «секс» не знал. А сейчас вижу разгульную девушку, употребляющую алкоголь в непозволительных дозах, курящую и трахающуюся со всеми, у кого есть член. Прости, у меня крышу сорвало. Мне сложно, понимаешь? Сложно принять это, но мне нет места нигде. Ты права, я знаю, что такое быть преданным и брошенным. Прости меня, миллион раз прости за то, что сделал. Наверное, прошлое слишком ярко запомнилось мне, потому что там была ты. А в эти дни… скажи хоть что-то. Поговори со мной, пожалуйста, мне необходимо это, – подхожу к её ногам ближе и облокачиваюсь о распахнутую створку окна.

– Мне нечего тебе сказать. Уходи. Лучше уезжай и найди себе ещё кого-нибудь, забудь о нас и живи, как раньше, – прочищает горло и снова затягивается. А я вдыхаю забытый дым, и мне так хочется снова быть безумным, полным амбиций и живым. Но сейчас, в эту минуту, никто из нас не живёт. Она ведёт себя очень странно, даже нет ни одной эмоции, и это убивает. Лучше бы кричала, бросала в меня чем-то, но тихая ненависть страшна.

– Поделишься? – Спрашиваю я, и она поворачивается, приподнимая брови.

– Сигаретой поделишься? – Указываю на пачку, лежащую у неё на ногах.

– Ты же не куришь больше. Бросил, стал правильным в этом, – усмехается Джесс.

– Задолбался, конфетка, я быть таким. Хочу вернуться в прошлое, где всё было красочно. Поделись со мной этим, потому что меня трясёт от аромата, едкого и такого нужного сейчас.

Притягивает ноги к груди и садится ровнее, взглядом показывает мне сесть напротив. И благо подоконник достаточно большой, думаю, сделан специально для неё и таких посиделок. Опускаюсь напротив и поднимаю одну ногу, а вторую свешиваю. Бросает мне пачку. Ловлю моментально. И что-то внутри переворачивается. Достаю сигарету и зажимаю между зубов. Ох, чёрт, это такое наслаждение. Покурить. Вторая моя жена была против этого, и я бросил, желал, чтобы она была счастливой. Она-то такой стала с моими деньгами, а я вот лишился губительной радости.

Только хочу спросить о зажигалке, как Джесс пододвигается ко мне и приближает своё лицо. Сигареты встречаются, а я смотрю в её глаза, не осуждающие, не требующие ничего, только искрящиеся ожиданием. Делаю несколько резких вдохов, и сигарета зажигается. Улыбаясь, подхватываю пальцами её и выдыхаю дым. Чёрт, я готов кончить от горького аромата, впитывающегося в лёгкие. Блаженство.

Джесс отодвигается и прижимается спиной к противоположной стороне оконного проёма. Закрываю глаза и упираюсь затылком, тишина окутывает, и я знаю, что она за мной наблюдает. Мне не хватало этого. Её не хватало так сильно, но только сейчас это понимаю.

– Я блефовала, – подаёт голос Джесс.

– По поводу? – Закуривая, интересуюсь я.

– Ничего нет в интернете про тебя и твоих жён, кроме упоминания о разводах. Я блефовала, – пожимает плечами, а я издаю смешок.

– Ты задела меня. Сильно задела.

– Знаю. Мне этого и хотелось. Я ненавижу тебя за то, что ты сделал. Правда, ненавижу, и смотреть на тебя не могу, – кривится и тушит сигарету в пепельнице, установленной прямо за окном.

– Почему? Почему ты не простишь меня? Ведь я всего лишь человек, и тоже могу совершать ошибки, – сглатываю горечь и кручу между пальцами сигарету.

– Не могу. Ты ни разу не позвонил нам. А я оставляла для тебя сообщения, когда нужна была твоя помощь. Ты не ответил. И мне неприятно, мне отвратительно оттого, что ты приехал, словно ничего не было. Приехал и ждёшь от меня понимания. Нет, я не понимаю. У тебя была прекрасная жизнь, она и сейчас у тебя такая. Ты просто зажрался. У тебя куча денег, столько же женщин, развлечений, и меня тошнит от тебя, – поднимает на меня голову, и я вижу это в её глазах. Вижу всё, о чём она говорит. А мне и сейчас нечего ответить. Она права, я именно такой, и причинил ей боль за то, что не всё вышло, по-моему.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9