Лина Мур.

Без маски



скачать книгу бесплатно

– Но я твой сын… – прошептал я.

– Да, и я сочувствую себе, – горько вздохнула мама. – И еще одно тебе на раздумья. На свадьбе ты встал позади Оливии. Почему? Ты держался из последних сил, но стоял и смотрел на все. Она твой кнут. Мне очень жаль, что твоя история окончилась на этой ноте. Я не знаю, когда уйдет боль из груди, но видеть тебя в ближайшее время не желаю. Прощай, Гранд.

Она развернулась и вышла из гостиной. Послышался хлопок входной двери, и меня как будто сильно ударили по голове. Я стоял в шоке, оглушенный отчаянием и паникой.

– Мама! – закричал я.

Нет. Это невозможно! Такое не может произойти со мной! Только не со мной!

Я выбежал в холл. Пуст. Столовая. Никого.

– Ливи… – По щекам покатились слезы, я, шатаясь, выскочил из столовой и ринулся наверх.

Открыв дверь спальни, включил свет и, озираясь, начал искать хоть одно подтверждение, что она тут. Она сейчас приедет.

До моего затуманенного мозга дошло, что я один. Суки, я совершенно один. Боль скрутила все внутренности, словно разрывая их когтями, я сполз спиной по стене на пол и завыл, обхватив плечи руками. Виноват. Полный мудак. Всеми брошен и забыт.

– Ты обещала! – заорал я. – Обещала!

Но нет ответа, только слова над постелью… нашей постелью усмехались над моим горем.

«Укради мое сердце этой ночью», – гласили они. Она украла и уехала, забрала его с собой.

Горькое осознание потери встало на первый план. Гордость разбилась вдребезги. Один. Один. Никому не нужный медвежонок Гранд, не понимающий, в каком гадком мире он проснулся и что делать ему дальше. Как чертовски гадко его подставили, а он никогда не научится доверять, даже если любит.

Я вскочил на ноги и стал переворачивать все вверх дном, стараясь найти хоть какую-то подсказку. Должна была оставить. Должна.

Разорванные листы сложил воедино, и боль снова пронзила все тело. Оставила. Прошлое. Сжимая в руках это последнее, что от нее у меня сохранилось, я просто скулил от невыносимых терзаний. Хотелось орать во всю глотку, звать на помощь. Только никто не придет.

Но разум тоже знал, что делать, и повелевал руками, чтобы достать из кармана джинсов телефон и набрать номер.

– Да, Кин, неужели соскучился? Или на свадьбу зовешь? – съязвил абонент.

Я ничего не смог сказать, только пытался отдышаться.

– Гранд, что за хрень? Ты что там, ревешь? Что случилось? – раздался в трубке уже обеспокоенный голос.

– Рита… я один, – выдавил, глотая комки в горле. – Я все испортил… отец мертв… мать бросила. Она предала меня… нет… это я мудак. Не знаю, как дальше… хочется подохнуть.

– Так, а ну-ка взять себя в руки! – рявкнула подруга.

А мне стало еще хуже от осознания того, что я, мужик, вою, как маленькая девочка, растирая сопли и слезы по лицу.

– Ты где? – спросила она.

– Там же.

– Сейчас буду, оставайся на месте, – моментально ответила Рита и оборвала связь.


– Вот это я понимаю – приплыли, – раздался знакомый голос.

Я вздрогнул и поднял голову.

На пороге спальни стояла Рита.

– Чего у тебя входная дверь-то открыта? Я стучала, кстати, – хмуро проговорила она и, не дождавшись ответа, села рядом со мной на кровать. – Твой психотерапевт весь во внимании.

И я начал рассказывать все с самого начала, иногда срываясь на крик или на постыдный сиплый стон. Сдержанность явно не мой конек, в небесной канцелярии меня наградили только идиотизмом, и все. Суки!

– Охренеть, только я тебя оставила, и ты сразу влип, парень, – пробормотала Рита и выдохнула, сложив губы трубочкой.

– Понимаешь, все бросили меня. – На глаза снова навернулись позорные слезы.

– Я бы тебе врезала, да не могу. Ты типа мой друг, и тебе нужна поддержка, иначе суицид или психбольница, – цокнула Рита.

– Скажи, это конец? – с надеждой на отрицательный ответ спросил ее.

– Ты будешь поднимать это дело? – поинтересовалась она.

– Я не смогу этого сделать, и не потому, что мне жаль кого-то из этой истории, а потому, что я должен поступить правильно, реабилитироваться в ее глазах. Только в ее, а на остальных мне насрать.

– Поняла, – вздохнула Рита снова. – Самое последнее – это ехать к Лив и говорить, какой ты мудак. Она это и так знает. Дай время ей и себе, подумай, выстрой план, если тебе она действительно нужна.

– Да бред это, – мотнул я головой, зная, что это конец для меня. Никогда больше никакого счастья, лишь пропасть с острыми камнями на дне, на которые буду падать каждую ночь, просыпаясь в холодном поту.

– До сих пор не могу поверить, что ты так поступил! – неожиданно крикнула Рита и поднялась с кровати. – Не могу! Какой ты дебил, Кин. Мне ее безумно жаль, она ведь такая…

– Заткнись! – рявкнул я. – И так хреново, а еще ты!..

– Тогда зачем ты мне позвонил, если твои нежные ушки не хотят слышать правды? – с сарказмом парировала она.

– Потому что я растерян, Рита. Меня бесит то, что сижу тут, сжимая в руках ее признание пятилетней давности, и реву, как ребенок, у которого игрушку отобрали. Я ненавижу себя за такую слабость. Но мне ничего больше не надо. Не хочу ничем заниматься, буквально ничем. Просто подохнуть здесь в одиночестве. Я постоянно отвергал людей, которые стремились мне помочь, хотели быть рядом со мной. И что в итоге от меня осталось? Я разбит, загнан в тупик, из которого нет выхода. И ее мне уже не вернуть, никогда.

– Тогда пришло время менять не местоположение, а себя, – спокойно ответила Рита. – Начни новую жизнь без маски, которую ты носишь. Она тебе больше не нужна, потому что не помогла, а лишь убила все лучшее в тебе. Стань самим собой, двигайся дальше, шаг за шагом, и вскоре ты поймешь, что для тебя важнее. У тебя появится шанс отвоевать свое место под солнцем. Ведь оно не дается за красивые кудри и зеленые глаза, за это надо биться. До крови.

– А если она не захочет меня видеть? – прошептал я, боясь, что мой гребаный сценарист услышит эту подсказку и непременно впишет в мою жизнь.

– Ты мужик или где? – недовольно спросила Рита и уперла руки в боки.

– Или где.

– Так, трансвестит, поднимай свою тощую задницу и прибери здесь все. Завтра решим, что делать, – цокнула Рита, осматривая спальню. – И да, мои услуги оплачиваются по двойному тарифу. Я, знаешь ли, теперь гордость отделения.

– Да пошла ты, – слабо улыбнулся я.

– Непременно, только без меня ты загнешься, Кин, – пожала она плечами и пнула разбитый стул. – Нет, ты дурень, это точно. Надо бы внести в паспорт отдельную строчку для всех, чтобы люди понимали, с кем имеют дело. Так вот, в твоем случае в графе «сущность» было бы написано: «Глубоко тронутый мудак с аффектом Халка».

– Это больно, Рита, падать вниз, – тихо произнес я.

– Еще бы, – ухмыльнулась она. – Но мы подлатаем твою душонку и поставим тебя на ноги. Вот черт, думала, отдохну от тебя, но не тут-то было. Если бы не знала, что ты полоумный наркоман, помешанный на чувстве собственничества к своей малышке, то подумала бы, что решил привязать меня на всю жизнь.

– О, да отвали. Сейчас мне не до смеха, – фыркнул я.

– Ну, поплачь, у тебя еще не вся майка в соплях, потом вывешу ее у себя в отделении как показатель того, какие мужики тупые ослы, – хохотнула Рита, а я запустил в нее абажур от разбитого ночника.

– Меткостью тебя боженька тоже обделил, – рассмеялась она, ловко увернувшись. – Давай, мудаковатый больной, вставай и начни новую жизнь за пределами этой богадельни. Хотя можешь переписать дом на меня как оплату моих трудов.

– Черт, с кем я связался?.. – закатив глаза, я откинулся спиной на постель.

– Я об этом спрашиваю Всевышнего каждый день, как только встретила тебя. Но он упорно молчит, – ответила она.

– Не хочу существовать без нее и в то же время не могу быть рядом, – выдохнул я.

– Хватит, Кин! – повысила голос Рита. – Ты хоть одно слово услышал? И чего я тут распинаюсь? Быстро вставай, задолбал!

– Потом, – отозвался я, перевернулся на живот и уткнулся носом в подушку, которая еще хранила едва уловимый запах. Ее аромат.

– Спокойной ночи, Фиона. До завтра, – рассмеялась Рита, щелкнула выключателем и вышла из спальни, тихо прикрыв за собой дверь.

Да, она полностью права. Нужно собрать все силы, чтобы последний раз попытать счастья в рулетке под названием «жизнь».

– Прошу, только помни меня, не забывай. Впусти меня, и я обещаю, что никогда больше не брошу тебя, малышка. Я твой мудак, ты сама говорила об этом. Так прими меня обратно, вылечи меня, – прошептал я в темноту, и по моей щеке скатилась последняя слеза.

Глава 3

Оливия

– Лив! – завизжала Лайла, и тут же я оказалась в объятиях однокурсницы.

– Детка, да ты похудела! Теперь мы точно выиграем у «зубников» конкурс красоты. – Она критически осмотрела мою голубую футболку-поло и белые джинсы, а я рассмеялась. Услышь красотка Кори, которая учится на стоматологическом факультете, слова моей подруги, – как минимум смачно обругала бы ее, как максимум выдрала бы ей космы.


Первый день после каникул в университете – День знакомства с первокурсниками. Поляна перед главным зданием заставлена столами. Со всех сторон несутся радостные восклицания и смех. Наш столик окружили приятели-студенты. Новички, смущенно потупившись, топтались в сторонке и вскоре разбежались кто куда. Осталось лишь несколько самых стойких, или глупых, которые с жадностью осматривали старшекурсников.

Как же я безумно скучала по этому времени, когда все просто, все хорошо и легко. И вот я здесь, в центре внимания, как и прежде. Ничего не меняется. Стабильность – она была мне необходима. Вдохнув смешавшийся в воздухе букет одеколонов и женских духов, я радостно начала обнимать всех и чмокать в щеку, пропуская мимо ушей громкие выкрики лозунга нашего факультета и пошлые, но привычные комментарии парней.

– Как провела лето? – поинтересовался Джим и, откусив крекер, тут же выплюнул обратно. – Какая гадость! Столько бабок отваливаем им, а они нормальную закуску не могут купить!

– Путешествие в Лондон, свадьба отца, новая татуировка и шикарный тихоокеанский загар, – ухмыльнувшись, ответила я на вопрос и подала ему салфетку.

– Татушка?! Да ладно!.. – воскликнула Лайла.

– Где? – спросил Джим.

Закатив глаза, я приподняла край поло, открыв бабочку на нижнем правом ребре. Глупо. Мимолетный порыв в пьяном угаре, и вуаля – пожизненная отметка об идиотизме хозяйки на боку.

– Ни фига себе, какая лапочка, – протянула Лайла и коснулась ее.

– В честь чего? – рассмеялся Джим.

– Символ возрождения, – гордо ответила я.

– Мисс Престон, что за неподобающее поведение средь белого дня?

Возмущенный голос куратора заставил меня тут же одернуть футболку и лучезарно улыбнуться.

– Простите. – Как же хотелось показать язык этой старой деве, которая никогда не одобряла моих панибратских отношений с парнями.

– А вы что тут забыли? – строго посмотрела она на моих друзей.

– Мы помогаем, – нашелся Джим, подхватив брошюры со стола и помахав ими в воздухе.

Познакомьтесь, наш местный клоун и завсегдатай вечеринок – Джим Уокер. Парень под два метра ростом, звезда университетской команды по регби, любимец девочек, даже не догадывающихся о том, что на самом деле он гей. Из-за своей сексуальной ориентации Джим страдает неимоверно и каждую пьянку плачется мне в жилетку. Да, я люблю его. И всегда у каждой героини фильма про студенческую жизнь должен быть такой друг. А как иначе? Никак. Тогда это не комедия. А я в ней сейчас и живу. Но оставим этого темноволосого и сероглазого парня с сумасбродными идеями в голове и вернемся ко мне.

– Отлично, тогда собирайте все. Знакомство окончилось, студенты разобрали материал, – сухо произнесла мисс Родерик и, прищурив глаза за толстыми стеклами, посмотрела на меня. – А вы, мисс Престон, как выпускница бакалавриата, должны подавать пример новоприбывшим, а не развращать их непонятными знаками на коже. И куда только смотрят ваши родители?..

– Они у меня современные, – пожав плечами, ответила ей. – И что я делаю с собственным телом, никого не касается, мозги-то остались невредимы. И это бабочка, кстати.

Да, люблю раздражать всех вокруг. И мне, язве и отличнице в одном флаконе, многое сходит с рук. Даже фривольное общение с преподавателями.

– В этом я сомневаюсь, – пробурчала куратор, а я недовольно фыркнула. – Так, чего сидим? Быстренько убирайте стол, и до встречи на занятиях. Расписание взяли?

– Да, – ответили мы хором.

– Всего доброго. – Она кивнула и, отойдя от нас, устроила нагоняй ребятам за соседним столиком.

– Ее должен кто-то трахнуть, иначе она сама скоро будет бросаться на всех, – процедил Джим.

Мы с Лайлой переглянулись, и наш громкий хохот разнесся по поляне перед университетом. Злой взгляд мисс Родерик ничуть не заставил нас замолчать, мы лишь разразились еще большим смехом.

Передав все листовки старосте группы, мы поболтали о прошедших каникулах, обсудили дальнейшие планы, и я направилась на поиски Реджи и Кори, которые затерялись среди шумной толпы будущих и нынешних студентов. Прекрасный день. Солнечный и полный радости.


– Новый учебный год начнется через неделю, – простонала Реджи и ухватила меня за руку.

– Четвертый курс, детка, а дальше еще три года, – вторила ей Кори, взяв меня за вторую руку.

– Бросьте, ведьмы, новые вечеринки, вылазки и путешествия. Что может быть круче? – с энтузиазмом спросила я.

– Только сон, – в один голос ответили они и рассмеялись.

– Ладно, мне еще в Бостон ехать. – Я выпуталась из их рук и разблокировала свою «БМВ».

– Тео прилетит? – спросила Кори.

– А он разве тебе не сказал, что его задержали на съемках в Бразилии? – соврала я, наблюдая за реакцией подруги.

– Что?! – возмутилась она. – Ну, я ему устрою! Он обещал…

– Да я пошутила, – улыбнулась, за что получила толчок в плечо и недовольную, сердитую мину.

– Вали уже, бесишь, – обиженно сказала Кори.

– Будешь еще молить меня вернуться, – поддразнила я ее.

– Никогда! Ты достала меня, и меня достал твой Митч. Зачем дала мой номер? Он задолбал писать мне и ждать ответа, – снова напомнила она о моей выходке, на что я хрюкнула от смеха.

– Господи, Корина, тебе пишет мужчина… А Тео знает об этом? Но-но-но, – продолжила я спектакль.

– Сучка неблагодарная, я тебе на лбу вытатуирую это, – строго сказала она.

– Я тоже тебя люблю, – показала ей язык, и Кори довольно заулыбалась.

– Лив, когда вернешься? – спросила Реджи.

– Второго. Не смей отдавать никому мою постель, – предостерегла я ее.

– А если это будет какой-нибудь альфа-самец?.. – мечтательно протянула Реджи.

– Ну, если прямо самец-самец, то я помогу ближнему своему и подвинусь, – выдала я.

– Тебе самцов за лето не хватило? – усмехнулась Кори.

– Если ты о Лестере, то… Ладно, я поехала, – прервала я этот разговор. Слишком рано говорить об этом.

– До встречи, детка. – Обе подруги расцеловали меня, и я наконец-то спряталась в салоне машины.

Включив музыку погромче, выехала из городка и погрузилась в мысли о предстоящем учебном годе, перебирая в памяти новые лекции, которые успела прочитать за последнее время и даже кое-что выучить.

Думать о чем угодно, только не вспоминать. Моей бравады тогда не хватит ни на минуту.

Итак, начнем. Теория наркоза.

Сквозь музыку проговаривала вслух слова, четко и громко. Под конец пути уже улыбалась себе и легко отвечала на свои же каверзные вопросы.

– Мама, я дома! – крикнула с порога, бросив сумку на пол.

– Привет, дорогая, ты как раз к ужину. – Она вышла из кухни, приобняла меня за плечи и повела в столовую. – Трудный день?

– Нудный, – скривилась я. – Куча первокурсников с блестящими глазами и вопросами о братствах. Жаль, что их пыл совсем скоро сойдет на нет, когда они познакомятся с лекторами и латынью. Наивные дурачки.

– Злая ты у меня, – мягко пожурила она меня, и я плюхнулась на стул.

– А где Тейд? – спросила я, пока мама накладывала мне мясо и картошку.

– Задержался с клиентом, – спокойно ответила она.

– Папа звонил? – поинтересовалась следом, а мамина рука немного дрогнула, когда она ставила в центр стола салатницу.

– Нет, не звонил, – медленно произнесла она и села рядом со мной.

– Жаль, мне было бы интересно узнать, как прошло их свадебное путешествие. Евротур – мечта просто, – с улыбкой сказала я.

– Да, – быстро ответила мама. – Как девочки? Уже придумали новые пакости?

– Мам, – рассмеялась я. – Ты же знаешь Кори с Тео, хотя до сих пор не могу поверить, что они не поубивали друг друга. А Реджи в поиске новых приключений на свою аппетитную попку.

– Кстати, Тео звонил буквально полчаса назад и сказал, что домой приедет не завтра, как планировал, а первого сентября. Задержали. – Мама нахмурилась, а я, спрятав улыбку, положила в рот мясо.

Ага, задержали. Он помчится к Кори, чтобы восполнить секс-марафон, которого был лишен целых пятнадцать дней. Хотя они и в путешествии не отлипали друг от друга, так что мы с Реджи просто махнули на них рукой и сами исследовали пляжи. У них все получилось. Им повезло… крупно повезло.

Грусть тут же кольнула где-то внутри, а горло свело.

«Нет, – приказала я себе. – Нет, даже не смей снова думать об этом. Никогда, ни при каких условиях. Нет!»

Я резко мотнула головой, что не осталось незамеченным мамой, и она бросила на меня обеспокоенный взгляд.

– Безумно вкусно, – улыбнулась ей. – Не представляю, как буду жить без твоих кулинарных изысков в студенческом общежитии. За лето привыкла.

– Даже не надейся, я не собираюсь тебе возить еду туда. – Она пригрозила мне пальцем, а я выпятила губу.

– Обидно. Собственная мать оставляет своего ребенка без пропитания, – пожурила я ее.

– Лив, – рассмеялась она.

В этот раз мне удалось уйти от разговора, который все равно когда-нибудь состоится. Для этого я выбрала самую удачную маску – веселье. Ночи… вот самое опасное время для актрис. Ведь когда вокруг тебя тишина и темнота, а ты одна, то мысли сами вспыхивают в голове, заставляя внутренний холод и душевную боль проснуться. Для этого времени суток я вытащила из своего арсенала другую маску – занятость. Это или алкоголь, танцы и ночные глупые разговоры с подругами, или чтение новых материалов, а еще лучше – их скрупулезное переписывание, вникая в каждое слово, каждую букву. И тогда сил на воспоминания не остается, тебя охватывает усталость, и ты проваливаешься в бездну.

– Я помою, – предложила – и, вскочив, стала собирать грязную посуду со стола.

– Спасибо, родная. – Мама поцеловала меня в макушку. – Тогда я пойду, отдохну.

– Ага, – кивнула ей, уже намыливая тарелки.

Да, проще положить все в посудомоечную машину, но так я занята. Усердно терла бокалы и полировала серебро. Я молодец. Я Золушка. Я сама себе вру и радуюсь этому.

Звонок в дверь застал меня все еще на кухне, где я протирала стол.

– Я открою! – крикнула я и бросила полотенце на стул.

Тейд, наверное, снова потерял ключи. Это его нормальное состояние в последнее время. Перед учебным годом возрос спрос на аренду и покупку недвижимости, и он пропадает на работе. Хотя является боссом, но желает сам следить за всем. И откуда столько энергии?..

Я открыла дверь, уже заранее приготовив новую фразу для отчима, но моя улыбка тут же растаяла.

– Ты?.. – прошептала я, смотря на смущенного мужчину напротив.

Удивление и страх перекрывали кольнувшую радость от визита непрошеного гостя. Пальцы вцепились в дерево, и я сглотнула, чтобы взять себя в руки, достать из тайной комнаты новую маску и улыбнуться.

Глава 4

– Привет, Лив. – Карие глаза тепло улыбались.

– Лестер. – Я смогла выдавить из себя только имя.

– Прости, что так поздно. Подумал, что ты будешь рада видеть меня. Я тут проездом. – Он махнул за свою спину.

Но я смотрела на него, не понимая причины, по которой Лестер Пейтон приехал в Америку, да еще и в Бостон. Прошло уже тридцать дней, и никто не напоминал о себе. Никто из них.

На следующий день после свадьбы мы выехали в восемь утра, и только Лес был с нами. Коул и Нейт уехали той же ночью, пока я с каждым боем часов все больше уверялась в том, что он не приедет. Вернуться в спальню, где были его вещи, я не могла и просто сидела на балконе в комнате Леса. Молчала. Потому что не было слов больше. Горло сдавила невидимая рука – гордость, проснувшаяся внезапно. Но самое смешное то, что я ждала этого и меня не удивила его реакция. Это никак не укладывалось в голове, ведь он писал мне такие правильные и точные слова. А когда пришло время их исполнять, то он не смог.

– Проходи. – Я отошла и пропустила Леса в дом.

Изменился. Морщинки залегли у губ, движения рваные и испуганные. Он нервничал, хотя был ни в чем не виноват. Лестер – самый замечательный мужчина, которого я знала когда-либо. Он ангел-хранитель, друг и просто слушатель. С ним спокойно, и я в нем уверена. Этот человек не сможет предать. Он не заслужил того, что нам пришлось испытать.

– Ты ужинал? – спросила его, а он отрицательно помотал головой. – Пошли, бродяга, накормлю.

Мужчина улыбнулся и последовал за мной.

– Лив, кто там? – крикнула сверху мама.

– Это Лес, – ответила я и потерла его спину в знак ободрения.

Указав на стул, повернулась к холодильнику и услышала быстрые и шумные мамины шаги по лестнице. Она вихрем ворвалась в столовую.

– Лестер! – воскликнула она. – Господи, как ты тут оказался? А где Кристалл? Ты один?

– Мама! – прервала я поток вопросов. – Дай человеку поесть, и он все расскажет, если захочет.

– Добрый вечер, Маргарет, – Лес слабо улыбнулся.

Да, моя мама заставляет всех моих друзей звать ее по имени. И им это только в радость. – Вы простите, что так, без предупреждения…

– Брось. – Она по-свойски хлопнула его по плечу и села рядом на стул, пока я, закатив глаза, вернулась к исследованию холодильника и достала жаркое и салат. – Все хорошо. Ты останешься у нас?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12