Лина Мур.

50 и один шаг назад



скачать книгу бесплатно

– Ты же знаешь, что у него проблемы? – Жёстко спрашивает он, и я киваю.

– Компания тонет быстро, половина… уже больше работников уволены, – продолжает он, сглатываю от неприятного подтекста этого разговора.

– Есть надежда? – Выдавливаю из себя.

– Нет, сейчас кризисная ситуация с ценой на нефть, компания работает себе в убыток. Максимум месяц, а то и меньше, – спокойно произносит он, а я кривлюсь от новостей.

– Понятно, – слабо говорю и отворачиваюсь от него.

– И ты ничего не попросишь? Никакой помощи, как у Райли? – Едко спрашивает он.

– Нет. Ты бизнесмен, уже просчитал все за и против. И если ты ничего не делаешь, значит, это гиблая компания, – бесцветно отвечаю я.

– Ты же понимаешь, что твой отец останется без работы. Если учесть его возраст, то ему сложно будет найти такое же высокооплачиваемое место в Торонто. Вся роскошная жизнь, которую вела, закончится. Не будет дорогой одежды, украшений…

– Что ты от меня хочешь?! Чтобы умоляла тебя вложить деньги в компанию или же взять на работу моего отца? Зачем говоришь об этом? Я осознаю все последствия, буквально все, и проживу без этой мишуры! Да я буду рада! Ни за что на свете не стану подстилкой ради прибыли и денег, понял?! Теперь тебе ясно, почему я не хочу, чтобы ты раскрывал наши отношения перед отцом? Он получит то, к чему склонял меня. Стану шлюхой, которая спит с тобой из-за того, что ты помог ему. И даже вот эта одежда… всё твоё, я словно для вас кукла, которую вы можете использовать в своих целях. Но я не она, Ник! – Срываюсь на крик, воинственно подскакивая, и смотрю на него. Воздуха не хватает, а лёгкие горят от такого всплеска эмоций.

– Крошка.

Ожидаю ведь снова от него взрыва, но он только мягко улыбается и встаёт, резко притягивая к себе и обнимая.

– Мишель, у меня довольно много денег… хм, очень много денег, скорее всего, ты не представляешь, что все покупки, сделанные для тебя, капля в море. А для тебя, для твоего комфорта мне ничего не жалко. Я знал, что хочет твой отец. Не дурак. Хотел услышать это от тебя, что ты понимаешь всю серьёзность ситуации. И никогда не смей себя обзывать шлюхой, поняла? Ты лакомый кусочек для него. Юна, полная жизненной энергии, приятна и воспитана. Только вот для меня ты другая. Яркая, сильная и пылкая. Я не рассматриваю тебя, как подношение мне за что-то. Но хочу, чтобы ты запомнила… запомнила навсегда. Что бы ни произошло в будущем, если тебе будет сложно, начнутся проблемы, я хотел бы знать, что наступишь на свою гордость и придёшь ко мне за помощью, какая бы она ни была. Всегда помогу тебе, это моя обязанность.

– Ты прощаешься со мной? – Шепчу я.

– Нет, не сейчас. Но когда-нибудь придёт время, мы разойдёмся, и, уверен, что это будет громко. Знаю точно. Ты будешь обижена, зла на меня. Будешь отвергать все мои попытки объяснить, уйдёшь, а я продолжу жить, как и прежде. Но хочу взять с тебя обещание, что ты хотя бы пришлёшь мне сообщение о том, что у тебя проблемы.

Хорошо? – Он поднимает мою голову к себе, теряюсь от его слов.

– Почему я буду на тебя обижена и зла, Ник? Что ты захочешь мне объяснить?

– Потому что всё закончится раньше, чем ты себе придумаешь. Это защитная реакция у всех представительниц женского пола. И ты в их числе. Поэтому пообещай мне.

– Не могу. Не хочу обещать того, чего не решусь выполнить. Когда всё закончится, сотру тебя из памяти, как и все твои контакты. Человек уходит навечно из жизни, без возможности вернуться. И я никогда не позволю себе о чём-то просить тебя, потому что я верю в свои силы и в себя, – мне сложно проговаривать уверенно свои слова, но делаю это, несмотря на его печальное лицо.

– Я тоже в тебя верю, крошка. И не собираюсь вкладывать деньги в компанию твоего отца, по причине…

– Нет, даже знать этого не хочу. У нас не деловые отношения, Ник. У нас интимные, лучше говорить о нас, чем о моём отце. А с ним разрулю, не волнуйся, – мотая головой, снова перебиваю, и его губы едва заметно улыбаются.

– Хорошо, но если он позволит себе хотя бы руку на тебя поднять, то пусть пеняет на себя.

– Отец никогда меня не бил, Ник, – заверяю его, и он кивает.

– Чем займёмся? – Спрашивает он.

– Хм, ну я рассчитывала узнать что-то новое, – игриво произношу, дотрагиваясь до его шеи, провожу по ней ногтем.

– И что же ты хочешь узнать нового? – Улыбается он.

– Например, что-то из твоего мира, только без крови, боли и тому подобного. В общем, не знаю, – пожимаю плечами.

– Мишель, ты такой хамелеон. Мне казалось, что ты расплачешься, а уже просишь о сексе. Я не успеваю за тобой, – он поглаживает меня пальцами по пояснице, забираясь под футболку.

– Ты точно такой же, Ник. Этому научилась у тебя. Так что, покажешь мне свои извращения? – Склоняю голову набок.

– С удовольствием, моё тело уже болит от желания к тебе. Разденься и жди меня, скоро вернусь. Надо снять повязку, – он отстраняется от меня.

– Рука болит?

– Нет, пара царапин, но врачи любят преувеличивать, – пожимает он плечами.

– Хорошо, тогда иди, – улыбаясь, разворачиваюсь к постели.

– Мишель, – зовёт меня Ник, и я оборачиваюсь.

– Да?

– Это наши извращения. Твои и мои, потому что ты и я сейчас одно целое. Спасибо тебе за это, – он немного кивает и быстрым шагом выходит из спальни.

Слабая улыбка играет на губах, а в голове до сих пор стоят слова об отце. Знаю, что это не подобает хорошей дочери. Но это не должно касаться меня, а в таких ситуациях чувствую себя лицемерной. Я должна была сказать это. Ведь так чувствую, а денег нам хватит, чтобы прожить и папа… чёрт, он же должен думать о будущем и о семье. Это его обязанность, но никак не моя решать за него проблемы. Не хочу, чтобы Ник думал иначе, чем я ему объяснила. Он необходим мне вот такой: в обычной футболке, босой и непонятный. Любимый.

Сорок седьмой шаг

Не знаю, куда он ушёл и зачем. Дышу поверхностно и быстро, облизывая губы. Ведь терпеливо жду его в одном нижнем белье, ожидая того самого нового, о чём я его просила. Мои мысли лихорадочно бегают в голове, активно перебирая возможные варианты его долгого отсутствия.

Звук мягких шагов, поднимаю голову, когда в спальню входит Ник, раздетый по пояс. В одной руке держит белую верёвку, а в другой чёрную маску для сна и ещё что-то, не могу отчётливо разглядеть. Мои глаза распахиваются шире. Неторопливо подходит ко мне, сглатываю от высокого напряжения внутри.

– Крошка, не бойся, я не сделаю ничего того, что тебе причинило бы моральный вред или же не понравилось, – кладёт эти его девайсы, или как он их обычно называет, на постель рядом со мной. Тяжело смотрю на него, остро ощущая внутри нарастающую безудержную панику.

– Мишель, – подхватывая мой подбородок двумя пальцами, поднимает голову к себе.

– Для чего это?

– Для твоего чувственного наслаждения, только для тебя, – надавливая большим пальцем на мою нижнюю губу, приоткрывает рот и проводит по нижнему ряду зубов, его глаза загораются дьявольским ослепительным светом.

– Ты свяжешь меня? – Шепчу я.

– Да, но лишь руки, сегодня они тебе не понадобятся, – Ник улыбаясь, заверяет, что ничего нет для меня заведомо неприемлемого.

– Хорошо, я доверяю тебе, – слабо киваю, и он, отходит в сторону и берёт в руки то самое, что я не разглядела.

– Протяни ко мне руки, – просит он, чётко выполняю.

– Это мягкие накладки, чтобы завтра у тебя не было синяков на коже, – поясняя, Ник натягивает на мои запястья две полоски ткани, похожие на напульсники, какие используют в спорте.

От высокого напряжения вперемешку со страхом и лихорадочным интересом, не могу совладать с затруднённым дыханием и капельками пота, образовавшимися над губой.

– Теперь сядь на колени в постели и сложи руки за спиной, – его приказной тон с нотками мягкой нежности дают мне дополнительный толчок исполнить всё, как он того требует.

Забираюсь с ногами на постель и сажусь к нему лицом, как и просил, постоянно сглатывая. Во рту становится сухо, прикрываю глаза, когда он обходит кровать и сбрасывает с себя джинсы, располагаясь сзади меня.

– Я это делаю не первый раз, крошка, но с тобой будто бы неопытен, – его горячее дыхание проходит по моему плечу и заканчивается мягким беглым поцелуем на коже, что я вздрагиваю от приятной неожиданности.

– Если ты почувствуешь дискомфорт в плечах или же в суставах, сразу же произноси стоп-слово, развяжу тебя. Не хочу, чтобы тебе было плохо, только твоё безграничное наслаждение. Помнишь, как мы танцевали? – Бархатный ленивый шёпот окутывает меня. Плыву в своих эротических безумных фантазиях, пока он завязывает узлы на моих запястьях, проверяя их на прочность.

– Да, помню, – выдыхаю я.

– Тогда и понял, что в тебе столько особой страсти и сексуальной энергии, которая многим будет только сниться. А теперь она моя, правда, Мишель? Только моя, – его рука проходит по моему позвоночнику. Невольно выгибаясь, запрокидываю голову назад. Через его изящные пальцы передаётся токовый судорожный разряд, заполняющий мой позвоночник и летящий к бёдрам.

– Твоя, Ник, только твоя, – быстро отвечая, облизываю губы и закусываю нижнюю.

– Закрой глаза.

Они и так у меня закрыты. Ник надевает на меня маску и помещает резинку между прядями, затем поднимает их. Чувствую, как он, завязывая их в узел, крепко хватается в волосы и оттягивает голову назад.

– А это ты помнишь? – Хриплый шёпот у пульсирующей вены и мягкое дуновение ветерка.

– Да.

– Что было дальше? – Его рука проходит по плечу и опускается к груди, сжимая её под тканью лифчика.

– Поцелуй… твой поцелуй, – едва могу сказать что-то, как далёкое воспоминание становится реальным, и меня пронизывают иголочки в том месте, где были его губы, плавно сосредотачиваясь в тугом узле между бёдер.

– В моём воображении было продолжение. Хочешь узнать его? – Его влажные губы трутся о мою щёку, и я киваю.

– Вот так хотел тебя.

Ник языком проходится по сгибу шеи, закусывая мочку уха. Мой всхлип, и он отстраняется, резко запрокидывая мою голову назад. Боль такая сладкая, что не хочу соображать, полностью глубоко погружаясь в тягучий водоворот страсти.

Лёгкие укусы и тут же его язык зализывает рану. Новые беглые поцелуи и множество других, восторженно отзываются в мучительном огне между ног. Непроизвольно медленно двигаюсь. Этому мешают верёвки на моих руках. Беспомощная и в его абсолютной власти. Тону в его губах и поцелуях, опускающихся к ключице.

Пальцы грубо обнажают грудь, и сосок замирает между ними. Дрожь в теле, сильнее выгибаюсь, подставляя себя под его язык, проходящий к уху. Всю себя. Его полностью.

– Ник, – закусываю губу, чтобы не закричать.

Плавиться под его умелыми действиями. Грубость зубов на нежной коже и захват волос, поворачивающий мою голову, чтобы открыть ему доступ к другой стороне шеи.

– Чувствуй меня, – шёпот прямо в ухо, и мои пальцы затрагивают его твёрдый член сквозь ткань.

Не могу больше дышать, уже легко постанывая от его хищных и глубоких поцелуев на коже. Моё тело само живёт, двигаясь в каком-то невообразимом танце, массируя бёдрами накалившийся кровью клитор. Моя голова вдруг кружится от совершенно немыслимых внутренних ощущений, теряя связь с реальностью.

Пальцами стараюсь как можно мягче поглаживать его член через ткань и слышу чертыханья, слетающие с его губ.

– Тише, Мишель, – шепчет он, сжимая рукой мою грудь и отпуская волосы, что моя голова падает на его плечо.

Не могу видеть его, но чувствую вкрадчивый аромат, который будоражит во мне всё до палящей лавы.

Что-то холодное проходит по моему плечу, вздрагивая, облизываю губы и одновременно всхлипываю.

– Ты же не против, если я сниму с тебя бельё? – Ник задаёт риторический вопрос, потому что в следующий момент ясно слышу хруст разрываемой ткани, и бретелька бюстгальтера падает.

– Знаешь, чем я это делаю? – Новый сладкий поцелуй в шею, и тело дрожит от садомазохистского возбуждения.

– Нет, – честно отвечаю, потому, что разум совершенно не соображает, скопившись сладостной влагой, впитываемой трусиками.

– Ножом. Он острый, может запросто проткнуть твою кожу, – холодное лезвие проходит по плечу, замираю… должна замереть от чувства страха, но его нет. Абсолютно ничего нет, кроме сокращающихся напряжённых мышц внутри.

– Боишься? – Лезвие подхватывает вторую бретельку.

– Я доверяю тебе, Ник, – шепчу, и новый хруст.

– Спасибо, крошка. Не допущу, чтобы тебе было неправильно больно, – мягкий поцелуй в щёку и лезвие проходит по груди.

Эти скользящие и невидимые нежные прикосновения металла к горячим кожным покровам заставляют меня шумно дышать, пока с губ не срывается приглушённый стон вместе с треском разорвавшейся ткани между полушариями груди. Бюстгальтер падает позади нас, и Ник подхватывает его, скорее всего, отбрасывая в сторону.

Невыразимое острое ощущение, когда тебе остаётся только интуитивно чувствовать и не знать, что будет дальше. Это заводит так дьявольски, что ты становишься попросту сумасшедшей с единственной бессвязной мыслью: «Хочу его. В себе».

– Проверим, насколько ты мокрая, Мишель? – Зазывной полушёпот, и Ник продолжает водить ножом по моему животу, сокращая мышцы и заставляя меня до боли прикусить губу.

Его рука ласкает мою грудь, играя с соском, то царапая его, то нежно поглаживая. Не могу больше. Мне кажется, могу умереть от сильного возбуждения без возможной полной разрядки.

– Пожалуйста, – шепчу, когда его язык с напором проходит по моей шее, а нож, опускаясь к трусикам, забирается под ткань сбоку.

– Что, пожалуйста, Мишель? – Насмешливый голос отдаётся в висках, что они начинают неумолимо пульсировать, разгораясь с каждым мощным толчком быстро бьющегося сердца.

– Трахни меня, Ник, пожалуйста… войди в меня, – всхлипываю, когда нож оттягивает ткань моих трусиков, и она медленно поддаётся ему, освобождая меня, всю истекающую под ними.

– Хорошая крошка, – остриё скользит по животу к другой стороне трусиков и быстро разрывает её, ткань падает между моих разведённых ног.

Тут же слышу звон металла. Ник отстраняется от меня, оставляя связанную и пылающую от заветного желания. Готова сойти с ума. Кричать или хоть как-то двигаться, чтобы снять это напряжение, пульсирующее между ног, но ничего не могу сделать, только покорно ждать, когда он вернётся.

– Мишель, моя Мишель, моя прекрасная крошка, – ласковый шёпот Ника и грубое сжатие волос, заставляющее забыть, как дышать и простонать так обречённо и покорно.

– Я держу тебя, а ты наслаждайся, – лёгкий поцелуй в шею, и Ник надавливает на мою спину, нагибая вперёд.

У меня нет опоры, ничего нет, только ноги раскрываются шире, а он крепко хватается за узел на моих запястьях.

Его рука проходится по одной ягодице, а палец, словно нечаянно, скользит к возбуждённой плоти. Один всхлип. Дрожь в теле. И снова нахожусь балансирующая на грани, готовая упасть в нирвану, но мне не позволяют.

– Мокрая… очень мокрая, – его голос отдаётся в моём нарушенном сознании где-то далеко, потому что уши словно забиты ватой, а я сильнее выгибаю спину, приглашая его.

– Ник… я… придушу тебя, – шиплю, и получаю лёгкий шлепок по ягодице, что вздрагиваю снова, и тепло растекается по венам, невольно заставляя крепче сцепить зубы.

– Как ты хочешь его, – он приставляет ко мне головку своего члена. Улыбаясь, жадно облизываю губы.

Он водит им по моим складкам, замирая у клитора, и я уже бесстыдно стону, двигаясь, и пытаюсь поймать его в себя.

– Сама, – командует он и немного входит в меня. Задыхаюсь от приятных ощущений и этим разрешением, что, не медля ни секунды, подаюсь назад, и он глубоко входит в меня.

– Ник, – вырывается из моего горла удовлетворённый крик, а он делает восьмёрку бёдрами, шумно выдыхая.

Боже, он затрагивает всё во мне, заставляя подаваться вперёд и снова насаживаться на него. Толчок и стон. Толчок до основания и новый удвоенный стон. Он вроде контролирует меня, крепко удерживая за верёвку, но я задаю темп. Быстрый и такой поглощающий, что мотаю головой из стороны в сторону, желая ещё острее. Он полностью во мне, и могу крутиться на нём, ощущая его ответы. Это будоражит куда сильнее.

Жарко. Становится неимоверно жарко, по вискам скатывается пот, а его рука ложится на мою ягодицу, отталкивая от себя и грубо притягивая.

Дикие стоны и кипящая кровь от пальчиков ног к клитору током проходит по телу, задерживаясь внутри и снова по кругу, пока мой голос не срывается на крик, а тело беспорядочно не начинает двигаться в его руках.

Чувственные импульсы внутри настолько сладострастно яркие. Он ласкает меня, заставляя стать безумной и сумасшедшей, только выкрикивая его имя. Сходить с ума и забывать, как дышать, взрываться мелкими фейерверками, ожидая самый большой, подбирающийся ударной волной и сжимающий всё внутри.

– Готова, – прерывистый голос Ника, и он убыстряет темп, поднимая с моих глаз повязку.

Глаза открываются. Пропасть передо мной. Он отпускает мои руки. Лечу лицом вниз с кровати, одновременно сотрясаясь в сильнейших конвульсиях. Ещё секунда до смерти, жмурюсь так сильно, что глаза болят, и он подхватывает меня, пока тело безжалостно трясёт в оргазме, а с пересохших губ срываются хриплые стоны. Решающий толчок, и он наполняет меня ещё острее, чем ранее.

Мышцы внутри сокращаются чаще, чувствую его член полностью, и новая волна во мне, обрушивающаяся на меня, вырывающая душу из тела. Его рука, обхватывающая меня за талию и его губы, шепчущие моё имя.

Рваное прерывистое дыхание его… моё, и всё затихает, кроме гулкого шума в голове и ярких точек перед глазами, охватывающими край постели, на которой я стою. Максимум наслаждения и максимум адреналина приводят меня в полный и безграничный восторг.

Сильнейшая усталость тела, и его затихающие содрогания внутри меня, от которых я могу лишь слабо улыбнуться и откинуть голову на плечо Ника.

– Как же хорошо с тобой, – тихо говорит он, хрипло дыша в мою шею и касаясь кожи кончиком языка. Дрожь… такая приятная срывается с губ тихим вздохом. Закрываю глаза, наслаждаясь этой тишиной и его телом, прижатым к моей спине, пока он развязывает верёвки и медленно выходит из меня.

Нет сил двинуть руками, и падаю назад. Ник бережно подхватывает меня и как куклу укладывает на постель. Губы искусаны в кровь, прохожусь по ним кончиком языка, ощущая металлический солоноватый привкус.

– Понравилось? – Тихо спрашивает Ник, пальцами убирая прилипшие пряди волос с лица.

– Очень, – одними губами говорю и, медленно раскрывая глаза, вижу его, улыбающегося лежащего рядом на боку.

Никаких препятствий, поворачиваюсь к нему, утыкаясь носом в его грудь. Он ложится, подкладывая мне под шею руку.

Поцелуй в волосы, и я, улыбаясь ему, провожу рукой по его груди, и останавливаюсь на влажной спине. Ни единого слова. Тишина. Но такая комфортная. Слышу быстрый стук его сердца и теснее прижимаюсь к нему. Ник второй рукой обнимает меня, глубоко вздыхая. Не знаю, сколько мы так лежим, но времени не ощущается больше. Каждый в своих мыслях, коих у меня даже нет. Только он. Мой любимый садист.

– Ничего не болит? – Спрашивает он. Открывая глаза, поднимаю голову к его лицу, которое так близко.

– Не знаю, даже не чувствую тела, – признаюсь, улыбаясь ему благодарственно и… чёрт, влюблённо.

– Ванна?

– С тобой?

– Со мной.

– Согласна.

Ник отстраняется от меня, вставая с постели, и я наблюдаю, как от меня удаляются вкусные ягодицы. И снова это желание укусить его. Больная извращенка. Но только улыбаюсь своим мыслям, ожидая приглашения и закрывая глаза. Неизвестная мне музыка в голове, и я растворяюсь в ней.

– Мишель, – Ник кладёт на моё плечо руку, и я нехотя открываю один глаз.

– Понесу тебя, – он подхватывает меня на руки, обнимаю его шею, просто наслаждаясь его близостью и заботой.

Он опускает меня в тёплую воду, и сейчас я чувствую, как тянет каждую мышцу ног, спины, рук и кривлюсь.

– Затекло, – констатирует факт Ник, садясь позади меня.

– Наверное, но тогда ничего не чувствовала, только желание, чтобы ты трахнул меня, – усмехаясь, двигаю болезненно шеей.

Нет ни повязки, ни резинки. А я даже не помню, когда он снял с меня это. Да и плевать.

– Сейчас сделаю тебе массаж, – он легко нажимает на мою спину, заставляя сесть ровнее.

Ник тянется к гелю для душа и выдавливает себе на руку ароматную субстанцию. Его ласковые и в то же время сильные движения на плечах, и я выдыхаю от приятного покалывания внизу живота.

– Только массаж, крошка, – тихо смеётся он.

Он продолжает разминать мои плечи, проводя ладонями до кистей рук и массируя запястья, под которыми уже вовсю разгоняется кровь для нового желания ощутить на себе мощь его возбуждения.

– Лучше? – Его шёпот рядом с ухом.

– Да, – на выдохе произношу, и Ник перестаёт массировать моё тело, опуская ладонь на талию и укладывая на себя.

Ногтями прохожусь по его бёдрам и рисую замысловатые узоры на его коже, ощущая, как это отдалось движением его члена, упирающегося в мой копчик.

– Не возбуждай меня, крошка, – он находит мою ладонь и убирает с себя, переплетая пальцы, и опускает наши руки на мой живот.

– А то что? – Хитро спрашиваю, поворачиваясь к нему.

– А то точно ходить не сможешь, – улыбается он. Но всё же свободной рукой успеваю провести по его другому бедру, хватает мою ладонь, проделывая то же самое, что и с первой, и теперь обнимаю себя двумя парами рук.

– Мишель, – он улыбается, а я влюбляюсь ещё сильнее в его тёплые кофейные глаза с чистым золотом внутри.

– Наверное, здесь здорово встречать рассвет? – Поворачиваюсь к окну с видом на город.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13