Лина Мур.

50 и один шаг ближе



скачать книгу бесплатно

Думала о нем все это время, и вот он здесь. Исподлобья поглядываю на него, а поймав его взгляд, покрываюсь мурашками. Он знает о том, что я чувствую. Он все знает, а мне тяжело принять это, как и то, что он готов общаться со мной, не принимая меня за очередную пустышку. Впрочем, не только общаться, а это для меня непозволительно. Запретно.

Я делаю шаг назад и прячусь за отцом. Допив шампанское, ставлю пустой бокал на стойку и тереблю клатч, молясь, чтобы поскорее прозвенел звонок.

– Это было бы для нас честью. Правда, девочки?! – восклицает папа, а я начинаю хмуриться, не понимая, что тут происходит.

Наконец звенит спасительный звонок, и я облегченно вздыхаю, все так же игнорируя присутствие Ника.

Он не один. Эта мысль бьется в мозгу, и мне становится грустно. Но я ведь должна играть роль, и я уверенно поднимаю подбородок, ожидая, когда родители последуют в зал. Но они идут совсем не к нашим местам.

– Куда мы? – спрашиваю шепотом сестру, а она смеряет меня раздраженным взглядом.

– Хватит витать в облаках, Миша. Мистер Вуд пригласил нас к себе в центральную ложу, – фыркает она.

Мои ладони потеют, цепляюсь сильнее в клатч, чтобы не показать волнения. Я как слепой котенок, когда Ник оказывается рядом. Отрываюсь от мира и теряюсь.

Раздражает. Злит.

Когда мы проходим в ложу, мне предлагают сесть рядом с ним.

Черт! Миллион раз проклинаю отца, жаждущего получить деньги Вуда. Мне ничего не остается, как сесть и знать, что рядом с ним его девушка. Или же одна из миллиона его любовниц.

– Ты прекрасно выглядишь, Мишель, – склоняется Ник. Меня обдает знакомым парфюмом, и я напрягаюсь, не мигая глядя на сцену.

– Спасибо, ты тоже, – сухо отвечаю я.

По другую сторону от меня сидит Вуд, и у меня ощущение, что я попала в капкан.

Начинается второй акт, и теперь я могу немного расслабиться. Влюбленных разлучает отец Альфреда, и куртизанке ничего не остается, как оставить мужчину, чтобы не погубить его репутацию. Не могу сосредоточиться на представлении, потому что сидящий рядом Ник заставляет меня нервничать. Но, черт возьми, я сама этого жаждала, и пора прекратить это издевательство над собой. Да, красивый. Да, в нем есть что-то отличительное от всех моих знакомых. Да, он притягивает меня. Но он больной маньяк, который хочет получить то, что я не готова ему отдать, пора бы это запомнить!

Бал-маскарад заставляет меня усмехнуться, и я сжимаю губы, чтобы не быть похожей на помешанную. Спина начинает болеть от прямой осанки, и я делаю круговые движения шеей.

Слышу, что спутница Ника о чем-то пискляво говорит, и он ей отвечает несколько грубо. Краем глаза замечаю, что он кладет руку на подлокотник между нами, и снова любуюсь силой в его венах.

Неожиданно все начинают вставать, и я понимаю, что окончился второй акт.

– Мишель, ты спустишься с нами? – спрашивает мама, но я качаю головой.

– Нет, идите, я посижу здесь. Если это возможно, – бросаю я.

Райли Вуд заверяет меня, что скоро все вернутся, и я опускаюсь на сиденье.

Ложа пустеет, могу свободно вздохнуть и закрыть глаза, чтобы пережить ужасные минуты.

Восстанавливаю дыхание, и сердце бьется ровно. Решаю немного размяться и прохожу в угол ложи. Прислонившись плечом к стене, наблюдаю за людьми внизу.

– Я скучал по тебе, – горячий шепот обжигает мою шею, и я замираю от неожиданности.

– Ты с дамой, – грубо напоминаю Нику, стоящему за моей спиной.

– Я со знакомой, – хмыкает он.

– Сочувствую, – холодно отзываюсь я, ощущая его так близко, что живот сводит спазмом.

– Мишель, – он смакует мое имя, обхватывает за талию и прижимает к себе.

– Ник, прекрати! – Возмущаясь, пытаюсь убрать его руку, но он сильнее сжимает меня, и я ощущаю его губы на своей шее.

– Твоя кожа не дает мне покоя, – шепчет он, оставляя новый поцелуй на пульсирующей вене, а я закрываю глаза. Волна приятной тяжести опускается в низ живота, поясницу начинает покалывать, меня снова это возбуждает. – Твоя ревность восхищает меня. – Он трется губами о мою кожу, поднимаясь к мочке уха. – Как ты стойко держишься, пытаясь обмануть себя. Но печаль в твоих глазах говорит больше, чем твои губы.

– Ник… – Я закрываю глаза, понимая, насколько он прав. Наслаждаюсь его дыханием, его объятиями. Им.

– Крошка, я хочу шампанского. Я очень хочу выпить шампанского с тобой. Самого лучшего шампанского, которое найду. – Его руки ласкают мой живот, опускаются на бедра и сжимают их. Он продолжает целовать шею, он дразнит меня, прикусывая зубами вену.

– Ник! – Я стараюсь прийти в себя, но не могу, разум из-за этих прикосновений отключается, а тело просыпается, являя всю чувственность.

С моих губ срывается вздох, а он проводит языком по моей шее, вновь поднимаясь к уху, и кусает за мочку.

– Завтра заеду за тобой в восемь, – продолжает шептать Ник. Он сжигает мою кожу своими поцелуями. Не могу противостоять его натиску и хватаюсь за его руку на моей талии, чтобы устоять на высоких каблуках.

– Это да? – спрашивает он и резко поворачивает меня к себе.

Смотрю в его глаза, в которых сейчас невозможно угадать ни одной эмоции, потому что он находится в полутьме.

– Ну же, Мишель, говори. Я обещал, что ничего не сделаю против твоей воли, – тихо, но уверенно произносит Ник.

– Ужин, – слышу я свой севший голос, и его губы растягиваются в улыбке победителя.

– Только ужин, – подтверждает он. – Будь в платье, ты в них сногсшибательна.

– О, да ладно. – Я закатываю глаза от этого заезженного комплимента.

Ник грубо и властно притягивает меня к себе, и я чувствую контуры его возбужденного члена. От этого открытия выдыхаю в его губы.

Черт, я хочу, чтобы он поцеловал меня. Хочу ощутить этот десерт и запомнить его, даже если вскоре я пошлю его к чертовой бабушке.

Он не мигая смотрит в мои глаза, а я в его. Разряды тока проносятся между нами. Возможности для выброса этого адреналина нет, и он забирается мне под кожу, разгоняя кровь. Мои руки проходят по его груди и поднимаются к плечам. Боже, какой он сильный. Мое дыхание прерывисто, как и его. Мы находимся под властью сумасшествия и феромонов. Мои губы приоткрываются, ожидая от него первого шага, и Ник переводит взгляд на них, а затем снова на мои глаза. Между бровями появляется складка, и я сглатываю от страха упустить эту возможность.

Сама тянусь к нему, но он тут же отстраняется, и его лицо приобретает знакомую холодность. Я чувствую себя безумно глупо, хочется плакать от обиды. Отвожу глаза, ощущая, как сильно полыхают мои щеки.

– Мишель, – зовет он, а я, передернув плечами, быстро возвращаюсь на свое место.

Не понимаю, что он хочет от меня. Приглашает на ужин, ласкает с такой страстью, что кожа нещадно горит, а сейчас не мог просто взять и поцеловать!

Черт! Я зла, зла в большей степени на себя, что позволяю сексуальному влечению взять верх надо мной. Это не должно повториться, просто не должно! Я не должна этого чувствовать.

Сжимая в руках клатч, смотрю на сцену, надеясь, что Ник просто уйдет, оставит этот момент без комментариев. Отвращение к себе оживает. И черт бы побрал эту книгу, где описывается психологическое давление и манипуляция на эмоциональном уровне.

Ник опускается на сиденье рядом со мной.

– Мишель, здесь не место и не время. Видишь, я снова теряю контроль над собой из-за тебя, – он произносит это тихо, но я не слышу в его голосе раскаяния или ласки. Он холоден и отчужден, это укалывает меня сильнее, чем его молчаливый отказ, потому что я подсознательно чувствую – врет.

– Думаю, ваша знакомая потеряла вас, мистер Холд, – сухо отвечаю я.

– Не думайте о моей знакомой, мисс Пейн. Думайте обо мне, – усмехается он, и это еще больше выводит из себя. – Все-таки мне нравится ваш румянец, мисс Пейн, – добавляет он уже более игриво, и я поворачиваюсь к нему, чтобы выразить во взгляде свое раздражение.

– Это потому, что вы меня раздражаете, мистер Холд, – четко говорю я, враждебно глядя на него.

А Ник просто улыбается, забавляясь моими эмоциями.

– Мне это еще больше нравится, – тянет он слова и придвигается ближе ко мне.

– Тебя заводит, что я тебе грублю? Почему ты выбрал меня? Почему бы тебе не пойти к своей знакомой и не подарить ей все то, что ты делал несколько минут назад? Почему ее не пригласишь на ужин, Ник? – интересуюсь я с пылом.

– Слишком много вопросов, Мишель. Я отвечу на них, но не сегодня. – Он накрывает мою руку ладонью.

Его кожа загорелая, моя на несколько тонов светлее. Красивое сочетание, и я начинаю хмуриться от этих мыслей.

– Это твой стиль игры, Ник? Пробуешь на мне новую партию? – Я смотрю в его удивленные глаза.

– Моя партия кристально ясна, а вот ходы зависят от противника, Мишель. Какую фигуру ты выберешь? – Он склоняет голову набок, сжимая мою руку.

Нервно облизываю губы, а он ловит каждое мое движение.

– Не надо, – шепчет Ник.

Я приподнимаю брови в немом вопросе.

– Доверься мне, я не причиню тебе зла, обещаю. Все будет только с твоего согласия. – Он опять сжимает мои пальцы и убирает руку.

Я должна ему что-то сказать, но не нахожу слов и просто вздыхаю. Позади нас раздается шум, и я оборачиваюсь. Вернулись моя семья и Вуд, что-то рассказывающий отцу.

– Мистер Холд, а мы потеряли вас, – улыбается папа, и я замечаю, что крашеной блондинки Ника нет.

– Устал от шума и вернулся. Мы с Мишель обсуждали оперу, сошлись на мнении, что сегодня действительно потрясающий вечер, а исполнители талантливы, – вежливо отвечает Ник.

Зря он это сказал, лучше бы соврал, что я его ударила, или показала средний палец, или же просто игнорировала. Черт!

Раздается последний звонок, и начинается третий акт. Я желаю, чтобы он окончился как можно быстрее, но незаметно для себя снова проникаюсь историей. На сцене разворачивается новое действие, в котором два человека с мечтают о совместном будущем и строят несбыточные планы. Но реальность бьет слишком сильно по ним, принося смерть Виолетты на руках возлюбленного. Не могу сдержать слез от арии, и глаза туманятся. Неожиданно в мою руку вкладывается платок, и я перевожу взгляд на него. Рука Ника лежит на моем запястье, и он успокаивающе поглаживает меня. Хлюпнув носом, подношу платок к глазам и осторожно промакиваю влагу, пока Ник продолжает передавать мне свое спокойствие. Как это удивительно и странно. Одно его прикосновение – и мне хорошо.

– Спасибо, после стирки отдам, – шепчу я, глядя на черные пятна туши на белоснежной ткани.

– Оставь себе, – так же шепотом отвечает он.

Что-то снова происходит, я чувствую это. Я уверена, что он не ожидал такой моей реакции и постарался помочь. Это было странно. Обычно он властен, я бы больше поверила, если бы он усмехнулся, а затем обвинил меня в сентиментальности. Ведь мне казалось, человеческие эмоции ему чужды. Выходит, я ошиблась.

Включается свет, и мы поднимаемся, аплодисментами благодаря за великолепное представление. Я прячу платок Ника в клатч.

Выхожу из ложи самая последняя, Ник придерживает мне дверь, и замечаю, что его лицо чем-то омрачено, он обеспокоен. Неужели тем, что я так отреагировала на смерть главной героини? Или он передумал насчет ужина?

От этих мыслей я хмурюсь, плетясь за компанией, идущей впереди. Неожиданно Ник хватает меня за руку, резко поворачиваю голову, и мы встречаемся глазами. Они темные, они манящие… и уже холодные. Он так же внезапно отпускает мою руку, словно пугается чего-то. Хочу спросить, что это было, зачем и почему. Но Ник немного отстает от меня и кому-то кивает. Папа в этот момент оборачивается и прищуривает глаза, я натягиваю улыбку.

– Напишу тебе, – едва слышно говорит Ник, когда папа отворачивается, чтобы ответить на вопрос Вуда.

У меня ощущение, что друг Ника специально отвлек отца, чтобы дать нам возможность договориться.

– Хорошо, – киваю я.

– Я… до завтра, Мишель. – Голос Ника внезапно меняется.

Я поворачиваю голову, чтобы понять причину, но вижу только удаляющуюся широкую спину.

Да что, черт возьми, тут происходит?! Что с ним не так?

В голове снова миллион мыслей, я двигаюсь на автопилоте, надеваю шубу и киваю Вуду, с интересом посматривающему на меня. Этот взгляд неприятен, как и большинство взглядов мужчин.

– Я надеюсь, это приглашение хороший знак, – задумчиво говорит папа в лимузине.

– Я тоже, Тревор. Я так рада, что мы сходили, и встреча была самой судьбой, – кивает мама.

– Мишель, о чем ты говорила с Николасом? – интересуется папа.

– Да в общем-то ни о чем, – пожимаю плечами, изображая равнодушие. – Об опере.

– Ну да, о чем с ней еще можно говорить, – насмехается Тейра.

Дарю ей испепеляющий взгляд.

– Да ладно, Миша, ты же у нас бунтарка, и я удивлена, что Николас не сбежал от тебя или ты не придушила его своим красноречием, – продолжает сестра. – Или все же ты его обматерила, а он из-за своего воспитания не стал унижать тебя?

– Тейра, – обрывает ее мама, и сестра поджимает губы, но в голубых глазах продолжает играть насмешка и превосходство.

– Но я заметил, какие взгляды на тебя бросал Вуд, – довольно говорит папа.

– Обычные, – грубо отвечаю я и складываю руки на груди. – И он был с девушкой.

– Тогда надо сделать так, чтобы это были необычные взгляды, – давит он на меня. – С девушкой? Да у них их огромное количество и на каждый день. Ты должна знать о том, что всегда можно потеснить соперницу.

– Боже, папа, хватит! Я не собираюсь лебезить ни перед Вудом, ни перед Николасом, только чтобы они вложили деньги! Ты предлагаешь мне заняться проституцией? Но это не гарантирует, что они вложатся в вашу компанию! Это твоя идея, а меня, будь добр, оставь в покое! – взрываюсь я и отворачиваюсь к окну.

– Я всего лишь пожелал, – недовольно цокает языком отец, игнорируя мои агрессию и негодование. – И я не предлагал тебе ложиться под них. Ты взрослая девочка, но должна понимать, что Вуд нашего круга, как и Холд, поэтому было бы неплохо, если бы у тебя наконец-то появился постоянный мужчина. И желательно один из таких. Уже пора задуматься о будущем. Пришло время вернуться в свой круг.

– Всего лишь пожелал… взрослая девочка… фу, – тихо передразниваю его я и киплю внутри.

Когда все заходят в дом, я ни слова не говорю им и поднимаюсь к себе, чтобы меня оставили в покое и, конечно, чтобы избежать новой ссоры с отцом, которая обязательно состоялась бы. Я для него всего лишь пешка, которую он хочет правильно разыграть. И меня это не устраивает. Хочу, чтобы со мной считались, я ведь живой человек. У меня есть свои планы на жизнь.

Переодевшись в халат, распускаю волосы и массирую голову. Это меня успокаивает. Снова мой мир перевернулся, а все потому, что я встретила Ника.

Ладно, хватит уже бегать от себя. Стоит признаться в том, что хочется узнать о нем больше, а потом решить, нравится мне он или его горячая «упаковка».

Нахожу в клатче телефон и платок. Задумчиво повертев платок в руках, прячу в тумбочку и решительно открываю сообщения. Хоть и удалила его контакт, но он врезался в мою память.

Почему ты ушел?

Отправляю сообщение Нику и ругаю себя за такой интерес. Но меня это гложет, я не могу разобраться в смене его настроений, я не успеваю за ним.

В моем плане на завтра появляется пункт: сделать психологический портрет Ника, чтобы хоть как-то подготовиться морально, попытаться понять, что от него можно ожидать.

Он не отвечает, вновь чувствую себя глупо. Никогда не писала первой парням, даже Люку. А тут… Боже, что я творю?

Ложусь в постель и открываю книгу.

Мой телефон вибрирует, и я отрываюсь от чтения, нетерпеливо открывая сообщение.

+1 (647) 9466777:

Чтобы не искушать тебя.

Сажусь ровнее, и мои глаза расширяются от такой наглости. Не искушать? Совсем обалдел?!

Ну, держись, Ник, я тебе завтра покажу, что такое не искушать!

Не переживайте, мистер Холд, я всегда держу себя в руках, в отличие от вас. Доброй ночи вам и вашему самомнению.

Довольная своим умным ответом, я отправляю сообщение. Мне кажется, мы никогда не сможем говорить с ним нормально, без напряжения и этой игры «кто кого». Но пока мне интересно, я позволяю себе небольшое отступление от собственных правил.

+1 (647) 9466777:

Предвкушаю наш ужин, мисс Пейн. Приношу свои извинения за несдержанность в ложе, но ничего не мог поделать с собой, вы были без бюстгальтера, это возбудило меня и разозлило. Не стоит испытывать меня.

Откуда… черт… откуда он узнал?

Разозлило? Я принимаю ваши извинения, мистер Холд, за вашу вульгарность и распущенность по отношению ко мне.

+1 (647) 9466777:

МОЮ ВУЛЬГАРНОСТЬ?! РАСПУЩЕННОСТЬ?! Это не на меня пялились мужчины, когда через тонкую ткань платья выпирали возбужденные соски, Мишель!

Сообщение приходит мгновенно, и я смеюсь.

Мистер Холд, у вас кнопочка заела на больших буквах или вы кричите на меня? Хм, было бы странно, если бы на вас пялились мужики… хотя… еще раз хм. Вы ревнуете?

Хохочу в подушку, не знаю почему, но приходит легкость и… только не это… Неожиданная догадка заставляет меня нахмуриться. Черт возьми, я флиртую с ним! Я, черт, флиртую с Ником!

Правда, что в этом такого? Обычная девушка пищала бы от радости и прыгала по комнате, что на нее обратил внимание такой мужчина. И флирт – это самое безобидное, чем можно заниматься с противоположным полом. Но для меня это много, сейчас я позволяю себе быть искренней в своем отношении, в своих словах, и даже мои чувства меняются. Они становятся живыми и реальными. Приходит страх, что я могу увлечься, забуду все, что планировала, и превращусь в бесхребетное создание, какой меня хотят видеть. Но я не они, и мы двигаемся не по сценарию моего отца.

Запуталась, в голове смешалось, там такая каша, а я даже не хочу распутывать ее, хочу отпустить ситуацию.

Телефон вибрирует, и я беру его уже с опаской.

+1 (647) 9466777:

Мишель, что означает твое «хм»?!

Откладываю «BlackBerry» и желаю, чтобы он решил, что я заснула. На сегодня с меня достаточно эмоций, и адреналина уже слишком много. Если не остановлюсь, то случится передозировка. А завтра вечером я снова увижу его и постараюсь понять саму себя.

Девятый шаг

Стучусь в родительскую спальню и после маминого отклика: «Входите» – открываю дверь и вижу ее перед зеркальным столиком. Она делает макияж, и я улыбаюсь. Мама красивая, очень красивая и выглядит довольно молодо для своих сорока трех лет. И неважно, что это постарались хирурги, она естественна в своем образе. Копна светлых волос, которые унаследовала Тейра, большие голубые глаза, также подаренные сестре, подтянутая фигура и нежная улыбка – у меня шикарная мама. Единственное, что мне досталось от нее, – это овал лица и родинка на щеке.

– Мишель, что-то случилось? – спрашивает она, ловя мой взгляд в зеркале.

– Мам, – захожу в спальню и закрываю за собой дверь, – я хочу пойти с ночевкой к Саре.

– Мишель, отец же запретил. – Она раздраженно вздыхает и откладывает в сторону губную помаду.

– Мам, но мне девятнадцать, и я не сделала ничего ужасного! За что? Пашу в этом университете как лошадь! Я же человек, девушка, которая желает веселиться. Когда, если не сейчас? Я устала, в конце концов, хочу пойти с Сарой в бар и посидеть там, посплетничать, ощутить себя живой, а не столетним антиквариатом! Я словно долбаная принцесса в замке! – От обиды я срываюсь на крик.

– Мишель, не повышай голос, я понимаю тебя, – примирительно говорит она, проводя рукой по уложенным волосам. – Хорошо, иди, только, пожалуйста, без эксцессов. Иначе нам обеим достанется от отца.

– Спасибо, мама! – Я подлетаю к ней и обнимаю. – Обещаю, без алкоголя и буйства. Просто девичник, я соскучилась по подруге.

– Во сколько завтра будешь дома?

– Не знаю, хочу забежать в спортзал и еще пофотографировать Сару, – мнусь я.

– Ладно, я поговорю с отцом, к тому же он сейчас сильно перегружен на работе, ты должна войти в его положение. – Она смотрит на меня несколько осуждающе.

– Но и он должен меня понимать, – вторю я ей.

– Он просто переживает за тебя, потому что сильно любит и оберегает. – Она оправдывает поступки папы, а я обреченно киваю.

– Спасибо, и пока, – машу ей рукой и выскакиваю из спальни, на моих губах тут же расплывается улыбка.

Зайдя к себе, я первым делом отправляю сообщение Саре о том, что приеду к ней через час, а затем открываю сообщения.


Ник:

Заеду за тобой в 20:00. Надеюсь, ты не передумала и шампанское не выдохнется?


Доброе утро, мистер Холд. Не передумала, и это всего лишь ужин, только я буду у подруги по адресу: 444 YongeSt.

Застегиваю сумку с вещами и спокойно выхожу из дома.

Телефон в кармане пальто пикает. Я с улыбкой сажусь за руль, завожу мотор и достаю «BlackBerry».


Ник:

Мишель, ты долго не отвечала, и я решил, что снова на меня свалился любимый тобой игнор. Хорошо, Майкл заедет за тобой, отвезет в ресторан и будет сопровождать, не отходи от него ни на шаг. Поняла?

Я хмыкаю от этого приказного тона и закатываю глаза.

Мистер Холд, вы встали не с той ноги?

Выезжаю с подземной парковки и двигаюсь в сторону дома подруги. Краем глаза замечаю новое сообщение. Хихикаю и решаю немного помучить его.

Горит красный, и я беру в руки телефон.


Ник:

Мисс Пейн, не выводите меня из себя. Я не услышал вашего ответа.

Я снова закатываю глаза.

Мистер Холд, я неглупая, поняла. А вы где в это время будете?

Мне сигналят сзади, и я, держа в руках мобильный, продолжаю движение. Еду специально медленно, чтобы постоять на следующем светофоре, и мне это удается.


Ник:

Я немного задержусь, за что приношу свои извинения. Дал обещание и придется его выполнить, но будь на месте и жди меня.


Я могу подождать и дома.

Теперь во мне бурлит недовольство, я провернула такую кампанию для того, чтобы сбежать из дома, а он, видите ли, задерживается.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10