Лина Мур.

50 и один шаг ближе



скачать книгу бесплатно

– Ладно, ты меня не слушаешь, завтра встретимся. Люблю.

Не успеваю оправдаться, как Сара отключается, а я недовольно поджимаю губы. Во мне просыпается злость. Недолго думая, решаю отыграться именно на том, с кого все началось.

Мистер Холд, я не люблю повторяться, но все же. У меня есть парень, и это его дело, но никак не ваше. Было интересно на вас поглазеть и пощупать, но на этом дополнительные опции моего тарифного плана израсходованы. Я не желаю вас больше видеть и слышать. Мне нравится моя жизнь, вы же лишь мешаете. Займитесь кем-нибудь другим, не мной, потому что ни черта не получите. Всего доброго, мистер Холд, иначе я на вас подам в суд за преследование.

Отправляю сообщение и встаю, бросая телефон на постель.

В планах у меня принять ванну и поговорить с Люком, но сейчас пока не представляю, что ему сказать.

Теплая вода приятно расслабляет тело, я понемногу отключаюсь от реальности и мысленно переношусь в совершенно фантастичный мир. Перед закрытыми глазами вижу Ника, сидящего напротив и смеющегося над моей фразой. Понимаю, что он затягивает меня куда-то, где я не должна быть. Меня это раздражает, мысли никак не могут перестать крутиться вокруг него. А поддаться ему я не имею права. Не могу. Все это просто случайность, не более того. Не хочу нарушать свою устоявшуюся жизнь, не хочу ничего менять, я добивалась этой независимости в решениях слишком долго. А теперь вместо отца меня пытается строить совершенно незнакомый тип. Странный тип.

– Мишель, ты здесь? – раздается громкий стук в дверь.

Открываю глаза и сажусь ровнее. Вода уже прохладная. Черт, я могла уснуть и утонуть! А во всем виноват этот долбаный призрачный Ник!

– Да, – хрипло откликаюсь я Лидии. – Что случилось?

– К тебе посетитель, говорит, что это срочно, – сообщает она мне за дверью.

Удивленно приподнимаю брови.

– Выхожу.

Быстро выскакиваю из ванны, обматывая полотенцем тело и волосы.

Кто это? Может быть, Люк? Но он не любит приходить ко мне, а тем более в будни, когда знает, что родители могут быть дома.

Натягиваю трусики и халат, наспех вытираю волосы и выхожу из ванной комнаты. Спускаюсь на первый этаж. Никого.

– Лидия? – недоуменно произношу я.

Домработница выходит из гостиной и кивком указывает мне, что посетитель там. Я безмолвно приказываю оставить нас.

Войдя в гостиную, замираю, увидев стоящего у окна Ника в джинсах, футболке и кожаной куртке. Его губы плотно сжаты, а руки сложены на груди. Он кажется намного выше, и от него веет враждебностью.

– Что… что ты тут делаешь? – шокированно спрашиваю я и подхожу к нему.

– Тарифные опции израсходованы? Всего доброго? В суд подашь? – зло цедит он каждое слово, и я начинаю хихикать.

– И ты приехал сюда, потому что я написала это? Боже, ты несколько переборщил с реакцией. – Мне действительно смешно, и даже опасный блеск темных глаз не останавливает мой смех.

Он ничего не отвечает и быстрым широким шагом сокращает расстояние между нами.

Я по инерции пячусь и упираюсь в стену. Ник растягивает губы в обольстительной и хитрой улыбке и останавливается так близко, что наша одежда соприкасается.

Он снова зол, только в этот раз я не понимаю почему. Что его так завело, если он появился у меня дома? Испугался моих слов и угроз?

Осознаю, что стою перед ним практически голая, под тонким шелковым халатом только трусики. От этого чувствую себя некомфортно. Он знает об этом и прижимается ко мне, а я сквозь тонкую ткань ощущаю его сильную грудь. Глаза Ника начинают темнеть, сливаясь с черными зрачками.

– Что ты здесь делаешь? – шепчу я.

– Проезжал мимо, решил заглянуть на огонек. Тем более ты обронила в моей машине заколку, – медленно произносит он, насмешливо приподнимая уголки губ.

– Врешь, – прищуриваюсь я.

– Да. Ты меня научила, крошка. Я же могу обучить тебя иному. – Он склоняется ко мне, опираясь ладонью о стену справа от моей головы.

– Зачем ты так добиваешься встречи? – Я сглатываю от сухости во рту.

– После ванны твоя кожа порозовела. – Он пробегает глазами по моему лицу и одновременно скользит пальцем по ключице. Я судорожно выдыхаю. Моя кожа распарена, и это усиливает ощущения. – Ты так приятно пахнешь, Мишель, что это сносит крышу. Перестаю разумно мыслить. Черт, да, я хочу трахнуть тебя. Не один раз. Много. Долго. Глубоко трахать тебя. Но пока ты не признаешься себе в том, что чувствуешь то же самое, что ты уже потекла от моих слов, я ничего не буду делать.

– Прекрати, – шиплю я, ударяя его по руке.

Он предостерегающе смотрит на меня.

– Знаешь, сколько всего я хочу с тобой сделать сейчас?

Я улавливаю аромат кофе в его горячем дыхании на моих губах, и по телу бегут мурашки. Его рука скользит по моей шее, он сжимает затылок, немного разминая мышцы.

– Знаешь, что твои глаза сейчас блестят от возбуждения? Да и я возбужден не меньше. Почему преследую тебя? Хочу. А все, что хочу, – получаю. Поверь мне. – Он прикасается губами к моей щеке.

– Ты домогаешься меня, Ник? Ты из тех, кто трахнет и бросит? Из тех, кто обещает и забывает? Меня это не интересует. Ты меня не интересуешь, – выдавливаю я, потому что признаться, насколько его близость приятна, не могу даже себе. Мои ноги дрожат, и внутри все сжимается от желания уплыть в новом направлении, которое закрыто для меня. Но в голове бьется мысль о том, что родители могут вернуться в любую минуту. И если они застанут нас в таком недвусмысленном положении, то… Нет, я даже думать о последствиях не буду!

– Ну что ты, – усмехается он, – всего лишь предлагаю сменить тарифный план, демонстрируя одну сотую возможных опций. Это рекламный трюк, крошка, чтобы зацепить твой интерес и подтолкнуть к решению. Ты ошибаешься, я никогда ничего не обещаю. Поэтому не обманываю, ты должна уже знать, насколько я честен с тобой.

Он подносит руку ко рту и медленно облизывает большой палец, следя за выражением моего лица. А я, как завороженная, смотрю за его действиями. Это выглядит довольно эротично, необычно и невероятно… сладко. Ник подносит мокрый палец к моим губам и одним мазком увлажняет их. Я вздрагиваю.

– А теперь попробуй мой вкус, крошка, и запомни навсегда. Ты его ни с чем не перепутаешь, как и я не почувствую ни к кому другому такую тягу, какую чувствую сейчас. Будь честна со мной, иного я не прошу. И не стоит пугать меня, это лишь заводит меня с еще большей силой. – С этими словами он отстраняется и смотрит на меня.

Я стараюсь выровнять дыхание. По его глазам вижу, что он доволен тем, что обескураживает меня, выбивает почву из-под ног… наказывает… за чувство юмора?

– Ты совсем обалдел? – Во мне вскипает злость от такой вульгарной сцены, и я толкаю его в грудь. – Убирайся из моего дома, я полицию вызову! – Я запахиваю халат плотнее, цепляясь за ткань, как за броню. – Уходи. Я не хочу тебя знать, Ник! Уходи.

– Мишель, не сопротивляйся этому притяжению. Мы можем общаться как нормальные люди, а не цапаться. Если примешь тот факт, что ты как минимум испытываешь вожделение, а как максимум я тебе нравлюсь, как и ты мне. Я уйду из твоего дома, но не из твоей жизни. До встречи, крошка. Ты моя, запомни это, – подмигивает он мне и спокойно идет к выходу.

Он настолько самоуверен, что это выводит меня из себя. Я теряю контроль над ситуацией и над всем происходящим.

– Я не твоя! – кричу обиженно ему в спину.

Ник останавливается и оборачивается, улыбаясь. Я задерживаю дыхание, когда даже на таком расстоянии вижу, как ярко блестят его глаза.

– Моя, – одними губами отвечает он и выходит из гостиной. Через несколько секунд хлопает входная дверь.

Судорожно облизываю губы, на языке остается привкус чужой слюны, и это словно сильный удар под дых. Мое сердце бьется чаще, я не могу спокойно дышать, руки отчего-то трясутся. Я обнимаю себя, чтобы восстановить равновесие внутри. Но не получается!

Почему я? Что он хочет от меня? Только трахнуть? Так это ему не удастся, никогда не удастся. Я просто буду держаться от него подальше, если надо, то… то… не знаю, что предприму. Но он до коликов в животе пугает меня своей откровенностью, животным голодом, преследованием – и одновременно возбуждает меня, распахивая настежь дверь в неизвестное. Дверь в темноту, не сулящую ничего, кроме терзаний. Я боюсь идти туда. Изнываю и боюсь.

– Мишель? С тобой все хорошо? – спрашивает Лидия, входя в гостиную.

– Да… – голос охрип, и я откашливаюсь. – Да, это мой знакомый. Привез заколку.

– Он положил ее на столик. Но я не помню его. И, Мишель, ты кричала, – хмурится Лидия.

– Хм… я… просто забудь, хорошо? Не говори родителям, а то у меня еще больше проблем будет. А с ним я разберусь. Обещаю. Только молчи, – умоляюще шепчу я, подходя к домработнице.

– Конечно, девочка моя, но будь осторожна. Хотя этот мужчина очень вежлив, тебе не следует вновь доверять…

– Я все знаю, Лидия. Пойду отдыхать, – перебиваю ее, вымученно улыбаясь.

Срываюсь с места и бегу в свою комнату, как в убежище, потому что гостиная пропахла Ником, и я чувствую его аромат на себе.

– Надо просто успокоиться и подумать разумно, – говорю себе, садясь на постель.

Замечаю, что телефон мигает. Это означает, что там пропущенный звонок или сообщение. Так и есть, два пропущенных от Ника. Выходит, пока я принимала ванну, он звонил мне. Решив, что я его снова игнорирую, приехал. Он маньяк! Долбаный извращенец!

Меня до сих пор потряхивает. Забираюсь в постель, накрываюсь одеялом с головой. Боже, это какой-то дурдом! В голове сумбур. Я не могу разобраться в своих ощущениях, и от этого меня накрывает панический страх.

* * *

– Миша! – Сара машет рукой перед моим лицом.

Моргаю, сбрасывая с себя оцепенение, и смотрю на подругу потерянным взглядом.

– Да?

– Ты поговорила с родителями насчет пятницы? – интересуется она, когда мы идем к выходу после занятий.

– Нет, забыла, – мотаю я головой и смотрю за ее спину.

– Что с тобой происходит? – нахмурившись, спрашивает Сара.

– Ничего, просто устаю с этими двумя курсами, тренировками, и нет времени, чтобы пофотографировать, – вру я и выдавливаю улыбку.

– Понятно. Я вообще не представляю, о чем думали твои предки, когда заставили тебя учиться на двух параллельных курсах, – недовольно говорит она.

– Прости, я обещала пообедать с Люком, – произношу я.

– Опять твой Люк, лучше бы Николас. Кстати, ты о нем так и не упоминала после вчерашнего разговора по скайпу, – надувает губы Сара, а я раздраженно передергиваю плечами.

– Забудь о нем, он больной на голову урод, – зло бросаю я и направляюсь к выходу.

Полночи не могла уснуть, ворочаясь, но как только закрывала глаза, ощущала его палец на своих губах, даже стереть это прикосновение невозможно, оно будто срослось со мной.

– Привет!

Меня обнимают за талию, и я от неожиданности подпрыгиваю. Но улавливаю легкий цитрусовый аромат и расслабляюсь. Люк.

– Привет. Пошли?

– Конечно. – Он тянется к моим губам, но я резко отворачиваюсь и делаю шаг назад.

Люк озадаченно и недовольно смотрит на меня.

– Заболеваю, не хочу, чтобы ты подхватил заразу, – обманываю я. На самом деле у меня ощущение, что Ник заклеймил меня, и я не могу себя пересилить. Не хочу, чтобы Люк целовал меня. Не хочу, словно и правда больше не принадлежу никому, даже себе.

– Господи, Миша, и ты ходишь полуголая! – восклицает он, глядя на вырез моей кофты и небрежно наброшенное пальто.

– Ну, ты же знаешь, что я не придаю этому значения. А вот заразить тебя в мои планы не входит. Пойдем обедать, умираю от голода. – Я беру его за руку. – Как тренировка?

Люк тут же забывает об инциденте и увлеченно рассказывает о своих успехах, предстоящей игре, заменах, но я слушаю его вполуха. Не понимаю, что со мной творится. Мне кажется, что моя реальность стала чем-то иным, неживой пародией на повседневность.

Мы доходим до кафешки неподалеку от университета, и Люк оставляет меня за столиком, чтобы купить еду. Я достаю из сумки телефон и кручу его в руках, появляется какое-то больное желание написать гадость Нику, выплеснуть на него свое негодование. Разбавить эту серость чем-то ярким. Шоколадным. Им. Поджимаю губы от недовольства на себя и сдерживаюсь, откладывая «BlackBerry» и не искушая судьбу.

Люк возвращается с подносом и ставит передо мной салат и суп.

– Спасибо, – улыбаюсь ему, и он ласково смотрит на меня, но от его взгляда становится только холодно. Я притворщица, мне неприятно быть такой, но я сделала свой выбор уже давно и не могу переступить через страх.

Почему прикосновения Люка не вызывают во мне чувства? Он ведь красивый, накачанный, сильный, приятный, душа компании, страстный, в нем есть все для того, чтобы быть идеальным парнем. Но. Это невыносимое «но» изводит меня, заставляя искать недостатки в парне, сидящем напротив. И это «но» воскресло с появлением Ника.

Тяжело вздыхая, беру пластмассовые приборы. Я предательница. Предаю себя, продолжая размышлять о другом мужчине.

– Какие планы у тебя на выходные? – интересуется Люк.

– Я наказана, – бурчу я, ковыряясь в салате.

– За что принцессу заперли в башне? – смеется он, и я хмыкаю.

– За то, что этот придурок, который был на твоей вечеринке, нажаловался моему отцу о моем неподобающем поведении.

– Миша, ты говорила, что между вами ничего нет, – зло цедит Люк и сжимает в руках пластмассовый нож так сильно, что ломает его.

Ловлю себя на мысли, что мне не страшно от этого действия, а Нику достаточно посмотреть на меня, и я испытываю панику. Что, черт возьми, со мной не так?!

– И? Говорила. А ты услышал, что я только что тебе сказала? – Я передергиваю плечами.

– Тогда какого хрена он лезет к тебе?! – шипит Люк.

– Не имею понятия, – совершенно искренне отвечаю я.

Хотя, возможно, лгу. Я понимаю, что он хочет от меня. Вчера дал ясно понять это, но я не верю. Даже ему не верю.

Господи, как я устала лгать! Хочется сказать о своих истинных мыслях и чувствах и послать всех к черту. Я обманщица.

– Я могу поговорить с ним, – грубо предлагает Люк, и это смешит меня.

– Успокойся. Давай сменим тему? – кривлюсь я. – Мы же вместе, что ты так завелся?

– Потому что помню о том, что он делал у меня дома, – с отвращением бросает он обвинение, и я поджимаю губы.

Мой телефон пикает, хватаюсь за него, как за спасительную соломинку, чтобы уйти от того судьбоносного дня.

– Кто это? Сара? – спрашивает Люк.

– Да.

Ни черта не «да»!

+1 (647) 9466777:

Добрый день, Мишель. Как твое настроение сегодня? Готова вести нормальный диалог и прекратить бегать от меня?

Отвали от меня, серьезно, Ник! Ты вчера перешел все границы дозволенного!

Отвечаю и бросаю телефон на стол, со злостью втыкая вилку в салат.

– Что она пишет?

– Неважно, – резко говорю я и, опустив голову, пытаюсь глотать безвкусный обед.

Мой телефон снова пикает. Не желаю даже читать. Просто не желаю. Но, вспомнив, что этот урод может спокойно приехать, и тогда проблем с моим парнем у меня будет больше, беру телефон. Люк следит за каждым моим движением.

+1 (647) 9466777:

Ты уверена, что этого хочешь?

Черт, да! Ты тупой или как? Миллион раз говорила тебе об этом! Задолбал! Хватит преследовать меня. Ты мне неинтересен!

Не выдерживаю этого напряжения и пыхчу, грудь вздымается чаще, и я хватаю ртом воздух, чтобы прекратить эти мучения. Пусть оставит меня в покое, не хочу… не хочу падать в его темноту, не хочу сладкого, не хочу! Мне хочется только плакать, потому что меня эта ситуация разрывает на части. Я не могу ухватиться ни за одну свою жизненную позицию, они ускользают от меня, и остаются одни бархатные глаза. Я грешница.

+1 (647) 9466777:

Тебе по статусу не положено ругаться и дерзить, крошка. Хорошо, будь по-твоему. Говорят, кто не рискует, тот не пьет шампанского. Значит, на моем столе будет вино или виски. Хотя кто знает, что будет завтра. Всего доброго, Мишель.

«Удалить контакт и сообщения», – подтверждаю и откладываю телефон.

Я добилась того, чего хотела, но отчего-то покрываюсь мурашками и меня знобит, как будто теряю кого-то важного в своей жизни. Но он ведь незнакомец, призрак фантазий, фантом чувств. Так почему я растрачиваю на него свои эмоции?! Бред. Полный и законченный бред, он заразил меня своим идиотизмом.

– Миша, все хорошо? Ты побледнела, и тебя, по-моему, трясет, – вырывает меня из раздумий Люк, и я горько усмехаюсь.

Ты ничего не знаешь, буквально ничего, но ты то, за что я ухватилась, и мне придется продолжать так жить. Иначе я предам себя.

– Наверное, температура поднялась. – Я тру лоб и устало вздыхаю.

– Может быть, не пойдешь сегодня на вечерние занятия? – заботливо предлагает Люк.

– Надо. Ничего, приму дома лекарства, и все будет хорошо. Лучше расскажи мне, как твоя работа. – Я снова меняю тему, чтобы отвлечься.

И он с готовностью начинает говорить, пока я пытаюсь поесть и не думать. Но все равно возвращаюсь к этому чертовому прощальному сообщению.

Ненавижу тебя, призрачный красавчик!

Восьмой шаг

– Мишель, ты великолепна, – снисходительно улыбается мама.

– Спасибо, – сухо отвечаю я, пока папа помогает мне надеть белую укороченную шубу.

– Как восхитительно, что нам наконец-то удалось приобрести билеты в оперу и отправиться туда всем вместе, – продолжает мама, а я хмыкаю и беру клатч.

– Поехали, девочки, а то опоздаем. – Папа смеряет нашу троицу оценивающим взглядом и, довольный увиденным, открывает перед нами дверь.

Три дня прошли для меня в нормальном ритме, без внедрения Ника в ход событий. И, черт возьми, от скуки я начала читать всякую чушь по психологии, зачем-то проводя параллель с собственной судьбой и пытаясь разобраться в Нике. Разочарована. Сильно разочарована в себе, потому что мне стало не хватать этого больного урода с его замашками первобытного строя.

Из-за этого мои отношения с Люком стали натянутыми. Даже папа пошел мне навстречу и предложил, чтобы меня кто-то сопровождал в великий пятничный поход в оперу, но я соврала, что у меня нет такого кавалера. И, к сожалению, по закону подлости, это все услышал Люк, ведь я говорила с ним по скайпу, забыв об этом, перелистывая страницы губительной книжки по психологии. В итоге он обиделся и перестал со мной разговаривать, считая, что я стыжусь его. Но дело было не в Люке, а во мне. Сара только обрадовалась, что Люк от меня отстал, и даже не сильно возмущалась, что ей придется идти на вечеринку одной.

Сидя в лимузине, смотрю на огни большого города, пока мои родители бурно обсуждают выход в свет, надеясь встретить кого-то из знакомых. Надоела эта жизнь фарфоровой куклы. Мне хочется поговорить с кем-то, кто примет меня вот такую. Потерянную.

– Мишель, приехали! – Из тяжелых мыслей меня выводит мама, и я нацепляю холодную улыбку.

Подхватив шлейф платья, выхожу из машины. Втроем мы идем к центральному входу, где толпятся люди, желающие купить билетик. Обычные люди, жаждущие хоть одним глазком увидеть «Травиату».

Прогуливаемся по фойе, родители находят знакомых. Я и Тейра киваем им, выслушиваем комплименты и поддерживаем разговор на общие темы. Наконец звенит звонок, и мы движемся к нашим местам. К сожалению родителей, места у нас сбоку, хотя и в первом ряду в партере. Но сцену видно отлично.

Восхищаюсь пением, проникаюсь жизнью куртизанки и полностью отдаюсь происходящему на сцене.

В первом акте речь идет о знакомстве куртизанки Виолетты с Альфредом. Он влюбляется в нее, но она больна туберкулезом. Виолетта уговаривает его уехать, оставить ее, потому что она недостойна его любви и внимания. Решение Виолетты повторяет мои чувства и поступки, я не могу сдержать эмоций и сжимаю руки в замок и опускаю голову. Действие заканчивается на том, что женщина понимает – молодой мужчина затронул в ее душе струны, о которых она не подозревала. Она пытается отогнать от себя эти мысли и отвлекается музыкой.

Громкие аплодисменты, и я встаю, чтобы искренне улыбнуться и поблагодарить исполнителей.

Папа предлагает пройти в небольшой ресторанчик, и пока родители с Тейрой обсуждают оперу, плетусь за ними в своем идеальном малиновом платье и с такой же прической. Идеальная притворщица. Поднимаю голову и пробегаю взглядом по людям. Столько яркости, блеска бриллиантов, но это ничего не значит в реальной жизни. Они все прячутся за своими деньгами, приходят сюда в маскарадных костюмах и масках, чтобы явить свою значимость и утереть друг другу носы. Отвратительно. Почему я другая? У меня есть ответы, но я не желаю углубляться в них. Больно.

– Держи! – Сестра подает мне бокал с шампанским. – Папа велел передать тебе, чтобы ты прекратила выглядеть как протухший овощ.

Стоя в кругу знакомых родителей, я делаю глоток.

Смех настолько фальшивый, что хочется зажать уши руками и уехать домой. Надо было остаться на месте, и тогда не пришлось бы бурчать.

– Мишель, поздоровайся, – шипит папа, хватая меня за локоть и вытаскивая вперед.

Удивленно моргая, смотрю на него:

– Что?

– Мишель, наверное, под впечатлением от оперы, – раздается знакомый насмешливый голос.

Резко поворачиваю голову и встречаюсь с искристыми карими глазами.

Зал неожиданно начинает кружиться у меня перед глазами, яркие огоньки вспыхивают в голове. Сглатываю от неожиданности и облизываю вмиг пересохшие губы.

– Добрый вечер, мистер Холд, мистер Вуд, – официально произношу я, поочередно кивая мужчинам. Замечаю, что на обоих висят спутницы, украшенные, как рождественские елки. Отвожу взгляд, делая еще один глоток.

– Занимательный вечер, – щебечет мама, и папа вступает в разговор, восхваляя здание оперного театра.

Я переступаю с ноги на ногу, ощущая на себе цепкий взгляд Ника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10