Лина Мур.

50 и один шаг ближе



скачать книгу бесплатно

Его самоуверенность и возбуждающий голос обескураживают меня. Я глупо моргаю и смотрю в его глаза, где прячутся странные и непонятные эмоции.

– Ты что, меня на секс разводишь? – возмущенно цежу я, подаваясь вперед.

– Боже, как с тобой сложно. Откуда у тебя такие мысли? Я никогда никого не развожу, как ты выразилась, тем более на интимную близость, Мишель. Она меня не интересует. – Он жмурится и потирает пальцем висок.

– Я не понимаю тебя, прости. Совершенно не могу понять, зачем ты говоришь это. Почему… – Я замолкаю, краем глаза замечая, что к нашему столику направляется официант.

А я готова уже бежать, и снова необъяснимые импульсы оживают в теле. Хочется плакать и одновременно ударить что-то, точнее, кого-то. Эта близость… его близость ломает все мои представления о нормальной жизни. В мои планы не входит интрижка с невидимкой, о котором ходят только слухи. Да и неприятно осознавать, что я для него как открытая книга. Откуда ему столько известно обо мне? Даже то, что я скрываю?

– Приятного аппетита, – с улыбкой желает нам официант и удаляется.

– Мишель, подними голову, – тихо просит Ник.

Упрямо игнорирую его, раскладывая салфетку на коленях. Затем втыкаю вилку в лист салата и пробую его на вкус.

– Крошка, я не хотел тебя оскорбить. В мои планы не входит спорить с тобой или же унижать. Наоборот, я хочу подарить тебе заботу, в которой ты нуждаешься. Я понимаю, что ты воспринимаешь все мои слова в штыки, и в силу своей неопытности ты потеряна. Но я дам тебе время, ты сможешь узнать меня ближе, если захочешь. Этот разговор останется только между нами. К тому же я ничего не буду делать против твоего настоящего желания, которое вижу.

От этих слов я поднимаю голову и упираюсь в бархатную бездну глаз.

– Ты ошибаешься, – тихо произношу я, опуская взгляд на его темно-синий галстук в черную полоску. – Ты не знаешь меня, и я…

– И вновь лжешь, – властно перебивает он меня. – Мы пока оставим эту тему, а то ты опоздаешь на занятия. Принимайся за еду.

Не хочу есть, не хочу сидеть с ним за одним столом, только скрыться от него, от этих цепких лап, потому что интуиция сжимает мое сердце и я не могу ровно дышать. Но лучше быть занятой обедом, чем разговором с ним.

Ник сделал прекрасный выбор, я наслаждаюсь едой и тишиной. Он исподволь наблюдает за мной, ожидая моего прокола или взрыва. Не подарю ему этого. Как только вернет меня в университет, попрощаюсь с ним, как и намеревалась.

Парадокс: он пугает меня своей настойчивостью, и я понимаю, что мне это нравится. Мои защитные барьеры с громким треском ломаются, и это плохо, это чертовски плохо.

– Расскажи мне о себе, – нарушает он тишину, когда я откладываю приборы.

– Ты и так все знаешь, – бурчу, беря бокал с водой. Откуда он знает, что я пью именно воду с лимоном?

– Мишель, хватит дуться. Ты хочешь быть взрослой, так не веди себя как ребенок. Я задал вопрос, ты отвечаешь. Это у нормальных и воспитанных людей называется диалог, – с расстановкой объясняет он, как отсталой.

Посылаю ему раздраженный взгляд, а его идеальные губы растягиваются в улыбке.

– Я тоже задавала тебе вопросы, но ты их проигнорировал, – упрекаю его.

– Я отвечу на них, обещаю, только всему свое время, крошка. – Он продолжает улыбаться.

Черт, я снова пялюсь на его губы, а затем глубоко вздыхаю и перевожу взгляд на свои пальцы, играющие с ножкой бокала.

– Что ты хочешь знать? – сдаюсь и вопросительно смотрю на него.

– Чем ты живешь? Что ты любишь? Как проводишь свободное время? – подсказывает он, и я начинаю хмуриться, обдумывая свою речь.

– Ты копался в моих данных? – неожиданно даже для себя спрашиваю я.

– Да, – без тени стыда отвечает он.

– Тогда ты знаешь дату моего рождения, мою группу крови, кто мои родители, мою сестру ты видел, где я учусь, тоже для тебя не новость. Люблю фотографировать, в шестнадцать подруга подарила мне фотоаппарат, и я увлекалась этим, обожаю портретную черно-белую съемку… – Вспоминая хобби, я улыбаюсь, и Ник ободряюще отвечает мне тем же.

Я уже чувствую, что напряжение отпускает меня, и могу свободно говорить с ним о своей жизни.

– Почему именно черно-белую? – интересуется он, потягивая апельсиновый сок.

– В ней есть таинственность, некая недосказанность, и мне нравятся оттенки серого, ведь на фото присутствуют только два цвета: черный и белый, а остальное – это производные. И удивительно, насколько их много, изображение становится чем-то большим, чем обычный щелчок фотоаппарата. И когда я пересматриваю такие фото, будь то человек или природа, это как будто… знаешь, воспоминание, имеющее свою историю, она живая и реальная. У нее есть продолжение, есть прошлое и будущее, – возбужденно заканчиваю свой монолог, а затем смущаюсь такой открытости и опускаю голову. Никогда не делилась этими ощущениями, и то, что он так просто вытянул их из меня, начинает меня раздражать.

– Не надо этого делать, Мишель. Мне понравилось, с какой страстью ты говорила, это завораживает. Сейчас ты была собой. – Он произносит это мягко и даже нежно.

Я недоверчиво поднимаю голову, дабы убедиться в этом. Его глаза ласкают меня, и мне нравится такая перемена в нем.

– А ты? – спрашиваю я.

– Нет, я не люблю фотографировать. – Николас смеется, и это тоже для меня в первый раз. Его смех настолько чистый и заразительный, что я не могу сдержать улыбки. В уголках его глаз появляются мимические морщинки, и это его очеловечивает, делает смертным, а не мраморной греческой статуей.

– Я имела в виду, это правда, что ты имеешь отношение к корпорации «W.H.» и твое слово для Райли Вуда решающее?

Настроение Николаса резко меняется, и теперь вместо улыбки холодная маска.

– Зачем тебе это? – грубо спрашивает он и впивается в меня глазами.

– Папа сказал, и мне стало интересно, – тихо произношу я.

Что-то происходит с ним, потому что он смотрит на меня зверем, и мне становится страшно, действительно страшно за то, что я спросила. Почему он так реагирует?

Мое сердце громко колотится. Стараюсь не оглохнуть от этой птицы внутри. Его глаза превращаются в мрачную зловещую темноту, и я начинаю непроизвольно потеть.

– Спасибо тебе за обед, но мне пора, – быстро говорю я, только бы убежать от него, только бы скрыться от его глаз.

Торопливо достаю из сумки кошелек, но мужская рука накрывает мои трясущиеся пальцы, и я замираю.

– Прости, крошка, – раздается шепот рядом с ухом.

Я даже не заметила, как он встал и подошел ко мне.

– Все нормально, – натянуто улыбаюсь я, но он берет мой подбородок двумя пальцами и поворачивает лицо к себе. Теперь я тону в этих обжигающих глазах. Никогда бы не подумала, что карий цвет произведет на меня такое впечатление.

– Я не хотел тебя пугать, – тихо говорит он.

– Все хорошо, просто мне правда пора. – Я слышу в своем голосе оправдание, но мне все равно. Мне необходимо покончить с этим.

– Нет, Мишель, ты испугалась и вновь бежишь. Я не хотел. Понимаешь, первый раз я потерял контроль над собой. Нет, не несколько минут назад, а еще раньше, когда ты была честна передо мной. Я залюбовался тобой и хочу видеть такую тебя чаще. И больше не доставай при мне свой кошелек, это вульгарно даже для тебя, крошка. Показывай свою самостоятельность тем, кого обманываешь. Не мне, я вижу иное. – Он нежно улыбается и большим пальцем поглаживает мой подбородок.

Страх отпускает меня, и я просто киваю.

Ник выпрямляется в полный рост и подзывает официанта, а я вновь пытаюсь собраться с мыслями. Откуда у него такая власть? Он может одновременно вызывать противоположные ощущения, это путает меня. Он похож на лабиринт, ты только видишь выход из него, а это, оказывается, очередной тупик, и ты блуждаешь по нему, испытывая жажду и теряясь в темноте.

– Мишель, мы можем идти.

Неуверенно киваю и понимаю, что до сих пор крепко держу в руках кошелек. Наверное, я выгляжу глупо. Тут же пихаю его в сумку и встаю.

Ник берет меня за руку и улыбается, не обращая внимания на надоедливую блондинку, бросающую нам вслед слова благодарности и прощания. Этот жест меняет все вокруг, Николас как будто открывается передо мной.

Он помогает мне надеть пальто и, подняв волосы, касается кожи на затылке, отчего мое дыхание тут же сбивается, и я нервно делаю шаг от него.

– Спасибо, – выдыхаю я и застегиваю пуговицы.

Ник не придает значения моему состоянию и, пребывая в расслабленном состоянии, нажимает на кнопку вызова лифта.

– Я рад, что ты согласилась, мне очень понравилось, – неожиданно произносит он, и я улыбаюсь, не произнося ни слова.

Мы подходим к машине, и он распахивает передо мной дверь, вновь предлагая руку, но из-за своего желания быть самостоятельной я забираюсь на заднее сиденье без помощи Ника, отчего его лицо мрачнеет, и он сжимает губы, закрывая дверцу.

– Майкл, к университету, – бросает Ник и достает из кармана переднего сиденья айфон.

Я отворачиваюсь к окну, и мы снова продолжаем хранить молчание, пока из колонок доносится успокаивающая классическая музыка.

– Не отключай больше телефон, Мишель. Отвечай на мои звонки и сообщения, – говорит он. Я только хмыкаю. – Иначе мне придется навестить тебя. Думаю, твой отец будет в восторге, – ехидно добавляет он и становится снова для меня ненавистным субъектом.

– Да пошел ты, – бурчу себе под нос, не поворачиваясь.

– Мне показалось, или ты действительно меня послала?

– Не показалось, – резко отвечаю я.

– Мишель, не играй с огнем. – В его голосе появляются стальные нотки, от которых мне не по себе.

– В машине есть огнетушитель, это предусмотрено правилами дорожного движения и сервисом, – ядовито произношу я.

Он ничего не отвечает, а просто игнорирует меня, давая указания своему водителю, который заученно и односложно ему вторит.

Это последняя наша встреча, в этом я теперь не сомневаюсь, и плевать я хотела, кто он и на его глупые угрозы. И на реакцию моего тела тоже плевать.

Машина плавно останавливается недалеко от парковки. Не медля ни секунды, выскакиваю из салона, хлопая за собой дверцей со всей силы. Мои быстрые шаги повторяют биение сердца, но Ник хватает меня за локость, я теряю равновесие и падаю прямо ему на грудь.

– Еще раз так сделаешь, я тебя…

– И что ты сделаешь? – перебиваю я его и зло смотрю в горький шоколад его глаз, которые изводят меня, не дают покоя и заставляют дрожать.

Он хватает меня за волосы и наклоняется, наши губы слишком близко, едва не касаются. Чувствую, что он зол, чертовски зол на меня, у меня такие же эмоции, и я не скрываю их, с вызовом смотрю на него.

– А теперь соври мне, что между нами ничего нет. Соври, что ты не возбуждена и не хочешь видеть меня… Выдумай новую сказку для себя, насколько силен алкоголь в твоей крови до сих пор. Ну же, Мишель, соври мне! – рычит он.

– Отвали. От. Меня, – четко говорю я.

Ощущаю его прерывистое горячее дыхание на своих губах, и злость в его глазах сменяется чем-то иным. Зрачки расширяются, я вижу себя в их отражении. Меня трясет от него.

– Молодец, прекрасная ложь, – уже спокойней произносит он и склоняется к моему уху. – Буду ждать новой встречи, крошка. Думай обо мне, как я о тебе.

С этими словами он оставляет на моей щеке легкий поцелуй и отстраняется, не дав мне ответить, да и вообще сообразить. Я обескуражена. Смотрю, как он быстрым шагом идет к своей машине, а я остаюсь в холодном мире, без его тепла. Моя рука непроизвольно дотрагивается до щеки. Лицо полыхает, как и все внутри.

Седьмой шаг

– Я дома, тюремщики! – громко кричу с порога, снимая ботинки и сбрасывая пальто.

– Мишель, добрый вечер, – мне навстречу идет наша домработница Лидия, и я улыбаюсь ей.

– А где все? – спрашиваю ее и направляюсь на кухню.

– Мистер и миссис Пейн на деловом ужине с партнерами, Тейра куда-то уехала, она не поставила меня в известность. Твой отец сказал, что я должна тебя встретить, накормить и никуда не выпускать. – Лидия виновато поджимает губы.

Горько усмехаюсь и подхожу к раковине, чтобы сполоснуть руки. Мы молчим. У меня нет желания сейчас что-то обсуждать, а Лидия слишком хорошо меня знает, чтобы надоедать никчемным трепом. Ощущаю неприятную пульсацию в висках и начинаю их массировать, закрывая глаза.

Сегодня был сумасшедший день, и я не справляюсь с потоком информации. На меня накатывают волны различных эмоций. Все, что ново, пугает, а я зациклена на стабильности и четком графике жизни. Удивительно, что этот дисбаланс я ощущаю только из-за одного человека. Мужчины, о которых раньше я думала как о ползающих насекомых.

Честно пытаюсь не анализировать наш обед с Ником и его слова, углубляясь в лекции. Но сейчас, когда я одна, эти пиявки-воспоминания неприятно высасывают из меня кровь и энергию.

– Мишель, твой ужин. – Лидия прерывает ход моих мыслей. Устало поднимаю голову, благодарю ее кивком и вымученной улыбкой.

Мой взгляд падает на мясо с овощами. Все выглядит очень аппетитно, и я не сомневаюсь, что вкусно, но не испытываю голода. До сих пор чувствую вкус лобстера и равиоли под сливочным соусом.

У меня появляется еще больше вопросов к Нику, чем было раньше. И зря я себя успокаиваю, что сегодня мы виделись в последний раз. Теперь я уверена, что он не оставит меня в покое, если…

Меня озаряет, и отныне я знаю, как распрощаться с ним. Ему нравится то, что я упрямлюсь. А если буду соглашаться? Конечно, в определенных рамках. Не буду больше ему перечить, буду милой и пушистой. Тогда ему надоест, он переключится на новую жертву и оставит меня в покое. Скорее всего, такой мужчина, как Ник, любит вести игру, пока жертва еще может отказывать. Но когда он получит заветное, то сразу же исчезнет. Пусть мне нравится его манера общения, но эта маниакальная забота выглядит довольно глупо. Глаза. Да, больше таких глаз я никогда не встречу. Но он представляет для меня опасность. Ник вызывает у меня интерес, и я могу зайти слишком далеко. Я не готова к этому. Интуиция подсказывает, что вся эта история вокруг меня не просто так. Я реалистка и не верю в любовь с первого взгляда, а особенно в любовь такого мужчины, как Ник. Он признался, что у него все отлично в интимной жизни, хотя упомянул, что секс ему неинтересен. Ложь. Каждый мужчина зациклен на этом и ставит себе галочки. Он знает, что я бурно реагирую на это, и испытывает на мне все свое обаяние.

Только зачем?

Этот вопрос не дает мне покоя. Да, его завораживает игра в кошки-мышки. Но Ник походит на айсберг: глыба без изъянов над поверхностью воды, а под ней скрывается истинный масштаб «проблемы».

В дверях столовой появляется Лидия.

– Мишель, прости, что отрываю от ужина, но к тебе посыльный.

– Что за посыльный? – удивленно спрашиваю ее.

– Говорит, что должен передать пакет тебе в руки. – Она неопределенно пожимает плечами.

Подхожу к входной двери, где стоит парень с большим почтовым конвертом.

– Добрый вечер, – киваю ему, и он отвечает мне тем же.

– Мишель Пейн? – уточняет он.

– Верно.

– Подпишите тут.

Он передает мне небольшой планшет, и я пальцем вывожу свою подпись. Парень с улыбкой отдает мне конверт.

– Всего доброго, – бросает он, и Лидия закрывает за ним дверь.

– Буду у себя, – говорю я и быстрым шагом поднимаюсь в спальню.

Что за ерунда?

Сажусь на постель и вскрываю конверт, вытряхивая из него все содержимое. На колени падает свернутый втрое белый лист и еще какая-то бумажка. Рот непроизвольно приоткрывается от шока и глаза распахиваются шире, когда я подношу к лицу билет с сеанса фильма, на котором я была с Сарой. Девятый ряд, одиннадцатое место. А у меня был восьмой ряд, десятое место. Он сидел позади меня. Но зачем Ник прислал это мне? Торопливо разворачиваю лист, где выведено аккуратным и уверенным почерком:

Пусть у тебя останется напоминание, с чего все началось. Что стало пересечением наших миров.

P. S. Включи телефон, а то мне скучно без твоих дерзких фраз.

Сжимаю пальцами послание и почему-то улыбаюсь. Это ведь романтика, та чертова романтика, которую все так жаждут. Отложив лист, кручу между пальцами билет, все же не понимая, как так получилось. Зачем он показал мне, что тоже был там? Зачем продолжает вызывать во мне интерес? Чего хочет этим добиться? Секса? Слишком просто для такого, как он.

Послание и билет прячу в тумбочку рядом с кроватью. Достаю из сумки «BlackBerry» и включаю. Пока он загружается, открываю ноутбук, чтобы проверить, не писала ли мне Сара. Телефон сразу же начинает пищать, оповещая о пропущенных звонках и сообщениях.

Быстро просматриваю звонки и отмечаю, что два от Люка, три от Ника и один от Сары. Открыв сообщения, тут же нажимаю на не сохраненный, но уже знакомый набор цифр и читаю, как этот нахал бесился, что я его игнорирую.

Пока улыбаюсь гневным сообщениям и обещаниям расправиться со мной самым жестоким образом, приходит новое сообщение от него же.

+1 (647) 9466777:

Ты получила мой подарок?

Набираю ответ:

Да, спасибо, довольно мило с твоей стороны. Только это не означает, что мое мнение в отношении тебя изменилось.

Откладываю телефон и звоню Саре по скайпу. Пока идут гудки, приходит новое сообщение.

+1 (647) 9466777:

Мило? Всего лишь мило? И тебе не повредит, крошка, узнать для себя что-то новенькое, и это могу показать только я. Ты поужинала?

Усмехаюсь, мои решения, принятые ранее, спокойно испаряются, даже мысли отпускают меня, будоража сознание еще большим интересом.

Да. Всего лишь мило, Ник. Нет, готовлюсь сбросить пару килограмм. Как думаешь, мне пойдет?

Отправляю.

– Эй, ау, Миша, я тут вообще-то, – раздается обиженный голос подруги, и я перевожу взгляд на экран, где вижу Сару с маской на лице, валяющуюся на постели.

– Привет, как сходила? – спрашиваю ее, поглядывая на телефон.

– Скучно, сбежала, – пожимает она плечами. – А ты как?

– Мм… обедала кое с кем, – и отвожу глаза от удивленного лица подруги.

– Я так понимаю, не с придурком Люком? – уточняет она.

– Прекрати, он не придурок, – упрекаю ее, отчего Сара только закатывает глаза. – Нет, он был занят, и я обедала с другим.

– С кем это?

– Ну, помнишь на банкете Николаса?

– Это тот, что привел тебя? – Она приподнимается на постели, и я киваю. – Это тот, что послал Люка и утащил тебя на плече?

– Да.

– Это тот, кого ты терпеть не можешь и обещала вырвать его наглые глаза и язык?

– Да.

– Это тот…

– Все, Сара, да, это тот самый Николас Холд, – перебиваю я, и подруга начинает смеяться.

– Вау, ничего себе, и как… почему… рассказывай. Вот! А я говорила, что химия и искра – это самые главные эмоции на первой стадии отношений! И мое пророчество на день всех влюбленных. Он не так плох, как ты о нем думаешь. Да? А ты мне: глупости, бред, – возбужденно визжит она, а я вздыхаю и слышу вибрацию телефона.

– Он приехал и пригласил меня, мы пообедали – и все. У нас нет никаких отношений и не будет. Он, как бы тебе сказать… Он не тот, кто мне нужен, в этом я уверена, – быстро говорю и беру в руки телефон.

+1 (647) 9466777:

Хорошо, мило тоже сойдет за комплимент от тебя. Мы делаем успехи. Нет. Снова в твоей голове глупые мысли. Мишель, здоровье – это не шутки, или ты снова испытываешь мое терпение?

– Так-так, ты улыбаешься и даже не обратила внимания на то, что я только что сказала, – громко произносит Сара.

Бросаю на нее взгляд.

– Люк пишет, – вру я.

– Твой Люк и рядом не стоит с этим красавчиком, – фыркает она. – Я вообще не понимаю, на кой тебе сдался Люк? Он ничто. Тупая пустышка. Что он даст тебе, Миша? А вот Николас…

– Хватит, – обрываю я ее. – Люк хороший парень и мне нравится. Он честный и добрый, без туманного прошлого, без зависимости и говорит все прямо в лицо. И мне плевать, что он не подходит мне по положению, для меня это полная ерунда. Ты же меня знаешь. Зачем снова начинаешь?

– Потому что меня это раздражает. Вы не смотритесь вместе. Ты сама от него устала. Да, я уверена, что тебе понравилось проводить время с Николасом. Ты никогда не соглашалась так просто пойти пообедать с мужчиной, а тут… легко и непринужденно. Он зацепил тебя, и ты не хочешь говорить мне чем. Хотя одной внешности хватило бы, но не для тебя. Значит, этот Николас отличается от всех, кого мы знаем. И ты в нем точно заинтересована. И явно это он пишет, потому что ты не ждешь так сообщений от Люка. Я права?

– Сара, – с укором смотрю на нее, но она только цокает языком.

Мистер Холд, вам незачем беспокоиться о моем здоровье. Я напоминаю, это не ваше дело.

Нажимаю на кнопку «отправить».

– Что Сара? – возмущается подруга. – Я тут со скуки помираю, а ты не хочешь даже рассказать мне, как Николас целуется.

– С ума сошла?! – Я закашливаюсь от ее слов и смотрю на экран, дабы убить свою подругу за такое предположение. – Мы не целовались. Он был галантным… ну, по его понятиям.

– Ладно, – расстроенно тянет она. – Просто ты так нудно живешь, что я бы уже утопилась. Не отрицаю, что это хорошо… для старичков, но твои родители навесили на тебя слишком много и хотят подороже продать в будущем. Пора сказать им, что ты выросла и твоя голова на плечах не для красоты. Хватит уже потакать им, позволяя укорять прошлым.

– Сара, пожалуйста, прекрати. Я не жалуюсь, меня пока все устраивает, – вяло говорю я, потому что знаю, что она права.

– Да, забыла тебе сказать: в пятницу мы идем в клуб.

– Не получится, я же под домашним арестом, помнишь?

– Господи, скажем, что ты переночуешь у нас, и придумаем какой-нибудь реферат. Как будто в первый раз. Они все равно ничего не заметят, а ты хотя бы немного развеешься. Без этого Люка.

+1 (647) 9466777:

Мисс Пейн, не люблю повторяться, но все же. Я забочусь о вас, и это стало моим делом с того момента, когда вы бесстыже пялились на меня и позволяли творить с вами все, чего бы я ни пожелал.

– Не знаю, – бросаю я подруге, обдумывая ответ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10