Лина Алфеева.

Тесса Громова. Смертельный ритуал



скачать книгу бесплатно

Часть I
Ритуал

Глава 1

Владеющие даром – неотъемлемая часть мира сверхъестественного. Обычные люди завидуют магам, считают их неуязвимыми. И все-таки люди ошибаются. Наглядное подтверждение этому как раз и находилось передо мной. Наталью Миронову нашли на полу собственной спальни. Девушка лежала на спине, прикрытая ниже пояса простыней, уже потемневшей от крови. Кем бы ни был убийца, у него хватило сил расправиться с магом. Обработав руки изолирующим составом, я растерла ладони в надежде унять дрожь.

К смерти невозможно привыкнуть. За два года работы в Управлении по иным расам я так и не научилась воспринимать тело как неодушевленный объект. Каждый раз ловила себя на том, что пытаюсь представить, какой жертва была при жизни. Вещи, которыми мы себя окружаем, могут многое рассказать о характере владельца. Сегодня я строить догадки не стала, а заглянула в сводку, полученную от начальника. Итак, наша жертва была магом Огня и аспиранткой местной академии сверхъестественного. Одаренная и подающая надежды.

Стараясь не обращать внимания на тяжелый металлический запах, я опустилась на колени. Мне захотелось рассмотреть символы, нарисованные мелом на полу. Каждый из них был выписан аккуратным, практически каллиграфическим почерком. И всё-таки это была обманка, абсолютно бессмысленная писанина, не имеющая отношения к какому-либо ритуалу. Видимо, убийца срисовал неизвестные ему руны, не слишком заботясь о смысле начертанного.

В изголовье и в ногах жертвы горели темно-красные свечи. По мне, так этот элемент декораций являлся лишним, поскольку сама спальня Мироновой словно сошла с рекламных проспектов видеоигры «Чертоги ада». Одну из окрашенных в темно-красный цвет стен освещали всполохи иллюзорного пламени – когда я вошла, там была изображена сцена охоты: огненные гончие гнали по лесу белого оленя. Сейчас же на тлеющих углях лежала огромная саламандра, лениво выпускающая изо рта струйки огня. Не чувствовалось ни дыма, ни запаха гари – чистая иллюзия. Я считала её характеристики. Магия относилась к огненной стихии. Значит, автором, скорее всего, была сама покойная. Сделав пометки в КПК, приступила к дальнейшему осмотру помещения.

На потолке горели десятки крохотных лампочек, наполняющих пространство мигающим оранжевым светом. Зловещего антуража добавлял камин, в глубине которого плясало искусственное пламя. Примерно треть комнаты занимала кровать из чёрного дерева, больше напоминающая древний алтарь. Сочетание красного покрывала и тяжёлых драпировок черно-красного полога навевало мысли о коже, наручниках и прочих безобразиях.

Я бы ни за что не согласилась провести в этой спальне хотя бы одну ночь. Даже на спор.

* * *

Вызов из управления поступил, когда я только-только забралась в ванну, чтобы смыть с себя усталость и воспоминания о Ботовской пещере. Почти сутки я потратила на выслеживание обосновавшейся там ламии. Следующие двадцать четыре часа мне пришлось провести в каменном мешке, старательно убеждая змеедеву, что я не имею видов на ее линялую шкурку, параллельно расписывая все преимущества переезда в Уральскую общину ликанов.

Многочасовой перелет в корыте, выдаваемом транспортной компанией за самолет, вымотал меня окончательно. Меньше всего мне хотелось ехать на осмотр места преступления.

Из-за стены доносились громкие всхлипы и тихая прерывистая речь: Юдин и оперативная группа допрашивали сестру жертвы. Если девушка продолжит реветь, вместо того чтобы отвечать на вопросы, мы и до утра не управимся.

– Сожалею, что пришлось вытащить из постели, но я счёл, что тебе стоит на это взглянуть.

Я обернулась:

– Привет, Фил, я ещё не ложилась.

Филиппу Юдину, капитану первого и пока единственного на юге страны Управления по иным расам, было под пятьдесят. Его узкое, чисто выбритое лицо напоминало печального бассета. Над отвисшими щеками блестели проницательные серые глаза. Помятая рубашка в темно-синюю клетку и растрёпанные волосы, к которым уже давно не прикасались ножницы парикмахера, могли произвести обманчивое впечатление, но я уже успела убедиться, что за внешней неряшливостью и неуклюжестью капитана скрывались острый ум и бульдожья хватка.

Управление по иным расам официально сформировали три года назад. Штат собирались укомплектовать сотрудниками полиции, прошедшими специальную переподготовку. На деле же управление стало чем-то вроде штрафроты, и перевод в него нельзя назвать повышением по службе. Среди местного населения аббревиатура УПИР быстро трансформировалась в «упырь», что также не добавляло управлению популярности. И все же городу, населенному представителями иных рас, требовалась защита посерьезнее нашей родной полиции. По-настоящему сложными делами занимались маги из Серой стражи, но я лично вобью язык в глотку тому, кто скажет, что упировцы служат всего лишь прикрытием, необходимым для спокойствия горожан.

– Что обнаружила? – Капитан присел на корточки рядом со мной.

– Ещё не видела самого интересного – не заглядывала под простыню. Хотела удостовериться, что ребята уже закончили.

– Ах да, – Филипп устало взъерошил волосы, – от них сегодня было мало толку.

– Что-то ты недоговариваешь. Я не заметила на улице патрульной машины. Да и в подъезде подозрительно тихо.

– Сплюнь, – Юдин недовольно поморщился, – если повезет, утром первые полосы газет не запестрят заголовками «Монстр открыл охоту на людей» или же «Огненная ведьма стала жертвой смертельного ритуала». Заканчивай быстрее, у меня мурашки по коже от этого места.

Подняв простыню, я ожидала увидеть по меньшей мере израненный живот, но меня подстерегал сюрприз: на бледной коже виднелся темный след, будто кто-то оставил свое клеймо, приложив горящую руку. И эта отметина кровоточила. Квар’трам – «Печать плоти». Последние слова я, видимо, произнесла вслух.

– Что за хрень? – Филипп казался сбитым с толку.

– Отметка, которую ей поставил Хозяин-деймонар.

Я отбросила простыню в сторону.

– Вы накрыли?

– Нет, такой и нашли. Как увидел эту хреновину на животе, сразу понял, что без твоей консультации не обойтись. Кстати, когда мы в первый раз приподняли простыню, Кирилла чуть на нее не вывернуло. Загадил бы вещдок, паршивец.

– Это уже который случай?

– Третий, – вздохнул Филипп. – Я его предупредил: ещё раз – и переведу на бумажную работу.

Он опустился на колени возле тела и вытащил из кармана пластиковый пакет с пробирками и тампонами.

Я покачала головой:

– Бесполезно.

Капитан всё же провел тампоном по поверхности печати.

– Выглядит… – он принюхался, – …и пахнет как кровь.

– Но это не кровь, Фил.

В подтверждение моих слов тампон начал белеть.

– Начинаю скучать по старым добрым бытовым убийствам. – Филипп поместил тампон в пробирку и закрутил крышечку. – Эта хрень могла её убить?

– Причиняла некоторые… хм… неудобства, но привести к смерти – вряд ли. Я бы сделала ставку на пулю. Так что тебе придется дождаться результатов вскрытия.

– И это все? – Он был явно недоволен. – А Хозяина отследить сможешь? У тебя в тот раз неплохо вышло с проклятием.

– Квар’трам не имеет ничего общего с проклятием. Представь два сообщающихся сосуда, соединенных шлангом, по нему из одного в другой перетекает вода, а теперь мысленно убери сосуды.

– Вода из шланга продолжит вытекать, – понимающе кивнул Филипп.

– Верно. Даже если бы я прошла по следу энергетического потока, то не вышла бы на Хозяина.

– Негусто, Громова.

– Если ты надеешься, что я, как фокусник, вытащу тебе из шляпы убийцу, то обратился не по адресу.

– Я не жду этого, но дай мне хоть что-нибудь.

– Что бы в этой комнате ни произошло, к ритуалу оно не имеет никакого отношения. Вы уже опрашивали соседей? Вдруг они слышали крики или какой-то подозрительный шум.

– Шум? А ты разве не заметила?

– Что именно?

– Пойдем покажу. И кто-нибудь, успокойте сестру убитой. Мне нужны показания до того, как её сцапают маги.

Мнущийся у двери Кирилл, стажер, кивнул и поспешил на кухню. Вид у него был крайне расстроенный. Парнишка только два месяца как сдал выпускные экзамены и, поскольку приходился дальним родственником жене капитана, попал под его начало. Сомневаюсь, что о таком начале карьеры он мечтал – в управлении, в последнее время все больше специализирующемся на преступлениях, в которых так или иначе оказывались замешаны нелюди.

Я прошла за Филиппом через просторный холл в подъезд. Самый обычный холл с большим зеркалом, шкафом-купе и полкой для обуви. Участь спальни его миновала.

Двойка тебе, Тесса. Не-за-чет! Соседи не услышали бы ни черта, даже если бы Наталью живьем медленно резали на части – рядом с входной дверью были начерчены символы звукопоглощающей печати. Придется переговорить с владельцем здания. Так сказать, проверить легальность.

Филипп словно прочел мои мысли:

– Все законно. Подобные руны практически возле каждой квартиры этого дома.

– Вот тебе и технологический прогресс. Зачем тратиться на звукоизоляцию, если можно воспользоваться магией?

– Жильцы тебе ещё больше понравятся. Слева живет семья вампиров, справа снимает квартиру оборотень. Почти весь дом заселяют существа, с которыми добропорядочные граждане мочиться в одном сортире не стали бы, не то что жить рядом.

– Этот оборотень, случайно, не из наших?

Филипп усмехнулся и кивнул:

– Угадала, Влад Горелов собственной персоной. Тело обнаружила сестра жертвы, Татьяна, и обратилась к Владу, он и вызвал УПИР.

– А я все голову ломала, как тебе удалось оказаться на месте убийства мага раньше самих магов.

– Да, можно сказать, повезло, – согласился капитан. – Получили фору.

Я мысленно вздохнула. Главное веселье было ещё впереди. Маги из Серой стражи наверняка попытаются перехватить у нас дело, но черта с два я им это позволю!

Капитан почесал в затылке и угрюмо сообщил:

– Если хочешь переговорить с сестрой жертвы, то лучше сделай это сейчас. Ещё минут двадцать я могу потянуть, но по истечении срока мне придется сообщить в Башню.

– И начнется перетягивание одеяла. – Я попробовала рассмеяться, но смех вышел глухим и безрадостным.

– Как обычно. Придется смириться с тем, что эти фокусники-покусники постоянно дышат нам в затылок.

– Убийство не имеет отношения к какому-либо ритуалу, следовательно, дело наше.

– А «Печать плоти»?

– Всего лишь маленькая тайна покойной, но, уверена, магам она не понравится.

Кто бы ни дежурил сегодня в Башне, ему будет неприятно узнать, что его коллега заключила сделку с деймонаром, существом из другого мира. И, судя по отметке, случилось это не вчера.

«Печать плоти» не просто знак того, что у мага есть покровитель-деймонар. С помощью метки Хозяин передает свою силу Слуге, а взамен Слуга становится сосудом, живым накопителем энергии. При возникновении связи возможно проявление побочных эффектов, к примеру, кровотечения. Обычно оно длилось не более суток, пока организм не перестроится, а симбиотическая связь не окрепнет. То, что происходило с телом Натальи Мироновой после ее смерти, выходило за рамки моего понимания.

Я внесла в КПК ещё одну пометку. Следовало навести справки о деймонарах, обитающих на территории города, но сначала стоило пообщаться с сестрой жертвы.

Едва я переступила порог кухни, как сердце пропустило несколько ударов. Сидевшая за столом блондинка оказалась копией Натальи. Близнецы. Неожиданно. И, безусловно, очень интересно, но не так интересно, как спящий дар девушки. Я почувствовала его, едва вошла в комнату. Вид и уровень определить не могла, но передо мной был потенциальный маг.

– Здравствуйте, я Тессия Громова, консультант Управления по иным расам.

Девушка подняла заплаканные глаза и, громко застонав, вытерла кровавые слёзы. Кровавые в буквальном смысле. Выглядело жутковато.

– Что это? – потрясенно прошептал сидящий рядом с ней Влад.

– Капитан, вы уже отпустили медиков?

– Кристина здесь.

– Влад, зови её. И прихвати с собой дефибриллятор, аптечку и носилки. Обязательно захвати носилки. – Оборотень колебался. – Давай же! Бегом за врачом. Или она умрёт.

Последние слова вывели Влада из ступора, и он бросился прочь из кухни.

– Фил, встань у двери и никого не впускай.

– А дефибриллятор зачем?

– Да к лешему его. Нужно было Влада спровадить. Достань пушку и жди.

– Ждать чего? – Капитан настороженно осмотрелся.

– Сам поймешь.

Филипп кивнул и достал из кобуры пистолет. За время нашего сотрудничества он научился мне доверять.

Я осторожно подошла к сидевшей на кушетке Татьяне. Та смотрела перед собой невидящим взглядом и тихонько раскачивалась, её глаза застилала мутная кровавая пелена, лицо приобрело синюшный оттенок. Паучиха не просто жрала, она вытягивала последние соки. Где же ты, зараза мелкая? Я перешла на магическое зрение. Ого! Зараза оказалась не такой уж и мелкой.

Над головой девушки воздушным шариком зависла красно-коричневая тварь. Она перебирала коротенькими мохнатыми лапками, левитируя в воздухе, красные бусинки глаз сыто поблескивали. Упитанное тельце казалось похожим на распухшую пиньяту – нечисть кормилась не первые сутки. От жвал к темени Татьяны тянулась тёмно-фиолетовая нить.

Энергетические пауки – та еще пакость. Периодически колонии всплывали то тут, то там. Их истребляли, но они упорно размножались. Этот вид нежити не отличался особой храбростью, но, несмотря на это, предпочитал охотиться в одиночку. Чаще всего жертвами становились люди с крупицами спящего дара. Для размножения самкам пауков нужны две вещи: энергия и кровь. Что ж, данному экземпляру познать радость материнства уже не суждено. Главное, чтобы Филипп не подкачал.

– Симпатичная паучишка, хорошенькая паучишка…

Расстегнув пуговицы на рубашке, оголила плечо. На столе я приметила подставку с разделочными ножами и, вытащив один из них, провела линию по коже чуть выше локтя. По-хорошему следовало спуститься в машину за кинжалом с серебряным лезвием. Если Филипп среагирует недостаточно быстро, то у меня возникнут серьёзные проблемы. Обычным ножом отбиться от нечисти я не сумею.

Тонкий порез набух кровью, красные капли потекли по руке. Я забралась с ногами на кушетку и подставила рану паучихе. Та приподняла маленькую головку и заинтересованно повела жвалами.

– Да, да, да. Я вся такая вкусная. Иди же сюда, гурманка ты моя.

На мгновение показалось, что ничего не выйдет, но затем руку пронзила резкая боль. Я спрыгнула с кушетки, и, сгруппировавшись, покатилась по полу, паучиха потянулась за мной, тонкая фиолетовая нить между ней и Татьяной оборвалась, и нечисть стала видимой. Справа раздались выстрелы.

Как только тушка монстра шлепнулась на пол, в кухню влетел Влад, державший под мышкой носилки, в руке он сжимал медицинскую сумку и дефибриллятор. Быстро управился, на то он и оборотень. Мы едва успели, нужно было ещё и аппарат искусственного дыхания попросить принести.

Верно оценив ситуацию, Влад сбросил балласт и поспешил к Татьяне. Она всё ещё находилась в глубоком обмороке, но её лицо заметно посвежело – со смертью паучихи вся отнятая энергия вернулась к владелице.

– Спасибо, Фил, – пробормотала я, поднимаясь с пола.

– Оно точно сдохло? – поинтересовался капитан, на всякий случай держа нечисть на прицеле.

– Точнее не бывает.

Юдин успел расправиться с паучихой, но она меня всё-таки зацепила: выпустив щуп, прыснула парализующей жидкостью. На кожу не попала, а вот джинсам не повезло. Я надрезала и оборвала штанину ниже колена, затем симметрично отчекрыжила вторую.

– Филипп, прихватим зверушку для Соколова? Порадуем нашего судмедэксперта, – предложила я, заворачивая паучиху в джинсовую ткань.

– Не вопрос. Только предупреди, чтобы препарировал её в нерабочее время.

– Да он и ночевать в лаборатории останется, – усмехнулся оборотень. – Фил, не возражаешь, если я перенесу Танюшу, то есть э-э-э… сестру жертвы к себе?

– Хорошо, только сразу же возвращайся.

Влад бережно поднял девушку на руки и вышел из кухни. Он не обратил внимания на пристальный взгляд капитана.

* * *

Стоя в тени возле подъезда, я беззвучно материлась. Несмотря на летний зной, меня колотил озноб, вдобавок заныло в висках – верное предвестие, что ещё немного – и голова начнёт раскалываться на части. В полуметре курил Юдин. Как-то я тоже пыталась начать, но оказалось, что лёгкие стимуляторы на меня не действуют.

Филипп растерянно потёр переносицу. По-видимому, сложившаяся ситуация радовала его не больше, чем меня, но капитан оставался профессионалом при любых обстоятельствах.

– Итак, ты уезжала. Можно поинтересоваться куда?

– В Жигалово, это поселок в Иркутской области.

– Частный заказ?

– Просьба друга. Старый долг.

– Сделай одолжение, в следующий раз, когда надумаешь отправиться на Аляску или в Гималаи, ставь управление в известность. Перед УПИРом у тебя также есть обязательства, – Филипп вскочил с лавки, потянулся к карману за сигаретой и, отдернув руку, выругался.

– Если не устраивают условия контракта, тебя никто насильно не держит, – тихо добавил он.

Кажется, я всё-таки перегнула палку. Раньше я всегда предупреждала начальника о поездках, но в этот раз всё случилось настолько спонтанно, что я попросту не успела. В четыре мне позвонили, а в семь я уже сидела в самолете. Действовать пришлось быстро – ламия начала проявлять агрессию, а местные жители не желали мириться с подобным соседством. В любой момент могло дойти до кровопролития. Я планировала связаться с Юдиным из номера гостиницы, но разница во времени совершенно сбила с толку, а потом первая же прогулка к пещере едва не закончилась печально: ламия заманила меня в узкую штольню и вызвала обвал.

– Ладно, считай, что мы договорились. – Я примирительно улыбнулась. – Впредь подобное не повторится. Не сомневайся в моей лояльности. Свой выбор между Серой стражей и УПИРом я давно сделала. Кстати, о стражах. Федор Михайлович, не подозревала, что маг вашего положения опустится до подслушивания.

От стены отделилась едва различимая расплывчатая тень. Шагнув в круг тусклого света, исходящего от фонаря, она превратилась в худощавого мужчину. На темном от загара лице отчетливо выделялись морщины, цепкий взгляд карих глаз нельзя было назвать дружелюбным. Мой бывший начальник, Федор Михайлович Головин, так и не простил мне перехода в УПИР, не простили и стражи из Башни, сочтя предательницей.

Головин снисходительно кивнул и обратился к Филиппу:

– Доложите о происшествии. Моя группа прибудет с минуты на минуту.

– Добрый вечер, коллега, – ничуть не спасовал Юдин. Ему было глубоко плевать, сколько магов притащит с собой безопасник. – Нападение на человека. Поступил вызов от сестры жертвы.

– Вы знали, что жертва является магом. Объясните, почему вы занялись осмотром места преступления?

– Личность погибшей установили в ходе стандартной процедуры. Кроме того, характер раны свидетельствовал об обычном убийстве.

– И всё же вы вызвали консультанта по сверхъестественному.

– Потому что счел это целесообразным.

Поняв, что от Юдина он больше ничего не добьётся, Головин отошел и уткнулся в КПК. Капитан многозначительно посмотрел на мага.

– Он не станет подслушивать, – заверила я. – Знает, что почувствую.

– Хорошо. Как ты считаешь, их ищейка подтвердит отсутствие следов ритуала?

– На этот счёт можешь не беспокоиться. Спальня чистая. Даже слишком.

Я не опасалась, что коллеги из Башни обнаружат улики, пропущенные мной. Остаточные энергетические следы распавшихся заклинаний нестабильны и со временем тускнеют. Чем больше времени пройдет с момента использования магии, тем меньше шансов их засечь. Конечно, многое зависело от уровня ищейки и силы его дара. В настоящее время я без ложной скромности была лучшей в городе.

– А вот и подкрепление, – хмыкнул Юдин.

Обернувшись, я увидела, как во двор въехал тёмный фургон. Из него вышло четверо магов: две ищейки, боевик и слухач. Слишком крутой состав для выезда на место преступления. Неужто наша жертва была не так проста, как казалось на первый взгляд? Или же стражи каким-то образом пронюхали о сделке покойной с деймонаром?

Общаться с бывшими коллегами не хотелось, поэтому в квартиру Юдин поднялся сам. Я осталась во дворе и почти не удивилась, когда спустя пять минут ко мне присоединился Головин.

– Капитан сказал, ты обнаружила следы Квар’трам.

– Не следы, а активную печать, – поправила я.

– Сейчас тело чистое.

– Связь между Слугой и Хозяином прервалась. Долго ехали, – притворно вздохнула я.

– Мне будут нужны фотографии и копия твоего отчета.

– Федор Михайлович, вы же знаете стандартную процедуру. Вся информация предоставляется после официального запроса.

– Громова, ты забываешься, – процедил сквозь зубы маг.

– Разве? – Я удивленно вскинула бровь. – Всего лишь следую внутренним инструкциям. Ваша школа.

– Не будешь сотрудничать?

– Не буду сливать информацию. Сотрудничать – с радостью. Оформляйте запрос.

– Как знаешь, – боевик развернулся и исчез.

Я ощутила запах паленой резины и поморщилась. Не у каждого мага дар обладает приятным запахом. У Головина он прямо-таки бил по обонянию.

Способность зрительно улавливать следы магии относится к дару ищейки, а вот различать магию по запаху умеют далеко не все. Преподаватели в академии в один голос заявляли, что мне чертовски повезло. Лично я бы с этим поспорила. От подобной сверхвосприимчивости даже насморк не спасает, только энергетическая блокировка, но в этом случае велика вероятность упустить что-нибудь важное. Вот и приходится вечно балансировать и искать оптимальный уровень обоняния.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное