Эдуард Лимонов.

Свежая пресса (сборник)



скачать книгу бесплатно

Вову Рыжкова унизили тем, что выпустили в широкий прокат Интернета сцену с рукоблудием политика.

Состоялись между тем октябрьские выборы. Их результаты для Республиканской партии народной свободы оказались столь жалкими, хоть плачь. В родном Барнауле на выборах в городской совет взяли одно место. В Саратовской области, выступая объединенными рядами, вся оппозиция вместе получила 1,2 % голосов.

Поэтому сегодня Вова находится в глубокой заднице. До него не могло наконец не дойти после поражения, что либеральный курс, предлагаемый его партией населению, не привлекателен для большого народа. Что он и его буржуазные дружки-лидеры гротескно преувеличили свои электоральные перспективы.

А интимная сцена рукоблудия, пусть она и подло добыта, крепко ударила по его репутации. Лучше бы он, как человек, похожий на генерального прокурора, с несколькими бы бабами совокуплялся в youtube.

Мало того что Вова слил протест власти, так и не рукопожатен. Как же ему пожмешь эту самую руку, которой…

Он ищет выхода. Дал согласие войти в совет, созданный на основе партии Прохорова «Гражданская платформа». Ну-ну…


8 ноября 2012

Пархоменко, политработник. Лимонка в «вашего Сережу»

Человек по фамилии Пархоменко долгое время существовал где-то на задворках моего сознания.

Иногда, если я в пятницу вечером оказывался дома один, то, ужиная, слушал, как он уговаривает радиослушателей «Эха Москвы» в своей передаче «Суть событий».

Уговаривал он профессионально, как заправский профессионал-политработник. Несколько назойливо, чрезмерно поучительным тоном, но в общем верным методом. Если ты имеешь целью внушить что-либо, да, нужно разжевывать и повторять, чтобы проняло даже самых неразвитых. Правда, политработа получалась у него не всегда убедительной, он перебарщивал в примитивизме. Видимо, он невысоко оценивал свою аудиторию. Но суть его критики в адрес российской власти я разделял.

А потом случилось 10 декабря. Я никогда не устану повторять, что это был трагический день в новейшей российской истории. Сравнимый с 4 октября 1993 года, когда Ельцин из танков расстрелял российскую демократию. Только день 10 декабря 2011 года был днем Большого Предательства.

По вине предателей был потерян, вероятно, единственный шанс сменить неприятную многим власть мирным путем.

Ничего особенного для этого не требовалось. Массы рассерженных несправедливыми выборами москвичей вызвались прийти и пришли.

Но только их перенаправили с площади Революции, с идеальной стратегической позиции, из сердца города, где всего лишь метров двести пятьдесят отделяли бы их от здания Центральной избирательной комиссии.

Перенаправили на Болотную площадь, в сущности, на остров, изолированный от города несколькими мостами, которые легко перекрыть. И заперли там.

Я посчитал тех, кто договорился с властью об уходе с площади Революции, – предателями протеста. Сразу же стало известно, что инициаторами ухода послужили Немцов, Рыжков, Гудков.

Чуть позже замелькала фамилия Пархоменко.

Внезапно из журналиста-политработника он стал играть роль одного из лидеров движения рассерженных горожан, «лидера» самозваного конечно же, никем не избранного и не назначенного.

Как это случилось?

А он сам рассказал чуть позже, в апреле, порталу «Лента.ру», как это случилось. В интервью, озаглавленном красноречиво: «Разные идиоты надеялись устроить бузу».

Интервью предпослан такой вот врез от редакции:

«Журналист Сергей Пархоменко был одним из первых членов оргкомитета митингов „За честные выборы“, не имевшим прямого отношения к политике. Он также принимал участие в переговорах с мэрией Москвы по поводу „согласования акций“ и был среди тех, кто согласился перенести митинг 10 декабря с площади Революции на Болотную. И за активное участие в оргкомитете и за „соглашательство с мэрией“ Пархоменко многократно критиковали другие политические лидеры и гражданские активисты».

«Критиковали» – это нежно сказано. Ведь вместе с Немцовым, Рыжковым и Гудковым Пархоменко спас режим Путина-Медведева и за это заслуживает, как минимум, исторического проклятия. Сам по себе он личность неважная, ну никакая по сути, но бывают в Истории моменты, когда гнусная какая-нибудь песчинка, попавшая в механизм Истории случайным порывом ветра, способна вызвать сбой и трагедию.

Вот как он, похваляясь, рассказывает о своем «подвиге» (сейчас бы он этого не сказал):

«В какой-то момент родилось понимание, что народу 10-го числа будет много. Тогда и произошло первое осмысленное организационное собрание. И оно решило первый сложный вопрос о переносе митинга с площади Революции на Болотную площадь. Это была некоторая ответственность, которую надо было взять на себя, потому что разные идиоты типа Лимонова надеялись устроить на площади Революции большую бузу… И мы – Рыжков, Немцов, я и еще некоторая группа людей решили: неправильно, чтобы все происходило на площади Революции, давайте это передвинем. Было понятно, что нам немедленно скажут, что мы наймиты и предатели. Ну и пусть скажут, нам что? Как-то вдруг мне показалось, что я совершенно не опасаюсь, что про меня плохо скажет Лимонов. Ну и хер с ним».

Читая интервью политработника Пархоменко, читатель волей-неволей вынужден прийти к выводу, что протестующих против результатов выборов в парламент страны людей, оказывается, увели с площади Революции на Болотный ост ров для того, чтобы Лимонов не устроил на площади Революции «бузу».

«Бузой» же Пархоменко называет знаете что? Нет, не беспорядки, ведь не устраивает же Лимонов беспорядки на Триумфальной площади, куда выходит с 2009 года, давно бы уже ведь устроил, мог. И Пархоменко, и Немцов (лживо вопящий в оправдание своего предательства, что якобы 10 декабря «Лимонов хотел крови»), один под «бузой», другой под «кровью» имеют в виду на самом деле вот что: с площади Революции Лимонов бы непременно призвал рассерженных горожан всего лишь сдвинуться на 250 метров к Большому Черкасскому переулку и окружить его. Вот оттуда, с идеальной позиции следовало потребовать от ЦИКа объявить выборы 4 декабря недействительными. Вот что они предотвратили. Смену режима мирным путем. Мерзавцы!

«И мы вступили в отношения с мэрией, – продолжает наглец Пархоменко похваляться предательством (нет, не меня, а вас, рассерженные горожане, а вашего протеста, а вашего исторического шанса), – совершенно надо сказать, неформальные, потому что, хочу напомнить, заявка на 10-е число была подана не нами, она была подана группой, я бы сказал, технических сотрудников «Солидарности»: Надя Митюшкина, Давидис, жена Сергея Удальцова – Настя (и тут врет, заявка была подана членами «Левого фронта» Стасей и Сергеем Удальцовыми и единственной из «Солидарности» – Митюшкиной).

«Поэтому формально мы не могли вести с мэрией никакие разговоры. Однако мы воспользовались некоторыми неформальными возможностями, некоторыми знакомствами и подали в мэрию сигнал: тут есть группа людей, не тех, которые являются заявителями, а тех, у которых есть мозги. Они считают, что нужно это переносить, и они считают, что это ваша проблема. Что это вам надо будет справляться с таким количеством людей. Мы прогнозируем, что людей придет вот столько. И вам надо что-то такое сделать, чтобы там не произошло ничего плохого. Если хотите – мы вам в этом посодействуем».

И Пархоменко продолжает цинично: «Надо сказать, что мэрия довольно быстро и правильно поняла сигнал (обратите внимание на словарь старого советского образца: „сигнал“, „просигнализировать“ – то есть настучать). Они нас попросили немедленно приехать. Дело было поздно вечером, даже почти ночью. И я совершенно уверен, что мы приняли очень правильное решение о переносе митинга на Болотную, которое, возможно, лишило товарища Лимонова вожделенной возможности побузить. Он страшно обиделся…» И Пархоменко заключает: «И мы согласились, все было вполне умеренно, что впоследствии и было названо предательством» – так заканчивается интервью.

Все остальное о Пархоменко – неинтересно. И то, что он сын пианистки, – неинтересно, и что он был редактором журнала «Итоги» и «Вокруг света», – неинтересно. Его позорная роль в истории России – единственная и короткая, он вылез, как насекомое, откуда-то, чтобы сыграть свою поганую роль в событиях 10 декабря, его принесло гнилым ветром, песчинку, сорвавшую вам победу.

Теперь вы знаете, кого еще вместе с Немцовым разорвать на части, если что.

Почему только Лимонов фигурирует в противниках сговора с властью? Что, не было других авторитетных людей, кто понимал, что уходить с площади Революции нельзя ни в коем случае?

Были. Вначале. Чирикова воспротивилась в начале. Анастасия и Сергей Удальцовы. Но на них оказали давление. Уговорили. И им стало страшно оставаться в политическом одиночестве.


22 ноября 2012

Ваш Дима. Лимонка в Быкова

В день, когда умер Борис Стругацкий, Дмитрий Быков кокетливо заявил: «Как без него жить, я не представляю!»

И конечно же это перебор в пошлости.

«Дима» давно меня раздражает.

Это тот нередкий банальный случай, когда из долго подававшего надежды гадкого утенка в конце концов получился гадкий селезень.

Проезжаться по поводу его замечательной знойной комплекции я не стану, поскольку комплекцию не выбирают. А вот по поводу его духовной, сущностной, если можно так выразиться, «округлости» вынужден.

Во Франции (знаю, потому что я там жил долго, судьба забросила) есть такая широко распространенная категория людей: bien-pensantes, то есть правильно думающие, они же политкорректные. Это та же категория населения, кто у нас определяются самоназванием «приличные люди». Те, кто за все хорошее, против всего плохого. Аккуратно следующие коллективным предрассудкам своего времени.

Bien-pensant – друг животных и национальных меньшинств, он, упаси Боже, не расист, он не назовет негра негром, но назовет афроамериканцем, он защитник сексменьшинств, он противник «кровавых диктаторов» по версии Соединенных Штатов, он за прогресс и против регресса, за Запад против Востока… Он – яростный противник прошлого человечества, поскольку там сплошь и рядом одни герои, а герои – это не подарок, большинство героев человечества были убийцами с оружием в руках, а то и насильниками, педофилами, кровосмесителями и фаллократами. Он и жнец, и швец, и на дуде игрец, как определяет таких народная мудрость. На все руки мастер.

Быков такой хороший, такой правильный, такой современный, такой вездесущий, такой посредственный, такой банальный, что противно. Дмитрий Львович и учитель, и романист, и лектор, и пропагандист, и поэт с легким пером. Короче говоря, он как дама приятная во всех отношениях, только не дама. За словом в карман не лезет, премии получает изобильно, на всех радио его голос нас поучает, и ни грамма трагедии в жизни…

(Он стал вызывать неприязнь не у одного меня. Его старый товарищ по обществу «куртуазных маньеристов» Вадим Степанцов недавно посвятил ему язвительное стихотворение.)

Я стал замечать, что он духовно «круглеет», несколько лет тому назад. В его публичных выступлениях назойливо зазвучали менторские ноты. Он проповедовал округлость. Он решил, что пора ему начать учить граждан РФ своей модной пошлости.

То, что он влился в безопасный, разрешенный властями протест и стал завсегдатаем Болотных и Сахарова, – закономерно. Следовательно, он не увидел в протесте риска для своей шкуры. Следовательно, так безопасно стало быть протестующим против режима, что даже такой вот круглый Быков осмелился стать оппозиционером.

Он годами наблюдал жизнь нацболов и порой высказывал им сочувствие, однако к такому опасному сопротивлению не примкнул. Еще чего, там же и помнут, а то и посадят.

И вот он дождался своей политики, без трагедии с одним позитивом только.

Он влился, когда протест неразрешенный, то есть истинный, уже был убит. Революция рассерженных горожан прожила короткие шесть дней с 4 декабря по 10 декабря 2011 года. И вот тогда на Болотную вышел Быков. Вместе с Полиной Дерипаска, Ксенией Собчак, Тиной Канделаки, Алексеем Кудриным и Артемием Троицким в костюме презерватива или в красных штанах, не суть важно, вышел карикатурой среди карикатур.

Не то чтобы Быков так уж важен, но он феномен, он – социальное явление. Быков – это и Парфенов, и Акунин, они все, как китайские болванчики, изготовлены буржуазной, вполне уродливой средой. Быков – это социальное явление. В нем многие протестующие с Болотной признают себя. Потому его популярность оказалась на выборах в КС почти равной популярности Навального.

Навального признает своим офисный планктон, он ведь занимается тем же, чем они занимаются в офисах: добывает документы с печатями, загоняет в компьютер, каталогизирует. Навальный – современный бухгалтер.

А Быков банальный деятель буржуазной культуры.

Ну, приглядитесь же… Его фрондерское зубоскальство в сериале «Гражданин – поэт» власти не опасно, оно потешает обывателя, такие, знаете, остренькие симпатичненькие фрондерские вирши.

Осип Эмильевич Мандельштам, самоубийственно и упрямо читавший своим знакомым стихотворение о хозяине Кремля – «кремлевском горце», подвергал себя страшной опасности и умер в лагере. Дима Быков поет свои веселые вирши, свои кукиши из кармана, и ни на него, ни на неприглядного артиста Ефремова власть даже не цыкнула. Быть фрондерами сегодня безопасно и прибыльно. Они ж денег заработали немало гастролями, эти куплетисты, Мандельштам заработал смерть.

В серии ЖЗЛ Дмитрий Львович испек две книги. Обе о псевдогероях. О своих духовных отцах.

Одна называется «Пастернак». Борис Леонидович Пастернак, всю жизнь умудрявшийся получать дивиденды от советской власти, – пример одновременно и приспособленца, и труса. Оригинальный, но небольшой поэт. И бездарный прозаик, автор сентиментального романчика «Доктор Живаго», за который он получил от Запада Нобелевскую премию, но из трусости от нее отказался. Быкову Пастернак приглянулся своей хитрой жизнью приспособленца, ведь не выбрал же он написать о Варламе Шаламове? Трагедия его отталкивает.

Вторая книга Быкова в ЖЗЛ: «Булат Окуджава».

Фрондер, как и Быков. Умевший эксплуатировать советскую систему, даже фыркавший ей в нос. Пел свои сюсюкающие кухонные песенки под гитарку, писал для заработка неталантливые исторические романы. Скончавшийся так же не храбро и неумно, как и жил. Это же надо каким быть искривленным, чтобы в 90-х годах уехать в изгнание во Францию, когда бурлит Россия. Это надо было быть нечувствительным к истории и неумным одновременно.

И вот Дима стал лидером оппозиции. Само его участие в выборах в КС говорит о его тщеславии. Сидит теперь в Координационном совете рядом с пошляками телеведущими и звездами Интернета. Рядом со светскими шлюхами и игроком в покер. Исключительно веселая компания, ни одной трагедии на всех.

Все вместе они собираются решать судьбы оппозиции.

Они себя считают новым и современным классом. На самом деле они уродливая мутация части буржуазии в периферийной стране на окраине Европы. «Образовался новый класс», – гордо вещают они, и Дмитрий Львович с ними.

Это вы-то новый класс?!

Светские шлюхи, проходимцы и второстепенные литераторы, как и игроки в покер, существовали в России в изобилии и в XIX, и в XX веке. Правда, мы не знаем исторического прецедента, чтобы такая группа выдавала себя за оппозицию. Личный состав модной светской вечеринки, это да.

Произошла комедия, возможная только в неопытной России. Эти актеры выдают себя за оппозицию, как гоголевский герой фальшивый ревизор выдавал себя в провинциальном городе за ревизора из столицы. Только в последнем акте выясняется, что подлинный ревизор на пороге. Следует немая сцена.

Дмитрий Львович, выступи, скажи: «Я не ревизор. Я большой и нелепый парень, умеющий произносить благоглупости. Простите меня, это был обман, Я буду впредь знать свое место, сидеть и острить на радио, хохотать…»

Так ведь не скажет. Он же уже взрослый, уродливо сформировавшийся человек.


6 декабря 2012

Ваш Илюша. Лимонка в Яшина

Я всегда ухмылялся, когда его объявляли на разных там talk show, в которых и я участвовал, так простенько объявляли: «Политик Илья Яшин».

Он никогда не смущался, этот сутулый крысенок, молчаливо соглашался, что он политик. Хотя не по заслугам, завысили в звании сильно. Вся политическая деятельность этого бывшего яблочного комсомольца сводится к двум эпизодам.

Один: вместе с еще несколькими яблочными комсомольцами Яшин забрызгал краской табличку с именем Юрия Андропова, установленную на здании Лубянки. Тогда вся либеральная общественность восторженно прославляла первого либерального «героя».

Второй эпизод: вместе с выдающейся Машей Гайдар Яшин свисал некоторое время с Большого Каменного моста, использовав для этого альпинистское снаряжение с транспарантом что-то вроде «Свободу Ходорковскому!».

Акция свисания с моста была слизана с акции нацболов Кудриной и Лозовского, провисевших на фасаде гостиницы «Россия» несколько часов с десятиметровым баннером «Путин – уходи!» еще в 2005 году.

С той ощутимой разницей, что Кудрину покарали, дав ей три года заключения за ее поступок (она сумела сбежать на Украину, где до сих пор и скрывается), а Илья Яшин отделался пятьюстами рублями штрафа.

Глаза-буравчики, имеет облик юного старичка в 28 лет. Сын богатого родителя, Яшин передвигается в «лексусе». Из «Яблока» ушел в свободное плавание в «Солидарность», прилип к Немцову, стал его довеском. Его адъютантом. Туфли он Немцову, скорее всего, не чистит, но работает на посылках. Когда мы все оказались в спецприемнике ГУВД в январе 2011 года, Немцов, я помню, высылал Яшина вперед, чтобы известить о своем прибытии в столовую либо на прогулку. В спецприемнике Яшин расхаживал таким себе рэпером, под капюшоном и в черной «пидорке», плотно прилипшей к голове, сутулый в области шеи. Рэпер, брейк-дансер.

У юного старичка, впрочем, не отнять определенной крысиной решительности, ментов он, судя по всему, не боится. У других лидеров буржуазной оппозиции такой решительности нет, они мясистее. А Яшин сухой и, кажется, сейчас побежит по стенке. 24 ноября 2007-го он бегал на Мясницкой по крышам автомобилей.

Небольшая голова у него забита обычной буржуйской начинкой. Сухим либеральным догматизмом. Ну, знаете все эти банальные «демократия – это процедура», «демократия как политический строй несовершенна, но лучше никто не придумал» и так далее, такой фарш.

Крысенок прилип к Немцову, вместе они образуют тандем политических мошенников.

Вот вам примеры их проделок.

Прибыли в январе 2010 года оба в Калининград, тот, что на Балтике и был Кенигсбергом. Там местные оппозиционеры, добиваясь отставки губернатора, назначили на 30 января митинг. Front-man от протестных сил был там некто Константин Дорошок, лидер организации «Справедливость» (позднее Немцов и Яшин объявили его членом «Солидарности», отчего Дорошок немедленно открестился). А на самом деле митинг был организован в основном депутатами Калининградской областной Думы, больше всего работали над митингом помощники депутатов – местные нацболы (например, помощники И. Ревина, депутата от КПРФ).

Умелое жулье, Немцов и Яшин прилетели на пару дней раньше. Успели изготовить флаги «Солидарности» в количестве от двадцати до тридцати флагов. Раздали флаги оплаченным мужичкам из массовки, обязав их скопиться у трибуны.

На митинге фотограф Немцова снял обоих мошенников у микрофона. Снял со спины и в профиль, на фоне флагов «Солидарности». Картинка получилась убедительная, вся площадь якобы во флагах «Солидарности». А на митинг пришли разозленные губернатором Боосом все местные протестные силы, все торговцы подержанными иностранными автомобилями в том числе (их-то и возглавлял Дорошок, а Боос закрыл их бизнесы).

Вернувшись в Москву, Немцов и Яшин объявили: «Солидарность организовала самый массовый митинг последнего десятилетия в России». И стали энергично пиарить себя в либеральных СМИ, ссылаясь на Дорошка.

Калининградцы вознегодовали, посыпались опровержения. Дорошок отказался от Немцова и Яшина.

Но скандал замяли.

Еще один пример подобного же мошенничества. К 31 января 2011 года Немцов (только что, 31 декабря, задержанный на Триумфальной площади на акции «Стратегии-31» и получивший от ареста на пятнадцать суток просто тонны пиара), летит в Петербург.

Он знает, что в Питере у Гостиного двора каждое 31-е число выходят нацболы. Собирается там до тысячи, а то и двух тысяч человек.

В этот раз ситуация особая. Лидеров нацболов не будет. Немцов прекрасно осведомлен, что лидерам нацболов, общим числом тринадцать, в октябре 2010-го предъявили обвинения в участии в деятельности экстремистской организации. Они под подпиской о невыезде и не выйдут.

Немцов задумал явиться к Гостинке и продемонстрировать выгодную для себя картинку, на сей раз продемонстрировать всему миру. Потому что Немцов взял с собой из Москвы ловких интернет-операторов. Они будут вести прямую трансляцию шествия, возглавляемого якобы Немцовым.

Трансляция будет принята не где-нибудь, а в Вашингтоне. Там в это же время в Комитете по иностранным делам в конгрессе США читает лекцию о положении в России друг Немцова – Каспаров Гарри Кимович.

В 18 часов 31 января 2011 года Немцов, Рыклин, Яшин плюс кто там еще из московского десанта выходят к Гостиному двору, на Невский проспект. Там уже собрались нацболы и гражданские активисты. Жулики тотчас же выбираются вперед, отталкивая участников протеста. Немцов стремительно шагает в первом ряду, шагает, несмотря на то что шествие планировалось организаторами на полчаса позже. Ему нужна картинка его – героя, возглавляющего массы. Он с досадой выталкивает из кадра идущего рядом с ним нацбола Чепкасова, поскольку Чепкасов портит ему кадр, у него из-под распахнутой куртки видна нацбольская красная футболка с черно-белым знакомым серпом-молотом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36