Эдуард Лимонов.

…и его демоны



скачать книгу бесплатно

Старомодно, конечно же, держать библиотеку в наши дни, это ретро-удовольствие могут позволить себе только интеллигентские династии, сохраняющие семейные книги в нескольких поколениях, да одинокие чудаки. Председатель в несколько приёмов пытался урезать свою библиотеку, начал с того, что выбросил или раздал все имеющиеся романы, поскольку он не выносил их как жанр, затем избавился от части англоязычных книг (те же романы и переводы с французского на английский). Однако эти две или три чистки не помогли. За это же время ему надарили ещё книг, и библиотека в конечном счёте разрослась, а не сократилась. Председатель плюнул и решил, что final solution его библиотеке принесут те же люди, которые спустят его труп в мамином одеяле по лестнице. (Почему в мамином одеяле? А труп его матери в 2008-м снесли в таком же одеяле с четвёртого этажа в Харькове его охранники. У подъезда на двух табуретах труп матери ожидал гроб. Хлипкий такой, одноразовый, для крематория, дешевенький.)

Бродя по квартире, слабый после операции Председатель вовсе не выглядел грустным, он был вполне себе доволен настоящим моментом, он не погиб на операционном столе, не стал идиотом в результате операции на мозге (а ведь грязная кровь омывала его мозг), соображал правильно и крепко.

Разумеется, всё произошедшее с ним в эти дни разрушало его планы. Не то чтобы у него было огромное количество планов на будущее. Только познакомившись с понравившейся ему подругой, он сухо сразу же сообщил ей: «У меня нет будущего. Я слишком старый парень, чтобы иметь будущее. Следовательно, и у нас с тобой нет будущего».

Сообразительная подруга согласилась: «нет будущего». И они стали встречаться.

Произошедшее с ним в эти дни разрушило его планы на его смерть. Он почему-то фанатично верил, что в конце концов среди его врагов отыщется смельчак (или смелая организация), которая его физически уничтожит. Ну, застрелит или взорвёт. И он спокойненько отправится в Валгаллу к одноглазому полковнику Одину.

«Мать, мать и мать, туды его!» – выругался Председатель и направился в кухню, куда, собственно, и стремился мысленно ещё из евро-фашистской больницы. Дело в том, что на подоконнике окна в кухне стояли две бронзовые фигуры богинь мудрости и мщения, привезённые из Тибета, принадлежащие древней религии бон, там стояли две дакини. Северная и Южная. Одна из них, опрокинув череп, пила человеческий мозг!

Дакинь подарил ему приятель из Петербурга, странноватый парень, увлекающийся Тибетом, религией бон и всей этой чертовщиной. А в большей комнате у Председателя висела прямо-таки икона Махагалы, божества защитника буддизма. Махагала – свирепый Бог войны. Во времена баснословных подвигов барона Унгерна в Монголии (он захватил её столицу Ургу) монголы называли Унгерна Махагалой, пришедшим спасти Монголию – страну буддизма.

Председатель пришёл убрать дакинь. Они – свирепые, возможно, не признали в нём своего и вот набросились на его мозг. Для любого другого человека такое предположение было бы нездоровым и выглядело бы диким суеверием.

Но Председатель устроен по-иному. Для него как раз такие «суеверия», такие причинно-следственные связи и были реальными, а обычное человеческое какое-то там объяснение, ну, например, «сердечная недостаточность», было лишь следствием работы невидимых воль. «Не признали, – бормотал Председатель, – что же вы, sisters, меня не признали», укладывая дакинь в картонную коробку и затягивая коробку шнуром. Затем он вынес их в коробке на террасу. И поставил там пока.

Если они начнут убивать воробьев в липовом саду либо заставят засохнуть липовый сад, придётся отнести древних хулиганок подальше, решил Председатель. Чтоб не безобразничали.

Он не испытал панического страха перед не узнавшими своего страшными девками-демонами и не пенял им за содеянное с ним. Не приняли за своего. Ну, ничего не поделаешь. Председатель был фаталистом.

Не стал подозревать и парня, подарившего ему дакинь. Тот хотел сделать Председателю подарок, но не учёл слепой ярости древних девок.

Вокруг Председателя жили непростые люди и дарили ему непростые подарки.

В феврале 2005 года на празднование дня рождения к Председателю среди ещё полусотни гостей пришёл один из его издателей Борис (издательство ультра-ультра-культурное Emergency Exit) и привёл с собой своего друга, театрального продюсера, режиссёра, главу всяких жюри и путешественника по Африке.

Продюсер подарил Председателю более чем полуметровую – 56 см – африканскую деревянную скульптуру беременной лысой худой женщины. От вздувшегося живота ещё выпирал вперед какой-то острый шип. Груди у скульптуры были козьи.

День рождения (Председателю исполнилось тогда всего 62 года) был шумным, многочисленным и по сути последним, который Председатель отмечал.

Скульптура беременной лысой ему понравилась до такой степени, что Председатель поставил её возле своей постели. Жил он тогда на Нижней Сыромятнической улице, в пустынном районе, немногочисленные аборигены называли район «Сыры».

Продюсера Председатель быстро потерял тогда из виду. В апреле того же года, то есть меньше чем через два месяца, Председатель познакомился с актрисой. В те годы, возможно, под влиянием фильма «Ночной портье», Председатель всех своих подруг имел обыкновение оболванивать под ноль при помощи машинки Moser. Уговорил он и актрису. Ей очень шла её голая новая голова. Попутно он ещё влюбился в актрису.

Но только через год, когда актриса забеременела от него, Председатель обнаружил её сходство с африканской скульптурой. Обнаружилось одновременно, что у актрисы был многолетний роман с театральным продюсером, подарившим ему скульптуру лысой беременной. Даже и не роман, но трагическая любовь многих лет, поскольку театральный деятель этот был женат.

Поразмыслив, Председатель пришёл к выводу, к которому единственно и возможно было прийти. Продюсер, подарив ему скульптуру лысой беременной, совершил мистический поступок, в образе скульптуры он подарил ему свою возлюбленную. Екатерина, так звали актрису.

Тут было от чего даже испугаться, от такого подарка. Твердо веривший в сосуществование нашего материального мира с мирами параллельными (переход есть, но не для всех доступен), Председатель не испугался.


Прошло два, что ли, года. По причинам низшего, земного происхождения Председателя и Екатерину отнесло друг от друга. Находясь в состоянии дрейфа и на самом деле поиска женщины, в котором он сам себе не признавался, Председатель однажды позвонил театральному продюсеру, члену жюри, путешественнику по Африке и пришёл к нему в гости.

Продюсер напоил и накормил Председателя и, узнав о его разрыве с женщиной, которую он фактически навязал, подсунул в виде африканской скульптуры, вдруг ушёл в одно из помещений, где у него хранились африканские скульптуры и вернулся со… скульптурой.

Вырезанная, видимо, из щепки какого-то особо твердого африканского дерева, это была фигурка женщины, в самом широком месте достигавшая всего лишь 20 миллиметров, а высотою она была в 200 миллиметров.

Преувеличенная стилистическая худоба фигурки напоминала скульптуры итальянца Джакометти. Грудки были козьи, черты лица, в отличие от лысой беременной, ярко выраженные африканские: большие выпуклые глаза, вздутые губы, чуть видимый лишний подбородок на длинной шее. На голове женщина имела символический груз и придерживала его рукой.

– Снова дарите мне женщину?

– Возможно, – улыбнулся продюсер и путешественник по Африке. Было это не то в 2008-м, не то уже в 2009 году. В августе 2009 года в квартиру Председателя (он тогда уже жил на 3-й Фрунзенской) вошла сейчашняя его подруга. Весом менее 50 килограммов, рост 174 сантиметра, длиннющие ножки, щиколотку Председатель мог охватить пальцами, мог сомкнуть вокруг щиколотки пальцы.

Большие выпуклые глаза, длинная шея, козьи незначительные грудки. Единственное, что поскольку новая подруга была лишь наполовину еврейка, по отцу, то у неё отсутствовали пухлые губы, унаследованные евреями от смешивания с африканцами. Согласно теории Председателя, евреи вообще-то древние египтяне.

Обращение к партии

Нашлёпки из медицинских тампонов на голове у него держались плохо. Спать было лучше, чем в евро-фашистском заведении, поскольку убрали кишки, ведущие из его головы в канистру, и когда он в евро-фашистском случайно придавливал кишку рукой или плечом, следовал больнейший такой дёрг, выдерг кишки от головы. Больно было. Но их уже убрали, ещё до того, как зашили голову. Теперь спать стало лучше, хотя тоже не сахар на самом деле, утром на подушке он обнаруживал следы сукровицы, сочащейся из головы.

Доктор Алексей наказал ему ежедневно делать перевязки. Для перевязок стала приходить Ольга, штаб Партии был неподалёку. Хотя и спортсменка, и бои без правил, но нежнее мужланов, Ольга хорошо делала ему перевязки, в то время как он равнодушным тоном Экклезиаста рассказывал ей об атаках демонов, которым он подвергся. Ему же надо было с кем-то поделиться. По сути дела, можно было и не делиться, он обнаружил в себе новое, поразительное равнодушие ко всему происходящему.

Ольга промывала ему ведущие в глубь черепа раны, а он равнодушно журчал о демонах и об их происках. И о мёртвой подруге на балконе в доме напротив палаты номер шесть. Ольга была в Партии с 2002 года, два года скрывалась от полиции, три года отсидела в лагере, с Ольгой было уютно, несмотря на её строптивость и скептицизм.

– Всё хорошо у вас заживает.

Полбашки они ему выбрили, докторишки, когда он был во власти анестезии, уж выбрили бы всю, вид у него был безумный от этой полбашки с запёкшимися ранами. А сверху и сбоку нашлёпки из тампонов, и они всё время сползали вниз на шею. Дома он стал носить головную повязку на лоб и череп, повязка хоть как-то поддерживала тампоны.

Ему прописали пить, разбавив водой, лекарство цераксон, лекарству сопутствовал длинный текстовый манифест, как сейчас водится, в манифесте ничего не было понятно, слои фармацевтической терминологии. Он разводил 5 мг на 100 граммов воды и пил в два приёма, утром и вечером. Решил быть послушным. Чтоб быстрее зажили раны. Он не сомневался, что дыры, пробуренные профессором в голове, заживут, в этом не сомневался.

Но он также понял, демоны дали ему знать, что это только передышка в неуклонно осуществляющейся судьбе его, от которой не уклониться. Как античный Рок, судьба дожмёт его, пока он не будет лежать носом вверх, бездыханный. Дело в том, что гематома в мозгу была лишь следствием двух его внезапных падений. Загадкой остаётся, почему он падает. Он упал в конце декабря, затем упал в конце февраля, и что теперь – он упадёт в конце апреля?

Хорошего – ноль. Плохого – одни только плохие перспективы. Смерть, конечно же, ожидает всех смертных. Но в его случае похоже, что она явится через месяц, в последние дни апреля.

Он целыми днями спал, не разбирая времени, когда ложится и когда встает. Он не убирал постель в библиотеке, иной раз оставлял на ночь свет, иной раз не оставлял. Он с аппетитом ел и наблюдал за собой.

«Я с аппетитом ем. У меня нет температуры. Я ещё нетвёрдо хожу, но буду ходить твёрже, – говорил он себе. – Однако, посмотрим в лицо очевидному, я не могу сейчас выполнять все обязанности руководителя Партии. Я устаю. Хоть медленно крепну, но устаю. К тому же непонятно, что со мной будет за пределами конца апреля».

Далее он пришёл к простому решению. «Я должен передать обязанности главы Партии другому человеку».

Он стал думать, кому. Пятнадцать человек на сундук мертвеца, но было некому. Один был недостаточно энергичен, другой энергичен, но идеологически ненадёжен… Третий сам не захочет взваливать такой груз.

20-го к нему по его просьбе пришёл старый мудрый партиец Вий. Он предложил не одного, но трёх в качестве замены ему как главе Партии.

22-го утром он с охранниками отправился на освидетельствование к светилу, который за восемь дней до этого послал его на операцию к профессору. У светила у него обследовали ультразвуком артерии, ведущие к мозгу, сделали анализ крови, проделали некие проверки сердца. Сердце удовлетворило и проверяющего – толстого молодого доктора, и потом удовлетворило светило.

В крови у него обнаружился в несколько большем количестве, чем нормальное, холестерин, а также было излишне много глюкозы, но только и всего.

– Профессор, – спросил он у светила, просматривавшего анализы, – а у меня это не инсульты были?

– Нет, – однозначно отвечал профессор. – Сердце у вас здоровое.

Когда светило вручил ему и анализы, и рецепт в аптеку, там значилось «атеросклеротическая болезнь», а лекарства были вот какие: «когитум» и «липримар».

23-го к нему в условленное время приехали все трое, те, кто будет заменять его.

26-го он поместил в своем ЖЖ в Интернете следующее обращение:

«Обращение к личному составу Партии:

Внезапное ухудшение моего здоровья, наступившее в середине марта, насторожило меня и заставило озаботиться дальнейшей судьбой Партии.

Опасаясь, чтобы в случае, не дай Бог, следующего ухудшения Партия не оказалась бы внезапно обезглавленной и неуправляемой, назначаю членов Исполнительного комитета Партии: (следовали три фамилии) исполняющими обязанности руководителя Партии.

Пост Председателя Исполкома Партии пока остаётся за мной. Прошу личный состав Партии беспрекословно подчиняться решениям этого триумвирата товарищей.

Не дёргайтесь, не переживайте. Мы продолжаем наш путь к неизбежной победе.

Председатель».

– Ты правильно всё сделал, старый, – Председатель лежит в темноте. – Справятся они или нет без тебя, не так важно. Во-первых, ты действительно физически не можешь сейчас исполнять функции главы Партии.

Во-вторых, Партия стала меньше, чем ты. Она потеряла кураж, драйв, сделалась обычной. Если они не сумеют её возродить или накачать новой кровью, значит, она умрёт. Всё слабое умирает.

Нет, слово «возродить» не подходит. Начать заново. Нащупать нерв эпохи и использовать этот нерв. А не продолжать использовать старый нерв.

В 90-е и в первые годы XXI века тебе удалось создать политическую организацию из парней и девушек России, ты правильно понял, что они никому не нужны, и предложил им смысл жизни и судьбу. Но этих ребят и девушек уже нет, они сошли со сцены Истории. Лучшие – погибли, большинство ушло в жизнь страны, переженились, родили детей.

Председатель, ты правильно поступил, старый, передав функции главы Партии трём товарищам, отныне триумвират этот будет рулить, посмотрим, что нарулят. Однако он ещё формально оставил за собой пост Председателя Исполкома Партии. Зачем? В надежде на авось – вдруг придётся исправлять их.

Какие у тебя к ним претензии?

– Они стали как все другие партии. Другие партии подтянулись к стандартам и методам его Партии, какими они сложились где-то к 2005 году, но сама Партия дальше не пошла. Она топчется на месте, она копирует свои АПД (акции прямого действия), которыми она прославилась десяток лет тому назад, но копирует бледно и слабо.

– Чтобы стать авангардом для новой молодёжи, Партия должна опять стать радикальной. Но они трусят, боятся, и достаточно отмороженных кадров у них уже нет. Герои погибли. Погиб на балконе в Уссурийске убитый полицейской пулей Сухорада, приморский партизан.

Председателю вдруг стало ясно, что Сухорада пошёл по тому же пути, с которого его сгребло ФСБ в 2001-м, его, Председателя.

Выйдя из тюрьмы в 2003-м, сам Председатель не пошёл по тому пути, с которого его стащила ФСБ. Он пошёл на союз сперва с КПРФ, потом с либералами. Сухорада попытался наследовать ему в радикализме. Ему не удалось начать партизанскую войну в Казахстане, Сухорада начал её в Приморье. И был убит. Это 2010-й.

А в 2011-м либералы предали Председателя и партийцев. Триумвират не выберет курс Сухорады.

Они будут делать так, как поступают сейчас все? Им не удастся возрождение Партии? Нерв нового поколения они не найдут?

Председатель задремал от волнения.

Анонимка с комментариями

Это был не то понедельник, не то вторник. Данила вышел за едой в магазин «Магнолия», а возвратившись, нашёл у его двери между стеной и кабелем электропроводки аккуратный конверт.

– Вам конверт!

На конверте жирным компьютерным шрифтом в самом центре стояла его фамилия и инициалы.

– Где был? В ящике лежал?

– Нет, к двери вам доставили, между стеной и кабелем находился.

Конверт был прочно, старательно заклеен, потому Председатель прошёл к письменному столу и обрезал край ножницами.

– Ой, – сказал любопытный Данила, заглядывая через правое плечо Председателя. – Дураки какие, подписались из Шерлока Холмса!

Если бы не Данила, он бы никогда не понял, что письмо подписано литерой М, состоящей из четырёх шпаг.

– Объясни.

– Ну, злодей Мориарти, один из персонажей историй о Холмсе, так подписывался. Анонимку вам прислали.

Вот он текст, как он есть, переписан прямо с листа.

«Уважаемый Председатель!

Я испытываю к Вам уважение и отчасти гордость за Ваш жизненный опыт, не сломленную годами стойкую патриотическую идею!

Хотелось бы поинтересоваться Вашим самочувствием, особенно после полученной черепно-мозговой травмы. Вы пошли на поправку? Мигрень, головокружение, слабость в организме прекратились? Как мне помнится, у Вас были трудности с ногами».

Трудности с ногами автор анонимки мог наблюдать, находясь в наружном наблюдении, пару последних раз, когда Председатель выходил из подъезда и садился в поданную к самому подъезду «хуиндаи». Он стал действительно подхрамывать на левую ногу.

Черепно-мозговой травмы у него никакой не было. Были два сотрясения мозга, одно в декабре, другое в феврале, но череп никогда не был повреждён. Мигрени также никакой нет и не было. Домысел, также как и черепно-мозговая. Головокружение было относительное, небольшое.

«В Вашем возрасте надо беречь здоровье! Перестать злоупотреблять спиртным!»

Беречь своё здоровье могут только обыватели. Человек его типа беречь здоровье не сможет, даже если очень захочет. Верно то, что ему нужно принимать во внимание свой возраст, а не вести себя, как будто ему 27 лет, а не 73 года. Что до злоупотребления спиртным, то злоупотреблением он для себя считал поглощение полной бутылки красного сухого вина объемом 0,75 литра. Обычно он ограничивался двумя третями бутылки.

«Вам ещё надо вырастить и поднять на ноги двоих детей, которые очень сильно скучают по Вам».

Вряд ли скучают, на самом деле они в большой степени заняты собой, мои дети, и своим ближайшим окружением: мать, няня, друзья и недруги в школе. Его бывшая жена выращивает их, на резвых молодых ногах они давно бегают, поднимать их незачем, они не инвалиды…

«Интересно, а почему Вы живёте в съёмной квартире, которую, по удивлению, из всех владельцев сдал всего один человек? При этом осознавая, кто Вы есть (революционер), может, в этом есть определённый замысел?»

Они (авторы или автор анонимки) рассчитывают пробудить в нем подозрительность к хозяину квартиры – смиреннейшему Сергею Аркадьевичу. При этом он или они (автор, авторы) исходят из ошибочных данных. Из всех владельцев было как раз, кажется, двое не согласившихся сдать ему квартиру, сам он забраковал за три дня шесть, кажется, не подходивших ему квартир. А Сергей Аркадьевич даже не присутствовал при сдаче своей квартиры, приехали от него девушка и парень, муж и жена. Врут анонимщики, понимаете, основывают на своей лжи шаткие предположения. Пусть он и революционер, но к нему всё лучше относится обыватель. А паранойей Председатель не страдает, скорее разумно относится к действительности. Он даже не упомянет Сергею Аркадьевичу о пошлой анонимке.

«Полюбопытствую, удалось разобраться с угрозой, которую Вам передал Саша А.? Отмечу, что Санёк ещё тот болтун, за кусок дамской промежности и стопарь коньяка готов „продать“ не только секреты партии, но и мать родную».

Об угрозе его информировал вовсе не Саша А., но Сергей А. То есть – слышали звон, но не оттуда вы его определили.

Сергей А. прислал ему в середине февраля по e-mail следующее сообщение:

«Приветствую! Вчера ночью прислали сообщение… наш общий старый-старый знакомый. Он трётся где-то возле верхов сейчас. А-ля Павловский. Не думаю, чтобы он был Вашим симпатизантом все эти годы, но, может, сейчас что-то изменилось…

Он сам инициативно написал. Дал понять, что есть угроза для Вас. Я попробовал уточнить детали, но безуспешно. Конкретики вообще никакой. Не хочет или не знает.

Единственное, скорее серьёзная угроза, чем наоборот. Имейте в виду.

«.

Саша же А. скорее похож на «бурша» – немецкого студента, гуляку и бабника последние годы, поскольку, вероятнее всего, так он переживает разрыв с женой. Секреты Партии, насколько нам известно, Саша А. не продавал, если бы знали, наказали бы исключением.

Желание напугать его обилием информации о нём дало обратный результат. Смешны вы, авторы анонимки, путающие С. А. с А. А. и пытающиеся играть на родительских чувствах Председателя, каковых чувств у него нет.

К тому же он a priori предполагает, что находится под непрестанным наблюдением спецслужб, живёт таким образом уже два десятилетия, привык, и не особо ухом ведёт, когда наблюдение за ним становится видимым.

«Не могу понять, в преклонных годах человеку для чего сдалась эта власть? Вы не успеете насладиться её плодами. Особенно жаль осознавать, что после Вашего ухода с поста Председателя Исполкома вашей независимой политической партии – все члены Исполкома будут сратъся, перегрызут друг другу глотки».

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное