Лилу Деймон.

Ниачом и абафсём. Сказки без названия



скачать книгу бесплатно

– Не пойму, отчего вам не живется? – пожал плечами Принц. – Смотрите! – он схватил Принцессу за руку и дернул к окну. – Смотрите! Это все ваше! Ваше! Понимаете?! Что еще нужно?!

– Предел, – вздохнула фрейлина и упала в обморок.

– А она настоящая принцесса, – заметила Принцесса. – В обмороки валится, как по учебнику. Хотите, я ей корону отдам?

– Простолюдинке? – вскинул брови Принц. – С ума не сходите. Уважайте мой статус, пожалуйста. Хотя, свой вы потеряли, увы. Я прощаю, если что. Дверь приоткрытой оставлю.

Он вышел вон, унося на плече сомлевшее фрейлиново тело.

– Дракооооон! – беззвучно завыла Принцесса. – Где ты?!


– Мы не можем, боимся, – пищали недовылупившиеся яйца, – принеси поесть, а? Ты же нас любишь, правда?

– Ребят, – ответил Дракон, – вы уж определитесь. Или вылупляйтесь, или залупляйтесь обратно.

– Кошмар! – заверещали яйца. – Он не любит нас, он ставит нас перед выбором, а оно нам надо?! Нам оно вредно, мы маленькие, беспомощные и вообще! Дай ему волю, омлет справит из наших недовылупившихся телес. Нам нужно время.

– Сколько?

– Вечность, милый, – ухмыльнулись яйца. – Поесть не забудь принести. Пшол! Вернее, мы любим тебя!


– Ваше Высочество, – дворцовый стражник умоляюще заглядывал в глаза Принцессе, – ну куда же вы? Среди ночи, да в леса. Темно, волки, мало ли какие опасности? Разбойники, к примеру, житья нет от них совсем. Пожалуйста, одумайтесь.

Принцесса одарила его тяжелым, словно могильная плита, взглядом.

– Эй, товарищ, проходи, эй, пока не получил, – мрачно проговорила она.

– Ваше Высочество, – шептал, упадая на колени стражник, – не погубите. Меня супруг ваш дражайший на кол посадит, колесует, четвертует, к позорному столбу прикует, а у меня жена, детишки. Не велено отпускать. Проявите сострадание.

– После кола тебе уже все равно будет, – сурово сказала Принцесса, вытаскивая из-за пояса кинжал. – Присягу давал? Что на войне убивают, в курсе?

– Так ведь, – проблеял стражник, – не война.

– Это кому как, – ответила Принцесса. – Жить хочешь? Вот и подумай.

Стражнику понадобилось немного времени, чтобы принять решение. Он позволил Принцессе уйти. А сам бросил пост, ворчливую жену и ушел к разбойникам, с которыми его давно связывали прочные торгово-денежные отношения. Про детишек наврал, кстати.


Дракон возвращался в гнездо, исполненный невеселых дум о родительском долге. В когтях его болталась корова, оглашая окрестности тоскливым мычанием.

– Я плохой отец, – бормотал Дракон в такт унылым взмахам крыльев.

Вдали показалось гнездо. От неожиданности он чуть не уронил корову.

В гнезде резвились толстые гусеницеобразные создания. На спине у них болтались крылышки, бледные, пупырчатые, как у охлажденных бройлеров. Создания так громко и радостно верещали, что Дракон без труда услышал про «без лоха и жизнь плоха».

От драконьего рыка вздрогнули звезды. Странные существа стремительно уменьшились в размерах и забрались в свои скорлупы.

Дракон уложил потерявшую сознание корову на землю и с недоброй улыбкой взглянул на дрожащие в гнезде яйца.

– Драконья пиявка, – вкрадчиво шепнул он, – как я сразу не догадался.

– Тебе показалось, – пискнули яйца, – устал, вот и мерещится.

Кушать очень хочется, кстати.

– Молчать! – рявкнул Дракон, листая энциклопедию. – Тут все доходчиво написано, даже нарисовано. Драконья пиявка, класс сосущие, отряд паразиты. Обычно маскируется, выдавая себя за драконье яйцо. Живут колониями, высасывают у Драконов всю любовь к жизни и приключениям. Уничтожению не поддаются.

Дракон захлопнул книгу.

– Знание – сила, все таки.

– Сволочь неблагодарная, – обиделись яйца и заплакали жалобно.

– Прощевайте, – сухо кивнул им Дракон, взмывая в ночное небо.

Вслед ему неслись стоны и слезливые проклятья, но он их не слышал. Он летел на Зов.


– Я тебе другого Принца найду, – шептал Дракон Принцессе. – Ты не расстраивайся только. Подумаешь, с этим не получилось, мало ли их еще землю топчет, Принцев. Построю башню, замок, будешь В Ожидании Принца На Белом Коне, как раньше, только лучше.

– Ты со своими яйцами отупел вконец, – вздохнула Принцесса. – Не хочу я принцев, да и не хотела никогда по-настоящему. Я по-другому хочу.

– Это как же?

– С тобой летать, миры увидеть, какие ты видишь, – Принцесса нежно погладила Дракона, но не сдержалась и уколола. – Если яйца тебя отпустят.

– Не смешно, – фыркнул Дракон. – Ошибся, бывает. Кто бы вообще говорил.

Принцесса курила на Луну и улыбалась счастливым мыслям.

– Ладно, – сказал Дракон, – полетели. Только слушаться. Миры штука опасная.

– Без проблем, – откликнулась Принцесса, выкидывая недокуренный джойнт.


3

Дракон беспокойно ворочался во сне, ругался и тревожился.

– Это невозможно, – Принцесса щелкнула его по носу, – просыпайся, зверь.

– Что? – Дракон открыл глаза и хмуро взглянул на Принцессу.

– Сны у тебя. Опять.

Дракон по-стариковски закряхтел, пытаясь свернуться в клубок.

– Не нравишься ты мне последнее время, – задумчиво погладила драконью голову Принцесса. – Помирать, что ли, собрался?

– Не дождетесь, – буркнул Дракон. – Тут просто… как бы это сказать… дело есть одно. Незаконченное.

– Тогда заканчивай, иначе совсем захиреешь, – посоветовала Принцесса.

– Придется, – вздохнул Дракон.

Он какое-то время собирался с мыслями, бормоча что-то себе под нос, потом потянулся, стряхнул остатки сна и спросил:

– Полетишь со мной?

– Конечно, – улыбнулась Принцесса, – интересно же.


– Дракон! Спасайтесь!

Принц вскочил с кровати и принялся торопливо одеваться.

– Вот оно! – лихорадочно шептал он. – Свершилось.

Принц схватил со стены меч и ринулся на улицу. В дверях он налетел на испуганную жену, которая немедленно заголосила:

– Да на кого ж ты нас оставляешь?! Разметает твое тело белое чудище поганое по лесам и болотам!

– Уймитесь, женщина! – приосанился Принц, хотя голос его предательски дрожал от страха. – Я этого гада десять лет дожидаюсь.


– Тут, значит, дело и было, – рассказывал Дракон Принцессе.

Они сидели на небольшом холме, у подножия которого метались испуганные огни еще недавно мирно спящей деревни.

– С бодуна я был, спал, как убитый, – Дракон поморщился, вспоминая. – День рождения знакомого диктатора праздновали, ну того, помнишь, погреба у него еще знатные.

Принцесса кивнула.

– С размахом отмечали, – продолжал Дракон. – Диктаторы, как никто, умеют удивить. Экзотика, бабы…

– Не отвлекайся, – перебила Принцесса. – Знаю я этих баб.

– Я тоже, – подмигнул Дракон. – Короче, сплю, никому не мешаю, а тут он. Принц мелкопоместный. Копьем мне в бок тычет и в ухо орет. На бой вызывает. А отказаться нельзя, кодекс не позволяет. Я глаза продрал, дыхнул на него, чтобы охолонился немного, и объясняю, не в лучшей я форме сейчас, обождать надо, иначе подвиг не будет иметь исторической ценности.

– Уболтал, – ухмыльнулась Принцесса.

– Конечно, – согласился Дракон. – Ты знаешь, я не любитель этого всего. Да и принцы на вкус не деликатес совсем. Коктейль из говна и пафоса. Вобщем, пообещал он подождать, пока снова в силу не войду. Я улетел. Думал, он забудет.

– Фигушки! – Принц подкрался незаметно. – Мне подвиг по статусу полагается. Так что выходи на бой, чудовище!

– Видишь, какой пиздец? – пожаловался Дракон. – Потому и сплю плохо. Повадился он ко мне во сне являться, всю плешь проел со своим подвигом, вынь ему да положь!

– Да уж, положение, – Принцесса скрутила джойнт.

– Миленькая! – из-за спины Принца вынырнула заплаканная жена и повалилась в ноги Принцессе. – Скажите чудищу вашему, пусть не убивает малохольного моего. Что я делать буду? Какой-никакой, а муж он мне, и детки сиротками… ыыыыыыы…

– Да какой я тебе муж?! – возмутился Принц. – Нет, ну вы видали?! Я тебе сразу, простолюдинке, сказал, рассчитывать тут не на что, проездом я, в ожидании подвига. Говорил?

– Говорил, – всхлипнула жена.

– А ну цыц! – рявкнула Принцесса. – Значит так, Дракон принадлежит мне. Как транспортное средство. Могу права показать. И его долги теперь мои. На бой, говоришь? За мной право выбора оружия.

– Но в историческом масштабе, – возмутился Принц, – это не будет приравнено к подвигу. Подумаешь, бабе морду набил. Любой крестьянин по вечерам так развлекается.

– Позвольте мне, – попытался вмешаться Дракон.

Но Принцесса придавила ему хвост каблуком и не позволила.

– Зачем морду? – она одарила Принца ласковым, как нож, взглядом. – Будем играть в «перепей товарища», или в историческом масштабе будет считаться, что ты просто-напросто зассал.

– Ладно, – проворчал Принц.

– Бочку волоките, – приказала Принцесса, – самого крепкого. В бой, так в бой.

– Не нравится мне это, – шепнул Дракон на ухо Принцессе.

– Тебе тоже права показать? – огрызнулась та.

Принц с женой уже катили бочку.


– Недолго музыка играла, – заметила Принцесса, – распробовать толком не успели, а он…

На руках жены уныло висел вдрызг пьяный Принц. Ожидание подвига настолько утомило его, что он сломался, едва пригубив.

– Долги уплачены, дела доделаны, – весело пропел Дракон. – Не возражаете, если мы бочечку с собой заберем?

Жена радостно закивала.

– Удачи, – похлопала ее на прощанье по плечу Принцесса. – Протрезвеет, скажите, победил.

– Зачем? – удивился Дракон.

– Чтобы в историческом масштабе, – устало пояснила Принцесса.

В небе тлели звезды, а в траве недокуренный джойнт.


4

– Что интересного пишут? – поинтересовался Дракон.

– Угу, – кивнула Принцесса.

– Интернет поимел тебя, – вздохнул Дракон, заглядывая Принцессе через плечо. – Белоснежка отравила очередную мачеху, Спящая Красавица представляет новую диету «Худеем во сне все вместе», Голубого Дракона ослепили насмерть стразы гламурного Принца, менестрель Рыло дает двести восемнадцатую прощальную гастроль. Все как обычно, ничего нового. Может быть, в погреба?

– Угу, – опять кивнула Принцесса.

– Придется принимать меры, – проворчал Дракон и нечаянно перерубил когтем провод.

– Только мы с Упырем собрались слегка потроллить Золушку! – возмутилась Принцесса. – Тебе скучно, зверь?

– Что за Упырь? – насторожился Дракон.

– Откуда я знаю? – Принцесса потянулась. – Ты прав, реальный мир заждался. Погреба, говоришь?

– Тебе с ним интересно? – не отставал Дракон.

– Интересно, но с тобой лучше. Тем более в погребах.


Многие ученые люди до сих пор спорят. Одни говорят, мир большой, а интернет еще больше, значит, интернет вполне может быть приравнен к миру, другие утверждают, что интернет лишь вредный паразит на теле большого мира, он опасен и приравнен может быть лишь к неизлечимой болезни. Бывалые люди цинично поднимают бровь, это интернет, детка, здесь могут нахуй послать, делай деньги, возможности твои безграничны.


– Злобный Мудак и Леон знали друг друга всю жизнь, – Дракон вышиб дно бочки опрокинул содержимое в пасть. – Они были очень разные. Как порядок и хаос.

– Чувствую, кто-то мне сейчас расскажет очень поучительную и не менее грустную историю про интернет, – Принцесса скрутила джойнт и приготовилась слушать.

– В качестве компенсации за перерубленный провод и Упыря, – подмигнул Дракон. – Надо же мне тебя как-то развлечь.


Интернет знаком всем. Кто-то ищет в нем информацию, кто-то заработок. Люди общаются, творят, вытворяют, любят, ненавидят, страдают, завидуют, обижаются, радуются, смеются, плачут. Заводят домашних животных, фермы и семьи. Покоряют другие планеты и сражаются на войне.

У них есть ник и юзерпик. Кому—то они просто маски, а кому-то…


– Леон каждое утро ходил на работу. Он много работал. У него были цели, внушительные и далекие, словно горные вершины, и он всеми силами старался их покорить. У Злобного Мудака тоже была цель. Он хотел украсить граффити самое большое здание города. Только тему еще не придумал. Рациональный Леон шутил, что никогда не придумает.

Дракон вышиб дно очередной бочке.

– Злобный Мудак альтер-эго Леона, – выдохнула сладкий дым в потолок Принцесса. – В каждом из нас живет порядок и хаос. Рациональный Леон пытался оградить их друг от друга. Поэтому Злобный Мудак жил в интернете. Правильно?

– Вобщем, да, – согласился Дракон. – Они очень гармонично существовали, каждый на своей территории. Все было идеально.

– Но… – прищурилась Принцесса, – всегда есть НО.

– Злобный Мудак встретил Шип без Розочки.


В интернете много одиноких альтер-эго. Кого-то выкинули, кто-то ушел сам. А некоторым удается жить в обоих мирах.


– Ого, – Принцесса осушила бокал, – любовная история. Шип без Розочки, конечно, была особенная. Злобный Мудак никогда таких не встречал, а Леон тем более.

– Именно, – Дракон потянулся за очередной бочкой. – Ведь там, за компьютером сидела Вэл. Им с Шипом без Розочки каким-то образом удавалось быть одним целым.

– Таааак… – протянула Принцесса, – старый ты плагиатор! Придумал это под влиянием «Бойцовского клуба». Очень мило. Дай-ка, я расскажу, что случилось дальше.

– Очень кстати, – кивнул Дракон, – я пока приговорю пару бочек.

– Злобный Мудак полюбил Шип без Розочки, и, что еще хуже, он полюбил Вэл. По-другому и быть не могло. Они решили создать свой мир. Только в планы Леона это не входило. Он захотел убить Злобного Мудака, но не смог. Вместо этого он убил Шип без Розочки. Перерубил нечаянно провод, запер Злобного Мудака в клетку, где не было ни ровных поверхности, ни баллончиков с краской.

– Между прочим, – ухмыльнулся Дракон, – тема раздвоения личности была актуальна всегда. Кстати, Леону было очень тяжело таскать внутри себя клетку с собственным альтер-эго. Не завидую.

– За все надо платить, – пожала плечами Принцесса. – Убить чужой мир в момент его зарождения, беззащитный и доверчивый, чтобы нагнуть свое альтер-эго… Жестоко.


Можно до бесконечности спорить, что считать миром, а можно просто принять и жить. Во многих. Когда-нибудь клетку, в которой сидит Злобный Мудак, сожрет ржавчина, и она осыпется. Он станет свободным и захочет поговорить с Леоном. Они возьмут баллончики с краской и распишут город. Для Вэл и Шипа без Розочки.


Дракон перечитал «Бойцовский клуб» и еще раза три пересмотрел. Потом залез в интернет и как следует оттролил Золушку.


5

– Письмо от Его Высочества, – Дракон помахал листком пергамента.

– Знаю, – поморщилась Принцесса. – Он так обильно душит бумагу, словно хочет удушить насмерть. Ощущение, будто у нас в гостях бордель «Четыре суки» в полном составе и с клиентурой.

– Бордель не в пример приятней писем Его Высочества, – заметил Дракон.

– Один хуй, – Принцесса скрутила джойнт. – Там и там в итоге просят денег.

– Положение мое сложнее некуда, – прочитал Дракон, – хоть в петлю. Это такие люди, что карточных долгов не прощают. Замок ваш родовой с молотка пойдет, папеньку с маменькой по миру пустят, конюшни поразоряют, фрейлин в посудомойки определят, а они барышни нежные, воспитанию обучены… отвлекся… пардон муа… Короче, нужно денег. Срочно. Целую.

– Вот мудак! – хмыкнула Принцесса. – Маменька с папенькой уже два года по миру ходят. Не по этому, правда. А замок мне никогда не нравился, впрочем, как и Его Высочество.

– Да хрен с ним, – махнул лапой Дракон. – Давай я ему мешок золота свезу по-быстрому, а? Замучает ведь голубей гонять с письменами. От нас не убудет.

Дракон показал на кучу золота в углу пещеры.

– Нет, – усмехнулась Принцесса. – Золото портит. Пусть лежит себе. Или ты забыл благотворительную акцию в отношении «Четырех сук»?

– Не забыл, – проворчал Дракон. – На это бабло каждая могла зажить своим домом, а они взяли и флигель пристроили. С банькой.

– Вот и я о том же, – Принцесса затянулась, выдохнула, отчего по пещере поплыли сизые кольца дыма. – Они уверены, что теперь все по-другому. Его Высочеству напиши, денег нет. На скачках проебали. Сами все в долгах. И вообще… Больны неизлечимой заразной болезнью.

– Давно хотел тебя спросить, – смущаясь, начал Дракон. – В каждой пещере, где мы живем, валяется в углу куча золота а у тебя ни разу не было стремления потратить ее. Ты жадная? Ладно я, у Драконов веками положено золото собирать и прятать. А у тебя что?

– У меня? – засмеялась Принцесса. – У меня ничего. Я рисую карты, запутанные, стилизованные под пиратские. Для каждой пещеры с золотом. Раскидываю их повсюду, для любителей поискать клад.

– Зачем? – удивился Дракон.

– Надо же деньги куда-то девать, – Принцесса нежно погладила Дракона по шипастой голове. – Может, в погреба? Диктатор будет рад.

– Хорошая мысль, – одобрил Дракон.


Фрейлины плакали. Они не хотели в судомойки.


Пожилому скотнику ветер швырнул в лицо целых три пиратских карты с сокровищами.

– Вовремя, – оценил скотник.

Он третий раз за день страдал желудочным расстройством.


6

– Тихо, – Дракон на цыпочках прокрался в пещеру. – Забросайся златом и сиди спокойно.

– С головой и насмерть, – буркнула сонная Принцесса.

– Она хорошая, – шепнул Дракон бедно одетой скромной девушке с небесной синью в глазах, – просто злая по утрам.

– Это потому, – наставительно подняла палец девушка, – что ее Принц не целует. Представь, каково ей твою морду спросонок наблюдать?

– Мне его морда родная, – приоткрыла глаза Принцесса, – в отличие от твоей. Чего надо?

– Подобрал на дороге, – смутился Дракон. – Несчастная она.

– Обогреть, напоить и нахуй, – отрезала Принцесса.

– С последним пунктом неувязочка, – вздохнул Дракон. – Она не простая скотница, а Замарашка.

– Вижу, – Принцесса потянулась, зевнула и скрутила джойнт. – Нам она зачем?

– По делу я, – засуетилась Замарашка. – Важному очень. Дракон ваш мачехе моей приглянулся. Вернее, шкура его. В основном та, что с хвоста. Скорняжное производство открыть желает. Послала меня на отруб хвостовой части. Говорит, без нее не возвращайся, иначе на бал ходу нет. А там красиво и принц…

Девушка закатила глаза.

– Хвост?! – осклабился Дракон. – Да ерунда! Новый отрастет.

– Спокойно, – остановила его порыв Принцесса. – На бал и без хвостов попадают. В сундуке пошарь, там платья на все случаи жизни. Пошла!

Замарашка радостно углубилась в нарядный сундук.

– Я же говорил, добрая, – лелеял спасенную хвостовую часть Дракон.

– Карету с конями пусть сама, – ухмыльнулась Принцесса. – С такими нарядами автостопом ездить одно удовольствие.


Грянул бал.


7

– Ну когда же? Когда? – Принцесса нетерпеливо меряла шагами пещеру.

– Через три часа двенадцать минут двадцать восемь секунд, – ответил Дракон.

– Ненавижу ждать! – застонала Принцесса.

– Неоправданный ажиотаж, – зевнул Дракон, сворачиваясь поудобней в углу пещеры. – Что такого притягательного в престарелой рок-группе «Три упыря»?

– Тебе не понять, – фыркнула Принцесса. – Это ностальгия. Их плакатами был увешан весь дворцовый сортир. Мне было пятнадцать, обожала солиста, мечтала, что когда-нибудь он оставит автограф в моем декольте.

– Ожидание иногда приносит больше удовольствия, чем ожидаемое, – заметил Дракон. – Я рассказывал тебе о Русалке и Рыбаке?

– Не припоминаю, – скрутила джойнт Принцесса. – Расскажи, это меня отвлечет.

– Один Рыбак, возжелав острых ощущений, соблазнил юную Русалку. В порыве страсти обещал жениться и пропал, – Дракон чиркнул когтем о камень, высекая огонь. – Долгие годы Русалка ждала, когда он появится. Выбрасывалась на берег, озадачивая экологов, пела похабные песни, направляя беззащитные корабли на рифы, смущала пловцов голой грудью и много чего другого. А он все не приходил. На смену любви явилась ненависть, следом презрение, за ним равнодушие и убеленный сединами карась с финансовыми гарантиями.

– Неплохие перспективы, – заметила Принцесса.

– Русалка тоже так думала, – кивнул Дракон, – и совсем перестала ждать. Тогда-то он и появился. С букетом экзотических водорослей, коньяком трехсотлетней выдержки и сладкими речами.

– Думаю, коньяк сыграл решающую роль.

– Не последнюю. Возомнив, что Рыбак теперь полностью в ее власти, ползает у хвостового плавника и извиняется, Русалка решила утопить его в море. Предварительно воплотив в жизнь сексуальные фантазии, коих за долгие годы накопилось изрядно. Но ее ожидания не оправдались.

– Не вышло с фантазиями? – спросила Принцесса.

– Видишь ли, Рыбак тоже думал, что у каждой истории должен быть конец, и с фантазией у него было все в порядке. Он их удовлетворил, а после сварил уху.

– Каков подлец! – возмутилась Принцесса.

– Просто у него не ладилось с работой. А семью кормить нужно.

– Надеюсь, коньяк трехсотлетней выдержки стоил этого, – Принцесса затушила джойнт и легонько дернула Дракона за ус. – Кстати, я говорила, что «Упыри» дают прощальную гастроль в погребах у Диктатора?

– Ненавижу ждать! – рявкнул Дракон.

– Иногда ожидание… – елейным голосом пропела Принцесса.

– Не тот случай, – перебил Дракон, готовясь к взлету. – Погреба всегда оправдывают любые ожидания.


8

– Кузина Эмма отрастила еще одну грудь, – сообщила Принцесса, разбирая почту.

– Зачем? – в углу пещеры Дракон рассеянно копался в золоте.

– Замуж хочет, – пояснила Принцесса. – А в тех кругах, где она вращается культ сисек. Чем их больше, тем выше рейтинг на ярмарке невест.

– В прошлом году, если мне не изменяет память, в моде был мозг, – Дракон подбросил в воздух горсть монет.

– Не заладилось у них с мозгом, – хмыкнула Принцесса, изучая счета. – Они его пробовали увеличивать, в результате многие погибли, задавленные собственными головами.

– Мода так переменчива, – заметил Дракон, – лишь золото и стремление замуж вечны. Пару столетий назад я забрел в ночной клуб «Только для Принцев».

– Возжелал экзотической пищи?

– Принцы на вкус гаже фастфуда, – поморщился Дракон. – Тянуло купаться в сливках высшего общества. Вдобавок, у меня безупречные манеры.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7