Лилия Подгайская.

Сразу и навсегда (сборник)



скачать книгу бесплатно


Никакая часть данного издания не может быть скопирована или воспроизведена в любой форме без письменного разрешения издательства


© Коваленко В.В., 2018

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2018

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2018

* * *

Колдовские чары лесного озера

1

Светловолосый мужчина средних лет задумчиво смотрел в большой широкий бокал, согревавшийся в его ладонях. На дне бокала плескалась янтарная жидкость, издававшая знакомый приятный аромат. Но пить сегодня почти и не хотелось. Тянуло просто подумать, и надо признать, было о чем. Поэтому он не ушел домой, а остался в своем кабинете, отключив все телефоны и сделав вид, что страшно занят каким-то неотложным делом. Секретарь, прежде чем уйти, приготовила ему чай. Ходила чуть ли не на цыпочках, чтобы, упаси Боже, не нарушить ход мыслей шефа, и кого-то там увещевала в приемной, что пообщаться сегодня с руководителем холдинга нет ни малейшей возможности – Вадим Алексеевич очень занят.

Он усмехнулся, довольный, похвалил сам себя: все же он большая умница, что не последовал примеру многих приятелей и не взял на работу какую-нибудь финтифлюшку, услаждающую взгляд своими формами и юбочками, которых почти не видно, но не умеющую создать обстановку для продуктивной деятельности и полета творческой мысли. То ли дело Евгения Илларионовна! Классический секретарь. В меру строга к посетителям, в меру любезна с шефом, всегда аккуратна, подтянута, а главное, заботлива. Как она чувствует его желания там, за стеной? Это оставалось для него загадкой, но радовало результатами.

Сейчас дверь приемной закрылась за ней, и Вадим знал, что его больше никто не побеспокоит. Он позволил себе вальяжно развалиться в кресле, задрав на стол ноги в безупречных испанских кожаных туфлях. Недопустимая поза, конечно, но думается так почему-то лучше. «Так что же это на вас накатило, любезный?» – спросил он себя и углубился в собственные мысли в поисках ответа.

Ну конечно же, это ситуация с Алисой. Милая девушка, старательно изображающая любящую подругу, желательно в перспективе жену, начала уже всерьез утомлять его. Разница в возрасте между ними была лет пятнадцать, если не больше. Да, с прискорбием приходится признавать, что сорокалетие подступает неотвратимо. Принято считать, что у мужчин в этом возрасте случается какой-то специфический кризис и они начинают довольно резво шалить. Ему шалить не хотелось совершенно. Это осталось позади, когда он был еще диким необъезженным мустангом. Сейчас он вполне воспитанный и управляемый конь, гордо несущий породистую голову. Мчаться галопом по зеленой травке просто потому, что проглянуло солнышко, уже не тянет. Почему-то в последнее время его, наоборот, тянет к тишине и отчаянно хочется ласковых понимающих глаз и теплой руки на рукаве пиджака.

Но разве такое возможно рядом с Алисой? Она, разрази ее гром, прикладывает все усилия к тому, чтобы вновь превратить его в игривого, совершенно дикого и резвого скакуна.

Она, видите ли, любит бурный секс. А что любит он, ее, кажется, не занимает вовсе. Спешит выжать из него все, что можно, пока он не свалился с инфарктом? Говорят, людей его уровня на подступах к сорокалетию эта напасть косит направо и налево. Особенно неженатых. Ну, и что теперь прикажете делать, если жены нет? Он сердито нахмурился. Ну, была жена, да сбежала. Не выдержала его слишком напряженного темпа в работе и карьере. Потом было некогда. А теперь где же ее взять? Да и поздно, наверное.

Стремясь быть честным с любовницей, он широко открыл ей свой кошелек. Она удовлетворенно мурлыкала, но ограничиваться этим, по-видимому, не собиралась. Ей нужен был от него весь комплект удовольствий, какие только может получить женщина от мужчины. …Вадим фыркнул сердито, но и с ноткой юмора – почему не посмеяться над собой, если заслужил? Пару недель назад эта красотка принесла диск, который предложила посмотреть перед сном. Ба! Камасутра! Давно не виделись! Только раньше она была в печатном виде, с картинками. Теперь в виде учебного фильма с живыми людьми. Да, прогресс наступает на человечество неотвратимо. Вадим чуть не рассмеялся вслух, когда эта девочка стала старательно повторять действия, показанные на экране, – ну прямо прилежная ученица в зале фитнеса, желающая стать неотразимой красавицей. Поначалу он, правда, вдохновился – ожили воспоминания молодости, скорее всего. Девчушка была безгранично горда и чрезвычайно довольна собой. Она, видимо, полагала, что этот замшелый пень и знать не знает ничего эдакого и она открывает перед ним широкий и многогранный мир секса. «А любовь найти ты не пыталась, девочка? – спросил он ее мысленно, прикрыв глаза. – Тебе же лучше будет. А мне, поверь, это глубоко пофиг, как вы выражаетесь». Да, пора сворачивать отношения с этой нежной ланью. Вадим не просто предчувствовал, он был уверен, что еще неделя-другая, и она притащит ему виагру. Только этого не хватало! Нет, с этим нужно заканчивать, и поскорее.

Приняв решение, мужчина слегка приободрился.

Но это не снимало непонятного беспокойства, накрывшего его в последнее время. Видимых причин не было. На работе все как всегда, никаких катаклизмов. Конкуренты вежливо, но твердо придавлены, партнеры под неусыпным контролем. А как же! Правильно говорят умные люди, что дружба дружбой, а табачок, в нашем случае деньги, врозь. Только зазеваешься, и – ап! – откусили кусочек, да еще желательно большой и вкусный. Нет уж! Тут он идет давно проверенным путем и хорошо знает дорогу. Беспокоит что-то другое. Что?

Вадим не считал себя специалистом в области психоанализа, но прислушаться-то к себе мог. И теперь он закрыл глаза, расслабился… И увидел над головой качающиеся ветви березы, голубое-голубое летнее небо, и услышал плеск ручейка где-то рядом. «Вот оно что, – прояснилось в голове, – отдохнуть тебе, братец, требуется. И не где-нибудь в заморских краях, а на родных просторах. Так это мы запросто». Вадим обрадовался такому простому ответу и принялся рассматривать его с разных сторон. При этом ощутил, что непонятное томление покинуло его и появилось желание активных действий. Это хорошо, просто замечательно. Что же такое недавно говорил ему Леонид Николаевич, директор крупного предприятия? Он, помнится, любит именно такой отдых: один на природе. Чтобы никого рядом, тишина и рыбалка.

После мучительных раздумий не выдержал и, включив отдыхавший мобильник, позвонил приятелю. На непринятые вызовы постарался не обращать внимания – и так догадывался, что это Алиса обрывает телефон и, скорее всего, ждет его под дверью. Ключей от квартиры ему хватило ума барышне не давать. Что ж, он хорошо отсидится здесь, в кабинете, коньяка хватит, и, кажется, внимательная Евгения Илларионовна оставила там, рядом с чаем, пару бутербродов. Живем! А Алиса пусть дожидается под закрытой дверью. Не станет же она сидеть до утра. Завтра она наверняка устроит сцену, но он как-нибудь это переживет. Сегодня же ни видеть ее, ни исполнять сексуальные танцы под аккомпанемент Камасутры он просто не в состоянии.

Леонид Николаевич понял его с первого слова и разлился соловьем.

– Какое место! Какое сказочное место! – повторял он с придыханием. – Ты представить себе не можешь, Вадим Алексеевич. На много километров вокруг – никого. Лес, тишина, ручей возле дома, чуть дальше озеро. Хочешь – купайся, хочешь – рыбу лови. Птички поют, белки бегают прямо во дворе. Не поверишь. Это просто рай на земле!

Вадим понял, что лишил приятеля покоя своим вопросом. Тот не мог прийти в себя от нахлынувших приятных воспоминаний.

– Ты на землю-то вернись, Леонид Николаевич, – попросил он, – и поведай мне поскорей, где такое чудо чудное отыскать можно. Я прямо весь дрожу от нетерпения.

Приятель весело рассмеялся и рассказал. Оказалось, что в одном лесничестве, в заповеднике, он имеет хорошее знакомство. Лесник принимает к себе на постой одиноких мужчин, но только со строгим отбором и по надежной рекомендации. Не любит он ни шума, ни пьянок в своем доме. А жена его готовит в печи так, что пальчики оближешь.

Вадим уже готов был нестись на всех парах в это райское место, но сначала следовало договориться с лесником, сославшись на постоянного отдыхающего, подготовиться самому, да и здесь, на месте, надрать уши заранее всем, кому следует, чтобы трудового энтузиазма хватило до его возвращения. Ну и с Алисой разобраться. Он поморщился и принялся за коньяк, теперь уже всерьез.

Через неделю все было готово. Собран рюкзак – не современный чемодан на колесиках, а именно рюкзак, чтобы лучше прочувствовать всю глубину перемен в организации отдыха. Вещи туда сложены самые простые, но практичные и удобные. Не забыт спиннинг и другие принадлежности для этой мужской забавы. Даже сапоги резиновые прихватил (современные, конечно, не те прежние, черные и бесформенные). Плащ-накидку сверху приторочил – у приятеля на антресоли обнаружилась эта полезная вещь: тесть его военным был, служил в давние времена. Как будто бы все. Лесник его уже дожидается.

Вадим отпустил машину возле шлагбаума – правила так правила, они для всех – и дальше двинулся пешком. Идти было недалеко, километра три, не больше. И сразу на него навалилась эта сказочная лесная тишина. Она в лесу особая. Там птичка пискнет, там кто-то мелкий прошуршит в траве, там ветерок пронесется в вершинах деревьев. И все. Никаких звуков технического происхождения, сопровождающих нашу повседневную жизнь. Никакой залихватской музыки, доносящейся из окон и проезжающих машин. Хорошо-то как! Он подтянул лямку рюкзака на плече и весело зашагал вперед. Охватило давно забытое радостное ощущение ничем не ограниченной свободы. К тому же он действительно освободился от тяготивших его отношений с девушкой и чувствовал себя при этом великолепно. Она, конечно, порыдала для порядка, попробовала разжалобить, но, поняв, что все это бесполезно, перевела разговор в экономическое русло. Умная девочка все-таки, ничего не скажешь. Он не стал скупиться, и Алиса, тяжело вздохнув, отпустила его на волю, так сказать.

Домик лесника и правда оказался похож на сказочную избушку в лесу. И ручеек, и белочки во дворе, и тишина, и птицы – все на месте. А озером он поинтересуется немного позднее. Пока надо с хозяевами познакомиться.

Егор Степанович оказался крепким и далеко не старым еще мужичком с окладистой бородой и пронзительно голубыми, все видящими глазами. Он приветливо поздоровался и тут же позвал свою супругу. Немолодая женщина в простом летнем платье и симпатичном клетчатом переднике, невысокая, в меру полная и уютная на вид, появилась из глубины дома и сразу же заулыбалась:

– Проходите, проходите, гость дорогой! Мы вас ждем. Я уж и комнату приготовила, и обед соорудила. Вы там, в городе своем, небось, и забыли о простой деревенской пище.

Вадим вынужден был признать, что да, забыл. Однако сразу вспомнил, когда учуял божественные запахи еды, приготовленной в настоящей печи. Куда до нее современным микроволновкам и прочим кухонным новинкам! У него дома их целый арсенал – чтобы приходящей помощнице удобнее было готовить ему еду и времени уходило меньше. Но здесь… Он быстренько сбросил с плеч рюкзак, вымыл руки под стареньким и кое-где побитым рукомойничком во дворе – прелесть какая! – и уселся за стол. Егор Степанович присоединился к нему, и они очень хорошо посидели, поглощая вкуснейшие блюда, приготовленные Матреной Евграфовной, и неспешно беседуя. Хозяйка сделала все, что считала нужным, и тоже присоединилась к ним. Отдых начинался замечательно. Потом Вадим поднялся в выделенную ему комнатку. Она оказалась наверху, под крышей, и была опрятной и уютной. Он выложил из рюкзака вещи, переоделся и отправился знакомиться с озером. Гулял долго. Под вечер вернулся удовлетворенный, слегка уставший от прогулки, воды и обилия свежего воздуха, поужинал и завалился спать. Первый день отдыха прошел «на ура».

Рано утром его разбудили петухи, горланившие на разные голоса. Их оказалось в хозяйстве всего трое, но шум они создавали такой, словно их здесь целый батальон. Мужчина весело рассмеялся и спустился вниз, к деревьям, ручью и прыгающим вокруг белкам. Приятный отдых покатил дальше. Три дня пролетели в великолепном ничегонеделании, наслаждении лесом и озером. Он вдоволь наплавался, даже рыбку половил, чем вызвал одобрительную улыбку хозяйки и молчаливый восторг кошки Муськи, которой тоже досталось кое-что от его улова. Успел подружиться с огромным и устрашающим с виду волкодавом Тимофеичем, на поверку оказавшимся удивительным добряком. В общем, Вадим пребывал на верху блаженства. И вдруг…

Было позднее субботнее утро. Дни недели и числа он еще помнил. А вот почему они вчера вечером так надрались вдвоем с Егором Степановичем, запамятовал напрочь. Он, конечно, привез с собой бутылочку неплохого коньяка (и не одну, следует признаться), но и хозяин поставил на стол что-то эдакое, не совсем понятное, но удивительно легко идущее. В общем, подниматься к себе наверх ему было потом ох как нелегко. И проснулся он куда позднее обычного. Хозяин – человек тренированный – уже ушел по своим лесниковским делам. Сердобольная Матрена Евграфовна предложила ему маленькую рюмочку вчерашнего зелья, и жизнь стала налаживаться. Потом он съел несколько вкуснющих блинчиков с малиновым вареньем, выпил чаю и совсем ожил. Он плескался возле кадки с водой во дворе, наслаждаясь каждой пригоршней прозрачной жидкости, попадавшей в лицо и на голую грудь. От полноты удовольствия он даже замурлыкал что-то. И вдруг инстинктивно насторожился, прислушиваясь. Что-то было не так. Оглянулся. Так и есть: возле калитки стоял старенький велосипед, а рядом с ним женщина. Совсем не старая и не похожа на местную. Но одета просто. А глаза – насмешливые, острые, напоминающие цветом глаза хозяина, с которым они вчера так хорошо резвились, только более колючие.

– О! Фемина! – несколько даже развязно произнес Вадим Алексеевич. – Откуда вы, прекрасное виденье?

– Оттуда, – она указала большим пальцем куда-то за спину, – и туда.

Указательный палец был направлен прямехонько на дом, ставший пристанищем для ищущего покоя и временного забвения усталого мужчины. А тут, нате вам, явление. И ничего ты с этим явлением не сделаешь, это сразу видно, потому что ведет оно себя слишком уж по-хозяйски. Его о таком приятель не предупреждал.

– А вы, надо думать, новый постоялец дяди Егора? – заметила она не слишком приветливо. – Он мне вчера что-то такое говорил. Я поздно приехала, когда вы уже вдоволь откушали самогоночки пополам с коньяком, судя по бутылкам, и удалились на покой.

Голос был неприветливый, и глаза, оглядывающие его голый торс, всегда вызывавший в женщинах искренний интерес, оставались холодными.

– А вы кто? – не удержался от вопроса мужчина, хотя уже и начинал смутно подозревать самое неприятное.

– Племянница вашего хозяина и вчерашнего собутыльника, – заявила она насмешливо. – Агата Витальевна меня зовут. И не раскрывайте глаза так широко. Моя мать была большой любительницей детективов.

– Вадим Алексеевич, – спохватившись, представился постоялец, при этом вытянулся во весь рост и слегка склонил голову, поклонился, значит.

В ответ необычная женщина сверкнула насмешливыми глазами и присела в самом что ни на есть настоящем реверансе, правда не слишком глубоком. Не принц ведь перед ней из правящего дома Виндзоров. И вытащив из велосипедного багажника большую сумку, прошествовала мимо него, ошарашенного, в дом, откуда сразу раздался голос Матрены Евграфовны:

– Ты уже видела нашего постояльца, Агаточка? Надеюсь, не успела надерзить ему?

– Видела, тетушка, – был ответ, – а если и надерзила, так самую малость.

Вадим ухмыльнулся и ушел в лес прямо так, как был, почти раздетый. Ему необходимо было час-другой поплавать в прохладной воде озера, чтобы прийти в себя после вчерашнего застолья и сегодняшнего шока. Кажется, прекрасно налаженная жизнь в тишине лесного хозяйства дала трещину.

Когда он вернулся во двор, первая, кого он увидел, была, конечно же, Агата Витальевна, или Агаточка.

– Вы не пугайтесь, – примирительно произнесла женщина из-за охапки белья, которое несла развешивать в конце двора, – я завтра вечером уеду, и никто не станет нарушать ваш покой. Но эти два дня придется меня потерпеть. Поскольку изменять себя только потому, что в доме моего дядюшки поселился большой босс, я не склонна.

Вадим хмыкнул и гордо прошел мимо – видали, мол, мы таких храбрых воробушков. Только и коты вокруг не дремлют. Правда, он сам превращаться в кота, охотящегося за малыми пташками, не собирался категорически. Он приехал сюда отдыхать и будет успешно это делать и дальше, черт побери все на свете. И никакие голубые насмешливые глаза ему не помешают. В этом он абсолютно уверен.

Дальше день потек относительно спокойно. А ближе к вечеру, когда солнечные лучи смягчились и приняли другой оттенок, а своенравная племянница ушла с корзиной в лес, хозяйка подошла к постояльцу, что-то старательно делающему у дальней калитки, выходящей на выпас.

– Вы не обижайтесь на Агаточку, Вадим Алексеевич, – тихо попросила женщина, – такая уж она есть, и никто ее теперь не переделает, видно.

Вадим галантно заверил хозяйку, что у него ничего дурного и в мыслях не было, однако она не обратила на его слова внимания.

– Что-то там такое случилось у нее на личном фронте, – продолжала она тихим голосом, – еще в молодости, и с тех пор она вот такая колючая. И ни одного мужчину к себе близко не подпускает. Я бы и не знала ничего, да мне подруга ее Маша рассказала, она приезжает с ней иногда сюда на денек-другой.

Матрена Евграфовна задумалась ненадолго, потом встрепенулась:

– А так в жизни у нее все хорошо. Работает в институте, не помню, как называется, химии там обучают. Она сама, умница, уже одну диссертацию – правильно говорю? – он кивнул, – закончила, теперь другую делает, еще более важную. И еще работает там на ответственной должности… «декан». Студенты ее любят, преподаватели уважают. Все хорошо, только вот в личной жизни… Она как стеной отгородилась и слышать ничего не желает.

– Это вам все Маша рассказала, Матрена Евграфовна?

– А то кто же? – вздохнула хозяйка. – Из этой упрямицы слова не вытянешь, если насчет личных дел спрашивать начнешь. Молчит, как партизан на допросе… А так она добрая и отзывчивая, – добавила женщина, немного подумав. – Любому в беде поможет, если это в ее силах. Вот недавно…

Но тут на опушке леса показалась сама героиня их беседы с тяжелой корзиной в руке, и Матрена Евграфовна устремилась ей навстречу. А Вадим так и не узнал, в чем проявляется доброта этой красивой, но удивительно колючей женщины.

Чуть позже хозяйка сообщила ему, что, как стемнеет, они шашлыки затеют. Мясо уж замариновано. Вот Егор Степанович из своего обхода вернется, и начнут.

– Может, помощь какая нужна? – любезно предложил постоялец.

– Да нет, спасибо, вы отдыхайте. Егор страсть как любит сам все это делать, никого не допускает даже рядом постоять. Говорит, шашлык – это вещь тонкая, ко всему особый подход нужен.

Вадим отдыхать не стал, а достал свой мобильный телефон и отдал некоторые распоряжения. Потом позвонил еще раз. Повозился опять немного у калитки, ведущей на выпас. А затем накинул рубаху в крупную клетку и отправился в сторону шлагбаума. Вернулся часа через полтора с двумя большими пакетами. Егор Степанович уже вовсю колдовал с шампурами, и в воздухе разливался божественный аромат жарящегося мяса. На простом деревянном столе под большой раскидистой яблоней красовалась нарезанная зелень и нежно пах свежеиспеченный хлеб. Постоялец пристроил свои пакеты рядом с деревом и пошел предлагать посильную помощь хозяину – уж носить-то шашлыки ему доверят. Егор Степанович заулыбался во весь рот, и они вдвоем понесли источающие жирный сок и сказочный аромат шампура, щедро заполненные кусочками мяса вперемежку с кольцами лука. Обещался пир – ни в сказке сказать, ни пером описать. Вадим извлек из своих пакетов бутылки.

– Вот это любезным дамам, – провозгласил он, ставя на стол две бутылки испанского красного вина, – а это нам, грешным.

На столе появились две бутылки отличной водки. Егор Степанович одобрительно ухмыльнулся.

– И прошу уважаемую публику не переживать, – добавил улыбающийся гость, – этим запасы сегодняшнего вечера не исчерпываются. Тем более что количество шампуров с готовым продуктом открывает большие возможности.

Мясо оказалось удивительно вкусным, зелени к нему больше чем достаточно, и бутылки на столе не стояли без дела. Лица у всех сидящих под яблоней порозовели, глаза заблестели. На свежем воздухе, да под такую знатную закуску спиртное веселило, но не сбивало с ног. Дамам испанское вино чрезвычайно понравилось – не зря ведь он водителя десять минут инструктировал, что и где брать, – Матрена Евграфовна раскраснелась вся и, кажется, даже помолодела. Еще чуть-чуть – и в пляс пустится. Агата сидела притихшая. Егор Степанович распалил небольшой костерок, когда совсем стемнело, и все стало очень похоже на далекие полузабытые вечера молодых лет.

Вадима потянуло на лирику. Он попросил разрешения взять гитару – видел ее как-то там, в горнице, – и, получив его, устроился в сторонке, под деревом. Покрутив колки и побренчав струнами, повел рукой, и легкая мелодия понеслась над лесом. А потом он запел. Голос у него был не слишком сильный, но очень приятный, бархатный.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5