Лидия Милеш.

Магическая Картография 1. Путь в Фаверхейм



скачать книгу бесплатно

Он еще раз бросил взгляд в сторону аллеи, и направился в замок. В такой холод стоять в одном нижнем белье на обдуваемой всеми ветрами галерее было себе дороже. Интересно только, как воровка смогла спуститься со стены. Да еще так быстро. Сегодня же он лично займется оставленными здесь устройствами и изучит каждую секунду ее побега. Но прежде необходимо понять, чем так ценна карта и на что она может указывать.

Натан довольно посмотрел на сжатый в руке свиток и невольно вспомнил их с отцом путешествия. Видимо, придется снова заняться давно забытыми делами.

Год спустя

Даже морской бриз не мог остудить разогретые лучами солнцакамни портового города Польвара.В воздухе явственно чувствовался запах соли и свежей рыбы. А всего в нескольких шагах от причала раскинулись длинные торговые ряды с утренним уловом.

К полудню ящики стали полупустыми. Поэтому торговцы подбирались ближе друг к другу, предлагая покупателям целый воз морских гадов по сниженной цене.

К слову, покупателей в этот день собралось особенно много. Возле утеса Хот кинул якорь трехмачтовый галеон под флагом Тевирийской империи. Золотисто-черный корпус корабля сверкал под лучами полуденного солнца, а его белые с голубизной паруса видели еще задолго до подхода к утесу.

Торговые галеоны империи редко появлялись у берегов Польвары. Пустыми они шли, огибая Хот с севера, а в Тевирию возвращались заполненными без остановок. Но в этот раз корабль не просто сменил свой обычный курс. Он бросил якорь, чем сразу привлек пристальное внимание всех горожан.

Развевающиеся на стеньгах флаги первыми увидели рыбаки, которые вышли собирать сети еще задолго до восхода солнца. Поэтомууже на рассвете все в крупнейшем портовом городе королевства гадали, что же случилось на том корабле.

А к полудню команда галеона скинула две гребные шлюпки, и восемь человек направились в сторону причала.

Рыбаки, торговцы и покупатели пытались разглядеть тевирийцев. Знать Польвары, именитые лорды и богатые бароны лениво вышли на балконы своих домов, чтобы увидеть гостей города. Даже мэр, так и не дождавшись донесения секретарей, распахнул ставни и впустил в прохладную комнату полуденный жар. Что же касается остальных горожан, то они вышли на стену, с интересом разглядывая две приближающиеся шлюпки.

В это же время на городской площади разыгрывалось другое представление. Там неприметный юноша лет двенадцати остановил руку возле кошелька богатого господина, забыв, увлеченный кораблем, о том, что собирался незаметно срезать толстый мешочек. Зато господин не забыл о своем богатстве. Видимо дела, которые привели его в Польвару, были намного важнее галеона и всей Тевирийской империивместе взятых. Он резко обернулся и схватил мальчишку.

– Обокрасть меня вздумал?! – зашипел он, занося руку для удара.

Несколько людей заинтересованно посмотрели в их сторону. Мальчишка невнятно запричитал. Его тонкая рука выскользнула из захвата толстяка, и он кинулся в самую гущу толпы.

Люди возмущались, когда он, пробегая мимо, едва не сбил с ног одну из благородных дам, чуть не опрокинул корзинку с сочными персиками и только чудом не врезался в целый воз с рыбой.

В торговых рядах поднялся крик. «Держи вора!» – кричал толстяк, и хотел было побежать за мальчишкой, но куда ему угнаться за юрким пареньком. Тот быстро прошмыгнул под лавками, перескочил ящик, пробежал мимо фонтана, где столпились человек сорок, и скрылся в узкой улочке между двумя двухэтажными домами. А оказавшись в тени двора, спокойно перешел на шаг и даже принялся довольно насвистывать песенку:

«Когда вернулся граф домой, любимая ждала,

Но злобная монахиня его с ума свела…»

Площадь за его спиной жила криками, беготней, цоканьем лошадей и грохотом повозок. Но стоило всего-то свернуть в сторону, как открывалось царство спокойствия и теней. Несколько минут он шел по этим улицам, а после свернул к домам у воды, быстро спустился по желтой лестнице, пройдя до самого тупика. Именно там спряталась единственная прохудившаяся зеленая дверь. Мальчишка отпер ее своим ключом и быстро поднялся на второй этаж. Но не успел он пройти в комнату, как отчетливо услышал голос сестры:

– Чтоза крики в городе?

Авика бегала вокруг обеденного стола, и Ласевер готов был поклясться, что она не собирается ставить на него еду. Да и вообще, никто из домашних не дождется сытного обеда в ближайшее время. Вместо глубокой тарелки с запеченным мясомна столе стоял внушительный арбалет. Вместо десятка галет лежал десяток стрел. А место вина, сладкой воды или вкуснейшего киселя заняла длинная веревка, привязанная к древку.

– В окно посмотри, – раздосадовано отозвался Лас.

Мысли о нежном соусе из сливок и сочной баранине все никак не желали уходить. Еще он думал, что хорошо было бы, как в богатых домах сделать тренчер из хлеба, чтобы полностью заполнить его едой. А еще лучше сделать соп, вымочив хлеб в молоке или бульоне…

– Что на обед? – не выдержал он поток образов, запахов и вкусов, которые рисовала фантазия.

– Устрицы или кальмары, – сообщила Авика, не отрываясь от своего занятия.

– Опять устрицы. Надоело. Не могу больше. Инквизиции на тебя нет, взрослого мужчину устрицами травить. Я мясо хочу, – он подошел ближек столу, разглядывая изобретение сестры. – Что это? Похоже на арбалет.

– Мое новое изобретение. Современный, высокопрочный и дальнострельный арбалет. И, что самое главное, когда это необходимо он может превратиться в гарпун!

– Ави, ты прости, конечно, но гарпун именно так и работает.

Она недоверчиво посмотрела на брата, перевела взгляд на арбалет. И в эту же секунду со злостью скинула свое творение со стола.

– Проклятье!За целый год ни одной даже крохотной придумки! Хотя бы на один завалящий шир.

Лас подошел ближе и положил руку на плечо сестры, прекрасно понимая, что это мало чем сможет ее утешить. Он оказался прав – Авика даже не обратила внимания на сочувствие, лишь скинула его руку, взяла свежую хронику и отправилась в комнату, заинтересованно перелистывая страницы.

Еще год назад ее усовершенствования обычных вещей пользовались большим спросом в Польваре. Он лично продавал зрительную трубу, водяной насос и маятник для часовкак новинки, привезенные отцом из далеких стран. Порой приносил домой за это сразу несколько гелатов. Но в какой-то момент все пошло не так. Авика молчала об этом моменте, однако Ласевер догадывался, что все из-за крупной неудачи в герцогском замке. Ведь именно после того случая каждое дело заканчивалось провалом, будь то новое изобретение, или самая простая кража, с которой справился бы даже он.

Единственное, что Лас знал наверняка, если и дальше такпойдет, то сестре придется искать работу. А с ее опытом в воровстве и жаждой приключений, ей прямая дорога либо в сенат, либо в бордель, потому что влюбое приличное место еене возьмут.

Откинув грустные мысли, он решил собрать скинутый со стола арбалет, хотя заранее понимал, что из этой затеи ничего дельного не выйдет. В конце концов, в отличие от сестры, он никогда не стремился разобраться в механизмах. Зато точно знал,где можно раздобыть денег и как заставить покупателей выложить когда целый гелат, а когда и редкий золотой.

Дверь снова заскрипела. С теплым воздухом и резким запахом рыбы в дом вошел Феран – самый старший в семье, и пока единственный, кто зарабатывал только законным путем. До восхода солнца он выходил доставать улов. После – отдавал его торговцам. А вечером снова расставлял сети. В целом же, он никогда не охотился за крупной рыбой, не выходил с китобоями и даже не думал стать моряком или, упаси бог, капером и искателем сокровищ как их отец. Размеренность стала его кредо. Размеренность и довольство малым. Это весьма нравилось местным торговцам, но было совершенно неприемлемым для здешних дам.

– Видели? Там тевирийский галеон бросил якорь, – громко сказал Феран, пройдя в комнату иусевшись в мягкое, но старое кресло.

Он вытянулся, словно довольный кот и посмотрел в сторону сестры. Приятно, вернувшись с трудной работы, видеть всю семью в сборе. А после пропажи отца пять лет назад можно считать такую маленькую радость настоящим счастьем. И все бы было хорошо, если бы эта семья не норовила постоянно попасть в неприятности.

– Лас! – крикнул Феран, чтобы мальчишка на кухне его точно услышал. – Это ты пытался стянуть кошелек на пристани?! Клянусь своими руками, что это был ты! Я запрещаю тебе воровать. Слышишь меня? Запрещаю!

Лас вошел в комнату, довольно дожевывая сырную лепешку. Он снисходительно посмотрел на старшего брата.

– И чем же мы собираемся заниматься? – ехидно спросил он. – Ты много получил за сегодняшний улов? А одного кошелька нам хватит, чтобы прожить целую неделю. И это если там нет крупных блестящих монет… А в этом точно были.

– Сначала кошелек. Потом дом, потом будешь как Авика убегать от какого-нибудь герцога? – Феран замотал головой. – Нет. Хватит. Отец бы никогда не разрешил…

– Отца здесь нет, – Авика отложила хронику. – А в герцогский замок я залезла не просто так, а за нашей собственностью. Уверена, если бы отец был здесь, он бы и сам не отказался вернуть то, что принадлежит нам по праву.

– Вообще-то, он отказался – впервые поддержал Ферана Ласевер. – Слушай, ну он ведь прекрасно знал, где искать наше добро, но решил отправиться в море с китобоями и идти наугад.

– Если бы он только успел найти корабль до того как прихвостни герцога вывезли книги из архива, – не желала уступать Авика, – мы бы уже давно покинули Польвару все вместе. Да как вы можете вообще так говорить? Если мне представится еще один шанс обокрасть этого заносчивого гада, я его точно не упущу. И тогда я сама найду отца и тот дивный мир, о котором он рассказывал!

Феран посмотрел в окно на спокойное море и недовольно ответил:

– Ты навлечешь на нас беду. Если уже не навлекла. Те шлюпки с галеона. Я узнал, что на них были не только тевирийцы. Сам герцог Натан Виару сошел на берег Польвары со своими головорезами. Говорят, он остановился в «Кальмаре». И я не сомневаюсь, что сегодня вечером там соберется половина города, чтобы узнать самые последние новости, сплетни и слухи, – он обвел всех взглядом, ожидая просьб или вопросов, но, так и не дождавшись, снисходительно добавил: – Так и быть, Ави, я сделаю тебе одолжение и тоже схожу. Надеюсь только, что он проделал такой путь не по твоим следам.

* * *

Пока солнце слишком медленно пряталось за водную гладь на горизонте, Авика изнывала от нетерпения. Она металась из одной комнаты в другую, то принимаясь за новую работу, то бросая все и пустым взглядом всматриваясь в бескрайнее море – туда, где стоял тевирийский галеон. Сердце ее сжималось от каждого стука. Страх накатывал от громких голосов редких прохожих. Ей все казалось, что солдаты ворвутся в дом. Хорошо, если заберут только ее, а ведь могут забрать всю семью или Ферана, решив, что это он придумал план ограбления. А ведь брат ни в чем не виноват. Он даже не знал, куда отправилась Авика и над чем работала целый месяц. Он, как и все те годы после закрытия архива, где на суше трудился отец, выходил ранним утром в море и возвращался к вечеру, принося домой несколько монет от торговцев.

Поэтому, как только солнце спряталось за горизонт, а на городской стене и улицах зажглись первые фонари, Авика накинула дорожный плащ и вышла из дома.

Феран отправился в трактир несколько часов назад. Как раз к тому времени, когда моряки уже собирались за столами, чтобы обсудить последние новости. И без сомнения, в этот раз местом встречи для всех стал «Кальмар». Тот самый, где по многочисленным слухам остановился сам Великий Герцог.

Если слухи правдивы, а Натан Виару все еще там, то он просто обязан будет выпить стакан-другой за попутный ветер и морских богов. А потом, глядишь, и выдаст кому-нибудь свои тайны.

Феран был старше сестры, но главное, он был мужчиной, что позволяло ему подобраться к герцогу совсем близко. Вот только Авика не была уверена в способности брата хоть что-то разузнать. Ведь с самого детства он не выказывал ни малейшего интереса к слежке, тайнам и интригам. Напротив, его частенько можно было застать с трактатом по философии или богословию, и единственное, в чем проявлялась его страсть и отцовский характер – споры с местными викариями о лицемерной вере. Поэтому было бы странным надеяться на него в деле с Натаном Виару.

Она накинула капюшон и свернула на главную улицу города. Держалась ближе к домам, не мешая проезжающим мимо каретам и всадникам.

Польвара жила даже ночью. И в этом было ее особое очарование. Город менялся, и реверс его состоял из старых песен смешанных со звуком проезжающих дорогих повозок, вкусом соли, запахом воды аристократов и дымом трубок старых рыбаков.

В полночь на городской стене сменялась стража. Под лай собак и ржанье лошадей солдаты покидали свой пост, возвращаясь к семьям. Но все же чаще они заканчивали ночь в каком-нибудь трактире, порой в объятьях местных женщин. И именно это время было самым прекрасным, чтобы уходить от погони.

Еще примерно час в городе будет мало военных, и даже если герцог узнает ее и попытается поймать, то надеяться сможет только на собственную охрану.

Скрипнула старая дверь под раскачивающейся деревянной вывеской «Кальмар». Из трактирахлынул звук разговоров, стук кружек, резкий запах меда и рома. Едва заметно придерживая капюшон, Авика прошла в дальний угол зала, попутно рассматривая посетителей.

В самом большом трактире города сегодня было не протолкнуться. В обычный день из двадцати столов пять всегда пустовали. Но сегодня не только все лавки были заняты, но и дополнительные стулья, и проходы. Работницам приходилось пробираться сквозь толпу, расталкивая локтями изрядно выпивших гостей. И подобное столпотворение оказалось идеальным для того, кто желал остаться незамеченным.

В толпе Авика смогла рассмотреть Ферана. Он сидел за крайним столом и общался о чем-то с рыбаками с соседней улицы. Возможно, они обсуждали улов или оплату торговцев, а может, решали, вступать ли им в гильдию или нет, вот только все это было неважно. Как она и думала, брату не удалось подобраться к месту, где сидел герцог. А в это время Натан Виару важно беседовал о чем-то с двумя старыми вояками.

Он не скрыл своего лица и не окружил себя охраной. Напротив, он сидел в довольно расслабленной позе, спокойно отпивая из кружки, отламывая куски сырной лепешки и не обращая никакого внимания на людей вокруг. Единственное, что выдавало в нем человека, волнующегося за свою жизнь – это перевязь и одноручный меч. Но таких в таверне было достаточно.

Авика облегченно вздохнула и решила подобраться ближе, чтобы расслышать беседу. Однако не успела она сделать и несколько шагов, как герцог прекратил разговор. Он встал из-за стола и громко позвал всех посетителей таверны.

Девушка в страхе застыла на месте. Если ее объявят в розыск, то необходимо будет бежать из этого места как можно дальше. Но до того нужно выйти из зала незамеченной, а как это сделать среди толпы людей, жаждущих денег, она не знала.

– Мое имя Натан Виару, – громогласно сообщил он, хотя точно знал, что это уже давно не новость. – Господа, я прибыл сюда, чтобы собрать хорошую команду. Но мне нужны люди, которые живут в море, а не просто выходят ловить рыбу. Поэтому я беру тех, кто служил на королевских или имперских фрегатах, участвовал в боях или отправлялся в дальние экспедиции. Мне нужны матросы, слуги и офицеры. Всего в команде будет сто двадцать человек, а из Польвары я забираю пятьдесят мужчин. Плачу от ста гелатов за полгода службы. Да, да, я вижу, – усмехнулся он, когда кто-то особо бойкий вскочил с места, предлагая свою кандидатуру. – Оставим это на завтра. Набирать будем на рассвете у дальнего причала. А сегодня время отдыха! Я угощаю!

По таверне разошелся одобрительный гул. Нечасто местные вельможи угощают выпивкой, а приезжие так вообще никогда. К тому же оплата, предложенная герцогом, была более чем достойной. Это, конечно, не сто золотых, но для матроса, который просидел в Польваре год, не вылезая из рыбных потрохов, и сто гелатов были огромными деньгами. Да за них можно было купить целую лошадь! Поэтому под дружный гогот все выпили за здоровье и щедрость герцога.

– Куда отправляться надо и где служить будем? – раздался голос в глубине зала.

Авика увидела в толпе мужчину, который задал вопрос. Слух не обманул, спрашивающий действительно был молодым и, скорее всего, не отходил дальше двадцати миль от берега. Обычно в таком возрасте либо прошли обучение в академии и полностью отданы службе, либо продолжают дело отцов и выходят ловить рыбу, либо уходят с китобоями. Этот, скорее всего, был из простых рыбаков и спрашивал исключительно из желания утолить свой интерес.

– На «Стремительном», – сообщил герцог.

– У тевирийцев? – недовольно сплюнул старик у выхода.

– У моего брата, – твердо ответил Натан Виару. – «Стремительный» – торговый галеон Марка Виару. В команде есть тевирийцы, это правда. Теперь нам нужны верные подданные нашего королевства.

Люди в таверне снова одобрительно закивали. Никто не хотел служить Тевирии. Но, если владелец судна кто-то из своих, да не просто заезжий, а сам брат герцога, то это все меняло. Такую команду никто за измену не осудит, выплачивать будут все вовремя, а если не выплатят или умрет кто, так сразу ясно к кому семьям на суд идти. К тому же, в отличие от Тевирии, у здешних судовладельцев была обязанность держать тридцать процентов от оплаты в банке. Делалось это для того, чтобы семьи всегда могли получить обещанные им гелаты. А как будут хозяева между собой делить прибыль или товар – это морякам все равно – это не их забота.

Все снова погрузились в веселье, опустошая наполненные до краев кружки. Даже Феран поддался общему настроению и теперь что-то восторженно рассказывал рыбакам. В общей суматохе одна только Авика двинулась к выходу.

Уже идя по улицам города, она все пыталась понять план герцога. Неужели он действительно прибыл в Польвару только за тем, чтобы лично набрать команду на корабль своего брата? Это было более чем странно. Такие люди не бросают свою жизнь и обязанности ради простого торгового судна, они не оставляют свои армии, чтобы отправиться за товаром в другую страну, они даже экспедиций не возглавляют, и не ведут в бой армаду, что уже говорить об обычном торговом корабле. Нет, здесь явно было что-то не так.

В другой ситуации она могла бы припомнить все слухи о безрассудстве герцога и его семьи, об инквизиции на их землях и объявлении Виару колдунами, о длительном перемирии благодаря удачным союзам. Но год назад она пробралась в его замок, указала, пусть и не желая этого, на важность карты, сбежала от охраны, а теперь наблюдает, как герцог собирает команду. «Может он разгадал карту? Но как?», – подумала Авика и погладила медальон на длинной цепочке. Это единственное, что осталось от отца.

Полностью отдавшись размышлениям и воспоминаниям, она и не заметила, как быстро пришла домой. Лас давно спал и только крохотный фот, который он зажег перед сном, освещал темный зал.

Стараясь не шуметь, Авика разулась, скинула плащ и тихо прошла в свою комнату рядом. Сюда долетал только шум волн, разбивающихся о скалы. Где-то далеко звучал ночной город, но до ее окна не доходили эти звуки, что делало дом невероятно уютным, а ее комнатку – самым любимым местом во всей Польваре. Она зажгла еще один небольшой огонек и села напротив зеркала, рассматривая себя. Черные волосы доходили до пояса. Еще немного и можно было выставлять как гордость города. Отец всегда говорил, что за одну только косу ее возьмут замуж, главное спрятать подальше жажду приключений.

Авика не знала, сколько она просидела перед своим отражением. Может, прошло всего несколько минут, может, целый час. Она опомнилась лишь, когда увидела в зеркале отражение брата. Феран подобрался настолько незаметно, что ему впору было пойти работать королевским шпионом.

– Если ты хочешь, я попытаюсь попасть на корабль, – прошептал он, чтобы не разбудить Ласа.

Авика замотала головой. Она подозревала, что брат предложит подобное, вот только голос его при этом был неуверенным, а лицо напряженным.

– Это невозможно, – твердо ответила она. – Кому-то из нас надо остаться дома. Сто гелатов лишними не будут, но они быстро закончатся. Да и если герцог решил следовать карте, то мы не увидим тебя больше полугода и точно попадем в какие-нибудь неприятности из-за краж Ласа или моих изобретений. Кто будет наставлять нас на истинный путь? Поэтому отправлюсь я.

– В твоем голосе слишком много самоуверенности.

– Кому поможет моя неуверенность при таком важном деле? Если он действительно пойдет по маршруту отца, то это будет невероятной удачей, которую никак нельзя упускать. Поэтому да, я полностью уверена в себе и своих силах.

Феран задумался.

– И как ты собираешься попасть на корабль? – спросил он после длительного молчания. – Герцог не станет брать женщин.

– Тогда мне придется стать мужчиной, – хитро усмехнулась Авика, представляя свой новый образ. – Нет, не мужчиной. Юнгой лет пятнадцати. Режь, – она протянула ножницы.

– Ты уверена?

Авика кивнула. Феран прекрасно знал, что переубедить сестру невозможно. Не поможет он, так сделает сама. И он принялся с сожалением отрезать прядь за прядью роскошных волос, оставляя небольшую длину, чтобы прикрыть уши. «Прямо как у герцога», – подумал он, когда несколько отрезанных прядей полетели вниз. А вслух сказал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6