Лидия Будрик.

Непокорное Эхо



скачать книгу бесплатно

Григорий с досады вздохнул, быстро откинул одеяло в сторону и нехотя встал. Он вразвалочку прошел по комнате к двери, выпустил кота в парадную, вновь прикрыл за ним дверь и направился к окну. Подойдя, распахнул створки настежь, выглянул во двор и увидел, как на востоке медленно всходило солнце. Он так давно не видел рассвета, и таким красивым ему все показалось: и небосвод, розово-голубой, и эти удивительные лучики, которые только-только начинали показываться, выплывая из-за горизонта, и природа. А в курятнике во всю горланили петухов, пробуждая Белогорье от ночной спячки, словно старались перекричать друг друга. Где-то на псарне лаяли собак, звонко, протяжно, с подвывом. Под самым окном зацветали красивые яркие пионы, наполняя воздух приятным ароматом цветущих соцветий.

Барин стоял и не шевелился, словно боялся спугнуть или что-то пропустить во всей этой удивительной красоте пробуждающегося утра.

– Красота-то какая! – только и мог вымолвить он.

Потом медленно повернулся и прошел к кровати. Там сразу забрался под одеяло, укрылся им, улегся поудобнее и вскоре уснул. Проспал мужчина до обеда. Тревожить и будить его никто не посмел. Барыня была рада, что сын выспится за все эти дни, и категорически запретила его будить или даже шуметь в доме. И до обеда в барских хоромах все ходили на цыпочках.

Глава 8. Ночная незнакомка

Уже после полудня Григорий открыл глаза, потянулся во все стороны, посмотрел на часы и ахнул, стрелки показывали час дня. Он быстро откинул одеяло в сторону, встал с кровати и понял, что пока он отдыхал, ему подали свежее новое белье. Он, не раздумывая, натянул на себя одежду, обулся, осмотрел себя со всех сторон, причесал у зеркала свои пышные волосы, бороду, пригладил усы и заспешил из своих покоев в парадную.

С кухни тянуло вкусным запахом свежеиспеченного хлеба и домашних пирогов. Барин вдохнул этот приятный аромат и сразу прошел в гостиную. И он не ошибся, на столе, под чистым белым полотенцем, стояли пироги и два каравая свежего хлеба. Громов взял пирожок, с аппетитом откусил его, понял, что очень вкусно, рукой потрогал самовар и позвал к себе Варю.

Девушка не вошла, а вбежала в комнату, подошла к нему, поклонилась и с улыбкой на лице тихо спросила:

– Что изволите, Григорий Владимирович?

– Чая горячего хочу, а самовар уже остыл, – пояснил он, рассматривая ее всю.

– Так… я уже его несколько раз подогревала… а-а-а… вы все спите и спите, – отозвалась растерянно та.

– Ну что ж, придется есть всухомятку.

– Что вы! – вскрикнула девица и схватила самовар. – Я быстро. Враз подогрею!

А сама метнулась через кухню на улицу, там водрузила самоварище на лавку и стала быстро его растапливать.

Мужчина съел пирожок, взял еще пару с собой и пошел из дома. На ступеньках столкнулся с маменькой; барыня несла в дом букет свежесрезанных пионов. Следом за ней поспевала служанка, помогая нести еще охапку цветов. Увидев сына, радостно проговорила:

– Гришенька проснулся! – а сама рукой указала прислуге, чтобы оставила их вдвоем.

Пышногрудая дородная девица с длинной косой быстро вбежала наверх и спешно скрылась в доме.

– Доброе утро, маменька, – поприветствовал он и поцеловал её руку.

– Далеко ли собрался?

– Пойду до речки пройдусь, искупаться хочется, – ответил он и медленно сошел вниз по ступенькам.

– Так обед уже! – возразила было она. – Сейчас Варя на стол накрывать станет!

– Я быстро, – стоял на своем Громов. – А Варя пусть накрывает и ничего не убирает.

Я приду и все съем.

– Только недолго, – ласково попросила его Анна Федоровна, понимая, что отговаривать его сейчас бесполезно.

– Обещаю скоро вернуться, – заверил он и заспешил со двора.

Он прошел мимо фонтана, свернул к барскому саду, вышел на большой просторный луг, ступил на тропинку и вскоре очутился у самой реки. На ходу съел свои пирожки, пожалел, что не взял еще, такими вкусными они ему показались и такими аппетитными.

Вдоль берега тянулись большие заросли ивняка, и только изредка у водоемов образовывались выемки, где можно было подойти к воде и искупаться. Чуть в стороне был водопой, и туда каждый день водили поить их лошадей. Вода в реке чистая, прозрачная, с утра холодная, а уже ближе к полудню прогревалась и становилась совсем теплой. И только в местах, где били ключи, она всегда была ледяной, и ходить туда купаться никто не решался.

Громов выбрал себе местечко и остановился, намереваясь скинуть одежду и нырнуть в эту прохладную реку. А потом плыть, не важно куда, главное скинуть с себя то сонное состояние, которое накопилось за ночь и это долгое утро. Он уже хотел раздеться, как неожиданно над водой послышался звонкий заразительный смех. Мужчина замер. Он прислушался к голосам и поспешил вдоль реки, намереваясь увидеть, кому именно принадлежал этот девичий смех. Вскоре он вышел на то место, где конюх купал лошадей. Осторожно выглянул из-за кустов и увидел там Ивана и ту самую девушку, что повстречалась ему тогда в лесу. Теперь он был точно уверен, что это и есть она, та самая Вера.

Никулов прямо в одежде находился в реке и, загребая своей мощной ладонью воду, игриво брызгался в сторону девчонки.

Она стояла на берегу, такая красивая и мокрая, заливалась звонким заразительным смехом, а сама уворачивалась от студеной водицы, прикрывая лицо своими хрупкими ладошками. Потом вновь смотрела на Ваню, а он знай себе брызгает на неё и все смотрит как на картинку, наслаждаясь её присутствием.

Барин растерялся, он не любил подглядывать, но здесь был другой случай, и надо было знать про их отношения всё.

Тут парень выбежал из воды, подхватил Веру на руки и побежал с ней вдоль реки.

Она обняла его за шею, прижалась к нему и смеялась, хохотала от души своим заразительным смехом.

«Значит, чужая невеста»! Грустно усмехнулся Григорий и хотел уже выйти из своего укрытия. Но в последний момент передумал и тихонько удалился назад. Купаться ему сразу расхотелось. Он долго стоял на берегу за густым кустарником, не зная, как поступить дальше. Но немного поразмыслив, все же решился обнаружить себя, нарушить их уединение и посмотреть на реакцию этой очаровательной беглянки. Мужчина уверенной походкой шагнул из-за кустов и заспешил в сторону молодежи.

Ваня и Вера уже сидели на берегу и тихонько переговаривались, как это бывает у влюбленной пары. Одежда на них совсем промокла, но Никулов ничего не замечал, ведь рядом была она – самая любимая девчонка на всем белом свете.

А та улыбалась ему своей обворожительной улыбкой и смотрела в глаза сердечного друга, всем видом давая понять, что он ей тоже очень люб.

Завидев барина, Вера в испуге вскочила, хотела уже убежать, но остановилась и спряталась за широкую спину парня.

Иван мгновенно вырос во весь рост перед Громовым и тихо сказал:

– Добрый день, Григорий Владимирович.

А сам, как и подобает, склонил перед ним голову.

– Добрый день, – добродушно поприветствовал их барин. – Как водичка?

– Теплая, – пояснил ему Ваня.

– А я иду и думаю: кто же это здесь так заразительно смеётся? Такое эхо раздается на всю округу! – проговорил мужчина и зашел чуть в сторону, чтобы видеть лицо девушки. – А это ночная незнакомка и зовут ее Вера? – спросил он, глядя на конюха.

– Вера, – серьезно отозвался Никулов, не совсем понимая, о чем тот говорит.

– Как твоя нога? – спросил он, глядя на неё.

Карнаухова молчала, она вдруг залилась ярким румянцем, а сама всё пряталась за сердечного друга. Подмокшая одежда прилипла к ее худому стройному телу, а мокрая растрепанная коса пышно покоилась на красивой девичьей груди. Она резко отвернулась и хотела уже убежать, но Громов вновь заговорил:

– Не хотела мне говорить, как тебя зовут, а я сам узнал. Обещала, что никогда не встретимся, а встретились сразу же. Кто же из нас прав оказался?

Иван внимательно наблюдал то за девушкой, то за барином и насторожено слушал весь разговор.

– Совсем засмущалась, – улыбнулся Григорий. – А там в лесу была такая смелая!

Вера понимала, что теперь ей придется объяснять все Ване, и очень жалела, что умолчала от него про ту встречу в лесу.

Мужчина мгновенно понял, что парень ничего не знает про то и теперь путается в догадках. Но держится молодцом и сцены ревности не устраивает, наоборот, пытается защитить подружку от посторонних глаз.

В какой-то момент Вера не выдержала и бросилась бежать по тропинке в сторону села.

Но Иван не стал ее догонять, понимал, что еще успеет с ней поговорить.

– Застеснялась, – произнес барин, провожая девчонку пристальным взглядом.

Никулов промолчал, только смотрел на него настороженно, потом резко перевел свой серьезный взгляд на тропинку, по которой только что убежала его любимая.

– Извините, – сказал он и, оглядываясь, пошел на луг за лошадьми.

Громов изучающе смотрел ему вслед, а на душе было легко и хорошо. Их встреча состоялась. И главное, что конюх все видел и слышал, и теперь Вере придется объяснять молодому человеку: что это там было в лесу, и почему она скрыла все это от своего любимого Ванечки? И тогда, скорее всего, они поссорятся.

Григорий радостно потянулся и медленно подошел к реке. Он быстро разделся и, скинув с себя сапоги и всю одежду, с разбегу бросился в водоем. Там проплыл до противоположного берега, мгновенно развернулся и уже плыл обратно. Мужчина вышел, медленно оделся и важной походкой заспешил в село. Нет, он не хотел догнать Веру, теперь он знал, кто она, где ее искать и с кем. Уверенным шагом он спешил к обеду, а на душе было хорошо и спокойно. Нога у девчонки, судя по ее походке, уже не болела, и волноваться за неё совсем не стоило. А в остальном он решил положиться на судьбу и верил, что на роду написано, то это тебя стороной никак не обойдет. И если суждено ему идти под венец с этой замечательной девочкой, которая даже его маменьки очень нравится, то, значит, они и пойдут под венец вместе с ней.

Он вернулся прямо к обеду, когда Варя подавала на стол суп. Барыня очень обрадовалась, завидев сына на пороге.

– Сынок, как раз вовремя! – сказала она радостно и пододвинула к нему стул, желая, чтобы он присел ближе к ней.

Владимира Петровича за столом не было, он был в отъезде по делам, и обедать им предстояло вдвоем.

– Такая вода теплая, прям купался бы и купался! – стал рассказывать Громов, принимая от служанки тарелку с супом.

– А к вечеру она еще теплее, ты к вечеру сходи, – пояснила ему матушка. – Вечером купаться одно удовольствие!

– Непременно схожу, – согласился он, а сам уже ел суп, нахваливал его. – Какой вкусный супец у нас сегодня! Это кто же его так вкусно готовит? – а сам весело посматривал на Варвару.

– Наша кухарка, – пояснила барыня, – брала ее в доме прибирать, а она оказалась хорошей стряпухой, вот и решила поставить её на это дело. А Варька хорошо по дому управляется, – сказала она и взглянула на прислугу.

Та сразу засмущалась, опустив свои реснички, но украдкой поглядывала в сторону молодого барина.

– За всем следит, все у нее в порядке, – продолжила говорить Анна Федоровна. – Надо бы еще девку взять в дом, как ты на это смотришь? А-то наш старый слуга на покой просится, говорит: стар стал, болеет часто. Да и дед Никодим решил отойти на покой.

– Раз надо, значит, возьмем, – согласился с ней сын. – А как дела обстоят на Лебяжьем хуторе? – сменил он тему.

– Да все так же, – махнула рукой барыня, – летом сено там заготавливаем, зимой мужики на охоту туда ездят, да и заночуют там же. А присматривает за всем Захар.

– Дед Захар? – радостно воскликнул он. – Жив еще?

– Жив и здоров, Слава Богу! – сказала женщина и перекрестилась на образа. – Восьмой десяток разменял, а такой крепкий. Нам бы такое здоровье, как у него.

– Поэтому и здоров, что в лесу живет.

– Корова у него там. А так раз в неделю посылаю к нему кого-нибудь, проведать и хлебца отвезти.

– Надо будет доехать туда, проведывать его.

– Возьми с собой попутчика, а-то лесом-то страшновато одному.

– Дед Захар один там живет и не боится, а я здоровый мужчина не могу проехать один до хутора?

– Времена сейчас не спокойные! Беглые по лесам шастают! Вот чего боимся! – серьезно поясняла Анна Федоровна, глядя на сына.

– Хорошо, – согласился он, не желая расстраивать маменьку, – братьев позову. Думаю, не откажут мне в такой просьбе.

Они отобедали. Варя подала самовар с пирогами и сладостями. Женщина сама разлила чай по чашкам и пододвинула одну наследнику.

– Не хочу тебя обидеть, – завела она осторожно разговор, – но уж больно нам с отцом хочется твоих деток понянчить. Не порадуешь нас… какой новостью? Не глянулась ли тебе, какая девица?

– Ах, маменька, – ответил Григорий, и довольная улыбка появилась на его лице, – давайте не будем торопить события. Я сейчас займусь обустройством своего кабинета, начну свою практическую деятельность, стану принимать больных, а там, глядишь, и невеста найдется.

– И что, так ни одна и не очаровала? – смотрела на него мать огорченным взглядом.

– Честно? Не глянулась.

– А мы думали, с соседями породнимся.

– Маменька, а что… если я… полюблю девушку… не знатного рода? – спросил он, а сам внимательно следил за реакцией барыни.

Женщина резко сменилась в лице, хотела уже было что-то возразить, потом передумала, на какое-то время задумалась и строго ответила:

– Смотря, какого роду она будет!

– Например, красивая, умная, скромная и любимая! – улыбался Григорий Владимирович, глядя в ее сторону.

– У тебя уже кто-то есть на примете?

– Пока нет, – пожал он плечами, – так спросил, на всякий случай.

– Фу ты! – выдохнула облегченно Анна Федоровна. – А я уж думала, что тебе черная кошка дорогу перебежала.

– Ну, в кошку я не влюблюсь, а девушки здесь красивые!

– Надумаешь жениться, скажи. А наша сваха сосватает тебе любую девушку, даже самую капризную.

– Только не капризную, – улыбался Григорий, а сам разломил большую баранку на несколько частей.

Но барыня очень внимательно следила за ним и заметила, как легко он говорил, как весел он был все эти дни, какими счастливыми глазами смотрел на все окружающее. Конечно, можно было все списать на его приезд и возвращение на родину, от таких перемен человек тоже впадает в необъяснимую радость и смотрит на все счастливыми глазами. Но этот вопрос, о невесте незнатного рода, заставил ее насторожиться…

Вечером мужчина вновь пошел на луг. Он хотел встретить там Веру и хоть немного поговорить с ней. Знал, что придет она туда не одна, а возможно с Ваней, но все же решил испытать свою судьбу. Но в этот вечер девушка там не появилась. Не пришла она и ближайшие три дня, и сердце барина затосковало. Он понимал, что она, скорее всего, с тем конюхом, который носит ее на руках и который, наверняка, собирается заслать к ней сватов. И еще он был абсолютно уверен в том, что разлучить влюбленную пару можно, но как говорят в народе: «Очень осторожно». А-то не им счастья не будет, ни тебе…

Глава 9. Прогулка

…На следующий день Григорий пригласил на прогулку до Лебяжьего хутора своего двоюродного брата Михаила, и тот с радостью согласился. Он намеревался сам лично посмотреть, как обстоят там дела, увидеть те просторы, что окружали их поместье, повидать старого слугу, который вот уже много лет служит их семье честью и правдой.

Рано утром к парадной вновь подали Буяна. Уверенной статной походкой Громов вышел из дома, сбежал по ступенькам вниз и с ходу забрался в седло. Слуга передал ему поводок, он дернул коня в сторону и медленно поехал со двора.

Анна Федоровна проводила сына взглядом в окошко, тихонько перекрестила его, а сама тяжко вздохнула и медленно присела на стул. Она еще долго смотрела на дорогу, по которой только что уехал ее любимый наследник, а сама все молилась за него.

Старостин ждал родственника на аллее их большой усадьбы. Михаил весело напевал себе под нос задорную песенку, а на его плече висела двустволка. Завидев барина, расплылся в добродушной улыбке и весело поприветствовал:

– Утро доброе!

– Доброе! – так же весло отозвался Громов, и они крепко пожали друг другу руки.

Мужчины повернули коней и поехали рядом, а Григорий не удержался и спросил:

– А ружье зачем? Насколько я разбираюсь в охоте, то в эту пору нельзя стрелять. У всей живности сейчас выводится потомство, и они могут осиротеть и погибнуть.

– Да это я так, – весело отмахнулся парень, – для острастки. Мало ли кто из лесу выйдет, а тут у меня и ружьишко наготове.

– А если из лесу девушка выйдет, ты тоже ее будешь пугать? – с улыбкой смотрел на него барин.

– А над девчатами я вообще люблю подшутить, – признался он. – Я их уж больно шибко люблю пугать! Они меня как увидят, так сразу с визгом разбегаются.

– Это почему же? – полюбопытствовал Громов, а сам подергивал поводок, подгоняя Буяна.

– Как-то раз, они вздумали на речке купаться, – стал рассказывать он. – А я подкрался незаметно и из-за камышей наблюдаю за ними. Они там все разделись, плескаются, визжат от удовольствия! Весело им там, понимаете ли! – сказал Михаил и хихикнул, вспоминая тот случай. – Я в руки взял большую рогатину, нацепил на нее старое нижнее бельишко, а сверху чугунок прилепил! Натыкал под него соломы, чтоб так… хорошо торчала во все стороны и было похоже на пугало. И тихонечко под воду – нырь! Подплываю совсем близко, они ничего не подозревают. А я посреди них, как вынырну с криком! А впереди чучело появляется! Они все, от неожиданности и испуга, кто куда! С визгом, с криками, юбки свои и платья побросали и в кусты! Одна Верка Карнаухова не боится, стоит руки в боки и смотрит исподлобья на меня.

– Почему?! – удивился Григорий, вспоминая ту красивую девчушку, которая так сильно запала ему в душу.

– Она вообще девчонка смелая, знает, что за ней девять братьев стоят и заступятся в любой момент. А они все такие крепкие! Здоровые! Никого не боятся! За сестру в огонь и в воду. К ней местные ребята даже подходить не решаются. Один Ванька с ней дружен, других и не подпускают.

– И что же, она не убежала и не испугалась тебя? – засмотрелся на брата Громов.

– Стала так, – изобразил Старостин, как стояла в тот момент Вера, – сама глазки свои красивые прищурила, дождалась, когда я вынырну, а потом как даст мне своей мокрой юбкой по голове! А она от воды такая увесистая! Я даже пошатнулся. А она как закричит на меня: «Ах ты, бесстыжий! Совсем стыд потерял»! А сама лупит и лупит меня своей тяжеленной юбкой. «А ну, – говорит, – проваливай отсюда, а-то братьев кликну»! Я это пугало в реку бросил, а сам поплыл обратно в кусты, там моя одежда лежала. Приплываю я туда, а вещичек-то моих и нету! – развел руками Михаил. – Кручу головой по сторонам, думаю: куда они делись? А сам весь голый! А тут Маруська Грачева, подружка лучшая Веркина, так из-за кустов выходит, вся как русалка: волосы распустила, сама во всем белом, и так нахально лыбится, и вертит моими штанами на палке. Я ей говорю: «Штаны отдай»! А она сильнее вертеть ими стала, а сама все молчит и только ухмыляется. Тут к ней Карнаухова подошла, потом все девчата собрались и смеются надо мной, понимают, что я в воде без портков сижу. Ну, думаю, все! Хотел их напугать, а сам попался! – махнул он рукой и весело хихикнул. – Что делать, не знаю? Тут я взял, да и вышел из воды, в чем маманя родила! Они всё моё бельишко побросали и врассыпную!

– И Вера?

– И она тоже. Она на вид девчонка бойкая, но стеснительная. Есть в ней что-то такое, что уж больно мне нравится! Вот… не такая она, как все!

– А что в ней тебе нравится особенно? – настороженно слушал его барин.

– Она очень красивая! Улыбка у нее очаровательная! А смеется так заразительно, что залюбуешься. А еще она очень справедливая. И есть в ней что-то такое, что смотришь на нее и насмотреться не можешь.

– Ты что же, любишь ее? – испугался Григорий.

– Не-ет! – протянул Старостин, – просто она девка хорошая. Глядишь на неё и умиляешься!

– А с Ваней они давно дружны?

– С детства, – поведал ему Михаил. – Сколько себя помню, они всё время вместе. И еще Маруська Грачева, но та больше с Веркой дружна. Она тоже хорошая, у подруги парня уводить ни за что не станет. Да к ней и самой ребята липнут, она девчонка боевая и веселая.

Они выехали за Белогорье и медленно поскакали лугом в сторону хутора. Ночью прошел сильный дождь, и теперь к лесу парами и кучками потянулись грибники.

– Вон смотри, – указал Старостин рукой, – видишь, сколько девчат за грибами пошли?

– Вижу, – кивнул ему Громов и устремил свой взгляд на лес.

– Давай мы их напугаем? – предложил парень и с азартом взглянул в его сторону.

– А без штанов не останемся? – задался вопросом мужчина и улыбнулся.

– Не останемся! – обнадеживающе заверил тот и подстегнул своего коня.

– Подожди, – остановил его Григорий Владимирович, – пусть хоть в лес войдут.

– Точно! – согласился парень и попридержал Грома.

Старостин поправил свой картуз и поведал еще одну веселую историю:

– Вот еще расскажу смешное, – улыбнулся он и качнул головой, – девчонки на святки обычно собираются гадать. Мы с парнями все это дело давно уже знаем, всегда договариваемся, тихонько идем туда и подшучиваем над ними. Так весело бывает, что хохочем до упаду! Они же глупенькие во все это верят, а нам посмеяться хочется! Вот и караулим мы их, когда они станут собираться. Они думают: если ночью открыть погреб и опустить туда голую ногу, то тебя обязательно кто-то должен потрогать. И если это «что-то» будет лохматое, то замуж выйдешь в богатую семью и жить будешь в достатке. Если же не лохматое, то жених будет бедным, и жить ты будешь в бедности. Мы с ребятами договорились, узнали, в каком погребе они собираются гадать, заранее влезли туда, надели лохматые рукавицы и ждем их! Ровно в полночь – идут! – сказал Старостин и засмеялся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11