Лидия Брагина.

Италия в Средние века и раннее Новое время: V–XVII вв.



скачать книгу бесплатно

Из светских сооружений эпохи норманнов выделяются построенный в Мессине во второй половине XII в. замок с семью башнями, ставший резиденцией Рожера II, а также величественный королевский дворец в Палермо, к которому примыкает Капелла Палатина. Дворец был выстроен на базе арабской крепости IX в., его возводили и украшали византийские и арабские мастера. Одна из самых красивых частей дворца – Зала Рожера II, стены которой покрыты мозаиками с изображениями экзотических животных и растений.

Скульптура и живопись – фрески и мозаика – в XI–XII вв. носили прикладной характер, будучи «привязанными» к архитектуре. В скульптурных работах преобладала резьба по камню – рельефы, украшавшие порталы, капители колонн, кафедры; их сюжеты, как правило, не выходили за пределы библейской тематики. В IX–X вв. скульптура была грубоватой, мастерам еще не удавалось достичь тонкости и изящества форм. Подъем романской пластики, особенно в Ломбардии и Эмилии, происходил на рубеже XI и XII вв. Она достигла высокого художественного уровня, наряду с библейскими сюжетами встречаются порой и светские темы, обогащая их элементами жизненных реалий. Это заметно в соборе Модены, где рельефы портала выполнены по мотивам басен («Лисица и журавль» и др.) и легенд, связанных с циклом короля Артура; в скульптурном декоре собора в Пьяченце присутствуют и жанровые сценки (кожевники и точильщики за работой). Работавший в начале XII в. над рельефами собора в Модене мастер Вильгельм (Вилиджельмо) воскрешал некоторые традиции античной скульптуры (рельеф «Сотворение Евы»). Ему принадлежат и рельефы на портале церкви романского стиля в бенедиктинском аббатстве св. Сильвестра в Нонантоле. В XI–XII вв. это аббатство являлось крупным центром книжного дела в Северной Италии, здесь создавались кодексы, украшенные миниатюрами, среди которых выделяется художественными достоинствами манускрипт «Рождение Христа» второй половины XII в.

Самым крупным итальянским скульптором XII в. был Бенедетто Антелами. О высоком уровне его мастерства свидетельствуют выполненные им высокие рельефы собора в Парме, в частности «Снятие с креста» (1178), где фигуры людей изящны, а композиция отходит от канонических норм. Выразителен и созданный Антелами фриз на фасаде этого собора с фигурами животных. Его стиль повлиял на рельефы собора в Кремоне. Школа Антелами оставила заметный след и в скульптуре XIII в. Наряду с активно развивавшейся резьбой по камню в конце XI в. появились бронзовые рельефы: ими украшены двери церкви Сан-Дзено Маджоре в Вероне; мастер Бонанно создал бронзовые рельефы дверей соборов в Пизе и Монреале. Романская пластика Тосканы ярко проявилась в Пизе, Лукке и Флоренции. Скульптура здесь расположена, как правило, в тимпанах над входом в храм, фигурной резьбой украшены капители колонн, а также амвоны (кафедры) в интерьерах церквей и баптистериев. В соборе Пизы мастер Гульельмо создал выразительные рельефы кафедры (1159–1162).

Живопись, как и скульптура, служила украшению интерьеров храмов и светских общественных зданий.

В XI–XII вв. развивались традиции сложившегося еще в раннее Средневековье мозаичного искусства, набирала силу и фресковая живопись (к сожалению, в отличие от мозаики сохранились далеко не все ее образцы). В фресковой живописи самобытностью отличалась ломбардская школа, для которой были особенно характерны местные особенности. Они заметны в фресках 1007 г. на тему жития св. Винченцо в церкви Сан-Винченцо в Галльяно, в росписях 1050–1075 гг. церкви Сан-Пьетро аль Монте в Чивате, а также в фресках начала XIII в., украшающих баптистерий в Парме. Для фресковых росписей интерьеров бенедиктинских монастырей характерен повествовательный стиль изображения библейских сюжетов. Ведущая роль в его распространении в Южной Италии принадлежала живописной школе монастыря Монтекассино, испытавшей воздействие византийской манеры. Яркое выражение этот стиль нашел в росписях второй половины XI в. в церкви Сант-Анджело ин Формис близ Капуи, а также в фресках начала XII в. в нижней церкви Сан-Клементе в Риме.

Развитие мозаичного искусства оказалось под сильным влиянием Византии отчасти потому, что в нем было занято немало греческих мастеров: они создавали мозаики в куполе Капеллы Палатина (1143), в абсиде собора в Чефалу (1148), принимали участие в украшении мозаиками интерьера собора св. Марка в Венеции. Впрочем, мозаичные мастерские Венеции развивали и традиции Равенны. Местный стиль формировался в мозаичном искусстве Сицилии. Так, в церкви Марторано в Палермо на одной из мозаик изображено, как Христос коронует сицилийского короля Рожера II. В еще большей мере местная сицилийская школа проявила себя во второй серии мозаик Капеллы Палатина (1154–1166) – фигуры в сценах из жизни Петра и Павла наделены здесь особой экспрессией. Для мозаик собора в Монреале XII – начала XIII в. характерна более свободная, чем в византийской традиции, интерпретация библейских сюжетов (это особенно заметно в сценах из жизни Иакова), а в сцене «Изгнание торгующих из храма» отмечается склонность к повествовательности.

* * *

В эпоху коммун Италия оставалась политически разобщенной страной: на севере и в центральных областях Апеннинского полуострова сложились фактически независимые города-республики, где формировались демократические традиции, приходившие на смену феодальным порядкам. В Центральной Италии существовало довольно обширное теократическое государство римских пап (Папская область) с устойчивыми феодальными отношениями не только в экономике, но и в системе управления. Южная Италия, включая Сицилию, в результате норманнского завоевания обрела в рамках Сицилийского королевства государственное единство с жесткой централизацией власти. При системных политических различиях в Италии эпохи коммун постепенно складывалось общее торгово-экономическое пространство, прежде всего благодаря усилиям городов, особенно морских портов. Крестовые походы не только обогатили итальянские города, но и расширили их торговые связи как в средиземноморском бассейне, так и с заальпийскими странами. Все это позитивно сказывалось на укреплении экономической и политической мощи городов, успешно отстаивавших свою самостоятельность и делавших новые шаги в развитии средневековой цивилизации, что в последующие столетия вывело Италию в число наиболее процветающих стран Европы.

Вопросы

1. Исторические предпосылки борьбы городов Северной и Центральной Италии за права самоуправления.

2. Особенности политического устройства итальянских городов-коммун, их отличие от статуса других европейских городов.

3. Причины и формы социальных конфликтов в городах Италии эпохи коммун.

4. Влияние крестовых походов на экономическое развитие Италии.

5. Характерные черты памятников письменной культуры, архитектуры, изобразительного искусства Италии в ХI – ХII вв.

Италия в XIII – ХV вв

В ХIII – ХV вв. Италия оставалась страной с различными формами государственности. Южная Италия и о. Сицилия входили в состав созданного норманнами Сицилийского королевства (в XV в. оно называлось Королевством обеих Сицилий и Неаполитанским королевством), которое представляло собой централизованную монархию. Значительную часть Центральной Италии занимало теократическое государство римских пап – Папская область (ее южные границы были общими с Сицилийским королевством). В Северной и Центральной Италии, преимущественно в Ломбардии и Тоскане, сложилось несколько десятков фактически независимых городов-республик, включавших город и его дистретто. В XIII в. таких городов-государств насчитывалось более 70, но в XIV и особенно в XV в. число их резко сократилось, поскольку многие небольшие городские республики оказались под властью более могущественных соседей. Менялась и форма их государственного устройства: республики превращались в синьории, а последние – в принципаты. В северо-западной части Апеннинского полуострова существовали государства с традиционной феодальной системой управления – княжество Пьемонт, герцогство Савойя и некоторые другие.

Пути политического развития итальянских государств разного типа имели немало сходных черт, но все же во многом они расходились. Общей тенденцией стала борьба за расширение подвластных территорий, которая выливалась в большие и малые локальные войны. В них вовлекались императоры и папство, использовавшие вражду и конфликты между итальянскими государствами в своих интересах. Характерная черта эпохи, четко обозначившаяся уже в начале XIII в., – социальная напряженность внутри государств. В городах-республиках после обретения коммунами свободы усилилось противостояние грандов и пополо в их обоюдном стремлении монополизировать власть, а в государствах традиционно феодального типа (Сицилийском королевстве, Папской области) не утихала борьба центральной власти с сепаратистскими настроениями знати. Что же касается различий в политической эволюции государств Апеннинского полуострова в эпоху развитого Средневековья, то они стали знаковыми для Италии, выделяя ее среди прочих европейских стран. Именно здесь в городах-государствах складывались формы демократии и республиканизма в условиях незавершенности сословного членения общества, при этом палитры их властных структур отличались большим своеобразием.

Государственный полицентризм Италии заметно сказался и на развитии культуры в эту эпоху, способствуя возникновению крупных очагов образования, науки, литературы и искусства под патронатом правителей, будь то коллективная власть или синьор городских республик, король или папа. XIII – ХV столетия – пора бурного экономического развития Италии, во многом связанного с особенностями ее государственности. Она оказалась в числе самых преуспевающих стран Европы и занимала лидирующие позиции в организации торговли, банковского дела и ряде отраслей промышленности.

Социально-политическое развитие городов-республик

В городах-республиках политическая система начала активно формироваться в XIII в., когда после обретения широких коммунальных свобод большинство горожан не получило сколько-нибудь заметного доступа в высшие органы власти, где преобладали представители местной знати. В период не прекращавшейся многие десятилетия борьбы за господство в коммуне между партиями нобилей и пополо (объединение различных социальных слоев – от купечества и цеховых мастеров до мелких ремесленников и наемного рабочего люда) складывалась городская демократия полноправных граждан (cives). Однако она не распространялась на все население города. Жители города, наделенные статусом гражданства, получили право избирать и быть избранными в органы власти. Статус гражданина зависел от ряда факторов: продолжительности жизни в данном городе, имущественного ценза, по которому определялся налог в казну, а также от уважения к местным законам и лояльного отношения к политике городских властей, что свидетельствовало о наличии своего рода локального патриотизма. Разумеется, полного единообразия в законодательстве и структуре власти городских республик не было. Различались и рамки демократического устройства города, зависевшие от соотношения социальных сил. Городская демократия могла быть широкой, когда гражданскими правами пользовались не только состоятельная верхушка, но и средние торгово-ремесленные слои горожан, составлявшие основу пополо, а порой прежде всего они, и тогда утверждалась так называемая пополанская демократия. Однако чаще складывалась демократия олигархическая, патрицианская, представлявшая власть наиболее состоятельного слоя, прежде всего богатого купечества и нобилей.

Обретение городскими коммунами Северной и Центральной Италии политической самостоятельности открыло возможности для дальнейшего развития их государственных институтов – советов, наделенных законодательными функциями, и различных структур исполнительной власти административного, судебного и полицейского характера. Общие черты государственного управления, которое сформировалось в городских коммунах в XIII в., можно видеть в выборности всех без исключения магистратур, их краткосрочности (как правило, от двух месяцев до полугода), коллегиальности принятия решений. Важной особенностью политической системы городов-республик стало разделение функций законодательной, исполнительной и судебной властей. Впрочем, каждый город имел свою специфику как в организации выборов магистратур, сроках государственной службы, так и в способах принятия решений и контроля над деятельностью различных органов власти. Столь развитые формы республиканского строя сложились в эпоху Средневековья лишь в Италии, где и поныне они во многом сохраняются на уровне местного самоуправления.

Расцвет городской демократии в Северной и Центральной Италии пришелся на XIII столетие. Однако на эволюцию системы управления в городах оказывала влияние продолжавшаяся и в XIV в. социальная борьба. Главная линия противостояния пролегала, как и прежде, между нобилитетом и организованным в цехи пополанством; к этому добавлялись вражда между феодальными кланами, соперничество крупных купеческих фамилий, а также недовольство и волнения «тощего народа» и плебса. Городское законодательство, закреплявшееся статутами, еще только начинало оформляться (первые записи статутного права относятся ко второй половине XII в.) и потому не всегда ставило надежную преграду усилению власти в городе могущественных нобилей. Это вызывало ответную реакцию со стороны крупного купечества, лишь в малой мере допущенного во властные структуры, но экономически прочно стоящего на ногах. Порой достаточно было небольшого повода, чтобы в городе начались вооруженные столкновения. Феодальная знать опиралась на свои дружины, готовые по первому знаку вступиться «за честь» своего сеньора, да и цеховые ополчения пополан имели опытных военачальников из числа живших в городе рыцарей. Постоянная социальная напряженность в городах часто взрывалась вооруженными стычками враждующих партий, которые еще со времен Фридриха I Гогенштауфена получили название гвельфов – противников императора, искавших поддержки у папства, и гибеллинов – сторонников императора. Поначалу гибеллинской ориентации придерживались нобили, а гвельфской – пополаны. Однако со временем эти партийные знамена утратили четкую социальную принадлежность, их выбор нередко определялся конкретной политической ситуацией. Впрочем, само размежевание общества на враждующие группировки гвельфов и гибеллинов сохранялось и в XIV в.

В этой сложной обстановке внутренней нестабильности и внешней опасности, когда города стремились расширить свои владения за счет соседей, стали меняться формы городского управления и в целом политическая структура государственной власти. Так, с середины XIII в. на смену власти консулов приходит подеста' (podest? от лат. potestas – власть). Эта должность возникла еще в середине XII в., когда император Фридрих I Барбаросса стал назначать в городские коммуны своего чиновника, наделяя его широкими полномочиями, прежде всего военного характера (нередко он превращался в военного диктатора). В получивших свободу городах деятельность подеста контролировалась советниками из представителей влиятельных фамильных кланов. Однако подеста далеко не всегда удавалось наводить порядок в городе и занимать беспристрастную позицию в борьбе враждующих группировок, поэтому уже в первой половине XIII в. складывалась практика приглашения на должность подеста чужеземцев. Обычно это был опытный военачальник, капитан или рыцарь, с которым коммуна заключала договор о службе сроком на один год. Он приводил с собой вооруженный отряд, судей и нотариуса и располагался в специально строившемся для него дворце – палаццо подеста. Эти дворцы правосудия стали во многих городах Италии выразительными образцами романской и своеобразной готической архитектуры XIII в. Подеста получал содержание от коммуны и по окончании срока службы публично давал отчет о своей деятельности. Городские статуты четко определяли функции подеста, которые носили преимущественно судебно-полицейский характер. Его авторитет в городе был высок, он председательствовал в городских советах, но законодательных прав не имел. В ходе дальнейшего развития государственных структур происходило постепенное сужение властных полномочий подеста – за ним сохранялось лишь право высшей юрисдикции по гражданским и уголовным делам.

Смена консульского режима властью подеста не уменьшила социальную напряженность в городах-государствах Северной и Центральной Италии: на протяжении всего XIII столетия борьба олигархических группировок, в которую вовлекались средние слои пополанства и плебс (как правило, она принимала форму жесткого партийного противостояния гвельфов и гибеллинов), оставалась повседневной реальностью. За партийными вывесками пропапской или проимператорской ориентации скрывались самые разные социальные интересы. В условиях экономического подъема во многих городах набирало силу купечество, которое, как и верхушка ремесленных цехов, претендовало на более широкое участие во властных структурах. Во внутригородских конфликтах поляризация социальных сил приобретала все более четкий характер: с одной стороны, нобилитет, который нередко шел на союз с купеческой верхушкой, с другой – объединявшие свои усилия торговцы средней руки и ремесленные мастера. Плебс, составлявший основную массу населения города и весьма разношерстный по своему происхождению (это были переселившиеся в город крестьяне, подмастерья, поденные рабочие, деклассированные люмпены), не имел собственной устойчивой позиции и становился на сторону то одной, то другой группировки, борющейся за власть в городе. Показательно, что в атмосфере постоянной социальной напряженности организованное в цехи пополанство средней руки во все большей степени осознавало свои интересы и оформлялось в самостоятельную партию, стремясь потеснить у руля правления олигархическую группировку нобилей и крупного купечества.

К концу XIII в. пополанам удалось одержать победу во многих городах, но со своими противниками они стали расправляться теми же методами, которые применялись в ходе борьбы аристократических кланов. Самым суровым наказанием было лишение имущественных и гражданских прав и изгнание из города. Победа пополо утверждала власть цехов и купечества, однако существовавшая государственная система не разрушалась, но лишь дополнялась новыми структурами. Впрочем, и патрицианская олигархия, когда она обретала полное господство над пополанством, тоже не стремилась отменять сложившиеся институты власти, а приспосабливала их к собственным интересам и создавала со временем новые магистратуры для упрочения завоеванных позиций. Особую роль в этой связи играла система выборов на должности в высших магистратурах: от прямых выборов начали переходить к системе выборщиков и созданию особых избирательных сумок с карточками, где были указаны имена «нужных» кандидатов (карточки выбирались по жребию).

Нельзя не подчеркнуть преемственность демократических порядков, которые получали правовую основу в статутах, как важную особенность развития государственной системы в итальянских городах-республиках. Там, где пополанство в борьбе с нобилями одерживало победу, как это было во Флоренции, Пизе, Болонье, Перудже и ряде других городов, наряду с Большим советом, или Советом коммуны, возникал Совет народа, в котором могли быть представлены только пополаны, в первую очередь старейшины цехов. Во главе городского ополчения был поставлен капитан народа (capitano del popolo), избиравшийся на один год из рыцарей-чужеземцев. Его функции переплетались с полномочиями подеста, а в некоторых городах капитан народа даже заменил собой подеста. Так внутри «большой коммуны» стала складываться «малая коммуна», отражавшая интересы верхушки пополанства. Новая форма правления на какое-то время обеспечила баланс политических сил, но не привела к прочной социальной устойчивости в городе. Наиболее влиятельные аристократические фамилии не оставляли надежд на утверждение всей полноты власти в рамках «большой коммуны». В такой обстановке начала возрастать роль капитана народа, командовавшего цеховым ополчением, – пополанство видело в нем гаранта своих интересов. Это открывало путь к установлению синьории – новой формы правления, которая стала утверждаться в городах Северной и Центральной Италии во второй половине XIII – начале XIV в.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10