Лидия Брагина.

Италия в Средние века и раннее Новое время: V–XVII вв.



скачать книгу бесплатно

В XII в. жители вилл и бургов, стремившиеся к хозяйственной и административной самостоятельности, находили поддержку у городских коммун, в частности в судебных тяжбах против своих сеньоров. Однако уже в первой половине XIII в., когда города-коммуны превратились в самостоятельные государства, их отношение к сельской округе начало меняться под влиянием новых экономических и политических интересов. Более сильные в военном и политическом отношении города стремились расширить земельные владения в дистретто, подчинить своей юрисдикции небольшие коммуны и бурги. Далеко не всегда они добивались своей цели с помощью оружия, а чаще использовали политические методы: заключали унии, обещая безопасность торговых путей и военную защиту, покупали права на установление налогов и пошлин, а со временем начали посылать в подвластные коммуны своих представителей, наделяя их полицейско-административными функциями.

Империя, папство и города-коммуны

В XI–XII вв. Италия стала главной ареной борьбы Германской империи, претендовавшей на ведущую роль в Европе, и папства, которое стремилось утвердить свое верховенство над светскими государями христианского мира. Правда, после раздела в 1054 г. церкви на Западную, католическую, и Восточную, православную, притязания римских пап простирались лишь на западноевропейские государства. Напряженное противостояние двух мощных универсалистских политических сил периодически взрывалось ожесточенными конфликтами, в которые вовлекались и итальянские города. В самом начале XI в. папа Сильвестр II и германский император Оттон III выдвинули утопический план создания универсального христианского государства, в котором высшая светская власть принадлежала бы императору, а папа был бы его духовным главой. Этому плану, где предусматривалось верховенство императора, не суждено было сбыться не только из-за смерти его инициаторов, но и в силу противодействия ему со стороны Англии, Франции, Византии, германской и римской знати, а также клира. В последующие десятилетия XI в. папская власть оказывалась во все большей зависимости от воли германских императоров, и это вызывало растущее недовольство римского духовенства. В широких кругах общества назревало движение за церковную реформу, за нравственное очищение духовенства, за верховенство папской власти.

Решительный шаг к укреплению авторитета папы и всей Римско-католической церкви был сделан папой Григорием VII (годы понтификата 1073–1085), бывшим монахом Гильдебрандом. В так называемом Диктате папы, отразившем суть доктрины Григория VII, резко подчеркивалось, что светские властители должны подчиняться папе как наместнику Бога на земле и единственному главе церкви. Светским правителям запрещалось назначать и смещать епископов, что означало лишение их права на инвеституру, а духовенству не разрешалось получать церковные должности из рук светских владык. Утверждалось также, что никто не может судить папу. Германский монарх Генрих IV объявил папу «узурпатором и лжемонахом». В ответ Григорий VII предал Генриха IV церковному проклятию и освободил его подданных от принесенной ему присяги.

Под угрозой неповиновения значительной части своих подданных, включая епископов и светскую знать, Генрих IV явился в январе 1077 г. в тосканскую крепость Каноссу, где тогда находился папа, чтобы принести ему покаяние. Как кающийся грешник он трое суток стоял в непогоду перед запертыми воротами замка, добиваясь приема у папы. Григорий VII снял отлучение с Генриха IV, лишь получив от него клятвенные заверения в полном и неизменном послушании.

Ломбардская знать, противостоявшая «папе-еретику», резко осудила короля за измену их общему делу борьбы с всевластием папы, утверждая, что он «обманул надежды Италии». Однако Генрих IV, испытавший унижение в Каноссе, вовсе не собирался прекращать борьбу с «папой-узурпатором» и уступать ему свои прерогативы. Разрядив внешней покорностью папе остроту сложившейся ситуации, он вскоре перешел в наступление: создал антипапскую коалицию, а также поддержал германских епископов, которые в 1080 г. избрали нового папу Климента III. Через четыре года Генрих IV с войском вступил в Рим. Здесь в соборе св. Петра новый папа короновал его императорской короной. Папа Григорий VII укрылся в римском замке св. Ангела, который германские рыцари не смогли взять штурмом, и призвал на помощь норманнское войско во главе со своим ленником Робертом Гвискаром (к этому времени норманны утвердили свою власть в Южной Италии). Поход Роберта Гвискара на Рим сопровождался насилием над жителями и многочисленными разрушениями как в самом городе, так и на подступах к нему. Григорий VII был вынужден покинуть Рим, опасаясь гнева восставших горожан, которые возложили на него вину за все свои беды. Низложенный папа отправился в Салерно под защиту норманнов, где умер несколько месяцев спустя. Климент III, получивший поддержку императора, еще долго противился утверждению власти законно избранных пап. Только Урбану II удалось прочно утвердиться на папском престоле, а после его призыва в 1095 г. к великому военному походу христианского рыцарства за освобождение Иерусалима от сарацин (арабов) авторитет римского первосвященника еще более упрочился.

Ожесточенная борьба империи и папства, развернувшаяся в последние десятилетия XI в., завершилась компромиссом – Вормсским конкордатом 1122 г., согласно которому право назначать епископов закреплялось за папским престолом. В соглашении говорилось также, что обе конфликтующие стороны могли жаловать городским коммунам Италии права самоуправления (в этом сказалась озабоченность не только императора, но и папы поддержкой со стороны городов). Так, Пиза, Сиена и Лукка получили хартии вольностей от императора, а свободы Милана и Флоренции были подтверждены папскими грамотами. Четко обозначившаяся к началу XII в. полярная политическая ориентация городов-коммун приняла позже форму «партийного» противостояния гвельфов и гибеллинов – сторонников соответственно папы и императора (от нем. Welf и Weiblingen, врагов императора из рода Вельфов и названия императорского замка Гогенштауфенов Вайблинген). Однако в основе развернувшейся вскоре распри между самими городами Северной и Центральной Италии, которая длилась более двух столетий, лежала не столько приверженность папе или императору, в которых они видели гарантов своих свобод, сколько их торгово-экономическое соперничество, острая конкурентная борьба на внутреннем и внешних рынках.

Походы императора Фридриха I Барбароссы в Италию

Политическая разобщенность городов-коммун, усилившаяся к середине XII в., позволила германскому императору Фридриху I Гогенштауфену, прозванному Барбароссой («рыжебородый»), начать решительное утверждение своих верховных прав на территории Северной и Центральной Италии. Страна с множеством процветающих городов стала одним из главных направлений его внешней политики. В течение 22 лет (с 1154 по 1176 г.) он предпринял несколько военных походов в Италию для усмирения непокорных городских коммун, которые с оружием в руках героически отстаивали свои права самоуправления и политическую независимость. Вступив в 1154 г. с войском в Ломбардию, Фридрих I собрал под Пьяченцей совет из представителей феодальных сеньоров и городов-коммун Ломбардии и потребовал от городов реализации своих императорских прерогатив (регалий), что означало бы резкое ограничение городских судебно-административных и финансовых прав. Дело в том, что к этому времени реально обязательства городов перед императором были сведены к минимуму – к предоставлению небольших денежных субсидий и военных отрядов. Серьезные претензии Фридрих I предъявил прежде всего Милану, который активно утверждал свою власть в Ломбардии. Встретив со стороны Милана решительный отказ выполнить его требования, император приказал войску разрушить несколько небольших коммун в окрестностях города. Однако эта угроза лишить Милан власти над ближайшей округой не дала заметных результатов.

Короновавшись в Павии итальянской короной, Фридрих I двинулся на Рим, где по традиции должен был получить из рук папы и с согласия римлян императорскую корону. Для папы Адриана IV там сложилась довольно тяжелая ситуация: жители Рима требовали от него признать право на существование коммуны, провозглашенной в городе еще в 1143 г. Во главе коммунального движения в начале 1150-х годов стоял проповедник Арнольд Брешанский, который сурово критиковал высшее духовенство за отступление от нравственных принципов христианства, осуждал клир за алчность, лицемерие, продажность. Папа поставил условием коронации Фридриха I выдачу Арнольда Брешанского, который был захвачен в плен рыцарями императора при их вступлении в Рим. Фридрих I, настроенный на союз с папой в своей борьбе против городов, выдал ему «еретика», который был брошен в тюрьму и вскоре казнен. В Риме вспыхнули волнения жителей, возмущенных казнью известного проповедника, к тому же поддерживавшего движение римлян за коммунальные права. По просьбе папы император жестоко расправился с восставшими. Однако наметившийся союз папы Адриана IV и Фридриха I оказался недолгим. Император был очень недоволен тем, что папа признал права на трон в Сицилийском королевстве его противника, норманнского правителя Вильгельма I.

Фридрих I покинул Италию, но в 1158 г. начал новый поход. Теперь у него было два врага – города-коммуны и папа, недовольный тем, что в нарушение Вормсского конкордата назначение епископов вновь перешло в руки императора. Подойдя с войском к Милану, который продолжал упорствовать в своем неповиновении опираясь на поддержку других городов-коммун, император еще раз выдвинул свои требования: восстановление регалий, утверждение избранных коммуной консулов и уплата дани в 9 тыс. марок серебром. Новым шагом Фридриха I стал созыв в том же году Ронкальского сейма – совета из представителей ломбардских городов и феодальной знати, многие из которой были его вассалами; на этот сейм он пригласил также четырех известных юристов из Болоньи. Совет поддержал мнение знатоков права, ссылавшихся на Кодекс Юстиниана, о правомочности претензий императора на регалии и верховную судебную власть, которые тот предъявил городам-коммунам. Большинство ломбардских коммун отказалось подчиниться решению сейма. В ответ первый же город, оказавший сопротивление (им стала героически защищавшаяся Кремона), по приказу императора был безжалостно разрушен. Столь же решительно и жестоко Фридрих I действовал во время нового похода в 1161–1162 гг., когда, опустошив сельскую местность вокруг Милана, начал летом 1161 г. осаду города. Весной следующего года после многомесячной осады и наступившего голода магистраты были вынуждены сдать Милан императору. Фридрих I приказал жителям покинуть город, а солдатам разрешил разграбить их дома и сжечь. Милан был почти полностью разрушен.

Политика императора, силой и жестокостью добивавшегося покорности от городских коммун, подтолкнула большинство из них к заключению союза с папой Александром III. Опираясь на поддержку папы и помощь ряда городов Ломбардии, Милан в течение трех лет сумел отстроить стены и в 1165 г. вошел в оборонительный союз с Венецией, Вероной, Падуей и Виченцей, образовавших Веронскую лигу. В ответ на эти действия император предпринял в 1166 г. очередной поход в Италию, но начавшаяся в его войске эпидемия вынудила его вернуться в Германию. Тем временем итальянские города, оставив распри, стали активно объединять усилия по укреплению своей военной мощи: в 1167 г. Бергамо, Мантуя, Бреша, Феррара и Кремона создали еще одну лигу, которая в том же году соединилась с Веронской лигой. Так возникла Ломбардская лига – мощный союз городов-коммун, которым оказывали поддержку не только папа, но и Сицилийское королевство. На средства лиги был полностью отстроен Милан и возведена близ него стратегически важная крепость, названная в честь папы Александра III Алессандрией. К 1174 г., когда Фридрих I начал новый поход в Италию, Ломбардская лига, которая все эти годы активно готовилась к решительной борьбе с императором, включала уже 37 городских коммун Северной и Центральной Италии.

Весной 1175 г. Фридрих I после неудавшегося штурма Алессандрии начал осаду крепости. Войско Ломбардской лиги в свою очередь окружило отряды императора. Полной победы, однако, тогда не удалось добиться ни одной из сторон, но через год, 29 мая 1176 г., в исторической битве при Леньяно император потерпел решительное поражение от объединенных сил городских ополчений (они состояли преимущественно из рыцарей и пополанов Милана и Бреши), которые лига выдвинула против профессионального войска Фридриха I. Император во время сражения был сбит с лошади и исчез в суматохе, оставив на поле боя свой меч и знамя, а его рыцари в панике разбежались. Одержав столь убедительную решающую победу над Фридрихом I, итальянские города-коммуны отстояли свою независимость. Выиграло и папство, поскольку после битвы при Леньяно многие вассалы императора перешли на сторону папы. Фридрих I не решился на новый поход в Италию. В 1177 г. он подписал соглашение, в котором признал верховную власть папы и отказался от всех преимуществ, завоеванных в предыдущих походах. В последующие годы шли длительные переговоры об условиях мира, который был заключен в Констанце в 1183 г.

Мирное соглашение юридически закрепило победу итальянских городов. Ронкальские постановления 1158 г. отменялись. Городские коммуны признали суверенитет императора и некоторые его права – на разбирательство и решение судебных дел высшей юрисдикции, на постой войска с обеспечением его провиантом, на утверждение, по сути формальное, избранных в коммунах консулов. В свою очередь города приобрели чрезвычайно широкие полномочия. Им предоставлялось право избирать всех магистратов, чеканить свою монету, осуществлять суд по всем гражданским делам, а также по уголовным делам низшей юрисдикции. Особое значение приобрело полученное городами право иметь собственное войско, объявлять войну и заключать мир. Тем самым городские коммуны Северной и Центральной Италии фактически получили статус независимых государств. К концу XIII в. в Северной и Центральной Италии насчитывалось около 70 самостоятельных городов-республик – явление уникальное в феодальном мире Европы той поры. В отличие от Южной Италии, где сложилась централизованная монархия в Сицилийском королевстве, здесь сформировалась политическая система полицентризма, не равнозначная, однако, феодальной раздробленности, поскольку она не препятствовала, а во многих случаях эффективно помогала росту городской экономики и благосостояния граждан. Небывалый расцвет городской цивилизации в Италии в последующие столетия вывел ее в число самых передовых регионов средневековой Европы.

Политическое устройство городов-коммун в XI–XII вв

Политическое развитие городов-коммун прошло несколько стадий. В период со времени провозглашения коммун и до начала XIII в. в большинстве городов существовала система консульского правления. Законодательная власть в этот период принадлежала, как правило, двум советам – Большому, или Генеральному (consiglio grande, consiglio generale), и Малому (credenza, senato). Исполнительная власть находилась в руках коллегии консулов, число которых в разных городах колебалось от двух до 20. Консулы избирались поначалу на парламенто, или аренго (городском сходе участников движения за коммуну), а затем эта прерогатива перешла к Большому совету. Срок их службы не превышал одного года, по истечении которого консулы должны были дать публичный отчет о своей деятельности. Вторичное избрание на должность консула, как и участие в составе советов, было возможным только после перерыва в три и более года. За службу консулы получали солидное вознаграждение, а их основные функции были связаны с осуществлением правосудия и командованием городским войском. Функцию контроля над деятельностью консулов выполнял Малый совет, на заседаниях которого они были обязаны присутствовать. Малый совет состоял из представителей нобилей и богатого купечества, он был правомочен решать важные для жизни коммуны дела. Формировались и другие коммунальные магистратуры, которые ведали торговыми делами, обороной, сбором налогов и пошлин, благоустройством города. Все магистраты на раннем этапе существования коммун избирались из числа жителей города – нобилей, вальвассоров, рыцарей, купцов, но лишь тех, кто активно участвовал в движении за утверждение городской свободы и коммунальных прав. Избирательные права сохранялись и за их потомками. Со временем часть магистратов стал назначать Малый совет, а сроки их службы не превышали нескольких месяцев.

В борьбе с враждебными коммуне окрестными феодалами городским ополчением обычно руководили рыцари (капитаны) или вальвассоры, игравшие заметную роль в общественной жизни города. Однако главные плоды победы над сеньорами доставались, как правило, не рыцарям и купцам или тем более простым ремесленникам, а нобилям, городской аристократии. Переселившись в город, они возводили здесь дома-башни крепостного типа, в которых жили не только их многочисленные семейные кланы, но и вассалы, составлявшие вооруженные отряды. В то же время постепенно включаясь в торговое и финансовое предпринимательство, нобили оказывались тесно связанными с крупным купечеством и обрастали клиентелой из средних слоев пополанства (термином popolo обычно называли состоятельных горожан, прежде всего купцов и ремесленников). Имея надежную военную и общественную опору, урбанизированная феодальная аристократия превращалась в обладавших политическим весом магнатов, которые начинали задавать тон в городах и оказывалась широко представленными в главных магистратурах. В XII в. во многих городах сложился тип аристократической коммуны, где знать оттеснила от власти не только торгово-ремесленную часть населения, но также менее знатных нобилей, вальвассоров и рыцарей. Впрочем, что касается самих институтов власти, то они формировались в республиканско-демократическом русле, когда в избрании магистратов участвовали, как и прежде, самые разные слои горожан.

Законы коммуны предусматривали ряд мер, которые должны были воспрепятствовать усилению влияния отдельных магнатов и тем более установлению единоличной власти. Дело в том, что государственная система складывалась в коммунах в ходе борьбы различных внутригородских политических сил и их интересов. В первой половине ХIII в. эта борьба приняла перманентный и особенно ожесточенный характер. Влиятельные семейные кланы магнатов, постоянно враждовавшие друг с другом, стремились к обретению господствующих позиций в структурах власти, нередко используя военную силу, что на долгие десятилетия определило напряженную социально-политическую атмосферу городской жизни. Оказавшиеся у власти магнаты преследовали в первую очередь собственные, клановые и групповые интересы, лишали своих политических противников возможности вмешиваться в обсуждение и принятие законов коммуны и нередко под благовидным предлогом добивались изгнания их из города как предателей интересов коммуны. Лишение гражданских прав (аммониции), как правило, сопровождалось и конфискацией имущества, которое становилось собственностью коммуны. Аммониции вошли в законодательство большинства коммун и широко практиковались в XIII – ХIV вв., в пору активной внутриполитической борьбы за власть между различными социальными группами. Основанием для лишения гражданства и изгнания могли служить обвинения, иногда ложные, в предательстве интересов коммуны и нанесении ей материального ущерба. Изгнанники (fuorusciti) находили прибежище в других коммунах, чаще в тех, которые находились во враждебных отношениях с их родиной. Среди таких изгоев было немало преуспевающих купцов, сумевших нажить новые состояния.

Город и деревня в Северной и Центральной Италии

В ходе борьбы городов с сеньорами, когда многие феодалы были вытеснены из сельской округи, она становилась сферой интересов городов, которые претендовали не только на земли в контадо, но и стремились подчинить своему финансовому и административному влиянию расположенные в дистретто бурги и другие поселения городского типа. Сельская округа была главным источником снабжения города продовольствием и сырьем для ремесла. Одним из путей утверждения власти города над округой стало приобретение земельных наделов как отдельными горожанами, так и коммуной в целом. При этом земли коммуны в свою очередь сдавались в аренду или продавались жителям города. В быстро набиравшем темпы процессе мобилизации земельной собственности участвовали не только знать и купечество, но и средние слои пополанства – простые ремесленники и лица свободных профессий (нотарии, медики, учителя). Во владении рядовых, не слишком состоятельных горожан оказывались, как правило, небольшие участки пахотной земли, оливковые рощи, виноградники, снабжавшие их семьи необходимым продовольствием. Крупные землевладельцы имели возможность продавать излишки полученной сельскохозяйственной продукции. Показательно, что торговый обмен между областями Италии включал пшеницу, просо, другие зерновые, а также бобовые культуры, оливковое масло, вино, причем вино и оливковое масло широко вывозились и в другие страны.

Активное втягивание деревни в сферу товарно-денежных отношений и городской торговли определило одну из особенностей аграрного развития Италии – уже в XII в. здесь наметилась устойчивая тенденция повышения в системе крестьянских платежей удельного веса натуральной ренты. Отчасти это объяснялось ростом числа земельных собственников из среды горожан, нуждавшихся в продовольствии и к тому же предпочитавших самостоятельно сбывать излишки сельскохозяйственной продукции как на внутреннем, так и на внешних рынках.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10