Лидия Беттакки.

Треснувшее зеркало для пленницы красоты



скачать книгу бесплатно



Я забилась в угол гостиной и рукавом велюрового домашнего халата вытерла слёзы. На душе было омерзительно обидно и больно, и я ещё раз осознала ошибку своего нового

замужества.

– Чего ревёшь? Я слезам не верю, и ты это прекрасно знаешь, – Флавио подошёл ко мне

вплотную и задышал перегаром, сверля меня неистовым звериным взглядом.

– Как же ты посмел поднять на меня руку? Ты вообще в своём уме? – всхлипывала я, чувствуя себя самой беззащитной и слабой женщиной на свете.

– Ты меня достала и толкнула сама на этот шаг. Ты всё ещё забываешь о том, что ты моя жена, и должна быть покорной. Если я сказал «нет», значит, нет, и не сметь мне перечить!!!

Мой муж смотрел на меня, словно бык, налитыми кровью глазами на раскрасневшемся от выпитого алкоголя лице.

– Но я же всего лишь хотела съездить навестить Алину и Олю, моих подруг. Что в этом такого? И ты их прекрасно знаешь к тому же, – как могла, оправдывалась я и дрожала, словно осиновый лист, на нервной почве, преданно, словно собачка, глядя на супруга.

Флавио подошёл ко мне вплотную и, схватив за подбородок, резко развернул моё лицо к себе.

– Ты меня за дурака принимаешь, да? – сквозь зубы процедил он. – Ты думаешь, я не знаю, что ты всё ещё навещаешь своего бывшего больного мужа. Самаритянка мне нашлась! Да ты просто любишь его и не можешь никак забыть. Не нужно мне было тебя вырывать из его среды обитания, ох, не надо было! – отчаянно тряс головой Флавио и сверлил меня таким взглядом, от которого мне стало ещё больше не по себе. – А я вот, как лох, повёлся и поверил тебе, что ты будешь любить только одного меня до конца дней. Пожалел тебя! Все вы, женщины, шлюхи, вам только деньги подавай, на пузо только брать и умеете, чтобы охмурить богатого мужика.

– Флавио, ну откуда у тебя такая фантазия? Если я даже и заезжала иногда навестить семью моего бывшего супруга, то это касалось исключительно деловых отношений. Да и почему я должна людей отвергать и пренебрегать теми, кто стали мне за пятнадцать лет жизни в Италии родными? Это, во-первых. Во-вторых, на пузо тебя никто не брал, это совершенно не наш был случай, следует заметить. Ты сам настоял на том, чтобы я окончательно оставила бывшего супруга и переехала жить к тебе. И потом ты захотел жениться на мне, объясняя сей факт тем, что в твоём социальном положении нужно выходить на люди исключительно с официальной женой, а не с сожительницей. Ты сам настоял на официальной женитьбе, мотивируя этим фактом. Это, в-третьих. Или я ошибаюсь?

Флавио словно меня не слышал и метнулся к комоду. Одним рывком открыв ящик, он извлёк оттуда коробок, похожий на маленький футляр, и одним махом открыл его. Руки супруга тряслись. Высыпав на тыльную часть ладони белый порошок, Флавио, закатывая глаза, стал втягивать его ноздрёй. Кокаин!!! О, Боже, только не это. Нет!!!

– Ты что задумал? Ты же обещал мне, что больше никогда в жизни не прикоснёшься к этой гадости!

Я подскочила к Флавио и смела у него с ладони полоску порошка.

– Ах, ты, сволочь! Ты что наделала?

Флавио, выпучивая налившиеся кровью глаза, кулаком заехал мне в челюсть так, что искры полетели из моих глаз.

Затем он резко схватил меня за горло. Трясясь от гнева и выражаясь в мой адрес самыми нецензурными ругательными фразами, он принялся меня душить. Перед глазами замелькали «мушки». Я пыталась вырваться, но у меня не получилось. Цепкие и сильные ладони не хотели отпускать моё горло. Мрак, темнота и тишина накрыли меня….


Я открыла глаза и увидела перед собой нашу служанку Симону. Женщина с сочувствием посмотрела на меня, погладила меня по руке и убрала с моего горла мокрую льняную повязку. Я разомкнула губы и почувствовала во рту неприятный солоноватый вкус. Мне захотелось сплюнуть. Симона словно угадала моё желание – протянула мне бумажный носовой платок. Я выплюнула в него содержимое и не удивилась, что это была кровь. Почувствовала боль в верхней части челюсти и, дотронувшись языком до верхних зубов, поняла, что у меня шатается мост, который мне успешно вставил четыре года назад мой знакомый дантист по имени Жоржио. До меня начал доходить смысл произошедшего, меня избил Флавио. Подонок! За то, что я хотела отобрать у него кокаин, он набросился на меня с кулаками. И вот результат – он выбил мне зубы. Также у меня невыносимо ныло под ложечкой. Я распахнула свой халат и увидела чуть ниже правой груди огромный синяк. Неплохо он меня отметелил. Судя по всему, когда я уже находилась без сознания. Заявлю на него в полицию, твёрдо решила я. Ни один мужчина никогда так со мной себя не вёл и не поднимал руку, а этот вот что позволяет себе! Вообще крыша поехала! Ну, нет, так тебе это не сойдёт, сволочь! Внизу послышался скрип тормозов. Приехал, вернулся, козлиная рожа! Я встала с кровати и невольно посмотрела на себя в зеркало. Под левым глазом великолепно красовался огромный синяк.

– Аморе, любимая, а вот и я! Смотри, что я тебе купил.

В дверном проёме стоял, как ни в чём не бывало, улыбающийся Флавио с двумя шубами в руках. Я лишь злым взглядом окинула его и отошла к окну нашей спальни, из которого открывался великолепный вид на сад и ровно подстриженные кустики посередине бассейна. Меньше всего мне хотелось сейчас видеть эту ненавистную физиономию новоиспечённого агрессивного супруга.

– Ты всё ещё на меня сердишься? А напрасно. Ты же знаешь, как я тебя люблю. Ну, прости меня, крошечка, я немного погорячился.

Флавио задрал мой велюровый халат и попытался проникнуть ладонью в мои трусики. Меня стошнило. Челюсть противно ныла шатающимися зубами. Дёсны болели и кровоточили.

– Уйди от меня, – скомандовала я, отталкивая Флавио. – Ты вообще отдаёшь отчёт своему поведению? Как ты посмел поднять на меня руку?

По щекам покатились слёзы, нервы мои сдавали.

– Моя куколка, ну прости меня. Сам не знаю, что на меня нашло. Прости, ты же знаешь, какой у меня сейчас гнусный период. Последние переговоры с компаньонами сошли просто на нет. Наши капиталовложения в Африке на грани краха. А я ведь вложил миллионы евро. Пошёл на поводу у соучредителей и вот чувствую, что попал по самые "мама не горюй".

Флавио отвёл в сторону глаза и прикусил губу. Я вытерла слёзы бумажным платком. Он подошёл ко мне и сильной рукой притянул к себе. Как только супруг попытался припасть к моим губам, я небрежно оттолкнула его.

– Уйди. Мне больно. Посмотри, что ты мне натворил, – я открыла рот и показала свои окровавленные дёсны и шатающийся верхний мост, который мне пришлось вставить несколько лет назад, дабы скрыть выпавший передний зуб.

– Тезоро, драгоценная, я признаю свою вину и прошу у тебя искренне прощения! Это никогда больше не повторится, поверь мне.

Супруг сценично опустился на колени и принялся целовать мне руки, приговаривая:

– Ты единственная моя любовь. Я никого так не любил как тебя, поверь. Поэтому я и становлюсь таким сумасшедшим, прости меня, аморе, любимая. Сейчас же съездим к моему другу дантисту и отремонтируем твой прекрасный ротик.

– Хорошо. Я тебя прощу лишь при одном условии, – я серьёзно с вызовом посмотрела на супруга-лицедея.

– Говори, джойя, моя драгоценная. Я всё исполню, главное, чтобы ты меня простила.

– Ты с сегодняшнего дня больше не выпьешь ни капли алкоголя, договорились? Даже пива и вина.

– Любимая, но ведь вино это же и не алкоголь, по сути. Я же итальянец, и вино для меня – это всё равно, что молоко, поверь, – Флавио наивно улыбался, словно нашкодивший ребёнок. – Ты посмотри на меня, какой я сильный и здоровый мужчина. Ну, что мне это вино?

– От вина ты становишься агрессивным, сам того не замечая. Ведь ты не выпиваешь, как все нормальные люди, один бокал при приёме пищи. Тебе же нужно бутылку всосать, да ещё и сверху полирнуть виски или ромом. И это, по-твоему, нормально? – я была непреклонна, так как понимала, что Флавио нельзя давать слабину. – А наркотики? Ты же клялся, что завязал много лет назад? И теперь? Снова нюхаешь?

– Прости, меня, Лиза. Повторяю, этот долбаный период меня выбил из колеи. Я не знаю, чем мне успокоиться, чтобы отвлечься от мыслей, – глубоко вздохнул супруг. – Я вот по наставлению товарища заказал для нас с тобой путёвку в Кортину на горнолыжный курорт. Кстати, по этому поводу я прикупил для тебя две шубки, примерь их сейчас, будь добра.

Флавио снова подошёл ко мне и виновато потёрся носом о мою щёку.

– Ну, хорошо, аморе, уговорила! Обещаю тебе больше одного бокала за ужином не употреблять, но также при одном условии с моей стороны, – заявил Флавио.

– И каком же? – спросила я, глядя на раскрасневшуюся физиономию супруга.

– После ужина мы займёмся с тобой сексом в твою запретную дырочку, которая меня так манит. А вот ты всё ссылаешься на тот факт, что тебе туда больно, и не даёшь мне.

– А я и не отрицаю этот факт. Это извращённый секс. И к тому же вредный, – непреклонно отпарировала я.

– Глупенькая, ты даже не представляешь, какой можно испытывать от этого кайф и даже получать оргазм. Просто ты должна расслабиться и в остальном довериться мне. Я же твой муж, как никак, – лепетал Флавио, и в его глазах разгоралась самая настоящая кобелиная похоть. – Ладно, сменим аргумент, это я так просто, к слову. У меня с тобой в сексе нет приоритетов, и ты об этом знаешь. Ну-ка, примерь шубейку, будь добра.

Флавио поднёс мне манто из комбинированного песцового и норкового меха. Такой красоты я ещё никогда и нигде не видела. Меха переливались, словно бегающие живые зверьки. Я облачилась в это произведение стилистов марки « Кавалли» и посмотрела на себя в зеркало. Хорошо, ничего не скажу. Мои блондинистые пепельные локоны сочетались тоном с этим великолепным манто. Вот если бы ещё не фингал под глазом, который портил весь пейзаж!

– Сэй, беллиссима! Ты прекрасна! Сколько я перевидал на своём веку женщин, но ни одна не сравнится с твоей красотой, Лиза. Как же мне повезло с женой в третий раз. Ведь недаром говорят, что Бог любит троицу! Примерь и вот эту шубку тоже.

Флавио протянул мне на этот раз коротенький пиджачок из меха норки с великолепной отделкой чёрного цвета.

– Под джинсики, которые я тебе вчера купил в бутике элитных вещей «Аркадия». Ты будешь просто куколкой. Эх, как же мне все будут завидовать на курорте, глядя на такую жену! Ты ведь настоящая синьора. А там ещё на Кортине тебе и сапожки прикуплю! А ещё будет лучше, если ты будешь просто голенькая в этих шубках, мы с тобой займёмся любовью, и я буду трахать мою пушистую лисичку на нашем гостиничном ложе. Ну, ты как, довольна обновочками?

Флавио находился на эйфоричной ноте и, подхлёстнутый сексуальной фантазией, лепетал и сиял, как тульский самовар. Достав из кармана сотовый андроид «Нокиа», он набрал номер своего дантиста и, перекинувшись с ним парой фраз, отрапортовал мне:

– Собирайся, жёнушка! Поедем реставрировать твой ротик. Я исправлюсь, обещаю. На обратном пути я тебе сделаю ещё один подарочек, какой, пока не скажу.

На его физиономии появилась лукавая улыбка во весь рот.

– Сейчас пойду умоюсь, оденусь, и поедем, – бросила я и удалилась в ванную комнату.

– Может, сначала потрахаемся? Как ты на это смотришь? А потом я сам тебя одену, – донёсся из комнаты голос Флавио.

– Размечтался! – иронично хмыкнула я и включила в ванной комнате кран из настоящей бронзы. Дёсны ныли и кровоточили.

– Да, ну и видок у меня, однако! Придётся не одним слоем тонального крема замазываться, – вздохнула я, глядя на своё отражение в зеркале в виде сердца с позолоченным обрамлением в виде косы.


***


Я приехала в Италию примерно десяток лет назад. Моя лучшая подруга работала по контракту в русском ресторане в курортном городке на Адриатическом побережье, и так как по причине болезни матери она была вынуждена вернуться на Родину, Надя не хотела потерять рабочее место. На тот момент в начала 2000 годов русскоязычных иммигрантов было в Италии немного. И поэтому Надя, поговорив с хозяином ресторана синьором Луиджи, выдвинула мою кандидатуру на время своего отсутствия. Как ни странно, хозяин дал согласие и после бюрократических заморочек ходьбы по инстанциям выслал мне по почте заказным письмом все соответствующие документы для оформления рабочей визы. Я прибыла в город Киев в консульский отдел и подала документы на процедуру оформления визы. Когда же через две недели заботливая почтальонша тётя Галя принесла мне уведомление, я с радостью понеслась на почту. Распечатав заказной пакет, я открыла заграничный паспорт. В середине, на двадцатой странице, сияла лазерными печатями и штампами итальянская рабочая виза.

– Доченька, ты меня покинешь на целые полгода, – грустно кивала головой моя мама.

– Мамуля, ну, а что делать-то? Работы здесь больше никакой не осталось. Наш завод по производству конденсаторов, где я трудилась, закрыли. А так хоть поеду, мир посмотрю, да и Надьке сделаю доброе дело.

– Ой, доченька, переживаю я за тебя. Незнакомая страна, незнакомые люди. Язык совершенно тебе посторонний. И как у тебя там всё сложится? – не унималась моя мама, главный агроном области по специальности.

– Всё у меня будет окей, мамуля. Ты главное не волнуйся за меня. Надька же вон не пропала. И к тому же замуж собирается за итальяшку. Глядишь, и я там свою судьбу найду.

Маме ничего не оставалось, как согласиться со мной и благословить на дальнюю дорожку. Провожая меня на железнодорожном вокзале, мама вытирала слёзки на своих небесного цвета глазках ситцевым платочком в клеточку. Модная стрижка каре пепельно-русого оттенка ей была очень к лицу. Кроме меня, у мамы никого не было, так как мой папа отошёл в мир иной несколько лет назад из за болезни печени. Он был любитель выпить, пагубное пристрастие рано свалило его, и он умер на пятидесятилетнем рубеже, спустя две недели после своего дня рождения.

– Мамочка, перестань слёзы лить. Я, как приеду, сразу же тебе позвоню. Вот увидишь, всё у нас будет хорошо. Я денежек заработаю, тебе вещичек прикуплю, – я обняла маму и потёрлась носом о мамину щёку, пахнущую её любимыми духами « Пани Валевска».

Распрощавшись на перроне с мамой, я села в поезд и отбыла в направлении Украина – Италия, с пересадкой в Чопе на Венгрию. Затем из Венгрии на Венецию. Подруга встретила меня солнечным утром около центрального железнодорожного вокзала, и мы сразу же отправились на экскурсию по всемирно известному городу на воде. Я словно попала в сказку. Всё мне было диковинно и необычно. Затем к вечеру мы сели на местную электричку и двинулись в город, где мне предстояло проживать и работать. Ресторан под названием «Каза русса» находился в центре этого курортного городка на Адриатическом побережье. Я быстро освоила должность официантки, а также итальянские вводные фразы с названиями русских блюд на чужом тогда ещё для меня языке. Хозяин заведения был мной доволен и хвалил меня. Вскоре у меня появился поклонник по имени Жан Карло. Разведённый солидный бизнесмен, который был старше меня на шестнадцать лет. В мой выходной день мы ходили с ним гулять, кушали великолепное мороженое, и он стал задаривать меня подарками. Это были браслеты, колечки, фирменные вещи и прочие приятные сюрпризы. Когда же вернулась Надя, мне пришлось покинуть работу в ресторане, так как мои контракт и виза подошли к концу. Я, безусловно, соскучилась по маме, но почему-то не хотела покидать солнечную страну. И как раз в этот момент Жан Карло предложил мне сожительствовать и переехать к нему. Я согласилась. Так как он оказался очень обеспеченным человеком, работать мне было не нужно. Он регулярно выдавал мне деньги на расходы, не считая вместе проведённых шопингов, поездок и так  далее. У Жан-Карло от предыдущего первого брака было двое детей двойняшек – Валентино и Дебора, с которыми он меня также познакомил. Мы очень часто ходили с ними в рестораны и даже поехали вместе на Сицилию в летний сезон на десять дней. Но время шло, и у моего сожителя в бизнесе начались проблемы. Его частная фирма по продаже акустических систем элитных марок оказалась на грани разорения.

– Еизаветта, ты пойми меня правильно. У меня растут двое детей, которых мне придётся ставить на ноги. А я почти банкрот. Ты великолепная молодая женщина и заслуживаешь встретить мужчину, который тебя будет любить по-настоящему и женится на тебе. Ты ведь мечтаешь надеть белое платье. Сама не раз об этом твердила мне. А я не готов больше в своей жизни на шаг определённого рода, мне достаточно было брака с Кристиной, первой женой, – закуривая очередную сигарету, нервничал мой сожитель и шагал по комнате из угла в угол.

– Жан Карло, не вижу проблемы. Будем жить, как и жили до этого времени, – успокаивала я его. – Давай я также устроюсь куда-нибудь на работу. Я ведь понимаю, что тебе тяжело сейчас.

– Лиза, на какую ты устроишься работу? Разве что мыть полы, либо сиделкой. Я человек в обществе не последний, будет просто унизительно и не престижно для моей персоны иметь сожительницу, которая прислуживает уборщицей. Жизнь нам выстраивает определённые правила поведения по статусу. Ты должна меня понять. Я оплачу тебе билет на самолёт, и ты вернёшься к маме на родину. Сама ведь твердишь много раз, что соскучилась по маме и по родному городу.

– Значит, ты уже твёрдо решил расстаться со мной. Ну, что же, я настаивать не стану. Насильно мил не будешь. Только вот я в Украину возвращаться никак не хочу. Давай сделаем так. Моя приятельница-полячка, с которой я общаюсь на протяжении года, работает в больнице санитаркой и сиделкой. Но для того, чтобы попасть даже на такого рода работу, нужно окончить определённые курсы по специальности. Они стоят немало. Жан Карло, у меня к тебе просьба. Ты сможешь оплатить мне курсы и жильё на первое время моего обучения, а? – я решила мирно расстаться с сожителем и попросить его о последнем одолжении.

Немного поколебавшись, Жан Карло согласился. Я собрала свои вещи в чемоданы и переехала в другой город. Агнес встретила меня, помогла мне снять небольшую квартирку, и я пошла учиться на курсы. По окончании учёбы, получив диплом, я устроилась на работу в медицинский центр по реабилитации инвалидов. В основном это были люди, поступившие после аварий, пожаров и подобных происшествий. Зрелища были не столь приятные, но мне деваться было некуда, и я трудилась. Мыла несчастных мужчин и женщин с переломами, переодевала их и выносила за ними утку. Однажды к нам доставили одного парня. Он не увидел на охраняемом объекте, где трудился, открытый канализационный люк и угодил туда. Вследствие перелома у него начиналась газовая гангрена, и пришлось ампутировать ногу. Луиджи был необыкновенной красоты, словно киноактёр, или модель с обложки. Большие голубые глаза на его слегка смуглом лице вкупе с тёмными волосами придавали ему неповторимый шарм. Я поняла, что влюбилась. Мне, как ни странно, доставляло огромное удовольствие мыть его и переодевать. Молодой человек также проникся ко мне чувствами и вскоре предложил выйти за него замуж. Я сначала немного поколебалась, но вскоре согласилась. К тому же мои документы и вид на жительство подходили к концу, так что я рисковала остаться на нелегальном положении в стране, что могло грозить мне депортацией из страны.

– Доченька, может, тебе вовсе и ни к чему брак с калекой? – наставляла меня мама в очередном разговоре по телефону. – Ты же у меня вон какая красавица.

– Мамуля, и Луиджи также красив. Я же тебе высылала наши фотки.

– Да видела я, дочь. Вы, несомненно, красивая пара. Но он же ведь инвалид. И от этой горькой правды никуда не денешься. Ты пойми, что на тебе всегда хозяйство будет и обязанности. А жить на что вы будете?

– Мамуля, я ведь работаю. Да и родители у Луиджи очень обеспеченные люди. Со временем и он приловчится что-нибудь делать. Ведь сейчас существуют протезы, позволяющие орудовать ими, как своими ногами.

– Ой, дочка. Смотри сама. Но я хочу, чтобы ты была счастлива. Жаль, не смогу на свадьбу приехать к тебе. Я себя плохо чувствую, не выдержу перелёт в самолёте. Ты мне на видео сними торжество и вышли потом, – мамин голос задрожал, и я поняла, что она плачет. Бедная моя мамочка! К единственной дочери и то не сможет прибыть на свадьбу.

– Хорошо, мамуля. Как скажешь. Но мне будет тебя не хватать.

На мои глаза тоже навернулись слезы, и я попрощалась с мамой. Вскоре мы с Луиджи поженились. Мы не стали затевать шумную свадьбу, а просто устроили небольшое торжество с красивым ужином в ресторане, куда были приглашены лишь самые близкие и родные люди Луиджи. К тому времени он уже имел новый протез, разработанный по современным новейшим технологиям, и мог почти свободно передвигаться без костылей. Луиджи начал подрабатывать скульптором и делал чеканки прямо в своей лаборатории в гараже. Но наступили кризисные времена, его произведения стали невостребованными и никому не нужными. А нам приходилось оплачивать съём жилья, питание, прочие мелкие расходы. Родители помогали, чем могли, но средств катастрофически не хватало. К тому же на тот момент сократили и меня. Я встала на биржу труда, полгода мне выплачивали небольшое пособие по безработице. Однажды я, вернувшись из супермаркета, обратила внимание, что у Луиджи как-то странно блестят глаза. Супруг сослался на недомогание и молча отправился смотреть телевизор. Вскоре в нашем доме стали появляться «друзья» Луиджи, весьма подозрительные на вид люди. Он всегда находил оправдание, объяснял, что это коллеги «по цеху», то есть скульпторы. В один день в отсутствие супруга я обнаружила в мусорном ведре странный свёрток. Развернув его, я увидела использованный одноразовый шприц. Так вот что происходит в последнее время с моим супругом! Он стал наркоманом. Я набрала номер своей, ставшей на тот момент близкой, подруги Ольги и поделилась с ней новостью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное