Лиана Димитрошкина.

Хозяйка Дара-4. Прощай, хомут Ломовой Лошади!



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Знакомство противоположностей

Никто не возвращается из путешествия таким, каким был прежде…

– Чудо что за весна! – Стоя у вагона, Донара Зурабовна улыбалась предстоящей поездке: новые приключения, новые впечатления, новые знакомства. Жизнь все-таки прекрасна! Сияющий майский день блистал яркими красками. Солнышко отражалось в лужах, оставшихся после рассветного дождика, по небу неспешно проплывали пушистые облака, свежий ветерок теребил яркую зелень деревьев.

– Замечательный день, – согласился сопровождавший её подтянутый мужчина с коротенькой седеющей бородкой.

– Да, редкая теплынь, для мая-то! – подтвердила проводница в аккуратном фирменном костюмчике, возвращая паспорт. – Своевременно покиньте вагон, товарищ провожающий!

Товарищ провожающий согласно кивнул и проследовал внутрь. Войдя в вагон поезда “Чижевск – Санкт-Петербург” вслед за супругом, Донара Зурабовна увидела мужа открывающим третье купе.

– Сюда, – сделал он приглашающий жест. Вошла – как всегда, плюшевый диванчик, столик с белой салфеточкой, набор газет и крошечная вазочка с искусственным цветком.

– О, в этом вагоне полки синие и плюшевые. В прошлый раз ты ездила – были псевдокожаные и красные, как пожарное ведро. Жена, чемоданчик сразу вниз? – спросил мужчина.

– Нет, положи пока на полку, переоденусь сначала, а потом уберу, – ответила супруга.

В коридоре прозвучало выразительное покашливание, и мужчина резко повернулся, пропуская ещё одну попутчицу.

Девушке на вид было лет 30. Каштановые волосы, наспех завязанные в хвост, выбились и торчали во все стороны, джинсы, майка, никакого макияжа. Лицо красное и расстроенное. Она тяжело втащила огромную клетчатую сумку, ещё раз посмотрела на билет и огляделась в поиске своего места.

– Ну, конечно, верхняя полка! Кто бы сомневался! – возмущённо вздохнула она, и схватив поклажу, двумя руками взгромоздила её наверх, решительным жестом остановив подавшегося помочь провожающего соседки. Тот пожал плечами, чмокнул жену в макушку и вышел.

– Под дождь попала, билетов в плацкарт не досталось, споткнулась, коленку разбила, джинсы порвала… Вот всегда со мной так! Проклятая фамилия… – пристраивая сумку на второй полке, продолжала бубнить себе под нос девушка.

– Здравствуйте! – подала голос Донара Зурабовна. – Может, ваша сумка под моей полкой поместится? Там практически свободно. Девушка обернулась на голос и, слегка смутившись, сказала:

– Здравствуйте! Нет, спасибо, мне бы на третью запихнуть, всё же столько ехать, мало ли что понадобится, удобнее будет дотянуться. Меня Васей зовут.

– Донара Зурабовна. А Вася – это Василиса? Так?

– Ага, – как-то обречённо подтвердила девушка. – Василиса Невезухина я, что ежедневно подтверждается всей моей жизнью! Вот, гляньте! – и девушка выставила вперёд ногу, на коленке которой зияла эффектная дырка.

– Василиса очень красивое имя, – ласково сказала Донара Зурабовна, пытаясь утешить девушку. – А рваные джинсы сейчас очень даже в моде.

Вы присядьте – остынете, передохнёте и жизнь снова начнёт налаживаться!

Тут дверь купе снова откатилась, и внутрь вплыла ещё одна девушка. Вплыла, потому что так не ходят, не заходят и не появляются. Высокая стройная блондинка, с облаком белокурых локонов до пояса, на высоченных каблуках и в красивом розовом платье.

Следом за ней какой-то мужчина втащил роскошную сиреневую пару: огромный чемодан и изрядного размера кофр для косметики, и поздоровался. Ого, подумала Донара, чемоданище-то во всю полку, в нём жить можно. Блондинка повернулась к попутчицам:

– Привет. Ну и где мои места? – требовательно спросила она у них. – Чемоданы куда прикажете ставить? – блондинка скривила губу и обвела взглядом маленькое купе. – Какое место моё? – Она сердито уставилась на попутчиц.

– А что, в билет посмотреть слабо? – раздражённо отреагировала Василиса. – Или такие цацы, как ты, грамоте не обучены?

– А что это ты мне хамишь? – с вызовом спросила блондинка.

– Девочки, вижу, что вы устали, будет вам, – примирительно сказала Донара Зурабовна. – Нам вместе двое суток ехать. Меня зовут Донара Зурабовна, это Василиса. А вас как величать, красавица?

– Ольга Орлова, – пафосно протянула блондинка. – Друзья зовут меня Лёля. Будем знакомы. Так где всё-таки мои места?

Вася вздохнула и презрительно отвернулась, а Донара указала на два оставшихся свободными места:

– Видимо, какое-то из этих.

– Не какое-то! У меня два: для меня и для чемоданов. – Лёля повернулась к носильщику и коротко распорядилась:

– Положите на верхнюю полку. Пожалуйста. – Мужчина молча сложил чемоданы – плюхнув сиреневого крокодила прямо на застеленную ярко-белым бельём вторую полку, и едва-едва уместив рядом кофр – пожелал счастливой дороги, и, пересчитав чаевые, ушёл.

Блондинка села на своё место, вытянула длинные ноги в роскошных туфлях с красной подошвой и жалобно протянула:

– Всё из-за моего ленивого мужа. Говорила, купи билеты заранее, так нет – “Успеем!” – она скривила красивое личико, видимо, копируя нерадивого супруга.

– Теперь вот толкайся в этой малюсенькой коробочке! – Она жалобно вздохнула и продолжила: – Я всегда только СВ путешествую, и беру себе купе целиком, а тут такая незадача! – И воинственно добавила:

– Приеду – разговаривать с ним не буду!

– Глядите, какие трудности, – ехидно фыркнула Василиса. – Я тут, наоборот, парюсь, что в плацкарт не попала. Это же какие деньжищи надо иметь, что бы в СВ разъезжать.

– А ты завидуй молча! – отрезала Лёля. – Я в плацкарте не могу, ко мне там сразу приставать начинают, – то ли похвасталась, то ли пожаловалась она. – Да и как вообще там ездить можно. Люди туда-сюда снуют, чесноком дышат, чемоданы сложить некуда. Не знаю, кто как, а я к комфорту привыкла. – И видимо, решив не упускать случай уколоть собеседницу, Лёля добавила:

– Не равняй хрустальную вазу с чугунным казаном!

За окном поплыли серые хрущёвки вокзальной окраины: пока барышни бранились, поезд тронулся и набрал ход. Чижевск – городок промышленный, архитектурными изысками не блещущий. Зато зелёный – липы, берёзы и тополя высились до пятых этажей. Один из давнишних градоначальников был фанатом озеленения, и субботники по высаживанию деревьев проходили в каждом дворе. Градоначальника (как они тогда назывались? Секретари горкома? Председатели исполкома?) давно и на свете-то нет, а деревья остались, город дышит. Хотя весь июнь чихает от облаков тополиного пуха.

Донара Зурабовна наблюдала перепалку, не вмешиваясь. Девушки были примерно ровесницы, но такие разные: и по внешности, и по финансовому положению, и по характеру. Донара любила людей, любила общаться и всегда и со всеми находила общий язык. Профессия психолога и огромный многолетний опыт давал возможность “считывать” мысли и чувства окружающих, просто наблюдая за ними. И сейчас Донара видела, что обе девушки не в настроении и сцепились не потому, что злые, а просто выливают накопившееся раздражение на первого встречного. Но роль “спасателя” Донару никак не привлекала. Она давно научилась не ввязываться в конфликты, и не бросаться спасать кого-то и восстанавливать справедливость, поэтому Донара Зурабовна решила сделать то, что всегда делала в непонятной ситуации: выпить чайку!

– Девочки, я в вагон-ресторан! Кто-то ещё хочет со мной?

– У меня чайные пакетики есть с собой, – сказала Василиса. – И пирожки с картошкой тоже. Хотите, Донара Зурабовна?

– От пирожков толстеют. А за своей фигурой надо следить, – протянула Лёля, разглаживая складочки на платье. – Спасибо, я останусь. Мне надо переодеться и привести себя в порядок, – и она оценивающе посмотрела на Васю. – Я же не могу такой лахудрой ходить, как некоторые. – Лёля презрительно надула губки и начала рыться в сиреневом кофре. Модельного роста, да ещё и на каблуках, ей даже на цыпочки не пришлось подняться, чтобы похозяйничать на второй полке.

– Ещё и ноготь сломала, – горестно сообщила она, – о, вот и пилочка. Вася покраснела, бросила быстрый взгляд на висевшее на двери зеркало и уже собралась съязвить в ответ, как Донара Зурабовна её опередила:

– Ладно, располагайтесь, а я все-таки схожу, – и быстро закрыла за собой дверь, оставляя спорщиц один на один. Профессиональный секрет: иногда конфликт сворачивается сам собой, когда нет зрителей. И ещё один мой личный секрет, думала Донара, шагая по вагонам: отойти в сторону – лучший способ взять паузу, пока не станет понятно, что делать, и надо ли что-то делать вообще.

Глава 2. Девушки бывают разные… Она дура! Нет – это она дура!

Лёля открыла свой чемодан, бурча, что мужик его положил криво-косо, поверх подушки, того и гляди свалится, и принялась искать что-то более удобное, чем её теперешний наряд. Достав голубую блузочку и коротюсенькие шортики, совершенно не смущаясь Василисы, она принялась раздеваться.

– Может, мне выйти? Или ты не стесняешься? – ядовито спросила Вася. А собственно, чего ей стесняться, подумала она. Идеальное тело, идеальное бельё и полная уверенность в своей неотразимости.

– А что принципиально нового ты можешь увидеть? – добродушно спросила Лёля. Её раздражение уже улетучилось, и она полностью сосредоточилась на процессе переодевания. Длинные ноги наконец освободились от высоченных каблуков, ловко влезли в очаровательные шортики, и закрепляя на тонкой талии золотистый ремешок, она то и дело бросала довольные взгляды в зеркало.

Вот что её отличает от меня, думала тем временем Вася. Она себя любит. Она себе нравится такой, какая она есть. И она очень красивая! – в душе гнойным комком ворохнулась зависть. – Наверное, у неё муж старый, но с деньгами. Такие крали себе всегда папиков ищут. – Зависть приобрела форму осуждения. И стало вроде как полегче… или только вроде.

Василиса вздохнула, наблюдая, как Лёля вертится перед зеркалом, поправляя идеальный макияж. По купе проплыл приятный запах дорогих духов. Названия, конечно, Вася не знала, она-то пользовалась простенькой туалетной водой, и то не каждый день, но запах был… дорогим.

Ещё раз вздохнув от жалости к себе и зависти к более удачливой попутчице, Вася сходила к проводнице за стаканом. Стакан ей выдали гранёный, в жестяном подстаканнике. Зато держать его оказалось неожиданно удобно и безопасно. Она повернула краник на титане и нетерпеливо набулькала кипятка почти доверху, и тут же поезд качнуло, вода выплеснулась, едва не ошпарив руку. – Опять!!!! – прошипела она, констатируя свою хроническую невезучесть. Протиснулась в полуоткрытую дверь – перед незадвинутой половинкой дверного зеркала Лёля подкрашивала бровь – в купе, поставила на столик, бросила пакетик с чаем. Желудок противно заурчал, напоминая, что пора перекусить, но после слов Лёли о пирожках было как-то стыдно их доставать.

Вот почему так – одним всё, а другим ничего? – мысленно спросила себя Вася. Невезухина, короче… одним словом. И, разозлившись окончательно на свою неудавшуюся жизнь, достала пирожок и принялась жевать. Пирог был кособоким, едва помещался в ладони и умопомрачительно пах. Лёля, ничего не замечая вокруг, продолжала крутиться перед зеркалом. А Василиса давилась завистью, злобой… и пирожком.

– А дети у тебя есть? – неожиданно для самой себя спросила Вася. Вряд ли, подумала она. У рожавшей женщины не может быть такой потрясающей фигуры.

– Есть! – ответила Лёля! – Сынок, 5 лет. А у тебя? – Лёля бросила последний взгляд в зеркало, улыбнулась себе самой обворожительной улыбкой и повернулась к Васе. – У тебя дети есть? А ты вообще замужем?

– засомневавшись, она задала ещё один вопрос и оценивающее обвела взглядом Васю. Видать, то, что она наблюдала перед собой, заставило её усомниться.

– А что, думаешь, на меня никто кинуться не мог? – зло ответила Вася, доедая свой пирожок. – И муж у меня есть, и дочка, тоже 5 лет. – Не всем на Руси жить, как коту в масле, – философски добавила она, смешав в кучу разные афоризмы. Деловито вытерла руки салфеткой и хлебнула чаю.

– Тебе вот повезло – и красивая, и богатая. В СВ ей билетов не хватило!

– передразнила она. – А ты когда-нибудь о ком-то заботилась, кроме себя любимой? Ребёночка, наверное, нянькам скинула, муж в ресторанах сушами давится, а она по салонам шастает, всё блеск наводит.

– А тебе кто мешает по салонам шастать, – не осталась в долгу Лёля, аккуратно подпиливавшая сломанный ноготок. – Если не хочешь следить за собой, скоро придётся следить за мужем. Запустят себя, а потом завидуют, – фыркнула блондинка.

– А когда мне по салонам ходить и на какие шиши? – вяло парировала Вася. – Я на работе с утра до вечера, а дома вторая смена – убери, приготовь, постирай. Мужа и дочку накорми, за всеми прибери, и так по кругу. Какие уж тут салоны! Да и денег вечно не хватает, – обречённо вздохнула она. – Дочка растёт, как на дрожжах. Муж обувь изнашивает на раз. Родителям помогать приходится – старенькие они. Эх, тебе этого не понять! – она ещё раз вздохнула и полезла на свою верхнюю полку. – За тобой с детства, наверное, куча слуг бегало…

Лёля стояла, всем своим видом показывая, что оскорблена до глубины души. Эта девчонка её уже достала. Да представляет ли она себе, что такое быть женой богатого мужчины? Что такое жить под прицелом десятков красоток, когда на твоего мужа в каждой подворотне идёт охота? Вон, его партнёра отбили у жены по всем правилам военных действий – красотка восемнадцати лет изучила все его маршруты, а потом ловко бросилась под машину, чтоб он её спас – а там слово за слово… в прошлом году она на корпоративе напилась и поучала Лёлю, мол, ты за своим смотри, я ведь не одна такая умная… Можно подумать, что в этой конкуренции можно выиграть, если выглядеть как эта курица.

– Ты думаешь, у меня жизнь лёгкая? Думаешь, я счастье ложкой на завтрак, обед и ужин ем? – медленно спросила она.

– Не, что ложкой, не думаю! Половником хлебаешь, вот как я думаю! – фыркнула Вася. – А то по тебе не видно, что самая большая проблема в твоей жизни – сломанный ноготь, – добавила она. – А ещё других судит, барыня какая. Посмотрела бы я на тебя, будь ты на моем месте!

– А я на тебя, если бы ты попала на моё. Прислугу нормальную попробуй найти, в прошлом году была Маруся – за неделю 10 пачек масла кончилось, как так, говорю? Дык жирно поесть любите, отвечает. Муж взял её за шкварник и домой – а там у неё мешки натасканного от нас добра. Всё время уши настороже, так и норовят что-то стырить. Да и муж у меня тиран, всё приходится выпрашивать. Думаешь, легко жить с деньгами, когда в семье взаимопонимания нет.

– А думаешь, когда денег нет, взаимопонимание обязательно есть и жить легко? – в тон ей ответила Василиса.

Дверь откатилась в сторону, и в купе вошла улыбающаяся Донара Зурабовна. По всему было видно, что настроение у неё отличное, впрочем, казалось, что хорошее расположение духа её вообще никогда не покидает.

– Вы уже подружились, девочки? – лукаво спросила женщина, глядя на воинственно насупившихся красавиц. – Я так и поняла, вы с первого взгляда друг другу понравились, – пошутила она. Деваться некуда, решила Донара, придётся с этим что-нибудь сделать, иначе двое суток в одном купе длинными покажутся. – В чем причина назревающего конфликта?

– Она меня достала своими подколками, – кивнув на Васю, сухо бросила Лёля. – Жаба завистливая душит, вот и придирается. Богатым на Руси жить хорошо! – передразнила она. – Знала бы ты, как мне хорошо – не завидовала бы!

– Мне бы твои проблемы! – огрызнулась Вася, едва не упустив подушку с верхней полки. – Я бы вот с тобой с удовольствием поменялась, а вот ты со мной вряд ли захочешь!

Поезд катил через лесок удивительной красоты. Чёрные, голые ещё деревья причудливо переплетались ветками над зелёным ковром. Липы, улыбнулась Донара, их листва распускается позже других, как же красиво, как на японской гравюре.

– А может, и правда вас поменять? – задумчиво пробормотала она. – Время у нас есть, способы имеются. – Она посмотрела на застывших девушек и рассмеялась: – Да не бойтесь! Я не шаман, я психолог! А то вид у вас, как будто бабу-ягу перед собой увидели, насмешили, ей-Богу!

Глава 3. Обмен телами – вполне себе такая научная фантастика

– В общем, у меня есть к вам предложение, – начала объяснять Донара Зурабовна, потому что барышни продолжали смотреть на неё, широко открыв глаза, как будто она синебрюхий инопланетный ёжик. – Я практикующий психолог, и моя специализация – женское счастье, а я так поняла, спор как раз на эту тему?

Василиса угукнула, Лёля кивнула. И Донара продолжила, про себя заметив, что когда молчат, они очень миленькие.

– Так вот, я владею волшебной техникой, способной, образно говоря, поменять вас телами. Ты, Василиса, сможешь почувствовать, как живётся Лёле, а ты, Лёля – влезть в шкуру Василисы. Интересно? – она отвела шторку, провожая глазами уплывающие липы. Их место занял еловый частокол. Ёлки разного размера теснились вдоль путей, развесив лапы.

– А разве так можно? – в один голос спросили попутчицы.

– Я думала, так только в кино бывает, – Вася недоверчиво покосилась на Лёлю, интересно все-таки почувствовать себя такой красоткой.

– А я думала, так вообще не бывает! – отрезала Ольга. Да и влезать в неухоженное тело Васи не очень-то и хотелось. Ну, разве ради того, чтобы доказать, что Лёлина жизнь совсем не сахар.

– Так что, хотите попробовать? – Донара Зурабовна снова задала вопрос. – Это интересно и не больно! И все-таки лучше, чем ссориться всю дорогу.

– А давайте! – первой решилась Лёля. Ссориться всю дорогу она и вправду не собиралась, просто эта Вася, так открыто завидуя и презирая, способна вывести из себя кого угодно. Может, хоть заткнётся.

– А точно не опасно? – с подозрением спросила Василиса, свесившись с верхней полки. – А то у меня дочка дома и муж… Если что, они ж без меня пропадут.

– Это ж не магия вуду, – улыбнулась Донара Зурабовна. – Это психология… И – совсем немного волшебства, ну или много профессионализма, – она им подмигнула и продолжила. – Садитесь поближе и поудобнее. А я пока подготовлюсь. Да и переодеться неплохо было бы.

Донара закрыла дверь, достала из чемоданчика голубое немнущееся платье – девчонки вежливо отвернулись, Василиса к стене, Ольга принялась разглядывать деревеньку, пробегающую за окном – и быстро переоделась, аккуратно развесив на плечиках юбку, блузку и жакет. А затем извлекла красивую коробочку, похожую на старинный сундучок, деревянный, резной. Увесистая, однако, – уважительно подумала Василиса, – запаришься такую с собой таскать.

Девушки пристально наблюдали за её действиями, слова про магию навевали мысли о хрустальном шаре, волшебной палочке, чудодейственном зелье. Донара присела к столу, отодвинула подстаканник с недопитым чаем, поставила сундучок на поездную накрахмаленную скатёрку, открыла и достала…

– Шахматы… – в один голос разочарованно выдохнули барышни. И удивлённо уставились на психолога.

– Да, шахматы. А вы ожидали что-то типа свечей из ящеричьего жира, хрустального шара с голубыми искрами и сушёных лягушачьих лапок? – улыбнулась Донара Зурабовна. – Метод, конечно, волшебный, но вполне научный. Никакой магической атрибутики не требует.

Девчонки с сомнением переглянулись. Поезд выкатился из деревни, и за окном выстроились огромные ёлки.

– Итак! Расслабьтесь, сядьте поудобней, подумайте о себе, о своей жизни, – Донара говорила тихо и мягко, выстраивая резные фигурки на шахматной доске. – Василиса, ты бы спустилась, садись рядом с Лёлей, а то мне тебя не видно, когда ты над головой.

Василиса безропотно скользнула вниз – оказалось, она уже переоделась, застиранная футболка с линялым Че Геварой висела мешком.

– Вспомните своих близких, подумайте о них, о тех кого любите, подумайте о том, о чём мечтаете и чего хотите достигнуть. О своих ожиданиях и разочарованиях!

Она смотрела на девушек, разглядывая их лица, каждая погрузилась в мысли о том, о чем говорила психолог.

– А теперь внимательно посмотрите на доску и выберите фигурку, которая позовёт вас, которая понравится больше всего – это будет ваша фигура.

Лёля сосредоточенно уставилась на доску, рассматривая расставленные фигурки. Взгляд всё время возвращался к одной, к которой тянуло как магнитом. Посомневавшись ещё немного, она взяла в руки Ладью.

Василиса так долго не думала. Она обвела взглядом доску, облизала почему-то пересохшие губы и уверенно схватила Лошадку. Посмотрела на её грустную мордашку и повернулась к Донаре.

– И что дальше?

– Дальше давайте посмотрим, кто чего выбрал.

Лёля предъявила свою фигурку Донаре Зурабовне.

– У меня вот эта, не знаю, как называется.

– Ладья называется. А почему ты выбрала именно её? Чем она тебя привлекла?

– Ну во-первых, она красивая, – задумчиво сказала Лёля, рассматривая фигурку. – Ну и ещё похожа на замок сказочный. На башню для принцессы, к которой принц приезжает и привозит различные дары.

– Хорошо. А ты, Василиса, почему выбрала Лошадку? – обратилась Донара Зурабовна к второй девушке.

– Она печальная какая-то… Мне её жалко стало. Трудолюбивая, но уставшая и расстроенная кажется. Милая, и как-то выбивается из общей кучи таких величественных и пафосных фигур.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2