Лия Мовадин.

Мой монстр



скачать книгу бесплатно

© Лия Мовадин, 2018


ISBN 978-5-4490-4478-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Юна! Кончай упрямиться и выходи оттуда или, клянусь, я сломаю эту дверь! – Линк, сорокапятилетний мужчина, которого дома ждёт любимая супруга и двое детей, вот уже полчаса, как стоит перед дверью одной из многочисленных спален особняка семьи Катц и пытается вытащить оттуда непоседливую девчонку.

Вот уже девять лет Линк работает главным телохранителем детей господина Мин. Правда, скорее всего телохранителем старшей дочери Джины, потому что младшая Юна – сама по себе. Так было не всегда. На самом деле, отец и все окружающие её люди уже давно устали от выходок Юны и попросту не реагировали на выкидоны девчонки. Юна с трудом закончил школу. Продолжать образование она категорически отказала. Вместо этого она начала посещать курсы тату и решила податься в тату-мастера. Эта идея, как это всегда и было с Юной, быстро наскучила ей, и она, забросив курсы, начала учиться играть на гитаре. После – были курсы макияжа, занятие танцами и даже попытка выучиться на ветеринара. Благодаря связям и положению отца, Юну всё равно устроили в лучший ВУЗ города, и хотя сама девушка в университете появилась только раз, диплом она через четыре года всё-таки получила.


Чаще всего, кроме своего имени, Юна слышит еще одну фразу, которая преследует её всю жизнь – «Ты неправильная девушка». Сперва Юна сильно огрызался, стоило родителям или сестре озвучить эту мысль, но потом она даже привыкла и, наоборот, где-то в глубине души гордилась тем, что она «неправильная». Юна никогда не стремилась и не пыталась стать той самой правильной девушкой. Да и вообще от женского пола у неё была только внешность.

Юна красивая. Это она поняла еще в тринадцать лет, когда впервые на неё стали засматриваться парни, и она всё чаще находила валентинки и подарки в своём шкафчике. Дальше – только больше. В шестнадцать от поклонников Юне не было прохода. Плюс ко всему она постоянно меняла как длину, так и цвет волос, и что бы она ни вытворяла со своей внешностью, всё смотрелось на ней идеально. Одним словом, своей внешностью Юна была очень довольна. Всем, кроме своего роста. В глубине души она сильно завидовал росту своей сестры и чувствовала себя рядом с ней гномиком. Если бы Юна могла выбирать, то, конечно, предпочла бы родиться парнем. Но в то же время она не относилась к девушкам, которые шли против природы и настолько отождествляли себя с парнями, что превращались в мужеподобное нечто. Юна спокойно приняла свою сущность, просто правила в игре под названием «жизнь» устанавливала сама. Нет, она не сидела у окна и не ждала томно своего суженного. В то же время Юна и не искала его. Ей уже двадцать лет, и она, как говорит отец, занята только тем, что прожигает жизнь. Ни одна вечеринка города, ни одно открытие, будь то клубов, ресторанов или даже элитных бутиков, не проходило без её присутствия. Она везде была желанным гостем и душой компании.

Своё поведение с мужчинами Юна скопировала у них же. Поэтому близкие друзья часто шутили, что Юна ведёт себя с мужчинами так, как они себя с женщинами. Юну совсем не мучает совесть. Она считает, что у них в семье уже есть та самая – красивая, умная, одним словом идеальная девушка, и это её сестра Джина. Джине двадцать три года, она одна из самых завидных невест города. Джина училась в архитектурном ВУЗе в Европе. А сейчас работает над проектом музея современного искусства в центре города. Благодаря тонкому чувству стиля и красивой внешности, она не раз украшала обложки топовых журналов страны. Поэтому в глубине души Юна успокаивает себя тем, что у родителей всё равно есть отдушина в лице Джины, и отсутствие Юны сильно заметно не будет. Несмотря на всё то, что вытворяет последняя, она знает, что их с сестрой любят одинаково.


После того, как отец занял нынешнюю позицию, пришлось также прятаться и от прессы. Хотя жёлтые газетенки интерес к выкидонам Юны потеряли еще год назад, отец всё равно сильно нервничал, поэтому она старалась лишний раз не мелькать, правда, получалось это из рук вон плохо. Также Юне пришлось сильно сократить контакты и везде ходить или с охраной, или врать и сбегать. Как и сегодня, когда Юна заменила скучный вечер в компании своей семьи на home party у знакомого парня, с которым она вечер в его же спальне и завершила.


Только самая близкая подруга Юны знает, что за всем этим напускным высокомерием и безалаберностью скрывается хрупкая и нежная девочка, в сердце которой вот уже два года живёт любовь. Безответная. Объектом воздыханий Юны стал один из ярких представителей «золотой» молодежи города – Джейсон Лим. Только Джейсону Юна была неинтересна. Он бабник номер один в городе, и однажды, после очередной вечеринки, они с Юной даже закрылись в кабинке туалета. Вот только Лим после проведённых совместно нескольких минут, пошёл дальше тусить, а Юна всё ждала, что тот перезвонит и пригласит хотя бы на кофе. Но этого не случилось. Они продолжили встречаться в ходе общих тусовок, и Джейсон вёл себя как ни в чём не бывало. Снова был секс, потом снова и снова. Но дальше секса дело не зашло. Юне так и не удалось вывести их отношения с горизонтальной плоскости. Лили, близкая подруга Юны, всё время отговаривает её от этих недоотношений с Джейсоном, каждый раз повторяя, что тот не самая приятная личность. Но Юна слишком ослеплена своей любовью к парню, чтобы слушать подругу. И заперлась она сейчас в спальне с дркгим именно потому, что Джейсон вроде бы должен был приехать на вечеринку, а в итоге без предупреждения укатил за город на тусовку какой-то девчонки.


***


– Я иду в машину. Если ты через десять минут не спустишься вниз, то я вернусь, выломаю дверь и за шкирку вытащу тебя оттуда! – кричит Линк и идет вниз.


Линк сидит в машине, докуривает первую сигарету и смотрит на часы. Дверца справа от водителя открывается ровно по истечении десяти минут. За столько лет работы у семьи Мин – это превращается в своего рода традицию. Юна знает, что Линк словами на ветер не бросается и угрозы всегда выполняет. Линк знает, что Юна приходит вовремя.


– Как же бесит! – первое, что выдаёт Юна, садясь на переднее сиденье рядом с водителем. – Почему бы тебе и моим родителям не оставить меня в покое?


– Как же от тебя несёт! – Линк брезгливо морщится и открывает окно.


– Я вообще-то пришла тусить и я выпила, – недовольно бурчит Юна и тянет руку к сигаретам Линка. Последний не больно бьёт её по руке и отбирает пачку.


– Послушай, твой отец очень зол, – Линк выруливает на дорогу из центра. – Тебя ещё неделю назад предупредили, что будет важный ужин, и ты как член семьи должна тоже там присутствовать. Какого черта ты нарываешься? Почему мне надо ехать среди ночи и искать тебя у твоих многочисленных друзьях? Почему нельзя было прийти на ужин и отсидеть там час? С кем ты воюешь? Кому что доказываешь? – Линк говорит спокойно, достаёт вторую сигарету и даже не смотрит на девушку.


– Ну прости, – бурчит Юна. – Ты же знаешь, как я всё это терпеть не могу, и потом, Джина же там, она с достоинством представляет всех детей моего отца. – Юна поворачивается к Линку и строит просящую рожицу. – Ты же будешь долго петлять? И мы приедем, когда ужин закончится? – просит девушка.


Линк обхватывает ладонью её лицо и шутливо отталкивает к дверце автомобиля.


– Ох, найдется, когда – нибудь мужчина на тебя, который научит тебя хорошему поведению, – словно самому себе говорит Линк и сворачивает на заправку. Бензина в машине полный бак. Но можно купить кофе в магазинчике, подождать, пока Юна походит по рядам и наберет себе чипсы. Это поможет убить минут тридцать. Плюс еще сорок минут дорога и ужин уже будет закончен.


***


Юна дочь Мин Дэ Вона, президента страны. Уже пошёл третий год, как Дэ Вон находится у власти. Супруга Вона – Мириам Бан. Ранее она занимала должность заместителя министра здравоохранения страны, но ушла с должности после рождения второго ребенка.


Вон прошел сложный путь от помощника судьи конституционного суда страны, до министра юстиции. Будучи министром он завоевал огромное уважение масс своей честностью и неподкупностью. Вон отличался беспристрастностью и подлинным уважением к правам человека. Именно всеобщая любовь и большая поддержка со стороны окружающих подтолкнули его выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих тогда президентских выборах. Предшественник Вона был сильно коррумпированным и имел тесные связи с преступными группировками, как внутри страны, так и за её пределами. Он покинул пост в результате трехмесячных массовых протестов с призывами об отставке. На объявленных после отставки новых выборах, Вон победил с абсолютным большинством голосов. Правда, пожалел об идее податься в президенты Вон сразу же, как пришёл к власти. От предшественника осталось очень много проблем, таких как коррумпированные чиновники, беспрецедентный рост преступности и самое главное, почти пустая казна. Если с последним, делая ставки на развитие сельского хозяйства и информационных технологий, нынешний глава государства потихоньку справлялся, то с остальными проблемами было сложнее.


Приход к власти Вона впервые за последние двадцать лет в стране состоялся в результате выбора народа. До этого главу страны выбирали и избирали представители преступных группировок. Именно поэтому, сразу после избрания, в адрес Вона поступали угрозы и призывы отречься от власти, или быть пешкой в руках глав преступных группировок. Но вот уже третий год Вону удавалось сохранить власть и при этом не плясать ни под чью дудку. Правда, в глубине души он надеялся, что оставшиеся два года пятилетнего срока также быстро пролетят, и можно будет сбросить с себя это непосильное бремя.


Врагами номер один, как нынешнего президента, так и вообще всей страны, по мнению самого Вона, являлись Деймон Делроу, по прозвищу Монстр, и его приспешник – Винсент Ройс. И это тоже была часть наследства Вона, доставшаяся ему от предыдущего лидера страны.


Страной на протяжении нескольких лет де-факто руководили три группировки, две из них в последний год правления предыдущего президента объединились и ликвидировали третью. Таким образом, после объединения группировок Деймона и Винсента, официально родился наркокартель The Red Bullet. Такое название картелю дала пресса, так как на месте преступления представители картеля всегда оставляли окрашенную в красный – чаще в кровь жертвы – пулю. Винсент был ответственен за надзор над производством наркотиков, контролировал боевиков и вёл переговоры местного уровня.

Деймон, как глава картеля, назначал местных территориальных лидеров, заключал альянсы и занимался организацией высокопрофильных убийств. Кличку Монстр Деймон получил за свои методы карания. При совершении ошибки одним человеком местного отдела отвечал весь отдел. Более того, если вина человека была настолько велика, что его приговорили к смерти, то уничтожался не только он, но и его семья – поэтому все всегда заранее знали на что шли, если предавали картель.


Основные силы картеля находились за пределами столицы. У Деймона было девять руководителей в различных городах страны. Каждый из них был ответственен за свою территорию, также они занимались непосредственным производством кокаина, транспортировкой товара, охраной картеля и руководили карательными группировками.


Каждый назначенный глава отдела выполнял строго предписанные сверху функции. Всё это делалось в целях безопасности. Главы местных отделов никак не были связаны друг с другом. Выйти на кого-то из вышестоящих мог только руководитель. Если даже в один из отделов внедрялся агент правительства или был организован погром, то все что они узнавали касалось только деятельности этого конкретного отдела, а не всего картеля.


Формально ни на Деймона, ни на его приспешников у государства ничего не было. Он скупил по всей стране земли, чтобы отмывать свои доходы от торговли наркотиками. Также вкладывал деньги в различные проекты в IT-сфере и таким образом, с виду Деймон был просто одним из самых влиятельных и крупных бизнесменов города.


За последние два года Вон ужесточил борьбу против наркокартеля The Red Bullet и даже смог посадить нескольких его представителей за решетку. Тем не менее, больше половины из осуждённых скоропостижно скончались еще до суда.


На инаугурацию Вона был прислан подарок и от Деймона – тоже. Это были карманные часы из белого золота. Крышка часов была усыпана бриллиантами, рубинами, изумрудами, сапфирами и полудрагоценными камнями. Также на крышке была высечена фраза, взбесившая обычно умеющего сохранять хладнокровие Вона – «Ничто не вечно». Вон поразился тогда наглости и хамству своего врага, и подарок сразу же был возвращен дарителю. После этого случая, больше пути законного и не законного лидеров города не пересекались. До сегодняшнего дня.


Сегодня на письменном столе Вона лежит проект документа, уже одобренного парламентом, подписав который президент изменит жизнь страны и её населения. По данному документу, если раньше за преступления, связанные с наркоторговлей, виновный получал максимум двадцать лет, то теперь наказание за производство, хранение и сбыт наркотиков, а также сильнодействующих веществ, будет пожизненное заключение. Президент мог наложить слабое вето и вернуть закон в парламент на повторное рассмотрение, или наложить сильное вето и окончательно заблокировать его. Вон, ещё будучи министром юстиции, посвятил этому закону почти десять лет своей жизни, и сейчас, когда уже почти все рубежи пройдены, он сидел в своем кабинете и в сотый раз перечитывал документ. Через неделю в присутствии прессы и всего правительства Вон должен поставить на нем свою подпись.


Вот только утром президент получил конверт, в котором кроме красной пули ничего не было.

Глава 2

– Не доставай отца! – Джина пытается перехватить Юну на пути к кабинету Вона. – Ему и без тебя забот хватает! Иди хоть душ прими! От тебя несёт перегаром, и, вообще, могла бы приличнее одеваться, в конце концов! – Джина хватает сестру за локоть и тащит к кухне, но та вырывается и всё-таки вбегает в кабинет отца.


За огромным столом посередине кабинета сидят Вон, его доверенное лицо и советник – господин Майлс. Юна, бросив общее «привет», подбегает к отцу и взбирается на стол прямо на важные документы, которые мужчины изучали до этого.


– Пап, я много времени не отниму. Отпусти меня с друзьями на остров, – очаровательно улыбается девушка отцу.


– Во-первых, слезь с моего стола, а, во-вторых, дай мне закончить дела, – Вон пытается вести себя строго, но в следующую минуту не может сдержать улыбки, глядя на милую рожицу младшей дочери. – Обещаю, мы обсудим твое невероятно важное дело, как только я закончу с господином Майлсом. А теперь топай в душ, – уже хмуро добавляет отец и, схватив девушку за талию, стаскивает её со стола. Юна, поняв, что от отца сейчас точно ничего не добьётся, понуро покидает кабинет.


– Это, конечно, не моё дело, господин президент, но вам следовало бы быть построже с ней. Она всё-таки дочь главного человека страны. С неё берут пример и другие девушки, – вкрадчиво произносит Майлс.


– Вы правы, это не ваше дело, – Вон надевает очки и снова возвращается к бумагам.


***


– Я же предупреждала, – язвит Джина уже на кухне, поедая фруктовый салат. Юна достает колу из холодильника и тоже садится за стол.


– Ну и как прошёл ужин? Судя по тому, сколько усилий ты вложила в макияж и внешний вид, у них есть сын? – Юна открывает банку и жадно отпивает.


– Уверена, что твоя вечеринка прошла куда интереснее, – Джина откладывает вилку и откидывается на спинку стула. – Даже не представляешь, как я жду того дня, когда ты уже найдёшь себе кого-то и свалишь из этого дома. От тебя одни проблемы. Но самое обидное, – Джина смотрит прямо в глаза Юне. – Это то, что мне тоже приходится отвечать за твое поведение. Куда бы я не пошла, и в какую компанию бы я не попала, я вечно слышу сплетни о тебе, и мне это надоело. Раньше я пыталась тебя защищать, ограждала, а сейчас я понимаю, что ты просто избалованный ребёнок, пользующийся своим положением. Я спать. Ты испортила мне аппетит, – Джина шумно отодвигает стул и кладет тарелку в мойку.


– Я бы прямо сейчас отсюда ушла. И муж мне для этого не нужен. Вот только отец мне отдельно жить не разрешает. Так что прости, сестрёнка, тебе придется ещё долго меня терпеть, – Юна забирает банку с колой с собой и выходит в сад.


У Юны есть мини-тайничок в саду под её любимым вишневым деревом. Она достаёт из припрятанной коробки пачку сигарет и зажигалку и, сев под деревом, закуривает. На самом деле, Юне жаль. Она сожалеет, что расстраивает Джину, а самое главное отца. Но она по-другому не умеет. Юна не считает себя виноватой в том, что родилась в такой семье, и что её отец президент страны. Она бы давно плюнула на все и сбежала. Но опять же, делать настолько больно своим родителям девушка не смеет. Она мечтает, что когда-нибудь у неё будет отдельная квартира, которую она обставит, как хочет. Это будет её убежище. Правда, в глубине души Юна всё ещё надеется, что будет жить на этой квартирке не одна, а с Джейсоном. Она горько усмехается своим мыслям и снова затягивается. Юна думает, что она, возможно, и вправду бельмо на глазах своей семьи. Хотя нет, скорее она бракованный материал. Видно, её родители много грешили в прошлой жизни, что в наказание им послан такой ребёнок, как она. Юна всё ещё ищет себя и иногда всерьёз задумывается начать жить «нормально». Ни Джина, ни родители не знают, что иногда она пытается копировать поведение старшей сестры и пробует вести себя нормально, но хватает её максимум на пару часов. Потом Юна, словно пытается отмыться от этой попробованной «нормальности», долго ненавидит себя.


Юна слышит, как нарастает шум на кухне и понимает, что отец освободился. Она тушит сигарету и, нехотя идёт ко входу в дом. «Девушкам нельзя курить» – любимая фраза Мириам. Если верить ей, то девушкам вообще ничего нельзя, кроме того, чтобы хорошо выглядеть и быть достойной парой своему мужчине. Юна брезгливо морщится от последней фразы и, легонько толкнув дверь, входит. Отец сидит за столом и пьет чай, пока мама носится по кухне и рассказывает ему про очередные проделки своего любимого домашнего питомца – ши-тцу Тесса. Юна садится рядом с папой и кладёт голову ему на плечо.


– Не кури в пределах дома, – шепотом говорит ей Вон и заговорщицки указывает взглядом на Мириам. Юна улыбается и сильнее прижимается к отцу. – Насчёт острова, когда планируете и на сколько дней?


– Завтра. На два дня, – Юна вся подтягивается в ожидании ответа. Отец редко разрешает ей покидать пределы столицы. Вон не торопится отвечать, отпивает чай и задумывается.


– Ну, папа, пожалуйста. Там будет Джейсон! – не выдерживает девушка.


– С этого бы и начинала, – улыбается Вон. – Я разрешу тебе уехать. Так даже будет лучше, эти дни будут сложными для меня лично. Но у меня есть одно условие, – радость на лице Юны сразу же меняется на разочарование. – Линк поедет с тобой.


– Но, отец! – пытается возмутиться она.


– Или с Линком, или ты никуда не поедешь, – Вон не дает дочери договорить. Юна, недовольно бормоча, выходит из кухни.


Мириам подходит к мужу и обнимает его спины.


– Ты её балуешь. Я бы не разрешил, так как прекрасно знаю, что Джейсону твоя дочь неинтересна, и, вообще, все эти дни они там будут пить и устраивать беспредел, – женщина садится рядом с мужем и подливает ему чаю.


– Поверь мне, поведение Юны – это сейчас самое последнее, что меня заботит, – Вон откидывается на спинку стула и устало вздыхает.


– Ты думаешь о том послании? Ты же говорил, что ничего серьезного, и вы справитесь. – спрашивает Мириам. Она впервые видит Вона настолько подавленным. Это состояние мужа словно заражает и её.


– Я знаю, что они против. Вот уже сколько лет этот проект не удавалось довести до конца. Но я должен это сделать. Этот город и эта страна заслужили того, чтобы были очищены от этого яда, – Вон обхватывает руками свою шею и замолкает на несколько секунд. – Ни одного слова. В послании не было ни одного слова. Я не знаю, что они собираются делать, и это меня пугает. Я боюсь не за себя, я боюсь за тебя и детей. Поэтому пусть Юна уедет, а за тобой и Джиной присмотреть легче. Я уже усилил охрану дома и приставил к Джине еще двоих. Нам надо вместе пережить это время.


***

– Я не пойду! Я уже позвала Лили, у нас планы! – кричит Юна со второго этажа особняка. Родители девушки стоят внизу, пытаются уговорить её поехать с ними на благотворительный приём и ждут собирающеюся Джину.


– Я разрешил тебе поехать отдохнуть, я пошел на уступки, так и ты пойди. Ты моя дочь, но на всех мероприятиях светится только Джина. Думаешь, твоей сестре очень хочется проводить вечер с нами? Неужели ты считаешь, что она не захотела бы поехать погулять с подругами? Будь добра, переоденься и спускайся. Мы и так опаздываем, – говорит Вон, терпеливо ожидая, пока Мириам поправляет ему галстук.


– Отец, пожалуйста, сжалься надо мной, – ноет Юна, свесившись с перил.


– Достаточно, папа. Я с ней на людях показываться не хочу, – зло заявляет появившаяся на лестнице Джина и начинает спускаться вниз. – Пошли. Пусть торчит тут со своей подружкой.


Бросив еще один взгляд на свою младшую дочь, Вон идёт к выходу. Остальные следуют за ним.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное