Лия Аштон.

Как долго молчало сердце



скачать книгу бесплатно

A Girl Less Ordinary

© 2012 by Leah Ashton


«Как долго молчало сердце»

© «Центрполиграф», 2017


© Перевод и издание на русском языке,

«Центрполиграф», 2017

Пролог

Фримантл, Западная Австралия
Тринадцать лет назад

Стоя под окном спальни Джейка Доннера и глядя на алюминиевые планки жалюзи, ритмично бьющиеся о стекло на легком ветерке, Элинор Картрайт ни секунды не сомневалась в правильности своего решения.

Но это не означало, что она не волновалась. Волновалась, и еще как! По ее мнению, признание в любви требовало хотя бы немного смелости.

«Тебе следует сказать ему, милая. Любовь нельзя скрывать».

Пару месяцев назад Элинор не обратила внимания на слова матери. Неужели тогда она даже посмеялась?

«Я не люблю его, мама, не говори ерунду. Мы просто друзья».

Мама подняла брови, словно знала все на свете лучше всех, и покачала головой. Чем заставила Элинор почувствовать себя так, словно ей десять лет, а не шестнадцать.

«Какая разница, мама? Он уезжает. Все бессмысленно».

И наверное, все было бессмысленно – до сих пор.

Теперь это не имело значения.

Многое перестало иметь значение ровно двадцать девять дней назад.

Элинор сделала глубокий вдох. Она сможет это сделать.

Позволить Джейку оставить Фримантл – и ее, – так и не узнав о ее чувствах? Этот вариант она больше не рассматривала.

Более сильный порыв предрассветного ветра заставил Элинор задрожать, а потом проник в открытое окно, и планки жалюзи забренчали громче.

Из спальни Джейка не доносилось ни звука. Впрочем, удивляться не стоило, поскольку не было и трех утра. Джейк спал как сурок.

Элинор подошла ближе, ступая по некошеной траве, покрытой росой. Кровать Джейка стояла под окном. Она поднялась на цыпочки и открыла окно шире. Окно, да и сам дом, были древними, и, как обычно, рама издала протестующий скрип.

– Джейк… – позвала она, надеясь, что он проснется.

Не тут-то было.

Элинор решила ухватиться за подоконник и подпрыгнуть. Она залезет в комнату и разбудит Джейка.

Но, как известно, не всегда все идет по плану.

Не рассчитав силу прыжка, девушка практически ввалилась в окно и упала на кровать. Планки жалюзи исполнили сумасшедший танец. К их дребезжанию присоединился невольный вскрик Элинор, а затем более громкий голос Джейка. Она полетела на пол, однако до этого успела почувствовать его тело всем своим телом – грудью, животом, бедрами. Очки слетели, но даже без них в слабом свете луны Элинор увидела недоумение на лице Джейка.

– Что за черт?! Элинор?

Она кивнула, временно лишившись дара речи по двум причинам: от удара о пол, покрытый изношенным ковром, и от осознания того, что на Джейке только боксерские трусы.

Он вскочил. Спустя секунду зажегся верхний свет. Элинор заморгала, пытаясь дышать и соображать.

– Элинор, почему ты здесь? – придя в себя чуть раньше, спросил Джейк.

Он подошел к ней, протянул руку и помог встать. Его взгляд был озадаченным. – И почему ты по-прежнему в форме?

Она посмотрела на себя и, словно впервые, увидела помятую белую блузку и клетчатую юбку до колен. Элинор едва замечала, во что она одета. Этот день, неделя, прошлый месяц – для нее все слилось в одно размытое пятно.

– Я не могла уснуть.

– Поэтому ты решила залезть ко мне в окно?

Элинор молча уставилась на него.

Джейк вздохнул, рассеянно почесывая живот. Его живот значительно изменился с прошлого лета, когда они часто ездили на пляж. Он стал более плоским и твердым – Элинор обратила внимание на слегка выступающие тазовые кости чуть выше резинки трусов Джейка.

Заметив, куда она смотрит, он подцепил резинку пальцем и подтянул трусы. Однако смущен при этом не был.

Это вообще не было ему свойственно.

В отличие от Джейка Элинор обычно чувствовала себя ходячим комком нервов.

Темные волосы Джейка были взлохмачены, но выглядел он восхитительно.

Элинор знала, что она не в лучшей форме. Она вытерла слезы, которые катились по щекам весь вечер. Кроме того, мама всегда говорила, что внешний вид человека не важен. Главное, что стоит принимать в расчет, – это содержимое.

– Я хотела поговорить с тобой, – негромко произнесла она.

Взгляд Джейка метнулся в сторону.

– О твоей маме?

– Нет, – ответила Элинор.

Неужели у него появилось выражение облегчения на лице?

В течение почти месяца – с тех пор как ее мама забыла посмотреть по сторонам, прежде чем ступить на мостовую, – Элинор редко видела Джейка.

И это был ее выбор, верно? В первые дни она покинула дом только однажды – ради похорон. Сон стал для нее единственным лекарством от неописуемой боли потери.

А затем, наконец вернувшись в школу, Элинор оказалась в одиночестве. Джейк уже сдал последние экзамены и потому, впервые за четыре года, она ходила в школу без него.

Ей не была нужна ничья компания. Даже Джейка.

Зато сейчас он был ей нужен.

Однако же он переступал с ноги на ногу – совсем как олимпийский бегун, готовящийся сорваться с места в карьер.

Нет. Это не так! Джейк всегда ее поддерживал.

Элинор необходимо было присесть, поэтому она устроилась на краешке его кровати. Среди вороха простыней она отыскала свои очки и надела их. Ее руки подрагивали.

Джейк настороженно наблюдал за ней.

Все было совсем не так, как она ожидала.

– Я хотела поговорить с тобой до того, как ты уедешь.

– Я улечу не раньше понедельника, Элинор. Впереди целых два дня. Ты могла бы постучаться в дверь, когда я… ты понимаешь… не сплю.

Элинор прищурилась:

– Я не думала, что ты будешь против.

Но, судя по всему, так оно и было.

Всего три недели назад Джейк держал ее за руку на кладбище, его карманы были набиты бумажными носовыми платками, приготовленными для Элинор, а сейчас он даже не смотрит на нее.

Джейк скрестил руки на груди. Не похоже на человека, готового выслушать признание в любви.

Но это ее не остановит. Она слишком далеко зашла. То, что Джейк ведет себя странно, не имеет значения.

Она далеко не дура. Она видела, какие взгляды он бросал на нее время от времени. Она это не придумала.

Может, нужно было разработать другой план атаки?

Глаза Джейка расширились, когда Элинор подошла ближе, но он не шелохнулся.

Она остановилась в нескольких дюймах от него.

Элинор размышляла, не стоит ли прикоснуться к нему. Глядя на девушек, пользующихся популярностью в школе, она предполагала, что это легко – рассеянно положить руку на плечо своего кавалера во время обеда или прижаться к нему на автобусной остановке.

Но Элинор Картрайт не входила в число этих девушек. И не знала, что делать.

Досада заставила ее еле слышно пробормотать:

– Я люблю тебя.

Джейк отшатнулся.

Не та реакция, на которую она рассчитывала. В животе у нее все сжалось.

– Нет, не любишь, – сказал он.

– Да, – возразила Элинор, в этот раз отчетливо. – Люблю.

Он покачал головой:

– Ты просто растеряна из-за…

– Из-за мамы? Нет. Я знала это и раньше. Она хотела, чтобы я тебе сказала.

Джейк отошел, повернулся к ней спиной и уперся руками в стол, на котором лежали клавиатуры, жесткие диски и еще куча вещей, которые Элинор затруднялась назвать.

Краем сознания она понимала, что должна бы плакать, но вместо этого почему-то была спокойна.

Ей нужно уйти, прямиком через изгородь, что разделяет их дома, назад, в свою комнату. Завтра утром она вернется сюда, сделает вид, что ничего не было, и все вернется на круги своя.

Но Джейк скоро уезжает! Все уже никогда и никуда не вернется.

– Я думаю, – с бешено бьющимся сердцем сказала Элинор, – что ты тоже можешь меня любить.

Услышав это, Джейк повернулся и вдруг оказался рядом, нависая над ней.

– Тебе пора идти, Элинор. Твой отец будет волноваться.

Нет, не будет. Отец не заметит, даже если она разденется догола и побежит на улицу.

Джейк был так близко.

Элинор нравились его широкие плечи и мускулистая грудь.

Некоторые симпатичные девушки это тоже замечали, но Джейку было неинтересно. И она была рада – по-настоящему рада, – когда он отвергал их заигрывания. Джейк посвящал все свое время компьютерам, поэтому его прозвали чудиком.

Но Элинор не считала чудиком парня, который в данный момент стоял перед ней в одних трусах.

Джейк был ее лучшим другом. Он смешил ее и помогал с математикой, которую Элинор ненавидела, а она, в свою очередь, помогала ему с английским, который ненавидел он. Они были командой.

Она любила Джейка. И ей необходимо было выяснить, любит ли он ее.

– Элинор, пожалуйста, тебе пора…

Джейк не успел закончить – она поцеловала его.

Ну, ладно, попыталась поцеловать. Элинор поднялась на цыпочки, закрыла глаза и подалась вперед, но ее губы лишь мазнули его по щеке.

Люди, которые вас любят, не говорят: «Тебе пора».

И не уклоняются от поцелуев.

Элинор сковало унижение. Губы ее застыли в нескольких миллиметрах от его лица.

– Нет, я не могу это сделать. Я…

О чем он говорит? Элинор едва расслышала Джейка, так как в ее голове кто-то кричал: «Дура! Дура! Дура!»

Как она могла поверить в то, что он ее любит?

Она не красавица. И не так чертовски умна, как он.

Она не умеет элегантно одеваться, как девочки, пользующиеся популярностью. Она не умеет флиртовать, не способна поцеловать парня.

Ей лучше уйти. Ей вообще не стоило приходить сюда.

Не говоря ни слова, Элинор обошла Джейка, взобралась на его кровать и уже почти вылезла в окно, когда до нее дошло, что он молчит.

Вообще-то она надеялась, что он попросит ее остаться.

Элинор обернулась. Одна ее нога болталась снаружи, юбка задралась, но ей было все равно. Разве Джейк это заметит?

Он смотрел на нее. Его взгляд был полон. Полон чего?

Сожаления?

Нет. Она обманывает себя. Она знает, что это такое.

Жалость. Несомненно.

И у нее не было желания оставаться здесь.

Элинор спрыгнула на землю и, хотя ей отчаянно хотелось побежать, медленно пошла к своему дому. Не оборачиваясь.

Позже, когда ей так и не удалось заплакать, она все-таки нашла позитивный момент в этом кошмаре.

Ее мать была убеждена, что абсолютно во всем можно найти что-нибудь хорошее. После ее гибели Элинор начала в этом сомневаться. В истории с Джейком положительный момент тем не менее присутствовал.

Она больше никогда его не увидит.

Глава 1

Сидней, Новый Южный Уэльс
Наши дни

Это была засада.

Джейк Доннер знал это. И члены совета директоров, которые наблюдали за ним с одинаково непроницаемыми лицами, тоже это знали.

Давно это планировалось? Несколько часов? Дней? Недель?

– Нет!

Он счел, что этого более чем достаточно.

– Джейк, выбора нет. – Это сказала сереброволосая Синтия Джордж, в прошлом исполнительный директор одного из крупнейших банков Австралии. Ныне она занималась тем, что входила в советы директоров по всему Сиднею.

Пока она сверлила его взглядом, который можно было охарактеризовать как стальной, Джейк вспоминал, как он стремился заполучить ее в свой совет.

Вряд ли его состояние можно было назвать тревожным. Чертовски страшно – куда точнее.

Однако он пожал плечами:

– Ищите.

Джейк заставил себя откинуться на высокую спинку мягкого кожаного кресла, пытаясь принять безразличный вид. Но его мышцы были напряжены, и он боролся с инстинктивным желанием вскочить и начать мерить шагами зал заседаний компании «Армада софтвэр».

То, что происходило сейчас, было не похоже на его обычные встречи с советом директоров. Раньше все сводилось к тому, что обсуждались темы, которые интересовали Джейка. И он поздравлял себя с тем, что в свое время принял правильное решение и постепенно отошел от чрезвычайно скучного мира бизнеса, основанного им же самим. Сейчас Джейк владел двадцатью восемью процентами акций фирмы, с его подачи был назначен исполнительный директор, также в этот момент внимательно глядевший на него, и, собственно, весь совет директоров, представлявший элиту сиднейского делового мира. Почти все они вложились в «Армаду». Это давало ему возможность уделять минимальное внимание ежедневной рутине. Пусть болят головы у экспертов в этой области, а он будет заниматься тем, что у него получается очень хорошо, – программированием.

Всего лишь минуту назад такой подход Джейк считал идеальным.

Финансовый директор подтолкнул к нему папку с документами.

– Есть вариант, Джейк. Мы сокращаем количество сотрудников на двадцать процентов.

Если учесть, что в одном лишь этом небоскребе трудятся более двух тысяч человек, это чертовски много.

– Сокращение штатов – крайняя мера.

– Согласен, – кивнул финансовый директор и указал на жидкокристаллический монитор, на котором были представлены последние данные. – А потому воспользуйся предложением совета.

Джейк не стал смотреть на цифры и разноцветные графики. Он был хорошо знаком со всем этим. Он мало говорил на совещаниях, однако тщательно изучал документы.

Продажи упали. Расходы возросли. Может, Австралия и легче переживала глобальный экономический кризис, чем остальной мир, но «Армаде» не удалось избежать потерь.

С фактами спорить невозможно.

Но соглашаться на их предложение?!

– Я уверен, что выпуск первых смартфонов «Армады» значительно увеличит доход, – сказал Джейк.

Правда, вчера вечером он был в этом не так уверен, когда ознакомился с финансовым отчетом, ставшим для него сюрпризом. Джейк ожидал, что совет, как всегда, найдет блестящее решение временной, как ему казалось, проблемы. Однако их сомнения поставили его в тупик. А предложение было неприемлемым.

Джейк Доннер в качестве нового лица «Армады»? Ни за что!

– Нет необходимости так радикально все менять, – настаивал он.

Синтия улыбнулась, но ее улыбка была безрадостной.

– Выступления на нескольких телевизионных и радиоканалах, ключевая роль на пресс-конференциях и несколько интервью вряд ли можно назвать радикальными изменениями, Джейк. «Армаде» требуется лицо, а ты и есть ее лицо.

Он покачал головой:

– Вот уже десять лет качество нашей продукции говорит само за себя. Я сомневаюсь, что какой-то компьютерный чудик способен что-нибудь изменить.

Синтия фыркнула:

– Компьютерный чудик? Лучше уж – пользующийся громкой известностью мультимиллионер-отшельник. В журнале «Хедлайн» ты удостоился второй строки в списке самых интригующих людей и возглавил в «Липстик» список самых завидных женихов. Немного публичности ради рекламы нового смартфона тебе не повредит.

Джейк снова откинулся на спинку кресла и вытянул длинные ноги в джинсах. Не хочет он, чтобы о нем писали в этих дурацких глянцевых журналах! Не хочет досаждать местной полиции просьбами выдворить из поместья нарушившего границы частной собственности фотографа или журналиста. Все это чепуха, полная чепуха. И нет в его жизни ничего, о чем стоит писать. Никакой истории.

Неужели это так необычно – презирать бетонные джунгли Сиднея? Предпочитать жизнь за городом, а не постоянное ношение делового костюма, присутствие на бесконечных встречах и терпеливое выслушивание всякой болтовни на пределе своих возможностей?

Похоже, что да.

Кому какое дело, что он предпочитает работать на удобном диване в своей гостиной? Что он терпеть не может светские мероприятия и никого не впускает в свою личную жизнь? И что безапелляционное требование «никаких интервью» значительно облегчило его существование?

Что ж, если судить по проницательным взглядам членов совета, устремленным на него, дело до этого было многим. Чертовски многим.

Джейк отбросил притворство и вскочил на ноги.

– В условиях перенасыщенности рынка даже высококлассный товар может потерпеть провал, – сказала вице-президент по маркетингу и коммуникациям, элегантная худая брюнетка. – К сожалению, исходя из наших предварительных исследований, ясно, что смартфон «Армады» породит небольшой интерес у потребителей. Наши американские и японские конкуренты владеют рынком, и покупатели предпочитают известный бренд, несмотря на превосходные характеристики нашего смартфона.

Джейк помедлил.

– И что, вы думаете, я могу предпринять по этому поводу? Как интерес ко мне средств массовой информации скажется на продажах?

Вице-президент улыбнулась:

– Результаты наших опросов весьма убедительны. Объявления, в которых упоминается ваше имя, и реклама с вашей фотографией вызвали большой отклик со стороны потребителей. Речь идет об увеличении продаж в четыре раза.

Джейк потер лоб и сжал зубы.

– Рекомендация совета директоров заключается в том, чтобы начать рекламную кампанию с Джейком Доннером во главе, – снова подала голос Синтия.

– Если вы откажетесь, мы будем вынуждены заняться реструктуризацей «Армады», – добавил финансовый директор.

Под словом «реструктуризация», разумеется, понимались массовые сокращения.

Снова заговорила вице-президент:

– Мы планируем короткую кампанию, Джейк. Один месяц неудобства ради десятков миллионов прибыли.

Да, это определенно засада.

Один месяц неудобства.

Выдержит ли он? Один месяц кривляться, как требуют ребята из отдела маркетинга? Один месяц позировать перед камерами ради того, чтобы вытащить «Армаду» из финансовой пропасти?

Один месяц ради тысяч сохраненных рабочих мест и миллионов долларов?

Это похоже на жертвоприношение. Конечно, он больше не является единоличным владельцем «Армады», но в глубине души все еще считает компанию своей. Это его ответственность. Его сотрудники.

У него нет выбора.

Джейк неохотно пробормотал что-то, и Синтия совершенно правильно истолковала это как согласие.

Но прыгать до потолка от счастья он не собирался.


Элла Картрайт, комфортно устроившись на низком кожаном диванчике, терпеливо ждала за двойными дверьми окончания совета директоров. Ее черные каблуки не постукивали нервно по полу. Она не ломала пальцы. И она, конечно, не мучила личную помощницу исполнительного директора, которая проводила ее на двадцать шестой этаж, и не задала ей тысячи вопросов относительно Джейка Доннера.

Все это стало возможным благодаря тому, что она научилась контролировать себя.

Что же касается трепыханий в животе… С этим дело обстояло сложнее.

Но она может с этим жить.

И знать об этом никому не обязательно.

Наконец двери распахнулись, и прекрасно одетые директора медленно вышли из зала заседаний. Элла вскочила и тут же увидела красный блейзер, выделявшийся на фоне черных, серых и голубых тонов.

Элла позволила себе погордиться, узнав блейзер, который она лично выбрала для обновленного гардероба Синтии Джордж. С изысканной прической и безупречным макияжем, в потрясающей одежде, Синтия являлась ходячей рекламой «Пикчер перфект» – имиджевой консультационной фирмы Эллы, существовавшей пять лет.

Но если внешний вид Синтии потребовал усовершенствования, ее навыки бизнес-леди в этом не нуждались. Элла поняла это, когда попыталась ответить отказом на ее неожиданную просьбу.

Заняться имиджем Джейка Доннера?

Ни за что!

Но как отказать столь важной клиентке без веского основания?

Оказалось, что это невозможно. Хуже того, Синтия ясно дала понять, что расценивает это как личное одолжение. А если вы приобрели половину клиентов благодаря рекомендациям Синтии, о возражениях не может быть и речи.

Кроме того, если быть объективной, Джейк Доннер поможет ей закрепить успех. «Пикчер перфект» процветает, но с именем Джейка в списке клиентов фирму ожидают заоблачные высоты.

Тот факт, что с Джейком связан печальный опыт, дела не меняет.

И вот она здесь и надеется успешно скрыть нервозность, хотя увидит Джейка Доннера впервые за тринадцать лет.

– Элла! – воскликнула Синтия, как обычно, глядя на нее в упор. – Входи. Я попросила Джейка задержаться на несколько минут.

Остальные члены совета директоров погрузились в лифт и отбыли. Женщины остались в холле вдвоем.

– Как прошла встреча? – поинтересовалась Элла.

Синтия лишь подняла брови.

Джейк пользуется славой затворника. Теперь он предстанет перед средствами массовой информации не только Австралии, но и всего мира. Да уж, вряд ли стоит надеяться, что он пребывает в хорошем настроении.

А когда он увидит ее, станет еще хуже. Элла не сомневалась: Джейк хочет, чтобы его прошлое осталось в прошлом, и она тоже.

Сделав глубокий вдох, молодая женщина распрямила плечи и мысленно вернула себя в настоящее. Синтия открыла тяжелые двери.

Ей это по плечу. Она – Элла Картрайт.

Уверенная. Холеная. Успешная.

Джейк Доннер – просто очередной клиент.

Еще один глубокий вдох.

Возможно, он ее даже не вспомнит.

«Просто очередной клиент».

Элла без конца повторяла эту фразу, входя в зал и едва замечая огромный стол и дождь за окном. Ее внимание было приковано к темным, несколько длинноватым волосам – это все, что виднелось над спинкой кресла.

Джейк не повернулся, когда они приблизились.

– Отлично сыграно, Синтия, – произнес он негромко, но отнюдь не спокойно.

Элла моргнула. Этот голос был ей знаком и в то же время звучал совершенно по-другому. Джейку было семнадцать, когда она видела его в последний раз, его голос уже тогда отличался глубиной и зрелостью. Но сейчас он каким-то образом обогатился.

По непонятной причине Элла вздрогнула.

– Не сыграно, Джейк, – возразила Синтия. – Это означало бы, что я победила, а ты проиграл. Но победа нужна «Армаде».

Джейк рассмеялся, но не удосужился повернуться к ним лицом.

– Нет никакой гарантии, что это сработает, Синтия. Мне кажется, все переоценивают мою привлекательность.

Элла проглотила смешок. Странно, что Джейк в себе сомневается. Несмотря на все ее усилия, забыть его оказалось невозможно. Она перебралась в Сидней почти десять лет назад, и встретились они только сейчас, но постоянных упоминаний о нем было не избежать.

Его имя неизменно мелькало как в серьезных деловых изданиях, так и в дешевых журналах. Его именовали Провидцем Интернета, Интернет-евангелистом, даже Биллом Гейтсом своего поколения…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3