Лев Триб.

Триста лет спустя. Искушение иллюзией (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Л. Триб, 2018

© «Литео», 2018

Триста лет спустя

Рассказ о посещении некоторых стран света, открытых капитаном Гулливером

Уважаемый Лев, если я правильно понимаю, вы предполагаете опубликовать наш рассказ в электронной версии через интернет. Я говорю наш, считая Вас по праву своим соавтором. Искренне признателен Вам за тот нелегкий труд записи в удобочитаемый, а главное, в понимаемые для читателя, ченелинговых посланий с другой стороны жизни, или как бы сказал один из нынешних моих духовных наставников – Крайон – с другой стороны завесы. Поверьте, у вас нет ни малейших оснований опасаться какого-либо выражения недовольства с моей стороны, подобно тому, как оно было высказано капитаном Гулливером своему издателю Ричарду Симпсону, за вынужденную коррекцию текста посланий. Уверен, что Вы сделали все с присущим Вам здравым смыслом и профессиональной добросовестностью. Хотел бы узнать Ваше мнение: как Вы смотрите на то, чтобы предварить нашу публикацию вступительной статьей или просто отзывом? Возможно, тем самым мы поможем читателю хоть как-то сориентироваться в целесообразности для него дальнейшего чтения. Отзыв не должен быть положительным, желательно, чтобы он был написан духовно развитым человеком, настроенным на волны дружелюбия и доверия. Это не означает, что нам нужна похвала, мы сами превосходно видим, что для нее нет оснований. Напротив, критика, лишенная злопыхательства и огульного отрицания того, что мы сочли полезным поведать читателю как результат моих наблюдений в ходе повторного посещения триста лет спустя стран света, открытых моим другом Лемюэлем Гулливером – будет иметь для нас наибольшую ценность. Предпочтительно, чтобы отзыв был дан от лица с гуманитарно-эзотерическим складом ума, учитывая некоторую трансцендентность отчета и имея в виду, что это не литературные очерки. Мы не преследуем иных целей, кроме той, чтобы напомнить любознательным читателям о странах света открытых капитаном Гулливером без малого триста лет тому назад. Желательно, чтобы отзыв был написан читателем хорошо знакомым с отчетом самого Лемюэля Гулливера, изложенным его контактером Джонатаном Свифтом в полной редакции, прочитать который мы просим и читателей. Вот те соображения, которые я прошу Вас обдумать и поступить так, как сочтёте нужным.

Мистификация или трансцендентная вероятность не очевидного

Отзыв написан мною по просьбе Льва Триба, с которым мы едва знакомы. Говорю это к тому, чтобы предотвратить возможные инсинуации в какой-либо ангажированности заказа, даже несмотря на то, что была предложена скромная оплата. От оплаты я отказался, не желая ставить себя в зависимое положение от заказчика. К тому же мне лестно оказаться первым читателем рассказа о странах, открытых с детства любимым мной сначала в кино, и лишь потом литературным героем Гулливером. На вопрос, вынесенный в заголовок отзыва, я дал три ответа: после первого прочтения – весь, так называемый рассказ, – не что иное, как довольно слабое продолжение мистификаций Джонатана Свифта, изданных в Англии около трехсот лет тому назад от лица Лемюэля Гулливера, рассказавшего о своих невероятных путешествиях в некоторые открытые им страны света.

К такому мнению склоняет то, что ни имя, ни фамилия автора, совершившего спустя почти триста лет повторное посещение этих стран, малопонятным способом, остается не известным читателю. Рассказ об этом посещении, которое никак нельзя назвать путешествием, ведется от лица автора иногда называющим себя соавтором своего друга и контактера Льва Триба, которого, очевидно, и следует считать подлинным автором позднейших или новейших мистификаций. Преодолев искушение отослать отрицательный отзыв, я убедил себя в необходимости повторного прочтения оригинала и к собственному удивлению обнаружил интерес к прочитанному и желание мысленно встать на сторону автора или соавторов и убедить себя в том, что моя первая оценка поверхностна и, что ответ в форме вопроса – «а почему бы и нет?», может вполне означать, если не полное согласие со всем прочитанным, то в целом вызывающим доверие к соавторам. Еще раз, пробежав рукопись глазами, я постарался увидеть и осмыслить почти все эпизоды рассказа с точки зрения автора, т. е. с высоты потустороннего мира или, по выражению авторов – с другой стороны завесы. Могу сказать, что взгляд с той стороны убедил меня. Я нашел вполне логически правдоподобными объяснения многих эпизодов, первоначальное прочтение которых, казались явной нелепостью из-за невозможности их проявлений в реальной жизни. Вопреки мнениям официально признанных авторитетов от науки, я так же, как и автор нахожу весьма интересными для нашей современности некоторые работы ученых академии прожектеров в Лагадо, особенно в области прикладной математики и общественно-политической деятельности. Читатель, если он осилит рассказ хотя бы в первом чтении, без труда заметит, что я имею в виду, и также, как и я, найдет достаточно убедительных доводов, чтобы сказать себе: – А почему бы и нет!!! А на вопросы, которые, безусловно, будут, я бы на месте авторов ответил словами Шекспира, гениального соотечественника главного персонажа капитана Гулливера: «Есть многое на свете друг Гораций, что и не снилось нашим мудрецам». Пожалуй, этого моего мнения достаточно для отзыва, если к тому же учесть, что я не ученый, не литератор, лишь первый читатель, которого попросили высказать свое не просвещенное мнение и только. Посему, не вдаваясь в анализ научной достоверности фактов, ограничусь тем, что выскажу несколько критических замечаний, скорее предложений соавторам, которые, если их сочтут полезными, можно было бы учесть при переизданиях рассказа. Мне кажется, что рассказ о повторном посещении автором стран света некогда открытых Гулливером, выглядел бы достовернее, если бы были приведены более подробные и четкие указания географического местоположения каждой из стран. В отличие от Гулливера, который пусть не очень четко, но все же указал на картографических рисунках примерное нахождение Лилипутии, Бробдингнега, Лапуты, Бальнибарби и страны Гуигнгнмии, в отчете автора «по следам путешествий триста лет спустя…», нет ни одной, хотя бы контурной зарисовки стран, которые посетил автор. Совершенно не понятно, каким образом Бробдингнег оказался в Северной Америке? Более или менее ясно нахождение Гуигнгнмии, ныне Ехубурга. Географическое положение этой страны, по всей видимости, немало способствовало широкому распространению мало приятных обитателей этой страны – человекоподобных Еху, по уверению Гулливера наших ближайших родственников, по всей территории земли. Позволю себе высказать предположение, что все страны, открытые капитаном Гулливером, находились в параллельных мирах, существование которых признает даже официальная современная наука и чему есть подтверждения, к примеру широко известный Филадельфийский эксперимент. Но ни Гулливер, ни его литературный соавтор Свифт в то время, разумеется, об этих мирах не знали и свое появление в них, также, как и наш астральный соавтор, сочли прибытием во вновь открытые страны земли. Это предположение не доказуемо, а потому и спорное. К тому же, вряд ли Англия, в чьи владения переданы страны, открытые Гулливером, подданным английской короны, будет заинтересована в проверке этой гипотезы. Окажись так, что версия найдет неопровержимые доказательства, английская королева вместе с Англией рискует потерять пять стран, в том числе и целый континент Бальнибарби.


Еще несколько замечаний: я бы предложил авторам убрать из текста аббревиатуры «потребительских универсальных корзин» и «корзин абсолютного качества». Написание корзин в сокращенном виде мало эстетично и вызывают ассоциативное воспроизведение, в общем-то, вполне естественных физиологических актов. В рассказе о выборной системе, предложенной школой политических прожектеров академии в Лагадо, на мой взгляд, достойной для применения и в наше время, автор приводит аббревиатуру основного элемента избирательной – системы – коэффициента духовного уровня развития кандидатов К-ДУР. Мне кажется, такое написание искажает истинное значение и смысл коэффициента; читатель может понимать этот коэффициент как числовой показатель «дури» у кандидатов, который, хотя косвенно и связан с показателем духовного уровня кандидата, все же не равнозначен ему и требует другого математического выражения. С учетом этого, предлагаю: вместо К-ДУР[1]1
  Отдавая должное проницательности автора рецензии, должен указать г-ну Стафееву, что, по всей вероятности, какое-либо обстоятельство помешало ему дочитать описание значения формулы для определения коэффициента Кдр до конца, где он прочел бы, что авторы идеи, из тех же соображений на которые указал уважаемый оппонент, заменили коэф. К-ДУР на Кдр./прим. ред./


[Закрыть]
за основу принять коэффициент Кдр, как упрощенного показателя духовного развития.

В заключение, хотел бы предложить соавторам приступить к практическому воплощению их интересной идеи – созданию издательства по выпуску компакт дисков с видеовиброзаписями земных воплощений прошлых жизней выдающихся личностей, на основе разработок института им. Теслы, находящемся на планете N. Как я понимаю, будь эта идея претворена на земле, она неизбежно приведет к всемирной компьютеризации ченеллингого общения не только с миром планеты N, но и с другими мирами.

П. Стафеев.
От редактора

Представляя на суд читателя необычный во всех отношениях труд неизвестного автора, я подвергаю риску, по крайней мере, трех человек: в первую очередь тебя, уважаемый читатель, предлагая сомнительное знакомство с книгой, жанр которой не поддается определению. Сам автор определяет свою работу, как рассказ о посещении стран света, открытых триста лет назад капитаном Гулливером», но ведь до сего времени в нашем представлении Лемюэль Гулливер является всего лишь вымышленным героем известных путешествий, рожденных блестящей фантазией Джонатана Свифта. В то же время, неизвестный, в полном смысле слова, автор, весьма убедительно уверяет читателя, как в физической реальности Гулливера, так и в действительном существовании тех отдаленных стран света, честь открытия которых принадлежит именно капитану Гулливеру и, отнюдь не является вымыслом Дж. Свифта, роль которого, пусть и значительная, свелась лишь к литературной обработке, а по сути, к редактированию рукописи отчета Лемюэля Гулливера. Не имея никаких документальных подтверждений истинности уверений неизвестного автора, о чем он сам предуведомляет читателя, дав на его взгляд необходимые, но явно не достаточные для нас пояснения, второй, кто подвергается риску, дав согласие на публикацию сего рассказа – это редактор. Я рискую оказаться объектом возможно справедливой критики, за публикацию ничем не подтвержденных фактов, которые могут оказаться сплошной мистификацией. И наконец, третий, – сам неизвестный автор, рискующий меньше всех, если он действительно внеземная сущность, в чем он нас уверяет, либо, если отсутствие имени автора, очередная мистификация, то рано, или поздно, тайное станет явным, и в этом случае, участи автора не позавидуешь. Судя по всему, все трое, готовы рискнуть и принять ту меру ответственности, которая ляжет на каждого из них.

Я выполняю пожелание автора, и от имени редакции публично заверяю контактера – партнера автора по ченнелингу Льва Триба в том, что он не несет никакой ответственности за достоверность записанных им материалов отчета, равно, как и за его публикацию.

Редактор эл. версии Васильев. Д.
К читателю

Прежде чем вы перевернете эту страницу, настоятельно прошу: прочтите или перечитайте заново «Путешествие в некоторые отдаленные страны света Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей» в полном издании. После прочтения полного отчета капитана Гулливера, можно надеяться, что читатель поймет, какие цели преследовал автор, совершая повторное посещение стран света открытых Лемюэлем Гулливером, триста лет спустя.

Вместо предисловия

Любой вымысел, любая фантазия нашего земного бытия, может получить реальное воплощение в потустороннем мире. В этом наибольшая ценность и прелесть посмертной жизни.


Я задаю себе вопрос: почему по следам путешествий Гулливера, почему не по следам путешествий Колумба, или Миклухо Маклая, или по следам путешествий Нильса с дикими гусями. Очевидно, ответ в том, что маршруты и страны или острова, открытые этими знаменитыми путешественниками, включая и Нильса, со времени их открытия, настолько хорошо изучены, что добавить к известным описаниям, что-то представляющее интерес для широкой читательской публики практически невозможно. В то же время насколько известно мне, нет никаких упоминаний за последние триста лет, о повторных путешествиях в такие страны как Лилипутия, Бробдингнег, Лапута, Бальнибарби, Лаггнег, Глабдобдриб, впервые открытых и достоверно описанных английским капитаном Лемюэлем Гулливером в период с 1699 по 1726 год. Возможно причины столь явного пренебрежения и фактического забвения, как самого Гулливера, так и некоторых отдаленных стран света, открытых им, следует искать в изначальной ошибке Гулливера, который будучи по профессии сначала судовым хирургом, а затем капитаном нескольких кораблей, предоставил право редактирования отчета о путешествиях своему родственнику издателю Ричарду Симпсону, а литературную обработку рукописи, тогда еще начинающему, но талантливому литератору Джонатану Свифту. К сожалению, ни Свифт, ни Симпсон, не сумели по достоинству оценить подлинную научную ценность открытий Гулливера и по существу использовали его рукописи-отчеты, как источник для создания литературного шедевра, упустив при этом многие, на их взгляд, несущественные подробности, в частности, точные географические координаты, практически всех стран, открытых Гулливером, за исключение Японии, координаты которой в издании Симпсона приведены с абсолютной точностью. Как бы то ни было, и во времена первых публикаций, и во времена всех последующих изданий, вплоть до наших дней, «Путешествия Лемюэля Гулливера» находили весьма занимательными, не лишенными даже некоторого философского смысла, вымышленными историями, которые не безынтересны для домашнего чтения детям, внукам, а возможно и правнукам. Но, прежде чем дать ответ на вопрос: что же изначально пробудило во мне интерес к странам открытым Гулливером, я обязан выразить запоздалую, и тем не менее, глубокую благодарность моей первой жене за ее бесценный, (как выяснилось лишь после ее перехода в иной мир) для меня подарок в первый год нашей совместной жизни академического издания 1936 года «Путешествий в некоторые отдаленные страны света Лемюэля Гулливера сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей». В течение всей моей земной жизни я неоднократно возвращался к путешествиям и каждый раз чтение возбуждало любопытство и неослабевающий интерес, которые мне, наконец, удалось полностью удовлетворить в моем новом не земном духовном мире куда мне посчастливилось не так давно перейти и где я надеюсь встретить душу моей первой супруги ушедшей в этот мир еще раньше и передать ей мою личную душевную признательность и искреннюю просьбу о прощении моего тогдашнего земного воплощения встреча с которым, увы, принесла ей лишь одни огорчения. Надеюсь, что читатель простит мне это не большое сугубо личное отступление, но этот, возможно интимный, факт моей прошлой инкарнации в конечном итоге стал той отправной точкой, или, говоря языком капитана Гулливера, той «гаванью» из которой спустя триста лет я осуществил повторное посещение стран света впервые открытых капитаном Гулливером. Здесь уместно будет сказать о, как мне представлялось, мистическом, вернее провидческом, и всегда одинаковом сне, который, непостижимым для меня образом, я видел каждый раз, как только перечитывал Путешествия. Мне снилась в раскопе, на холме, древняя Троя. На то, что все находящееся в раскопе относилось к Трое, красноречиво свидетельствовал лежащий неподалеку поистине громадный скелет лошади, по всей видимости, того самого знаменитого троянского коня. К тому же, в продолжение всего этого сновидения в подсознании крутилась одна и та же фраза: «Бойся данайцев дары приносящих». Впервые, появление этого сна я объяснил влиянием только что прочитанной книги об истории открытия Генрихом Шлиманом легендарной Трои, но затем, когда этот же сон повторялся неоднократно во всех малейших деталях и в тех же «интерьерах», заинтригованный уже не столь повторяющемся сюжетом сна, сколь мистическим фактом его повторяемости, я вспомнил то, что мое первое знакомство с археологическими раскопками Трои совпало по времени с первым чтением Путешествий Гулливера и, пожалуй тогда же, обнаружил причинную связь повторяемости сна со временем продолжения знакомства с Лилипутией, Бробдингнегом, Лапутой и другими странами света открытых капитаном Гулливером. Но только много позднее, в том новом духовном мире, в котором я пребываю сейчас, мне открылся истинный смысл сновидения, через которое, нечто высшее, пробуждало мою интуицию и, на примере успешной реализации гениальной интуиции Шлимана, подготовляло меня, мою духовную сущность, к возрождению из толщи забвения, сцементированного людским неверием, – стран света открытых триста лет тому назад Лемюэлем Гулливером. Теперь, когда с божьей помощью, мы с капитаном сделали это, я имею полное основание подтвердить древнее мудрое изречение, говорящее о том, что ничто в мироздании не исчезает и не проходит бесследно, – даже наши земные сны. Доказательство некоего интуитивного прозрения реальности стран света открытых Гулливером, так же как и реальности самого капитана, я обнаружил много лет спустя в ином мире, который на Земле называют иногда загробным, и который я буду называть – потусторонним. Проще говоря – это тот самый мир, в который мы все переходим, окончив Земные воплощения. В дальнейшем, я найду возможность дать более подробное описание устройства этого мира и существования в нем. Пока что, расскажу о тех событиях, которые послужили в конечном итоге причиной написания, отчета в форме рассказа или, если угодно, рассказа, в виде небольших путевых очерков которые, надеюсь, читатель дочитает до конца.

Некоторые необходимые пояснения к моей личности

Автор – духовная личность, находящаяся в тонком теле, «по ту сторону завесы», где обитают все души в ожидании очередного Земного воплощения. Жизнь в потустороннем мире, в другом измерении, на мой взгляд, более насыщенная и привлекательная, чем Земная (впрочем, степень привлекательности зависит от того как прожита земная жизнь)Одно бесспорно: возможности для реализации потребностей души в нашем мире поистине фантастичны и неизмеримы и благодаря некоторым из них стало возможным найти доказательства моего «интуитивного прозрения», совершить повторное посещение стран света открытых Гулливером, и наше с вами общение, дорогой читатель. Реализацией одной из этих возможностей стало посещение (в порядке адаптации к существованию в совершенно новом для меня миру и тонкому телу) видеотеки Акаши, основная примечательность, которой в том, что она содержит в своих хранилищах поистине бесценные записи земных воплощений практически всех замечательных людей мира. Просматривая картотеку хроник Акаши, я случайно наткнулся на запись: «Лемюэль Гулливер, последнее воплощение – Англия, мореплаватель, первый открыл и оставил описание стран Лилипутии, Бробдингнега, Лапуты и некоторых других стран планеты Земля, в Путешествиях, опубликованных в 1727 году». Судя по всему, истинное «Я» – душа Гулливера со времени последней, известной всем жизни – не реинкарнировалась и находится в нашем мире. Более того, в карточке был указан виброкод, по которому можно было с ним связаться. Видеозапись ДНК Гулливера, по сути, была своего рода экранизацией известных всем путешествий, правда без некоторых несущественных (с точки зрения самого Гулливера) эпизодов, например, таких как тушение пожара в королевском дворце Лилипутии, издевательств королевского шута-карлика в стране великанов, обольщения Гулливера самкой еху в Гуингмии и некоторых других бытовых эпизодов. Итак, мое предположение о реальности стран, открытых Гулливером, впервые появившееся у меня в пору юности моего земного воплощения, нашло неожиданное подтверждение. Я решил использовать исключительную возможность встречи с самим Гулливером. Он оказался как две капли воды похожим на свое графическое изображение в великолепных иллюстрациях Гранвиля. Еще больше дополняло сходство – высокая широкополая шляпа. В первый момент мне показалось, что это та самая любимая шляпа Гулливера, которая сопровождала его во всех путешествиях, но разумеется, и внешний вид шляпы и внешний вид самого капитана были всего лишь фантомом – образом, сложившимся в моем воображении еще во время чтения Путешествий в годы моей земной юности.


Заверив Гулливера в своем добром к нему расположении, и назвав причину своего интереса к нему, я попросил его ответить – известно ли ему что-нибудь о других, последующих путешествиях в страны, открытые им? Я благодарен капитану Гулливеру за обстоятельные ответы и исчерпывающие пояснения некоторых эпизодов из его отчета, которые с согласия капитана, впервые публикуются для широкой читательской аудитории.

– «За тот остаток земной жизни, что я прожил со времени возвращения из последнего путешествия до перехода в наш мир, о повторных посещениях этих стран мне ничего не известно, хотя признаться, я не очень-то интересовался этим. Впрочем, на то была своя причина – мое душевное состояние после путешествия в страну гуингнмов, приведшее меня к душевной болезни»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное